WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |

я ни старался, ничего кроме крылышек и рощине добился.

Мэри повторно прошла курс в следующемсеместре и снова погружалась в

транс и спала на каждой лекции. Она прошлакурс в третий раз. И я подумал:

“Коль скоро мне не удалось от нее ничегодобиться, попробую создать обстоя7

тельства, в которых Мэри сможет нас научитьвесьма многому”.

Я ей сказал: “Я хочу, чтобы ты погрузилась вглубокий7глубокий транс”. Но

сначала объяснил, что человек живетинтеллектуально, эмоционально и двига7

тельно. Я велел ей войти в глубокий транс,очень глубокий, и обнаружить ка7

кое7нибудь переживание. “Такое переживание,которое тебе будет даже

страшно постичь”. Я предупредил ее, что этобудет очень сильное пережива7

ние, но она сможет выделить его из прошлогоопыта. “Ты не знаешь, что это

такое, не осознаешь умом, просто ощути эточувством, одним лишь чувством”.

Мэри проснулась, она сидела очень напряженно,вцепившись в подлокотники

кресла. Ее лицо покрылось потом. Пот лил снее ручьями, капая с носа и под7

бородка. Она побелела. “Что случилось, Мэри”— спросил я. “Мне такстраш7

но!” — воскликнула она. Она только повелаглазами, но больше ни одна часть

ее тела не шевельнулась, исключая органыречи, конечно. “Я ужасно боюсь,

страшно боюсь!” Лицо у нее было бледное.Когда я спросил, может ли она

взять меня за руку, она ответила: “Да”. Когдая спросил, возьмет ли она меня

за руку, она ответила: “Нет”. “Почему”— спросил я. “Мне такстрашно!”

Я пригласил остальных студентов осмотретьМэри и поговорить с ней. Некото7

рым стало плохо при виде ужаса, который онаиспытывала. А Мэри была в

ужасе. Вся аудитория видела, как пот лил поее белому как мел лицу, на кото7

ром двигались только глазные яблоки. Отвечая,она едва шевелила губами.

Руки судорожно вцепились в ручки кресла.Дыхание было очень осторожным

и очень замедленным.

Когда все в аудитории убедились, что Мэривышла из транса эмоционально по7

трясенная, я сказал ей: “Вернись в состояниетранса, в очень глубокий транс и

проясни интеллектуальную сторону эмоции”.Пробудившись, Мэри вытерла

лицо и сказала: “Как хорошо, что все этослучилось тридцать лет назад”. Мы

все, конечно, заинтересовались, что жепроизошло тридцать лет назад.

57 Понедельник

Мэри рассказала: “Мы жили в предгорье и рядомна склоне горы было ущелье,

расселина. Мама всегда меня предостерегала:“Не подходи к уцелью”. Как7то

утром я отправилась гулять и совсем забыла омаминых словах. Я не заметила,

как дошла до ущелья, и увидела, что черезнего перекинута железная труба

диаметром сантиметров сорок. Все маминыпредостережения вылетели у меня

из головы, и я подумала, вот было бы здоровопереползти по трубе на другую

сторону на четвереньках, не отрывая от трубыглаз.

Мне показалось, что я уже почти у цели. Тогдая подняла глаза, чтобы посмот7

реть, далеко ли я от противоположной стороны.И тогда я увидела, какое это

глубокое ущелье. Страшно глубокое. А янаходилась на середине. И я застыла

от ужаса. С полчаса я не могла пошевельнутьсяи только думала, как же мне

спастись. И, наконец, нашла выход. Оченьосторожно, не отрывая глаз от тру7

бы, я поползла назад, пока не почувствовала,что мои ноги коснулись твердой

земли. Тогда я повернулась и бросиласьбежать. Я спряталась в бамбуковой

роще и долго не вылезала оттуда”.

“А дальше что было, Мэри”— спросил я ее. “Это все. Большеничего”, —отве7

тила она. “Еще что7то было”, — сказал я. Мэри ответила: “Я немогу вспом7

нить.” “Продолжение послушаем на следующемзанятии”.

Придя на следующее занятие, Мэри залиласькраской. “Мне прямо стыдно вам

об этом рассказывать, — сказала она.— Когда после часу ночи я вернуласьк

себе в Флэгстафф, я пошла к маме, на другойконец городка, разбудила ее и

рассказала, как я ползла по той трубе черезущелье, и что, верно, она меня от7

шлепает. Мама ответила: “Не шлепать же тебяза то, что ты проделала трид7

цать лет тому назад!”

Мэри добавила: “Я попыталась уснуть, но уменя всю ночь болел зад и до сих

пор болит. Видно, мне очень хотелось, чтобыменя выпороли, а мама этого не

сделала. Лучше бы она меня отлупила, а то задболит”.

“Еще что7нибудь расскажешь, Мэри”— спросил я. “Нет уж,хватит с меня

больной задницы”. “На следующем занятиирасскажешь нам продолжение”,—

сказал я. “Довольно. Больше ничего не будет”,— отрезала она.“Хорошо”, —

заметил я.

Придя на следующее занятие, Мэри заявила:“Зад у меня больше не болит, вот

и все продолжение, что я хотела рассказать”.“Нет, Мэри, ты можешь расска7

зать другую часть”, — возразил я. Мэри ответила: “Я непомню никакой дру7

гой части”.

Я сказал: “Я задам тебе вопрос, и тогда тысможешь рассказать нам другую

часть”. “Какой еще вопрос”— спросила Мэри. “Очень просто,— ответил я.—

58 Понедельник

Как ты объяснила маме, что опоздала к обеду”“А, этот! — ответилаМэри.—

Да, я опоздала к обеду и рассказала маме, чтоменя захватила шайка разбойни7

ков и они заперли меня в огромной пещере столстенной дубовой дверью и

что я много часов подряд колотила руками вдверь. Я7то знала, что руки у

меня не разбиты в кровь, вот и пришлосьпрятать их под столом. Я надеялась,

что мама поверит в мой рассказ. Отчаяннонадеялась. Маму, казалось, лишь

слегка позабавила моя история о заперших меняв пещере разбойниках”.

Я спросил: “А еще что” “Нет, теперь все”,— ответила Мэри.“Хорошо, продол7

жение расскажешь на следующемзанятии”,— сказал я.Мэри возразила: “Да

нет больше никакого продолжения”. “Есть”,— ответиля.

Придя на следующее занятие, Мэри заявила:“Сколько я ни думала, у этой исто7

рии нет продолжения.” “Хорошо, — сказал я.— Я снова задам тебевопрос.

Скажи7ка, Мэри, ты вернулась домой спарадного крыльца или черным ходом”

Мэри покраснела и ответила: “Я чувствовала,что очень провинилась, и про7

бралась в дом с заднего крыльца”. Тут онавыпрямилась и добавила: “Ой, я еще

кое7что вспомнила! Вскоре после моей выходкив ущелье у мамы был сердеч7

ный приступ и ее забрали в больницу, а там еекровать отгородили бамбуко7

вой ширмой. Я сидела у маминой кровати ипонимала, что ей стало плохо с

сердцем из7за меня и в том, что мама чуть неумерла, виновата я. Какой вино7

ватой я себя чувствовала! Ужасное,невероятное чувство вины. Может, именно

поэтому я начала работать над своейдокторской диссертацией, словно отчаян7

но пытаясь отыскать это глубоко запрятанноевоспоминание”.

Я спросил: “А что было дальше, Мэри”“Ничего”, — ответилаона.

Явившись на следующее занятие, Мэри сказала:“Доктор Эриксон, есть еще

одна часть этой истории. Когда я вернуласьпосле занятий во Флэгстафф, я ис7

пытывала такую безмерную вину за маминсердечный приступ, что просто

должна была рассказать ей о моем раскаянии ио том, что я все позабыла — и

об ущелье, и о трубе, и о том, как онавыписалась из больницы. Было уже на7

чало второго ночи, я отправилась к ней,разбудила ее и все ей рассказала.

“Знаешь, Мэри, когда ты была маленькая, ячасто тебя фотографировала. Давай

поднимемся на чердак, там хранится большаякартонная коробка с твоими фо7

тографиями. Я все собираюсь составить из нихальбом”.

Так они и сделали. А вот фотография маленькойМэри в платье с рукавчиками7

крылышками, стоящей возле той самойбамбуковой рощи. (Эриксон показыва,

ет фотографию Кэрол, та, рассмотрев,передает ее студентке слева.)

Если пациент усилием подавил какие7товоспоминания, это не значит, что он

обо всем забыл. Иногда лучше откопать этиподавленные воспоминания, эти

59 Понедельник

жуткие воспоминания, дать выход чувствам, умуи моторике. Одними эмоция7

ми историю не расскажешь. Если пробуждентолько разум — этословно про7

читать чей7то рассказ в книжке. Ну, акакие7то телесные движения, вызванные

воспоминанием, вообще ничего неговорят.

Вот так Мэри подарила мне эту фотографию. Иприбавила: “Я стала занимать7

ся психологией, чтобы попытаться выяснить,что меня гнетет в моих воспоми7

наниях. Меня не интересует психология какпредмет. Я замужем и счастлива.

У меня прекрасный муж, чудесный дом и славныедетишки. И не нужна мне

никакая степень”. Так в течение тридцати лет— а Мэри было уже 37— ею

управляло вот это глубоко загнанное внутрьпереживание.

Занимаясь психотерапией, не пытайтесьраскопать все сразу. Начинайте с

того, что ближе к поверхности.

Однажды жена одного зубного врача попросилаввести ее в транс и вернуть в

раннее детство. Я попросил: “Подскажите мнегод или событие”. “Пожалуй,

вернемся к дню, когда мне исполнилось тригода”, — предложилаона.

Я перенес ее в это время, и она заявила, чтоей три годика. В этот день ей

устроили праздник, и я попросил описать, чтопроисходило и что она сама де7

лала в этот день. Она рассказала опраздничном торте, о своих маленьких

друзьях, о том, что на ней было платье саппликациями и что она каталась во

дворе на своей лошадке.

Когда женщина пробудилась и прослушала пленкус рассказом о дне рожде7

ния, она засмеялась и сказала: “Что7то здесьне так. Ни один трехлетний ребе7

нок не знает слово “аппликация”, я7то ужточно не знала такого слова в три

года. А уж о катанье на лошади не может бытьи речи — дворик у насбыл

крохотный, там и лошадь даже не уместиласьбы. Чистый вымысел”.

Примерно месяц спустя она навестила свою матьи та сказала: “Конечно, ты

знала слово “аппликация” в три года. Я самашила тебе платья и все украшала

аппликациями. Пойдем на чердак, и я покажутебе фотографии, которые мы

делали на каждом твоем дне рождения, таммного и других снимков”.

Они отыскали фотографии, сделанные когда ейбыло три года. На ней было

платьице с аппликациями, и она каталась налошадке во дворе. Жена дантиста

заказала копии этих фотографий и подарила ихмне. (Эриксон показывает их

группе.) Вот платьес аппликациями, а вот лошадка.

Как люди взрослые, мы с ней поняли слово“лошадка” как “лошадь”. А у нее

просто был трехколесный велосипед, похожий налошадку. (Эриксон смеется.)

60 Понедельник

И вопреки ее взрослым представлениям,трехлетний ребенок знает слово “апп7

ликация”. Платье с “аппликацией” томудоказательство.

Когда пациент говорит с вами на своем языке,не переводите сказанное на

свой язык. Ее трехлетний ум вспомнил“лошадку”, а мы, взрослые, перевели

это как “лошадь”.

Еще раз предупреждаю: слушая пациента своимиушами и переводя его мысли

на свой лад, никогда не считайте, что вы егопоняли до конца. Язык пациента

своеобразен. Для трехлетки “лошадка”— это “лошадка”, а дляшестидесяти7

летнего человека “лошадка” — это “лошадь”.

Будьте добры, который час

Стью: Два часа пятьминут. (Стью — психоаналитик изАризоны.)

Эриксон: Я вамсейчас расскажу об одном клиническом случае. Пожалуй, даже

о двух. Из первого вы поймете, что лечащийврач не играет абсолютно ника7

кой роли. Однажды ко мне на прием пришелмолодой адвокат из Висконсина.

Это было около полудня в среду. Он рассказало себе: “У меня в Висконсине

практика, но нам с женой не подходит климат втех местах. Нам хотелось бы

переехать в Аризону и завести там детей. Ярешил сдать экзамены на право

открыть свою практику в Аризоне. Я пробовалпять раз и пять раз проваливал7

ся. Завтра, рано утром, я еду в Таксон, чтобыснова попытаться сдать экзамен”.

Стало быть, он появился у меня в среду, вполдень, и намеревался на следую7

щее утро отправиться в Таксон, где он ужепять раз проваливался на экзаме7

нах по праву. “Вы сказали, что хотите с женойпереехать в Аризону и обзавес7

тись там детьми” “Совершенно верно”,— ответил он. “Я незнаю законода7

тельства штата Аризона, — заметил я, — я лишь психиатр и вюриспруденции

не разбираюсь, но я знаю, как проходят такиеэкзамены. Желающие получить

лицензию юристы собираются в определенномпомещении в Таксоне и отвеча7

ют на вопросы в письменном виде.Экзаменационные вопросы размножены на

мимеографе. На столах будут стопкивопросников и тетради в синих облож7

ках. Каждый претендент получает вопросник итетрадь, находит себе удобное

местечко, садится и пишет целый день с девятиутра до пяти вечера. В пятницу

он точно так же начинает в девять утра изаканчивает в пять вечера. В суббо7

ту он получает новый список вопросов и пишетдо пяти вечера. Вот и весь эк7

замен. Каждый день новый список вопросов иписьменные ответы”.

Я ввел его в состояние глубокого транса исказал: “Завтра утром вам нужно

ехать на экзамены в Таксон. И вы говорите,что вам с женой хочется переехать

в Аризону, что вам нравится там и не нравитсяв Висконсине. Так вот, вы вста7

61 Понедельник

нете рано утром и поедете на машине в Таксон,а по дороге (а это 150 миль с

большим гаком) полюбуйтесь на открывающиесяперед вами виды по обе сто7

роны от шоссе. И вы будете наслаждатьсяприродой Аризоны до самого Таксо7

на. (Новое шоссе сократило дорогу до 125миль.) В раннем утреннем свете

пейзажи вам особенно понравятся.

В Таксоне вы, не задумываясь, найдете стоянкуи поставите свою машину,

оглядитесь вокруг и увидите здание. “Что этоза здание” — подумаетевы и

все же войдете. Там будет много народа,старые и молодые, мужчины и жен7

щины. Но вы не обратите на них внимания. Выувидите стопку листков с воп7

росами, возьмете один экземпляр и тетрадь.Найдите себе удобное место для

работы.

Вы прочитаете все вопросы и ничего непоймете. Потом вы еще раз прочитае7

те первый вопрос и кое7что начнетпроясняться. Небольшой ручеек сведений

закапает с вашего пера на синюю тетрадку.Прежде чем он успеет иссякнуть,

подоспеет второй ручеек, за ним третий, и такдалее. Когда все ручейки пере7

сохнут, вы прочитаете второй вопрос. Вам онпокажется достаточно понятным,

и ваше перо опять побежит по бумаге. Когда изнего уже нельзя будет выда7

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.