WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |

Эриксон кивает головой и с улыбкой смотритна Кристину.

Кристина: Я быларазочарована, вернее, расстроена, тем, что преподаватели

допускали подобную практику. С другойстороны, я ведь не психолог и, воз7

можно, заблуждаюсь. Даже не знаю, права ли яв своих выводах. Сначала я на7

блюдала, как ученики работают друг с другом.Я не торопилась, и моя очередь

пришла последней, но студентка, котораянаводила на меня транс, оказалась

такой неумелой и давала такие дурацкиеустановки, что я просто не могла их

выполнять. Но я все7таки стараласьсотрудничать с ней из вежливости и чтобы

не подорвать ее, хотя и скудные, но ужекое7какие знания. Может поэтому у

меня разболелась голова. Вероятно, с тех порголовная боль повторяется после

каждого наведения транса. Не знаю, права лия.

Эриксон: Больше нестоит об этом думать.

Мое детство прошло на ферме. В школе мыизучали сельское хозяйство, и я

там узнал о роли севооборота. Я решилподелиться своими знаниями с одним

старым фермером. Он изо всех сил старалсяпонять мои рассуждения о необ7

ходимости первый год засевать поле пшеницей,на следующий — овсом,за7

тем — люцерной и так далее. Потом яузнал, как он жаловался, что у него от

меня голова разболелась. (Смеется.) Это потому, что мои поучениятребовали

изменения всех его обычных представлений.Позже, когда я учился в коллед7

же, мне как7то пришлось торговать книгами водной этнической сельскохозяй7

ственной общине. И там я узнал одну вещь:севооборот — это непросто взял

да и поменял, как тебе заблагорассудится.Обычно глава семейства собирал

116 Среда

своих женатых сыновей и соседей и они вместеобсуждали порядок смены по7

севов. Каждый фермер работал в соответствии срешением всей общины. А

любая самодеятельность вызывала головнуюболь. (Улыбается.)

Что касается поведения, с самого детства нашиповеденческие навыки все

больше закрепляются и становятся оченьжесткими, только мы этого не осо7

знаем. Мы считаем себя свободными, однако этоне так. И это необходимо

признавать.

(Смотрит вниз.) Вернемся к моей этнической общине, не буду уточнять на7

циональность. Все ее члены занималисьфермерством. Я там продавал книги, а

ночевал у кого7нибудь из жителей общины, ихозяин всегда брал с меня плату

за ужин.

Так получилось, что в один дом я заявился вполдень и попросил разрешения

пообедать с хозяевами. Молодой мужчина убиралсено, а отец помогал ему.

Прежде чем мы приступили к еде, былапрочитана длинная глава из Библии и

произнесена пространная благодарственнаямолитва. После еды опять была

произнесена длинная молитва и прочитана ещеодна глава из Библии.

Вставая из7за стола, отец достал из карманабумажник и сказал: “Я съел две

средних картофелины с подливкой, два ломтяхлеба и два куска мяса”. Он пе7

речислил все, что съел, посчитал стоимость изаплатил сыну за еду. Я спросил

его: “Вы же целый день помогали сыну убиратьсено, зачем же вы платите ему

за обед” “Да, я помогал сыну, — ответил отец, — но кормить себя ядолжен

сам, вот я и плачу”.

Однажды я заметил, как молодой человекпроехал в своей машине в сторону

ближайшего города, не обратив внимания настарика, который брел в том же

направлении. Узнав молодого человека, ядогнал старика и спросил: “Как же

так До города несколько миль, ваш сын намашине, а вы пешком. Разве он не

мог вас подвезти” “Сын у меня хороший,— ответилстарик.— Выключатьи

включать мотор — на это пойдет лишний бензин, а этоне дело. Пустые траты

нам ни к чему”. (Улыбается.)

А в одной семье из этой общины мне привелосьзавтракать. Плотно позавтра7

кав, хозяин дома тут же поспешил на заднеекрыльцо. Я пошел за ним из лю7

бопытства. Со всего двора к крыльцу сбегалиськуры. Хозяина вырвало, и куры

мигом подчистили его завтрак. “В чем дело”— спросил я, а онрезонно, как и

другие фермеры, объяснил: “Когда женишься,наступает перемена всей жизни,

вот и приходится расставаться с завтракомтаким манером”.

Как7то я узнал, что в округе предстоитсвадьба. Венчание было назначено на

10.30 утра. Я так рассчитал время на дорогу,чтобы прибыть на ферму, где

117 Среда

была свадьба, к 11 часам. Я обнаружил невестув коровнике, который она чис7

тила, переодевшись в старые башмаки изастиранное платье, а ее муж работал

в поле. День был будничный, среда, полноработы, тут тебе не до нежностей.

(Улыбается.)

Однажды я работал в призывной комиссии,проводил психиатрическое обсле7

дование призывников из этой же общины. Мнепомогали несколько студентов7

медиков и один из моих практикантов попсихиатрии. Вдруг подходит ко мне

мой практикант в полной растерянности: “Неиначе как я свихнулся. Мне

только что пришлось забраковать двенадцатьмолодых фермеров. Здоровье у

них в порядке, но каждый жаловался настрашные боли в пояснице раз в неде7

лю. В этот день он не встает с постели, а похозяйству ему помогают шестеро

ближайших соседей, потому что сам хозяинприкован к постели поясничной

болью”. Я успокоил его: “Нет, ты несвихнулся, просто ты столкнулся с особой

этнической культурой”.

Как мы уже выяснили, женатого мужчину рветкаждое утро после еды. Каж7

дый проводит день в постели, а шестерососедей делают за него всю работу. Я

также узнал, что больной, в свою очередь, разв неделю помогает каждому из

своих шести соседей, поскольку у каждого естьсвой постоянный “пояснич7

ный” день.

Практикант смотрел на меня, ничего непонимая. Тогда я объяснил, что когда

женится мужчина из этой этнической группы, тоон и шесть его соседей соби7

раются для обстоятельного обсуждения. Разюноша женится, значит, после

сношения с женой у него будет болеть поясницаи придется весь следующий

день лежать в кровати, что женатым соседямуже известно по собственному

опыту. Поэтому они совместно решают, кому вкакой день недели спать со сво7

ей женой (Смеется), потому что на следующий деньон инвалид. (Эриксон

трясет головой и смеется.)

Для меня все это звучало просто забавно, затомой практикант, между прочим

очень влюбленный в свою жену, от всех этихразговоров прямо7таки загорел7

ся. (Эриксонсмеется.)

Община жила по обычаям. Что дедам былохорошо, то и внукам годится. В то

лето, наблюдая за жизнью этой этническойобщины, я увлекся антропологией.

Считаю, этот предмет полезно знать всемпсихотерапевтам, потому что у каж7

дой этнической группы существуют своиспецифические представления о

вещах.

Как7то администрация штата Пенсильванияпригласила меня в город Ири с це7

лью подготовки психиатров для своего штата. Яприехал в Ири в воскресенье,

118 Среда

и меня устроили в главной городской больнице.Я познакомился с сотрудника7

ми больницы, и все они мне понравились. Я былрад нашему будущему сотруд7

ничеству.

Мы все отправились обедать в столовую дляперсонала. Когда мы туда пришли,

один из сотрудников обратился к своемуколлеге: “Не пятница ли сегодня”

Крякнув, тот сказал: “Забирай” (Эриксон протягивает руку) — и отдал ему

свой бифштекс, а официантке заказал для себябанку горбуши.

Если вы спросите у ревностного католика влюбой день недели: “Не пятница

ли сегодня” — его религиозное чувство непозволит ему притронуться к

мясу. Вот это и продемонстрировал мне егоколлега.

Все люди строго ограничены своимииндивидуальными рамками. У каждой эт7

нической группы свои понятия дозволенного инедозволенного. Когда меня

пригласили прочитать курс лекций в Венесуэле,в Южной Америке, я отпра7

вился туда с интересом, предвкушая знакомствос национальными особеннос7

тями. С помощью переводчика я объяснилвстречавшим меня, что моя жена и я

прибыли из Северной Америки и не вполнезнакомы с тонкостями венесуэльс7

кой культуры, что, возможно, мы невольнонарушим местные обычаи и поэто7

му надеемся, что нас загодя извинят,поскольку североамериканцы не очень

сведущи в тонкостях этикета.

Первое, что я усвоил: не надо беседовать свенесуэльцем лицом к лицу, так

как, по его представлению, беседоватьподобным образом следует, упершись

своей грудью в грудь собеседника. Как заметилГроучо Маркс: “Стоит тебе

придвинуться еще чуть7чуть, и ты окажешьсяпозади меня”. (Смех.) Поэтому я

всегда старался держать свою трость вот так(Эриксон показывает, как он вы,

ставлял трость перед собой), поскольку после полиомиелита я так и не смог

научиться двигаться спиной назад. Я7то знал,что если азартный собеседник

нажмет на меня, я упаду. Вот я и удерживалего на расстоянии своей тростью.

Затем я объяснил пригласившему меня коллеге(через переводчика), что мы с

женой наделаем много ошибок, приноравливаяськ местным обычаям. Поэтому

я попросил, если это возможно, предоставитьнам с женой случай побывать на

какой7нибудь вечеринке в доме, где будут идругие гости вместе с женами и

детьми.

Позже выяснилось, что в гостях собираютсяобычно одни мужчины. Женщины

устраивают свои отдельные посиделки. А еслиустраивается праздник для де7

тей, то за ними приглядывает специальноприглашенная пожилая дама. Нас,

однако, пригласили в гости, где собралисьмужья, жены и дети, и все встретили

нас очень мило.

119 Среда

Но миссис Эриксон совершила грубуюоплошность. Она неплохо знала испанс7

кий язык и услышала, как старшие школьникиспорили о генетической цепоч7

ке — сколько хромосом в каждой клетке:45, 46 или 47 Она включилась в раз7

говор на испанском и назвала правильноечисло. Это число было неизвестно

большинству присутствовавших докторов, а поместным убеждениям, мужчи7

ны должны знать гораздо больше женщин. А туткакая7то североамериканка

сообщает их детям сведения, о которых их папыи мамы представления не

имеют. Это был ужасный промах со стороныБетти.

Незыблемость представлений. А ведь такиепредставления есть у каждого па7

циента. (Пауза.Вместе с Салли в комнату входит новая слушательница се,

минара. Обе опоздали на 20 минут.)Вы у нас новичок, не так ли Заполните

анкету, пожалуйста, для моего учета.(Сегодня на семинаре присутствуют

одиннадцать человек.)

Сегодня я расскажу вам одну историю болезни,которая подтверждает важ7

ность знания антропологии. (Эриксон просит Стью достать папку. Стью пе,

редает ее Эриксону.)

(Обращаясь к вновь прибывшей.) Как тебя зовут, незнакомка

Женщина: Сара.

Эриксон: СараЛи

Сара: Нет.(Смеется.)

Эриксон (Зигфриду): Ничего особенного, мой немецкий друг, я просто спро7

сил, может, ее фамилия “Ли”. Сара Ли. Незнаешь, почему я так спросил

Зигфрид: Нет.Наверное, какая7то игра слов. Я не понял.

Эриксон: Будьлюбезна, объясни ему. (Эриксон просит Кристинуобъяснить, в

чем дело.)

Мой сын назвал свою собаку Сара Ли, ужаснонесимпатичное животное. (Все

смеются. Обращаясь к Саре.) Вам, наверное, не раз приходилось сталкиваться

с подобной реакцией

Сара: Похоже на то.(Эриксон смеется.)

Эриксон: Ну, ладно.Несколько лет назад у меня раздался междугородный зво7

нок. Звонил один психолог из Вустера, штатМассачусетс. “У меня сейчас на

120 Среда

приеме юноша шестнадцати лет. Очень способныймальчик, отлично успевает

в школе, но заикается с тех пор, как сталговорить. Он из очень состоятельной

семьи, и вот уже 15 лет его отец приглашает кнему психоаналитиков, психи7

атров, логопедов, физиологов ипреподавателей, чтобы исправить его речь. А

он только еще хуже заикается. Не могли бы вывзяться за его лечение” — “У

меня для этого просто нет сил”.

Через год он мне опять позвонил: “Рику ужесемнадцать, он стал еще больше

заикаться, пожалуйста, займитесь им”. “Ячувствую, что в этом случае понадо7

бится много сил, а у меня их нет”,— ответиля.

Несколько дней спустя он мне снова позвонил:“Я переговорил с родителями,

и они готовы прислать Рика к вам, если высогласитесь уделить ему хотя бы

один час”. “Вы им четко объяснили, чточасовая консультация меня не обязы7

вает ровно ни к чему” — уточнил я. “Да, я объяснилродителям, что час —

это час, и они ни на что больше нерассчитывают”, —ответил он. “Если их не

пугают расходы на дорогу Рика из Массачусетсако мне и на оплату моей часо7

вой консультации, это их дело, а не мое. Яуделю мальчику ровно один час и

не более”.

Через несколько дней в мой кабинет вошли Рики его мать. Одного взгляда

было достаточно, чтобы определить ихнациональность. Рик открыл рот, но

вместо слов раздались какие7то невнятныезвуки, из которых я ничего не мог

понять. Я повернулся к матери, которая явнобыла родом из Ливана, и попро7

сил ее рассказать о своей семье.

Она и ее муж выросли в одной из ливанскихобщин. Я попросил ее рассказать

о культурных традициях этой общины, что онаохотно сделала.

Итак, став взрослыми, они эмигрировали вМассачусетс, решили там поженить7

ся, а затем принять американское подданство.В соответствии с обычаями

общины, мужчина там почитается выше Бога, аженщина низведена до такого

низкого положения, что ниже уж некуда. Детиобязаны жить с отцом и, пока

они в доме, отец остается для них абсолютнымповелителем. Дети женского

пола — это досадное невезение. Ихстараются сбыть с рук, выдав замуж, пото7

му что девушки и женщины годятся только длятяжелого труда и деторож7

дения.

Первый ребенок в браке должен быть мальчиком.Если рождается девочка, муж

трижды произносит: “Я с тобой развожусь”— и этого достаточнодля развода.

Если в приданое за невестой дали, скажем,миллион долларов, муж оставляет

все себе. Жене остается только ребенок да то,что на ней надето, ее выгоняют

121 Среда

на улицу — и живи как знаешь. А все потому,что первый ребенок должен

быть мальчиком.

Но поскольку они приняли американскоеподданство, муж не мог сказать

жене: “Я с тобой развожусь” — и ему пришлось смириться сужасным, невыно7

симым оскорблением: первым ребенком быладевочка. Но каково ему было,

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.