WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |

Эриксон: Она начнетподниматься небольшими рывками. (Пауза. Саллисмот,

рит прямо перед собой, затем переводитвзгляд на Эриксона. Отрицательно

качает головой.) Ты, возможно, почувствовала первый рывок. Вот онаподни7

мается. (Саллисмотрит на свою руку.) Видишь этот рывок

Салли: Когда выговорите, я действительно чувствую.

Эриксон: Что

Салли: Когда выговорите о толчке, я его чувствую.

Эриксон: А всехрывков ты не чувствуешь

Салли: Хм7м7м.

Эриксон (Взяв руку Салли за запястье, онмедленно и постепенно подталки,

вает ее вниз. Затем убирает свою руку.):Я опускал твою руку, а ты сопро7

тивлялась, верно

Салли: Да.

Эриксон: Зачем

Салли: Так, какбыло, тоже неплохо.(Смеется.)

Эриксон (Улыбается): Так, как было... неплохо.

(Смотрит в пол.) Отслужив в морской пехоте и отвоевав войну в южной час7

ти Тихого океана, молодой тридцатилетнийчеловек возвращается домой. По7

бывав во многих переделках, он не получил ницарапины.

Отец и мать были рады его возвращению. И обаони решили посвятить себя

своему мальчику. Мама стала диктовать, чтоему есть на завтрак и на обед.

Каждый день мама советовала, что надеть.Беспокоясь, что сын слишком много

99 Вторник

работает, папа стал заботиться о его отдыхе иподбирал в “Субботней вечер7

ней газете”, что Виллу следовалопочитать.

Вилл был очень послушный сын. Он ел и носилто, что ему велела мама. Он

читал то, что предлагал папа. Родители немогли нарадоваться. Но Виллу осто7

чертело жить по указке папы и мамы. А онибуквально не давали ему самосто7

ятельно вздохнуть. Единственным убежищем, гдеон чувствовал себя относи7

тельно свободно, была его работа в небольшоймастерской по ремонту и про7

даже подержанных автомобилей.

Вскоре выяснилось, что ему нельзя переходитьчерез улицу Ван Бурен, где на7

ходилась мастерская. Затем оказалось, что емуне следует ездить на работу по

Северной Центральной Авеню, потому что на нейнаходится ресторан “Золо7

тые Ножки” со множеством окон по фасаду.Чтобы уберечь сына от соблазнов,

ему велели объезжать это место за несколькокварталов. А потом он обнару7

жил, что не может ехать в лифте, не можетпользоваться эскалатором и испы7

тывает страх, переходя улицы.

Чувствуя, что дома у него не все ладно, онпришел ко мне на консультацию.

Когда я узнал, что Вилл боится ездить миморесторана “Золотые Ножки”, я ему

сказал: “Вилл, тебе придется пригласитьмиссис Эриксон и меня на обед, а рес7

торан я выберу сам”. Он ответил:”Надеюсь, этобудут не “Золотые Ножки” На

что я заметил: “Мы с миссис Эриксон будемтвоими гостями, Вилл, и тебе захо7

чется сделать нам приятное. Ты же не откажешьнам в выборе. Тебе будет при7

ятно пригласить гостей туда, куда они самипожелают”.

Кроме того, я добавил: “Похоже, ты боишьсяженщин. Даже продавая подер7

жанные автомобили, ты боишься оторвать глазаот пола и никогда не глядишь

на женщин. Ты их боишься. Поскольку тыприглашаешь нас с миссис Эриксон в

ресторан, будет очень мило, если и ты придешьс дамой. С твоими вкусами в

этом вопросе я не знаком, поэтому скажи,какого типа женщины тебе нравят7

ся”. Вилл ответил: “С хорошенькой инезамужней я бы не пошел”. “Ну, а кто

для тебя опаснее хорошенькой и незамужней”— спросил я. “Конечно,разве7

денная, да еще хорошенькая, это гораздо хуже,чем незамужняя”. “А еще с ка7

кими женщинами ты бы не стал встречаться”— спросил я. “Смолодыми вдо7

вами”, — сообщил Вилл. Наконец, я задалпоследний вопрос: “Если бы ты ре7

шился пригласить куда7нибудь даму, какую быты выбрал” — “О, еслиб уж

дело дошло до этого, то ей было бы лет 86, неменьше”. “Отлично, —заметил

я, — приезжай к нам домой во вторник кшести часам вечера и повезешь мис7

сис Эриксон, меня и еще одну даму вресторан”. Вилл испуганно промолвил:

“Боюсь, у меня ничего не выйдет”.— “Вилл, я жду тебя вшесть вечера в сле7

дующий вторник, у тебя все выйдет”. Вследущий вторник Вилл явился ровно в

шесть, весь разодетый и обливающийся потом. Яне мог спокойно сидеть на

100 Вторник

диване. Я сообщил, что дама, которую я длянего пригласил, еще не приехала и

мы приятно скоротаем время, поджидая ее. Полицу Вилла было видно, что

приятными его страдания не назовешь. Онбеспокойно ерзал на диване, не от7

водя глаз от входной двери и с надеждойвзирая на миссис Эриксон и меня. Мы

поддерживали обычную светскую беседу, пока вгостиную не вошла очарова7

тельная девушка, опоздав на двадцать минут.Вилл был в нескрываемом ужасе.

Я представил их друг другу: “Вилл,познакомься с Кич. Кич, Вилл приглашает

нас всех на обед”. Кич радостно всплеснуларуками и расплылась в счастли7

вой улыбке. “Кстати, Кич, — спросил я, — сколько раз ты была замужем”“О,

шесть раз”, — беззаботно ответила она. “Асколько раз разводилась” “Шесть

раз”, — ответила Кич. (Эриксон смеется.) Вилл побелел, какполотно.

Я попросил: “Вилл, спроси у Кич, где онахочет пообедать”. Кич ответила: “О,

Вилл, мне хотелось бы в “Золотых Ножках”, наСеверной Центральной Авеню”.

Миссис Эриксон поддержала: “Мне там тоженравится”. А я добавил: “Это хо7

роший ресторан, Вилл”. Вилла всегопередернуло, но я сказал: “Пошли. Взять

тебя под руку, Вилл” Он ответил: “Нет, я сампойду, но боюсь упасть в обмо7

рок”. Я предупредил: “Когда мы будемвыходить, там будут три ступеньки.

Смотри не упади на них в обморок, а торазобьешься об асфальт. Погоди, пока

мы выйдем на лужайку. Вот там и падай”. “Нехочу я падать, —буркнул

Вилл. — Может, я и до автомобилядойду”.

Когда мы дошли до автомобиля (моегоавтомобиля), а я знал, что вести маши7

ну придется мне, Вилл сказал: “Я прислонюсь кмашине, чтобы не упасть в об7

морок”. “Не беспокойся, — заметил я, — здесь как раз безопасно падать”.А

Кич предложила: “Вилл, иди7ка сюда и садисьсо мной на заднее сидение”.

Весь дрожа, Вилл забрался вмашину.

Добравшись до ресторана, я поставил машину насамом дальнем конце стоянки

и заметил: “Вилл, можешь выходить из машины ипадать в обморок прямо

здесь, на стоянке”. “Не хочу я здесь падать”,— проворчалВилл.

Выйдя из машины, мы направились к ресторану,а по дороге я все подсказывал

Виллу: “Вот хорошенькое местечко дляобморока, и это —ничуть не хуже, а

вот здесь — то, что надо...” Так он дошел довхода в ресторан, а я поинтересо7

вался: “Ты где предпочитаешь упасть: внутриздания или снаружи” “Я не

хочу падать на улице”, — ответил Вилл. “А, ну тогда пойдемвнутрь, в случае

чего ты там сможешь упасть вобморок”.

Когда мы вошли, я спросил: “Вилл, ты какойстолик предпочитаешь” “Побли7

же к двери”, — ответил он. Тогда я подытожил: “Вдальнем конце ресторана

расположена невысокая балюстрада с уютнымикабинами. Давай там пообеда7

ем, оттуда хорошо виден весь ресторан”. “Да япотеряю сознание, прежде чем

101 Вторник

туда доберусь”, — ответил Вилл. “Ничего особенного.Можешь упасть возле

этого столика, или этого, вот этот тожеподойдет”. Так мы благополучно про7

шли мимо всех столиков к выбранной намикабинке.

Сначала села миссис Эриксон, рядом с ней Кичпригласила сесть Вилла, а сама

села по другую сторону от него, а я оказалсяс краю. Таким образом, Вилл по7

пал в женское окружение.

Подошла официантка. Стала записывать нашзаказ, но позволила себе какую7

то грубость. Я сделал ей резкое замечание,она стала огрызаться, слово за сло7

во, и мы так разорались, что привлекливнимание всех посетителей. Вилл го7

тов был залезть под стол, но миссис Эриксонего удержала, заметив: “Такое не

каждый день увидишь”. Наконец разъяреннаяофициантка ушла, и к нам подо7

шел управляющий, чтобы выяснить, в чем дело.Я и с ним сцепился, мы рас7

кричались, и он вынужден былретироваться.

Затем вернулась официантка и спросила: “Чтобудете заказывать” Миссис

Эриксон сделала свой заказ, я свой.Официантка обратилась к Кич: “Ваш заказ,

пожалуйста”. Кич начала: “Мой друг возьметцыпленка, но только белое мясо.

К нему отварной картофель, средний: некрупный и не мелкий, сметана и лук.

Я думаю, всего полезней для Вилла будетпорция тушеной моркови и хрустя7

щие булочки”. Затем она выбрала блюда длясебя.

Во время еды Кич беспрестанно опекала Вилла,указывая, в каком порядке

приниматься за блюда, какой выбрать кусочек,и следила буквально за каждым

его глотком. Бетти и я наслаждались своимобедом. Кич наслаждалась своим.

Один Вилл чувствовал себя как на раскаленнойсковороде.

Когда мы собрались уходить, Кич сказала:“Вилл, за обед, конечно, платишь ты,

и, я думаю, тебе следует дать официанткехорошие чаевые. Обед был чудес7

ный, так что дай ей...” — и она назвала точнуюсумму.

На выходе я продолжал советовать Виллу: “Еслитебе плохо, вот у этого столи7

ка удобно падать”. Так я предлагал емуразличные места для обморока, пока

мы не нашли наш автомобиль и не уселись внего.

Когда мы подъехали к нашему дому, Кичпредложила: “Вилл, давай зайдем в

гости к доктору Эриксону и миссис Эриксон”.Взяв его под руку, она чуть ли не

силком втащила его в дом. Не успели мыперекинуться несколькими словами,

как Кич заявила: “Я так люблю танцевать”. ТутВилл с облегчением ответил: “А

я не умею”. “Вот и чудесно, — не растерялась Кич. — Я просто обожаю обу7

чать мужчин танцам. Ковер нам не помешает...Включите ваш проигрыватель,

доктор Эриксон, что7нибудь танцевальное, а япоучу Вилла”. Она вытащила

102 Вторник

Вилла на середину комнаты и вскоре объявила:“Вилл, да ты просто прирож7

денный танцор. Давай пойдем на дискотеку ивсласть потанцуем”. Вилл нехо7

тя уступил, и они протанцевали до трех часовночи. Затем Вилл проводил Кич

домой.

Когда на следующее утро мамаша подала емузавтрак, Вилл взбунтовался: “Не

желаю больше яиц всмятку. Поджарь мне трикуска ветчины с яйцом, подай

два тоста и стакан апельсинового сока”.Мамаша слабо сопротивлялась: “Но,

Вилл...” “Никаких “но”, мама, я сам знаю, чтомне надо”.

Когда Вилл вернулся с работы, папаша сказал:“Я подобрал для тебя интерес7

ную статью из “Субботней вечерней газеты”. “Якупил по дороге “Полицей7

ский вестник” и буду читать его”,— заявил Вилл.(Обращаясь к студентам.)

Попытаюсь объяснить для наших иностранцев:материал в этой газете очень

рискованный, горячий. Рассказы о разного родапреступлениях, особенно на

сексуальной почве. У папаши волосы всталидыбом, но Вилл на этом не оста7

новился: “На следующей неделе я от васперееду и буду жить отдельно. И буду

делать все, что мнезаблагорассудится”.

Он позвонил Кич и пригласил ее на обед ввоскресенье, а потом они пошли на

танцы. Они продолжали встречаться в течениетрех месяцев. Затем Вилл наве7

стил меня и спросил: “Что будет, если яперестану встречаться с Кич” Я отве7

тил: “Она шесть раз разводилась. Думаю,переживет и твое исчезновение из ее

жизни”. “Тогда я исчезну”, — сказал Вилл. Он расстался с Кич иначал встре7

чаться с другими девушками. А свою сестру смужем и двоюродного брата на7

правил ко мне лечиться.

Однажды Вилл заявился ко мне с молоденькойдевушкой и сказал: “Мисс М. бо7

ится общаться, боится ходить в гости. Еежизнь ограничивается только домом

и работой, в основном она молчит. Наследующей неделе мои друзья устраива7

ют вечеринку, я ее приглашаю, а онаотказывается. Я хочу, чтобы вы застави7

ли ее пойти”. Вилл вышел изкомнаты.

“Мисс М., — обратился я к ней, — по всей вероятности, вы нравитесьВиллу”.

“Да, — согласилась она, — но я боюсь мужчин. Вообще боюсьлюдей и не хочу

идти на вечеринку. Я не знаю, что говорить,не умею поддерживать беседу с

незнакомыми людьми”. “Мисс М., — сказал я, — я знаю всех, кто тамбудет.

Они все обожают поговорить, чем и будутзаняты. Но на вечеринке не будет

никого, кто умел бы внимательно слушать. Выбудете там просто бесценной

гостьей, потому что каждый получит отличногослушателя”.

Вилл и мисс М. поженились. Они вместе леталив Юму, вместе побывали в Так7

соне, вместе летали обедать в Флэгстафф.Теперь ему нипочем все эскалаторы

103 Вторник

и лифты в Фениксе. Вилл возглавил новуюавтомобильную фирму. Единствен7

ный выход в “Золотые Ножки” показал Виллу,что он может себя свободно чув7

ствовать в ресторане, в аптеке, в любомздании с лифтами и эскалаторами. Он

убедился, что свидание с женщиной не грозитему обмороком. (Эриксон усме,

хается.) Не ктоиной, как Вилл, заявил матери, что он сам будет решать, что

ему есть. Не кто иной, как Вилл, заявилпапаше, что у него есть собственный

читательский вкус... И это Вилл заявилродителям, где он собирается жить.

Мне же только пришлось организовать выход вресторан да уговориться с офи7

цианткой и управляющим о живописной ссоре,которая доставила нам немало

удовольствия, а Вилл выяснил, что он можетвыдержать и это. (Эриксон улыба,

ется.) Он нормальноперенес знакомство с хорошенькой шестикратно разве7

денной женщиной, которая к тому же научилаего танцевать. Даже не понадо7

билось многонедельного лечения. Лечить надобыло его семейство, но это я

предоставил самому Виллу. Я лишь доказалВиллу, что уморить его невозмож7

но, а посему жизнь продолжается. (Эриксон смеется.) Мне самому вся этаис7

тория доставила удовольствие.

Как много людей, начитавшись книг, берутся залечение. На этой неделе по7

пробуем так, на следующей — эдак. И правила вроде всесоблюдают... Вот

столько на этой неделе, вот столько наследующей, вот столько в этом месяце,

а столько — в следующем. Виллу надо было всеголишь убедиться, что он мо7

жет перейти улицу и пойти в ресторан. А ведьему приходилось объезжать его

за несколько кварталов. Каких только мест яне предлагал ему для обморока.

Но с ним ничего не произошло. Я предоставилему полную свободу рухнуть в

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.