WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |

Когда пациент говорит с вами на своем языке,не переводите сказанное на свой язык. Ее трехлетний ум вспомнил “лошадку”, амы, взрослые, перевели это как “лошадь”.

Еще раз предупреждаю: слушая пациента своимиушами и переводя его мысли на свой лад, никогда не считайте, что вы его понялидо конца. Язык пациента своеобразен. Для трехлетки “лошадка” — это “лошадка”, а дляшестидесятилетнего человека “лошадка” — это “лошадь”.

Будьте добры, который час

Стью: Два часа пятьминут. (Стью — психоаналитик изАризоны.)

Эриксон: Я вамсейчас расскажу об одном клиническом случае. Пожалуй, даже о двух. Из первоговы поймете, что лечащий врач не играет абсолютно никакой роли. Однажды ко мнена прием пришел молодой адвокат из Висконсина. Это было около полудня в среду.Он рассказал о себе: “У меня в Висконсине практика, но нам с женой не подходитклимат в тех местах. Нам хотелось бы переехать в Аризону и завести там детей. Ярешил сдать экзамены на право открыть свою практику в Аризоне. Я пробовал пятьраз и пять раз проваливался. Завтра, рано утром, я еду в Таксон, чтобы сновапопытаться сдать экзамен”.

Стало быть, он появился у меня в среду, вполдень, и намеревался на следующее утро отправиться в Таксон, где он уже пятьраз проваливался на экзаменах по праву. “Вы сказали, что хотите с женойпереехать в Аризону и обзавестись там детьми” “Совершенно верно”, — ответил он. “Я не знаюзаконодательства штата Аризона, — заметил я, — я лишь психиатр и в юриспруденции не разбираюсь, но я знаю, какпроходят такие экзамены. Желающие получить лицензию юристы собираются вопределенном помещении в Таксоне и отвечают на вопросы в письменном виде.Экзаменационные вопросы размножены на мимеографе. На столах будут стопкивопросников и тетради в синих обложках. Каждый претендент получает вопросник итетрадь, находит себе удобное местечко, садится и пишет целый день с девятиутра до пяти вечера. В пятницу он точно так же начинает в девять утра изаканчивает в пять вечера. В субботу он получает новый список вопросов и пишетдо пяти вечера. Вот и весь экзамен. Каждый день новый список вопросов иписьменные ответы”.

Я ввел его в состояние глубокого транса исказал: “Завтра утром вам нужно ехать на экзамены в Таксон. И вы говорите, чтовам с женой хочется переехать в Аризону, что вам нравится там и не нравится вВисконсине. Так вот, вы встанете рано утром и поедете на машине в Таксон, а подороге (а это 150 миль с большим гаком) полюбуйтесь на открывающиеся перед вамивиды по обе стороны от шоссе. И вы будете наслаждаться природой Аризоны досамого Таксона. (Новое шоссе сократило дорогу до 125 миль.) В раннем утреннемсвете пейзажи вам особенно понравятся.

В Таксоне вы, не задумываясь, найдете стоянкуи поставите свою машину, огля­дитесь вокруг и увидите здание. “Что это за здание” — подумаете вы и все же войдете.Там будет много народа, старые и молодые, мужчины и жен­щины. Но вы не обратите на нихвнимания. Вы увидите стопку листков с вопросами, возьмете один экземпляр итетрадь. Найдите себе удобное место для работы.

Вы прочитаете все вопросы и ничего непоймете. Потом вы еще раз прочитаете первый вопрос и кое-что начнетпроясняться. Небольшой ручеек сведений закапает с вашего пера на синюютетрадку. Прежде чем он успеет иссякнуть, подоспеет второй ручеек, за нимтретий, и так далее. Когда все ручейки пересохнут, вы прочитаете второй вопрос.Вам он покажется достаточно понятным, и ваше перо опять побежит по бумаге.Когда из него уже нельзя будет выдавить ни капли информации, вы перейдете кследующему вопросу, и так до конца списка.

Вечером вы пойдете погулять по Таксону и всевиды города будут вам нравиться: и те, что рядом, и те, что виднеются вдали. Вынагуляете отличный аппетит и с удовольствием поужинаете. Перед сном вы опятьпогуляете. Вам понравится синее небо Аризоны. А после прогулки вы крепкоуснете. Вы проснетесь свежим, отдохнувшим, хорошо позавтракаете и отправитесь вто же здание и повторите все, как в четверг.

В пятницу вечером вы опять погуляете поТаксону, любуясь природой и нагуливая аппетит, и с удовольствием пообедаете.Перед сном вы опять выйдете полюбоваться синим небом Таксона и окружающими егогорами. И крепко усне­те, вернувшись с прогулки. Все повторится и всубботу”.

Год спустя ко мне в кабинет вошла беременнаяженщина, видно, на последнем месяце. Она назвала свою фамилию, и это былафамилия того адвоката. “Я отправляюсь в больницу рожать. Вы так помогли моемумужу, что я хочу рожать под гипнозом”. Я, правда, осторожно намекнул, чтонеплохо было бы обратиться ко мне немного пораньше.

Она очень быстро погрузилась в транс, и я ейсказал: “Отправляйтесь в больницу и во всем помогайте докторам, толькопредупредите их, что вы не хотите никакого медикаментозного воздействия иникакой анестезии. Вы просто хотите попасть в операционное отделение и родитьсвоего малыша. На столе вы думайте только о ребенке. Кто это будет — мальчик или девочка Какой весКакой рост Какого цвета волосы или совсем без волос родится Подойдет ли емуимя, которое выбрали вы с мужем Ожидая ребенка там на столе, радуйтесь вашемуматеринству и терпеливо ждите первого желанного крика малыша. Думайте о том,что рождение ребенка — это огромное счастье, как будет счастлив ваш муж и как вам славнобудет жить в Аризоне”.

Так все и получилось. Она погрузилась в своирадостные мысли и вдруг к ней обратился акушер: “Миссис Х., вот ваш малыш”. Ион поднял новорожденного мальчика.

Два года спустя эта женщина снова пришла комне. “Я запомнила, как вы тогда сказали, что мне надо было навестить васраньше. Я отправляюсь в больницу через три дня и опять хочу рожать подгипнозом”.

“Хорошо, закройте глаза. Войдите в глубокийтранс и сделайте все так же, как и в первый раз”. Я ее разбудил, и онаушла.

Еще до этого она рассказала, как ее муж решилвернуться домой после экзаменов в субботу вечером, чтобы иными глазамирассмотреть пейзажи Аризоны. По дороге туда у него создалось одно впечатление,он решил перепроверить его на обратном пути. (Эриксонсмеется.)

Зигфрид: Я несовсем понял последнее предложение, повторите, пожалуйста.

Эриксон: Сдавэкзамены, муж этой пациентки решил вернуться домой вечером, чтобы увидетьприроду Аризоны с другой точки — в вечернем освещении.

У него даже не возникло мысли сообщить мне освоем успехе на экзаменах, ибо моя установка при работе с пациентами такова: увас все получится, вы достигнете поставленной цели. И я абсолютно убежден вэтом. Я держусь уверенно. Действую уверенно. Говорю уверенно, и пациент мневерит.

А многие терапевты говорят пациенту:“Надеюсь, что смогу вам помочь” — а у самих сомнение в голосе. У меня не было заметно ни малейшегосомнения, когда я сказал ей войти в транс. И в ее случае (Эриксон указывает на Кэрол) я ничуть несомневался. Я был полностью уверен. Хороший врач всегда должен быть абсолютноуверен.

(Эриксон смотрит в пол.) После рождения первого ребенка адвокат пришел поблагодарить меня:“Вы так помогли моей жене. Мы так рады, что у нас родился мальчик. Но менякое-что тревожит. Когда мой дед со стороны отца был в моем возрасте, у негообнаружилось заболевание позвоночника, оно стало хроническим и принесло емумного страданий. В таком же возрасте подобное заболевание развилось и у егобрата. То же самое произошло и с моим отцом, у него постоянные боли в спине, иэто мешает ему в работе. Такая же болезнь появилась и у моего старшего брата,когда ему исполнилось столько лет, сколько сейчас мне. А теперь и я начинаюощущать эти боли”.

“Все понятно, — ответил я.— Я об этом позабочусь. Войдите втранс”. Когда он погрузился в глубокий транс, я сказал: “Никакие мои слова непомогут, если ваше заболевание органического происхождения или в позвоночникеесть какое-то патологическое изменение. Но если это психологическая,психосоматическая модель, унаследованная вами от деда, двоюродного деда, отца ибрата, тогда вы должны знать, что такая боль у вас вовсе не обязательна. Этопросто психосоматическая модель поведения”.

Адвокат явился ко мне через девять лет.“Помните, как вы меня лечили от боли в спине С тех пор я о ней позабыл, нонесколько недель назад появилось какое-то неприятное ощущение в позвоночнике,пока не очень сильное. Но я забеспокоился, памятуя о моих родном и двоюродномдедушках, отце и брате”.

Я ответил: “Девять лет — это большой срок. Вам нужнопройти рентгеновское и клиническое обследование. Я этим не занимаюсь, поэтому янаправлю вас к своему знакомому коллеге, а он передаст мне результатыобследования и свои рекомендации”.

Мой друг Фрэнк сказал адвокату: “Вызанимаетесь юридической практикой, проводите весь день за своим столом и малодвигаетесь. Я вам порекомендую ряд упражнений, которыми вы должны заниматьсяежедневно, если хотите, чтобы у вас не болела спина и было отличное общеесамочувствие”.

Адвокат передал мне слова Фрэнка, я ввел егов транс и сказал: “Теперь вы будете выполнять все упражнения и правильночередовать труд и отдых”.

Он мне позвонил через год и сказал: “Вызнаете, я чувствую себя гораздо моложе и здоровее, чем год назад. Я словносбросил несколько лет, и спина не болит благодаря этимупражнениям”.

Теперь еще одна вещь, которую вам следуетзнать. У меня была одна легко внушаемая пациентка, она работала секретарем вфирме. Она позвонила мне и пожаловалась: “Во время менструации у меня бываюточень болезненные спазмы. У меня как раз начинается цикл и дико болит в нижнейправой части живота. Вы не могли бы обезболить эти спазмы”

Я ввел ее в транс по телефону и сказал: “Вырассказали мне в бодрствующем состоянии о менструальных болях и хотитеизбавиться от них. Запомните, что отныне у вас не будет никаких болей во времяцикла. У вас больше не будет менструальных спазмов”. Я особо подчеркнул слова“менструальная боль”, “менструальные спазмы”. “Сейчас проснитесь”. Онапроснулась и сказала: “Спасибо, боль совсем прошла”. “Вот ихорошо”, — ответиля.

Минут через двадцать она позвонила и сказала:“Анестезия кончилась. Опять болит”. Я ответил: “Погрузитесь в транс ивнимательно слушайте. Я внушаю вам гипнотическое обезболивание менструальныхспазмов и менструальных болей любого характера. Просыпайтесь, боли нет”. Онапроснулась и сказала: “Вот теперь отличная анестезия. Большоеспасибо”.

Через полчаса снова звонит: “Боли опятьвернулись”. Тогда я сказал: “Ваше тело гораздо умнее вас. У вас неменструальные боли. От них вы получили гипнотическое обезболивание. Но любойдоктор знает, что острый аппендицит дает боли, похожие на менструальные. Яговорил о менструальных болях, но не упоминал об аппендиците. Звоните своемухирургу”. Что она и сделала. Ее немедленно положили в больницу и наутропрооперировали по поводу ап­пендицита.

Ваше тело знает о вас гораздо больше, чем высами. Поэтому, когда вы занимаетесь с пациентом, имейте четкое представление отом, что внушать. Не давайте общих установок. Допустим, я лечу головную боль,тогда установка будет на устранение “безобидной головной боли”. Но если еепричиной является опухоль мозга, никакое внушение не поможет. Так и в случае саппендицитом: можно внушить гипнотическое обезболивание, но диагноз, на которыйоно ориентировано, —менструальные спазмы или еще что-нибудь. Так что, когда вы имеете дело сорганическим заболеванием, знайте, что внушать.

Вернемся к нашему адвокату. Мне потребовалосьвсего лишь заставить его думать об Аризоне как о чудесном крае, где приятножить, и о том, что сдать экзамен для него ерундовое дело. Не о чем беспокоитьсяи нечего бояться. Пиши себе понемногу, что вспомнишь. Это всякому под силу. Япомог таким образом многим юристам и медикам, внушив им душевное спокойствие иуверенность в своих силах.

Одна моя пациентка раз за разом проваливаласьна защите своей докторской диссертации. Комиссия не сомневалась в ееподготовленности, но женщину каждый раз охватывал такой панический страх, что унее все вылетало из головы. Я пригласил ее на свое занятие, где рассказывал обуже знакомом нам адвокате, и она погрузилась в транс. Когда занятие окончилось,она проснулась. Мы распрощались, и она уехала домой, в свой штат. Через месяц яполучил от нее письмо. “Я с отличием защитила свою докторскуюдиссертацию, — писалаона.— Что вы со мнойсделали” (Эриксон смеется.) Да ничего я не сделал, рассказал только об адвокате.

Теперь послушайте, что я вам расскажу. А высделайте свои выводы в соответствии с тем, как каждый из вас поймет мойрассказ. Когда я говорил, как адвокат восхищался чудесными пейзажами Аризоны(обращается к Кристине), тыподумала о чудесной (wunderbar) природе Германии, а это две разныевещи.

Как получить сведения о пациенте Надо начатьс ним непринужденную беседу. Расскажите о ваших годах учебы в колледже. Я личноучился в Висконсинском университете. Каждый из вас тут же подумал о своемуниверситете. Начни я говорить о Миссисипи, наш немецкий друг сразу же вспомнилбы Рейн. Мы всегда переводим чужие слова на свой язык.

Итак, в 1972 году ко мне в дверь позвонилакрасивая замужняя тридцатипятилетняя женщина. Войдя в кабинет, она рассказала освоих затруднениях: “Доктор Эриксон, мой начальник приказал мне отправиться вчетверг самолетом в Даллас, штат Техас, и вернуться самолетом же в субботу. Иеще он добавил: “Либо ты летишь туда и обратно, либо прощайся сработой’” ДокторЭриксон, я программист по профессии и настраивала компьютеры по всейстране.

В 1962 году, десять лет назад, я попала вавиакатастрофу. К счастью, самолет практически не пострадал и все пассажирыостались целы. В течение следующих пяти лет мне довелось летать из Феникса вБостон, Нью-Йорк, Новый Орлеан, Даллас и во многие другие города. Но с каждымразом мне становилось в воздухе все страшнее и страшнее. Я дошла до того, чтоменя начинало всю трясти. (Эриксон показывает.) Я сидела в самолетес закрытыми глазами, не слышала, что говорит мне муж. Когда самолет приземлялсяв месте назначения, у меня вся одежда была влажная от пота. Мне было так плохо,что, прежде чем приступить к работе, я ложилась в постель и часов восемь спала.Я стала ездить в командировки поездом, автобусом или на машине. У меня какая-тостранная фобия. Я спокойно сажусь в самолет, спокойно держусь, пока самолетвыруливает на полосу и разгоняется, но стоит ему оторваться от земли, меняначинает бить дрожь и я умираю от страха. Я абсолютно успокаиваютсь во времяпромежуточных посадок, стоит самолету коснуться земли”.

Итак, стала я пользоваться машинами,автобусами и поездами. В конце концов,моему боссу надоело, что я использовалана поездки свое отпускное время, и время на больничном листе, и дни за свойсчет, чтобы уложиться в сроки. Сегодня утром он заявил: “Либо летишь в Даллас,либо теряешь работу”. Я люблю свою работу и не хочу ее потерять”.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.