WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |

В двадцатых годах, когда доктор Годдардзаговорил о запуске ракеты на Луну, многие считали, что ему место в психушке. В1930 году я читал научную статью, в которой какой-то физик доказывал, что еслисамолет будет двигаться со скоростью, превышающей скорость звука, он распадетсяна молекулы, то же произойдет и с пилотом. И вот летают реактивные самолеты,преодолевая звуковой барьер, — и пилот жив, и самолет невредим.

Недавно я на собственном опыте убедился, чтов ближайшей мастерской на ремонт машины может уйти от недели до двух. Но еслинадо отремонтировать сложнейший механизм на планете Марс, то достаточнополутора дней. (Эриксон улыбается.)

Зигфрид (Смотрит вопросительно.)

Эриксон: На Марсеочень сложный механизм можно отремонтировать за полтора дня.

Зигфрид: Какоймеханизм

Эриксон: “Маринер”,который приземлился на Марсе.

Зигфрид: А,понял.

Эриксон: А вмастерской прождешь неделю.

Джейн: Вы хотитесказать, что когда занимаетесь с пациентами, вы предпочитаете не заглядывать впрошлое. Вы начинаете работать с ними в настоящем.

Эриксон: Да, в томвремени, в каком они находятся. Сегодня — это сегодня. Завтра они ужебудут в завтрашнем дне... другое дело — через неделю, через месяц, черезгод. Вполне можно забыть свое прошлое, точно так же, как мы забываем, какнаучились стоять, ходить, разговаривать. Все это забывается.

Было время, когда вы твердили (говорит по буквам) “М-а-м-а, ма...ма... мама”. А сейчас читаете вслух страницу за страницей, ничуть незадумываясь о слогах, о буквах, о произношении. Читая письмо, она (указывает на Джейн) изобразила кавычкивот так (Эриксон поднимает руку и рисует в воздухекавычки). А сколько времени понадобилось, чтобывыучить и запомнить знаки препинания, а теперь раз... (Эриксон снова рисует в воздухе кавычки).

Джейн: Вы считаете,что это одинаково относится как к физиологическому и лингвистическому, так и кэмоциональному развитию человека

Эриксон: У Джо заспиной было 29 лет дурного эмоционального развития, когда Эди сказала: “Можешь,если ты джентльмен”.

Джейн: Неужели онтак вот сразу и решил

Эриксон: А разветебе в жизни не приходится так вот сразу решать

Зигфрид: Парураз.

Эриксон: Пару разДа уйму раз!

Ты так же, не думая, встаешь, переходишьулицу. Тебе и в голову не приходило задуматься, как ты переходишь улицу, какидешь по прямой, как останавливаешься, чтобы взглянуть туда-сюда. Идешь себеавтоматически.

Мои студенты часто задают вопрос обавтоматическом письме под гипнозом. Всем вам приходилось писать автоматически.Я в этом уверен, хоть и мало всех вас знаю. Вот тебе, например, я могу сказать,что и тебе пришлось писать автоматически. (Эриксонсмотрит на Джейн.) И ты со мнойсогласишься.

В январе прошлого года ты написала “1978год”. Каждый январь мы автоматически пишем цифры прошедшего года. И делаем эточисто автоматически. Каждый январь я получаю множество чеков, датированныхпрошедшим годом.

А бывает так, что после беседы со студентомили задумавшись о нем, я надписываю ему автограф в книгу и ставлю дату “1953”,а другому “1967”. Потому что во время беседы запомнились именно эти даты.Надписывая книгу, я поставил эту дату, потому что я думал о человеке, а думая онем, я вспомнил год, который был для него особенно важным.

Массу вещей мы делаем автоматически. Надосказать, что некоторым автоматическое письмо дается сразу. Другие считают, чтоэтому нужно учиться. Этим я советую приложить карандаш к бумаге и смотреть, какначнет двигаться рука. Движение будет вверх, вниз и волнистое. Очень скоро руканачнет подниматься и дело закончится левитацией. Многие убеждены, чтоавтоматическому письму нужно учиться точно так же, как и обычному правописанию.Вот и демонстрируют свое убеждение.

Многие невротические состояния возникаютоттого, что люди чувствуют себя неприспособленными, неспособными. А пытались лиони определить на деле, на что они способны

Думаю, каждому из вас следует попробоватьвызвать свой первый транс. Вас будут одолевать сомнения: “Правильно ли я вседелаю Правильно ли мой подопечный реагирует Что делать дальше”

Давайте возьмем кого-нибудь совсем мненезнакомого. (Эриксон смотрит на одну из женщин иобращается к Зигфриду.) Поменяйся-ка с ней местами.(Эриксон смотрит вниз и спрашивает.) Вы когда-нибудь были в трансе

Женщина: Да, вывводили меня. (Трогает Эриксона заплечо.)

Эриксон: Тогдавыберите, кого я никогда не вводил в транс.

Женщина: Бонниподойдет. (Бонни — врач из Феникса.)

Эриксон (Женщине): Поменяйтесь с ней местами.(Бонни садится.) Во-первых,заметьте, что я не просил ее сесть в это кресло. (Эриксон указывает на кресло. Бонни утвердительно кивает.)Я просто сказал ей сесть в то кресло. Ты уже здесь, ая ведь не говорил тебе подойти сюда, говорил

Бонни:Нет.

Эриксон: Ты втрансе (Бонни улыбается.)В трансе

Бонни: Мне кажется,в легком. (Утвердительно кивает.) Я очень спокойна и расслаблена. (Еще разутвердительно кивает.)

Эриксон: Скажи, чтоты в трансе. (Бонни утвердительно кивает.)Какой покладистый человечек. (Эриксон поднимает ее правую руку, и она каталептическизастывает.) Сегодня ты увидела меня в первый раз,верно

Бонни:Ага.

Эриксон: А тывсегда позволяешь незнакомым мужчинам брать тебя за руку и подвешивать ее междунебом и землей

Бонни: Нет.(Улыбается.)

Эриксон: А как жея (Эриксон смеется.) Какты думаешь, у тебя глаза скоро закроются

Бонни (Моргает): Думаю, сейчасзакрою.

Эриксон: Давай. Тытакже войдешь в транс... чувствуешь себя очень удобно. Входишь в очень глубокийтранс... (Бонни опускает руку)... входишь легко. И чем тебе удобнее, тем глубже будет транс. Тытам не будешь одна. И другие тоже войдут в транс.

А все остальные, оглянитесь вокруг.Посмотрите, как у многих из вас ограничилась присущая бодрствующему человекуподвижность. У них сократилась психомоторная активность. Обратите внимание наглаза. Они не мигают, в отличие от обычного состояния. А если и мигают... топо-другому.

(Эриксон обращается к Зигфриду.) Ты тоже с трудом держишь глаза открытыми. (Эриксон медленно и настойчиво кивает головой.) Почему бы тебе их сейчас не закрыть и больше неоткрывать. (Эриксон продолжает кивать.) Сов­семзакрываются, тебе очень хорошо. Очень удобно. (Зигфрид сидит с за­крытыми глазами.) В трансе обучениеидет, кстати, быстрее, чем в бодрствующем состоянии. Нельзя изучить своебессознательное с помощью сознания.

Так вот, все, что я вам говорил, дойдет довас в переводе на ваш собственный язык, в соответствии с вашим индивидуальнымвосприятием. А потом наступит время, когда к вам неожиданно придет внутреннееозарение, внезапное понимание, нежданная мысль, которая вам раньше никогда неприходила в голову. Это заработает ваше бессознательное, подпитывая вашесознание уже известной вам информацией, о знании которой вы даже недогадывались. Потому что все мы учимся каждый на свой лад.

Джо осенило, когда Эди посмотрела на него иодним взглядом перевернула всю его жизнь, а Пита осенило, когда он обретался назаднем дворе. Он ведь даже не понимал, зачем он там сидит. (Бонни открывает глаза.) Ему былоневдомек, как глубоко я постиг понятие тюремной чести, но как раз на этом он ипопался. Но свое сознание он изменил сам, отказавшись от жизни, прожитой вразладе с обществом.

Я расскажу вам сейчас одну историю. БольшаяЛуиза проработала вышибалой чуть ли не во всех забегаловках Провиденса в штатеРод-Айленд. Это было в 1930 году. Рост у нее был под два метра и борцовскаяфигура. Так вот, в свободное от вышибания время у Луизы было незатейливоехобби. Она любила выходить на ночные прогулки и, если ей встречался одинокийполицейский, она так его отделывала, что бедняга приходил в себя только набольничной койке. Вот такое было у нее развлечение.

Наконец, терпение начальника полицииПровиденса лопнуло. До каких пор эта кувалда будет калечить полицейских! Онобратился в суд, и Луизу отправили в психушку как представляющую опасность дляобщества.

Луиза пробыла в больнице полгода, и ей тамявно не понравилось. Она понимала, что она не помешанная, и не видела ничегоплохого в своем простеньком хобби. Подумаешь, полицейского побила! Поэтому онастала выражать свое недовольство, регулярно подвергая разгрому больничнуюпалату, что обходилось больнице в 500 долларов ежемесячно. Можно представитьогорчение главного врача, поскольку бюджет больницы отнюдь не был рассчитан набуйный нрав Большой Луизы.

Как-то утром, когда мы беседовали сглавврачом, он поведал мне о Большой Луизе. Я предложил свои услуги и спросил,какие ограничения потребуются от меня. “Да делайте с ней, что хотите, кромеубийства, конечно”, —взмолился главврач.

Я отправился в палату (сам я работал тогда вмужской палате), представился Большой Луизе и сказал, что хотел бы, чтобы онасела и, прежде чем начнет буйствовать, выслушала меня. На что она ответила:“Думаешь, тебе удастся меня удержать, когда это с трудом удается 20 санитарам”“Нет, Луиза, я просто хочу поговорить с тобой 15 минут, а потом можешь делать,что угодно, никто не будет тебе препятствовать”.

Дня через два ко мне пришла медсестра исказала: “Большая Луиза хочет вас видеть”. Луиза ходила взад-вперед вдоль своейкровати. “Садись, Луиза, и расскажи, в чем дело”, — предложил я. “А ты не позовешьсанитаров, чтобы они меня скрутили” — спросила она. “Никто несобирается сюда врываться и связывать тебя. Вообще тебе никто не намеренмешать. Садись и расскажи мне о зиме в Новой Англии”. Луиза села, глядя на меняс подозрением.

Минут через десять, незаметно для Луизы, яподал знак медсестре (Эриксон машетрукой). Сестра позвонила по телефону, и в палатуворвались около 20 студенток, будущих медсестер. Одна схватила стул и сгиканьем стала колотить окна, другие четверо с хохотом подлетели к столу и,ухватившись за ножки, стали отдирать их. Еще одна сорвала телефон со стены. Онипрямо-таки вошли в раж и громили все подряд. Я им подсказывал, что еще уцелело,а они с хохотом исправляли огрехи.

Большая Луиза вскочила и крикнула: “Не надо,девчата! Не надо, девчонки! Прошу вас, хватит!” Но те, знай себе, продолжаликрошить все вокруг. Луиза все просила их остановиться, потому что ей былонеприятно наблюдать свое собственное поведение. С тех пор Луиза пальцем ни кчему не притронулась.

Прошло два месяца, Большая Луиза сноваприслала за мной. “Доктор Эриксон, сил больше нет жить со всеми этимисумасшедшими бабами. Можно попросить для меня работу в больничной прачечной”Попробовали ее отправить в прачечную, но она там тоже много чего попортила. Впрачечную ее больше не пустили. “Хорошо, Луиза, я все-таки устрою тебя впрачечную”, —пообещал я. Мы поговорили и прекрасно поняли друг друга. Луиза стала такойхорошей работницей, что вскоре ее назначили заведующей прачечной. Как пациенткуее выписали из больницы, но взяли как сотрудницу.

В штате больницы работал плотник, тоже поддва метра ростом. Встретил он как-то Большую Луизу и не мог отвести от нееглаз. Вскоре они поженились. Насколько мне известно, вот уже 15 лет Луизаотлично справляется со своими делами в прачечной. У плотника тоже все впорядке. Правда, по воскресным дням Луиза с плотником позволяют себепобаловаться пивком и слегка повздорить по-семейному, иногда даже и подраться,но кроме них самих никто больше от их кулаков не страдает. А работники ониотличные.

Не знаю, что такое случилось у Луизы впрошлом и сделало ее такой. Мне не хотелось, чтобы она заглядывала в своепрошлое. Она последовала советам, данным коринфянам Апостолом Павлом (12):“Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил,по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставилмладенческое”.

Я дал Луизе возможность как следуетвглядеться в свое детское поведение. И этого оказалось достаточно. Она увиделасебя в поведении людей, которым такое поведение вовсе не присуще. Большеникакой терапии не понадобилось.

У меня создается такое впечатление, чтоучебники по терапии пытаются вдолбить в вас огромное множество понятий. В товремя как вы должны черпать понятия из своих пациентов, а не из учебников.Потому что учебники пытаются вогнать вас в определенные рамки: делай только таки не иначе. Но на каждое правило есть исключение. Истинная психотерапия(Эриксон смотрит на Бонни)исходит из того, что каждый пациент — уникальная и неповторимаяиндивидуальность.

Эриксон (Обращаясь к Бонни): Как тебепонравилось в трансе

Бонни:Отлично.

Эриксон: Я не будилтебя, потому что хотел кое-что проиллюстрировать. Ты оставалась в трансестолько времени, сколько тебе хотелось. Если нет цели, то зачем оставаться втрансе Я сделал так, что дальнейшее пребывание в трансе стало для тебябесцельным.

(Эриксон смотрит вниз.) Однажды я загипнотизировал ассистентку одного зубного врача изСан-Франциско. Я велел ей просыпаться. По внешнему виду она выглядела вполнепроснувшейся. Все так и подумали. Но она оставалась в трансе в течениеследующих двух недель, круглосуточно.

Позднее, когда мне случилось побывать вСан-Франциско, я снова ее встретил. К тому времени она уже проснулась. Я ейсказал: “А ведь ты тогда мне не подчинилась и не проснулась. Если это возможно,мне хотелось бы знать, почему ты не вышла из транса”.

“Я буду только рада рассказатьвам, — ответилаона. — У меня тогдабыл роман с моим дантистом. Его жена не хотела давать развод. Так дальшетянуться не могло, либо он должен развестись, либо вернуться к жене. Когда явошла в транс, то поняла, что в этом состоянии я смогу высказать ему все, что уменя на сердце. Но тут его жена пришла к выводу, что больше не хочет быть егоженой и сама подала на развод, на собственных условиях. Вот когда мой дантистзаявился ко мне с новостью, я решила что пора выходить из транса. Мыпоженились. Его жена — счастлива, я — счастлива, и мой дантист — счастлив”.

В другом случае, в Лос-Анжелесе, я ввел всостояние транса двух ассистенток зубного врача. Я заметил, что они не вышли изтранса после моей команды, но внешне они выглядели нормально. Я понял, что уних была причина оставаться в трансе.

Две недели спустя я читал лекцию в том жезаведении и заметил обеих ассистенток. Отозвав их в сторонку после лекции, яспросил: “А почему это вы, девушки, в трансе уже целых две недели” “А мыпроводим эксперимент, — отвечают. — Мы хотим выяснить, можем ли мы работать так же хорошо в трансе,как и в нормальном состоянии. Если вы считаете, что двух недель достаточно, томы сейчас проснемся”. Я им объяснил, что человек в трансе работает так жехорошо, как и в бодрствующем состоянии, а, возможно, и лучше — меньше отвлекается посторонам.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.