WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 47 |

Искусство переосмысления описано рядомавторов (например, Вацлавик, Уикленд, Фиш, 1974). Для данной симптоматическойкартины предлагается альтернатива и положительный прогноз. Для пациента егосимптомы складываются в определенный стереотип. Переосмысление предполагаетизменение этого стереотипа.

Лечебный процесс ставит целью добиться такогоизменения. Определив проблему под новым углом, врач соответственно находит инойспособ лечения и устраняет проблему. И здесь Эриксон прибегал к своимрассказам.

Для примера посмотрите запись семинара зачетверг (начало дня). Эриксон беседует с Кристиной и рассказывает ей историю оголовной боли. Обратите внимание, как Эриксон помогает Кристине переосмыслить идать новое определение ее головной боли.

Приведенные выше категории ни в коем случаене исчерпывают всех возможностей использования историй в лечебнойпрактике.

Вот еще их дополнительныевозможности:

1) Помощь в самоосознании, т.е. вформировании эмоциональной сферы, поведенческих норм, образа мышления, с темчтобы пациент чувствовал себя более устойчиво в жизни.

2) Сами по себе истории представляют особыйтворческий способ общения. И в этой роли они как бы предлагают “модель”правильного образа жизни. Врач побуждает пациента к творчеству и разнообразнойдеятельности, являя собой пример живого и интересного общения.

3) Рассказы помогают пациенту разнообразитьгамму своих эмоций, мыслей, поведенческих стереотипов, нащупать те духовныерезервы, о которых он не подозревал. Эриксон считал, что любой человек можетотыскать в прожитой жизни нечто такое, что поможет ему одолеть ту проблему, скоторой он пришел к врачу.

4) Истории помогают пациентам избавиться отсвоих страхов. Поочередно усиливая и ослабляя напряжение в серии своихрассказов, врач учит пациента не поддаваться страхам.

Истории используются при формальном иестественном внушении и в фазе утилизации.

Истории и гипноз

Есть три основных структурных сходства угипноза и истории, рассказанной врачом: 1) в обоих случаях врач беседует спассивным субъектом. Врач пытается определить внутренние резервы пациента иубедить его в том, что их достаточно, чтобы добиться успеха; 2) в обоих случаяхпациенту отводится вторичная, вспомогательная роль; 3) в обоих случаях индукторработает при минимуме поведенческих данных о пациенте.

Истории используются в гипнозе (как вформальном, так и в естественном) так же, как и в психотерапии. С их помощьюможно установить, насколько пациент поддается гипнозу, а также достичьраппорта. Истории можно рассказывать и при погружении пациента в сон и во времяактивной, лечебной фазы гипноза.

Диагностирование

Диагностирование с помощью историй изпрактики проводится точно так же, как и в психотерапии, и имеет цельюустановление степени внушаемости пациента и определение способа использованияактивной фазы гипноза.

При определении внушаемости пациентаучитываются еще четыре важных фактора — интерес к рассказу, реакция,внимательность и самоконтроль.

1. Врач отмечает степень интереса, с которымпациент слушает рассказ. Как правило, глубокий интерес и предельное вниманиеговорят о высокой степени внушаемости.

2. Реакция пациентатакже служит врачу подсказкой. Одни лучше поддаются прямому внушению,другие — косвенному.Врач подбирает рассказ, с помощью которого устанавливает, на какой вид внушенияпациент лучше реагирует. По ходу истории индуктор упоминает, что герой рассказавдруг бросил взгляд на часы, чтобы узнать время. Наблюдая за пациентом, онопределяет его реакцию именно на этот момент внушения.

3. Рассказывая историю, врач определяетстепень внимательности пациента, сосредоточен он или рассеян, принимает всеблизко к сердцу или проявляет лишь поверхностный интерес. Сосредоточенныйслушатель малоподвижен и может концентрировать внимание на одном предмете втечение длительного времени. Рассеянный слушатель более беспокоен в движениях ичасто переключает внимание с одного предмета на другой. Степень внимательностичеловека зависит от того, занят ли он больше самим собой, своим внутренниммиром, эмоциями, мыслями и действиями или тем, что происходит вокруг него. (СамЭриксон был как кошка. Он с удовольствием наблюдал за всем происходящим вокругнего. Он был человеком с ярко выраженной внешней ориентацией.)

4. Реакция на рассказ помогает врачуопределить, умеет ли пациент ладить с окружающими людьми и насколько владеетсобой в общении с ними. Одни любят верховодить, другие — оставаться в тени, на вторыхролях, а третьи признают только равенство. Все это выявляется в манере пациентареагировать на рассказ во время подготовки к гипнозу.

Гипнотерапевт учитывает в своей работе ещемножество факторов, но в первую очередь помнит об этих четырех, когда начинает,вроде бы невзначай, свой очередной рассказ. Результаты такого диагностическогоподхода определяют и выбор терапевтической стратегии. Истории и установки даютнаилучший эффект, когда наиболее точно учитывают жизненный опыт пациента.Например, работа с застенчивым, внешне ориентированным человеком, легкоподдающимся прямому внушению, требует совсем иных методов гипноза ипсихотерапии, чем работа с самоуверенным, занятым собой человеком, скореереагирующим на косвенное внушение.

Поначалу, пока не приобретен опыт, методдиагностирования с помощью историй весьма утомителен для врача. Ведь емуприходится одновременно сочинять свою историю и внимательно наблюдать забольным.

Фаза индукции

Истории используются в формальном гипнозе.Чарльз Тарж (1975) удачно определил индукцию как нарушение обычного состояниясознания и создание нового заданного гипнотического состояния сознания. В обеихфазах возможно использование историй.

Нарушение

Чтобы ускорить нарушение сознательногосостояния гипнотизируемого, на начальной стадии формального гипнотическоговнушения может быть использован прием запутывания. Рассказы сами по себе ужесбивают пациента с толку, выводят его из равновесия. Слушателя вынуждаютвникать в смысл рассказа, осознавать применительно к себе его посыл. Дело ещебольше запутывается тем, что рассказы многозначны по смыслу и имеютопределенный подтекст. Слушая Эриксона, даже проницательный пациент не можетуловить все смысловые посылы и определить, с чем они соотносятся.

Истории отвлекают и расшатывают обыденноесознание и тем самым способствуют погружению пациента в гипнотическое состояние(см. Эриксон, Росси и Росси, 1976). Пациент становится более открытым и болеевосприимчивым к начальному и последующему внушению.

Эриксон часто рассказывал свои истории вкачестве прелюдии к введению пациента в состояние гипнотического транса.Некоторые из бывших пациентов Эриксона, с которыми я встречался, рассказывали,как они, слушая истории Эриксона, неожиданно погружались в транс. Однапациентка объяснила, что ее начало клонить в сон от историй Эриксона. Она оченьсмутилась, что задремала, слушая доктора, но потом поняла, что ему именно это ибыло нужно. Тогда она закрыла глаза и вошла в состояние транса.

Моделирование

Истории можно использовать для моделированиягипнотического состояния (т.е. установить эмпирическим путем параметрыгипнотического состояния для данного пациента). Чтобы ознакомить пациента стем, что он будет ощущать во время гипноза, гипнотерапевт иллюстрирует этосерией примеров, достигая одновременно и соответствующего внушения. Например,врач рассказывает новичку об ощущениях человека, испытавшего состояние гипноза.История подбирается и излагается таким образом, что новичок бессознательнопереносит на себя гипнотические ощущения пациента, уже “умудренного” опытомпогружения в гипноз. Таким образом, врач достигает косвенноговнушения.

Существует другой способ моделированиягипнотического состояния, когда с помощью целенаправленных рассказов пациентаубеждают (осознанно или бессознательно) в том, что он сам может воспроизвестинекоторые явления классического гипноза. Например, одним из любимых Эриксономспособов внушения было обсуждение занятий в начальной школе, когда детизнакомятся с буквами алфавита и учатся запоминать их на слух и визуально, неосо­знавая самогопроцесса запоминания. Подобное обсуждение выявляет ряд моментов классическогогипноза, таких как возрастная регрессия, гипернезия, диссоциация игаллюцинация. Одновременно такая беседа способствует большей самопогруженностии внутренней фиксации внимания.

Фаза утилизации гипноза

В фазе утилизации (после наведения транса)истории используются точно так же, как и в лечебной фазе психотерапии, т.е.чтобы обратить внимание пациента на какой-то момент, усилить мотивацию и т.д.Например, при работе с болевым синдромом можно напомнить больному о том случае,когда он получил незначительную травму, но ощутил боль через порядочныйпромежуток времени. Это подскажет пациенту, что у него уже был опыт контролянад болью и что его можно восстановить.

Занятные истории помогают отвлечьпогруженного в свою болезнь пациента и направить его мысли в другое русло.Такой метод особенно результативен при болевых синдромах.

Комбинированное использованиеисторий.

Многоплановость общения

Обычно психотерапевт берет отдельный примеробыденного общения и вскрывает его дополнительный смысл, соотнося его с тем,что происходит на психологическом уровне пациента. Интресно отметить чтобольшинство врачей, знающих о многоплановости общения и использующих этот фактв диагностике, не обучены применять многоплановое общение как лечебноесредство. Возможно, одним из важнейших вкладов Эриксона в психологию являетсятерапевтическое использование многоплановости общения. Эриксон доказал, что чембольше сил вкладывается в лечебное общение с пациентом, тем выше “дивиденды” сэтих усилий.

В качестве иллюстрации мне хотелось бывспомнить о своей первой встрече с Эриксоном в декабре 1973 года. Рассказанныемне истории представляют собой сложное комбинированное использование ихвозможностей. Чтобы воссоздать дух нашей встречи, позвольте мне начать с самогоначала.

Изучением гипноза я занялся в 1972 году ивесьма увлекся работами Эриксона. Моя двоюродная сестра училась на медсестру вТаксоне. Я написал, что изучаю гипноз и попросил ее, если ей случится побыватьв Фениксе, навестить Эриксона, потому что он просто гений впсихотерапии.

Сестра ответила, что она знакома с одной издочерей Эриксона, Роксаной. Несколько лет назад они снимали комнату на двоих вСан-Франциско.

Спустя некоторое время я написал Роксане, апотом Эриксону и попросил разрешения заниматься у него. Он ответил согласием. Вдекабре 1973 года я впервые приехал в Феникс.

Мое знакомство с ним было необычным. Примернооколо половины одиннадцатого вечера я прибыл к нему домой. Жить мне предстоялов специальном доме для гостей. В дверях меня встретила Роксана. Она представиламеня отцу, указав рукой в сторону сидевшего слева от двери Эриксона исмотревшего телевизор. “Это мой отец, доктор Эриксон”,— сказала она. Медленными,постепенными движениями он, словно автомат, поднял голову. Когда голова принялавертикальное положение, он так же медленно и такими же постепенными движениямиробота повернул шею в мою сторону. Уловив мой взгляд, он посмотрел мне в глазаи так же механически, постепенно перевел глаза на уровень моего пояса. Нет словвыразить, как я был поражен и удивлен тем выражением, с которым он произнес:“Привет”. Со мной в жизни никто так не здоровался. Роксана вывела меня всоседнюю комнату и объяснила, что папа у нее большой шутник.

Однако поведение Эриксона было прекраснымпримером невербального гипнотического внушения. Все элементы были налицо. Онпривел меня в замешательство и нарушил мое обыденное сознание. Я ожидал, что мыобменяемся рукопожатием и он скажет: “Здравствуйте”. Далее, Эриксонсмоделировал гипнотический транс, продемонстрировав заторможенные,каталептические движения, характерные для больных, поднимающих руку подгипнозом. Кроме того, он сконцентрировал мое внимание на своем поведении.Переведя взгляд на середину моего туловища, он как бы внушал мне: “Войди в себякак можно глубже”. В целом Эриксон использовал невербальный прием гипноза,чтобы разрушить устоявшийся стереотип моего сознания и смоделировать новыйбессознательный стереотип.

Эриксон продемонстрировал мне, как можносделать общение мощным фактором воздействия на человека.

На следующее утро миссис Эриксон вкатила вдом для гостей инвалидную коляску, в которой сидел Эриксон. Не говоря ни словаи ни на кого не глядя, он с трудом перебрался в свое рабочее кресло. Я попросилразрешения включить свой магнитофон. Не глядя на меня, Эриксон кивнул головой взнак согласия. Не отрывая глаз от пола, он начал медленно говорить размереннымтоном:

Эриксон: Весь этотпурпур, верно, вызвал у вас шок

Зейг:Угу...

Эриксон: Я плохоразличаю цвета.

Зейг: Я так ипонял.

Эриксон: А красныйтелефон... подарили мне четыре студента выпускного курса.

Зейг:Угу...

Эриксон: Двое изних были уверены, что завалят экзамены по основным предметам... а двое другихбоялись, что не сдадут... второстепенных предметов. Те двое, что боялись заосновные дисциплины, но не беспокоились о второстепенных, сдали все экзамены. Ате, что знали, что сдадут основные предметы, но провалят второстепенные...провалились по основным предметам, но сдали второстепенные. Другими словами,они выборочно отнеслись к предложенной мною помощи. (Эриксон в первый раз поднимает глаза на Зейга и задерживаетвзгляд.) Что касается психотерапии... (Далее он определяет и исследует терапевтическуюметодику.)

Эта коротенькая история — блестящий образчик общения исодержит множество планов и подтекстов. Ниже следует разъяснение того множествамыслей, которые Эриксон хотел передать мне этим примером.

1) Вызвав путаницу мыслей, история сталаспособом гипнотического внушения. О гипнозе не было сказано ни слова, норассказ о главных и второстепенных экзаменах сбил меня с толку и тем самымвызвал гипнотическую фиксацию моего внимания. Я уже был знаком с этим методомвнушения (Эриксон, 1964) и использовал его в своей практике. Однако сам Эриксонделал это так незаметно и так необычно, что я даже не осознал, что этот методбыл применен ко мне самому.

2) В первом предложении Эриксон употребилслово “шок”, сделав на нем особое ударение. На самом деле Эриксону было ясно,что сплошной пурпурный цвет отнюдь не вызвал у меня шока, ведь я был накануне вего кабинете и в доме для гостей (тоже отделанном в пурпурных тонах) и ужевидел самого Эриксона (одетого во все пурпурное). К этому времени я ужеоправился от “шока”, вызван­ного обилием пурпура. Но Эриксон подчеркнул слово “шок”, чтобысфокусировать мое внимание и настроить мое бессознательное на то неожиданное,что уже происходило и еще будет происходить со мной.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.