WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |

Милях в двух от поселка жил фермер с женой идочерью. У него было 200 акров хорошей плодородной земли. Кредит за нее был ужевыплачен. Короче говоря, фермер был очень богатый. Нужно было по крайней мередвое помощников, чтобы обработать участок в двести акров. Фермер нанял одногоработника, но он в то утро уволился, так как у него в семье кто-то умер.Работник отправился в Милуоки и предупредил фермера, что больше невернется.

Как я уже упомянул, у фермера была дочьдвадцати трех лет очень привлекательной наружности. По местным понятиям, онаполучила блестящее образование — восемь классов школы. Она была рослая (175 см) и физическисильная девушка. Одна могла забить свинью, вспахать поле, метать стога,молотить зерно и выполнять любую работу точно так же, как наемный работник. Акакая она была прекрасная портниха! Все окрестные девушки шили у нееподвенечные платья, когда приходила пора выходить замуж. У нее же заказывали идетское приданое. Что касается кухни, то все признавали ее лучшей стряпухой, аее пироги и торты слыли самыми вкусными в округе.

В то утро, когда я в 8 часов 10 минут утрапришел в поселок, туда же, по поручению отца, приехала Эди, дочка фермера. Эдипривязала запряженную в легкую повозку лошадь и пошла вдоль улицы. Джо поднялсяи встал у нее на пути, внимательно изучая ее с головы до ног, а Эди, недвигаясь с места, изучала с ног до головы Джо. Наконец, Джо произнес: “Можнопригласить тебя на танцы в пятницу вечером” В поселке Лоуэлл каждую пятницу вбольшом городском зале бывали танцы, куда собиралась вся округа. “Можно, еслиты джентльмен”, —ответила Эди. Джо отступил в сторону, и Эди пошла дальше по своимделам.

В пятницу вечером Эди приехала на танцы,привязала лошадь с повозкой и вошла в зал. Там ее уже поджидал Джо. В этотвечер они танцевали все танцы подряд, хотя это вызвало зависть и недовольствоостальных кавалеров.

Как я уже сказал, Джо был высоченный парень(около 190 см) с богатырской фигурой и весьма недурен собой. На следующее утрохозяева трех обворованных магазинов обнаружили, что все украденное возвращено,а моторная лодка стоит у причала, как будто и не исчезала. Кто-то видел, какДжо направлялся в сторону фермы, принадлежавшей отцу Эди. Позднее выяснилось,что Джо попросил фермера нанять его на работу, на что отец Эди ответил:“Работать по найму нелегко. Надо вставать с восходом солнца, а ложитьсязаполночь. По воскресеньям, после церковной службы, работать приходится доконца дня. Это работа без выходных, без отпусков, а плата — 15 долларов в месяц. Я тебеотгорожу помещение для жилья в коровнике, а питаться будешь вместе с нами”. Джосогласился.

Не прошло и трех месяцев, как каждый фермержалел, что у него нет такого работника, потому что, говоря по-простому, Джооказался из тех “дураков, кого работа любит”. Он работал, работал и работал, непереставая. Закончив работу для хозяина, он шел помогать соседу, который сломалногу, и делал за него всю работу. Вскоре Джо стал так известен, что все толькои мечтали, чтобы и им привалило такое же счастье. Джо не отличалсяразговорчивостью, зато славился дружелюбием.

Через год по округе пошли разговоры. Видели,как в субботний вечер Джо и Эди выезжали на прогулку в повозке. По местнымприметам это было начало ухаживания, или “затравка”, как здесьвыражались.

На следующее утро прокатилась новая волнаслухов. Джо провожал Эди в церковь. Тут уж все было ясно. Через несколькомесяцев Джо и Эди поженились. Джо перебрался из коровника в дом и стал главнымнаемным работником своего тестя. Все его очень уважали. Детей у Джо и Эди небыло. И Джо стал интересоваться делами поселка и его жителей.

Когда паренек Эриксонов заявил, что хочетучиться в средней школе, весь поселок загоревал, потому что из паренька могполучиться толковый фермер. А образование, как известно, губит человека. Джонашел меня и поддержал мое желание учиться, он и многих других поддержал в ихстремлении к знаниям. А когда я сказал, что хочу поступить в университет, Джопервый одобрил меня, как и многих других.

Когда в поселке в очередной раз выбиралиправление школы, кто-то смехом внес его кандидатуру в список для голосования.Все проголосовали за Джо, он получил подавляющее большинство голосов иавтоматически стал председателем правления школы. Все, кто мог, присутствовалина первом заседании правления. Пришли все родители, практически все жителипоселка, чтобы послушать, что скажет Джо.

А Джо сказал: “Ребята, вы отдали мнебольшинство голосов и выбрали председателем правления школы. Насчет учебы я неочень разбираюсь. Но я понимаю, что вы хотите, чтобы ваши детишки выросли истали порядочными людьми, а самый лучший способ для этого — отправить их в школу. Наймемлучших учителей, купим все лучшее для занятий, и, чур, не орать насчетналогов”. Джо переизбирали в правление школы много раз подряд.

Прошло время, родители Эди умерли, фермадосталась ей в наследство и Джо стал подыскивать себе работника. Он отправилсяв исправительную колонию и попросил список бывших уголовников, для которых ещене все потеряно. Многие из них исправились и стали полезными для обществалюдьми, поработав на ферме у Джо. Кому и дня хватило, кому недели, а то имесяца, другие задержались на более длительный срок.

Джо умер, когда ему было за семьдесят, Эдиумерла спустя несколько месяцев. Всех, конечно, интересовало завещание. Всоответствии с завещанием ферма должна была быть продана небольшими наделамивсем желающим. Вырученные средства должны были пойти на создание фонда помощибывшим молодым преступникам, подающим надежду на исправление. Управление фондомпоручалось банку и начальнику исправительного заведения, где сиделДжо.

Для него вся психотерапия свелась к словам:“Можно, если ты джентльмен”.

Когда я получил работу главного психологаштата, мне было поручено обследовать обитателей всех исправительных икарательных заведений. Джо поздравил меня и сказал: “Есть протоколы одногостарого дела в тюрьме Вокеша, ты их почитай. Есть старые протоколы в Грин Бэй ив... (Эриксон называет еще одно исправительноезаведение)”. Я понял, что он имеет в виду свое дело.Я ознакомился с этими протоколами. Читать их было страшно. 29 лет своей жизнион потратил на дебош. Но вот встретилась хорошенькая девушка и сказал: “Можешьпригласить меня на танцы, если ты джентльмен”. Больше ничего не надо было в немменять. Он сам себя изменил. Перемены исходят не от доктора, а от самогопациента.

У меня был еще один похожий на Джо пациент,по имени Пит. К 32-м годам он 20 лет отсидел под замком. Выйдя из аризонскойтюрьмы, он приехал в Феникс. Здесь он напился, подцепил бабенку, разведенную, сдвумя детьми, и пришел к ней домой.

Она работала, а он семь месяцев жил за еесчет. За выпивку он служил вышибалой в кабаках. Вечно напивался и вечноввязывался в драки. Из всех кабаков его повыгоняли. Через семь месяцев, уставот его придирок и вечного похмелья, его сожительница заявила: “Убирайся и чтобя тебя здесь больше не видела”.

Он обошел все кабаки, упрашивая принять егона работу, но везде получал один ответ: “От тебя один урон”. Он вернулся ксвоей подружке и попросил дать ему еще один шанс. Но она отказала. Был июль,жара стояла необык­новенная, и вот он протопал шесть миль от дома своей любезной домоего кабинета.

Он уже дважды был у меня на приеме. Вскорепосле выхода из тюрьмы он попал в специальное заведение для послетюремнойреабилитации и оттуда его послали ко мне на психотерапию. Он пробыл у меня часи заявил: “Воткни ты это все знаешь куда” — и ушел. Подружка привела егообратно. Он еще час вежливо слушал меня и вежливо сказал на прощанье: “Вызнаете, куда это следует воткнуть” — и ушел.

Затем лечиться ко мне пришла егоприятельница. Мы разговорились о том, о сем. Ей хотелось, чтобы ее дочки,десяти и одиннадцати лет, скорее подросли и стали зарабатывать себе на хлеб напанели. Я спросил, неужели она хочет, чтобы ее дочери стали проститутками.“Если мне это подходит, то и им подойдет”, — заявила она. Поняв, что я ее неодобряю, она ушла и больше не по­являлась.

Изгнанный из дома своей подружки, невзирая нажару и шесть миль пути, Пит явился ко мне и спросил: “Что вы мне тогда пыталисьсказать” Я еще час бился с ним, на что он вежливо ответил: “Вы знаете, кудаэто следует воткнуть” — и опять ушел.

Он вернулся к подруге и снова просил принятьего, но она отказала. Он обошел все пивнушки, там тоже кругом отказ. И вот Питопять вернулся ко мне, оттопав 18 миль в страшную жару и страдая отпохмелья.

Вошел он ко мне и говорит: “Что вы мне тогдапытались сказать” Я отвечаю: “Виноват, Пит, но я уже воткнул. Могу лишь вотчто предложить: у меня большой огороженный двор позади дома. Там найдешь старыйтюфяк, можешь на нем спать. Если пойдет дождь, что маловероятно, оттащи его поднавес. Если похолодает, что маловероятно, я дам тебе одеяло. Если захочешьпить, там снаружи дома есть кран, а утром стукни тихонько в кухонную дверь, имоя жена выдаст тебе банку тушеных бобов со свининой”.

Мы пошли к воротам, и я добавил: “Если тыхочешь, чтобы я конфисковал твои ботинки для предупреждения побега, тебепридется долго меня упрашивать”. Упрашивать он не стал, так что обошлось безконфискации.

Днем ко мне из Мичигана приехали моя младшаядочь и внучка. Поставив машину под навес, дочь спросила: “Что это за человексидит на заднем дворе, голый до пояса, и вид у него совсембольной” — “Это Пит,мой пациент. Он алкоголик. Обдумывает жизнь”. Дочь говорит: “У него на грудибольшой шрам. Меня интересует медицина. Я пойду поговорю с ним, узнаю, откуда унего этот шрам”. “Верно, девчонки, пойдите, поговорите с ним”, — поддержал я.

Пит сидел на лужайке, и ему было одиноко иочень жаль себя. Возможность поговорить с девушками его обрадовала. Онрассказал им всю свою жизнь. О чем он говорил, я не знаю, но он никак не могвыговориться.

Моя дочь узнала, что во время одногоограбления он получил пулю в сердце, срочно был доставлен в больницу ипрооперирован на открытом сердце. Кровь из сердца откачали и зашили. А послеэтого он отсидел срок в тюрьме.

Девочки проговорили с ним до самого вечера, апотом моя дочь спросила: “Пит, что бы ты хотел сегодня на обед” Пит ответил:“Я бы выпил пинту-другую, но этого мне не видать”. Дочка подтвердила со смехом:“Нет, этого не видать. Я сама приготовлю тебе обед”. Дочь у меня отменнаякулинарка и обед для Пита она приготовила на славу. Он такого в жизни не едал,уплетал за обе щеки.

Утром дочь приготовила такой же роскошныйзавтрак и опять девочки проговорили с ним весь день. Они хорошо узналиПита.

Проведя четверо суток у меня во дворе, Питпопросил разрешения сходить к своей приятельнице. Он оставил у нее свой старыйавтомобиль. Возможно, удастся его подремонтировать и продать долларов за 25. Уменя не было никаких законных прав удерживать Пита у себя во дворе. Хочет уйтиЕго право. Пусть идет. Пит вернулся с 25 долларами в кармане.

Он сказал, что хочет все обдумать, и провелво дворе ночь. Наутро он по­просил разрешения пойти поискать работу. Вернулся он с двумяпредложениями. Одна работа была легкая, хорошо оплачиваемая, но нанеопределенный срок. Другое место — тяжелая работа на заводе, но постоянная и с хорошейоплатой.

Пит сказал, что ему нужно подумать, какуюработу выбрать. Он провел во дворе еще одну ночь. Утром он сообщил о своемрешении пойти работать на завод. Он объяснил мне, что 25 долларов ему хватит,чтобы снять дешевую комнату и продержаться на сосисках и гамбургерах до первойзарплаты.

В свой первый свободный вторник он пришел ксвоей подруге и сказал: “Одевайся. Пойдем со мной”. “Никуда я с тобой непойду”, — ответилаона. “Нет, пойдешь, —сказал Пит, — дажеесли мне придется вынести тебя на руках”. “Куда же это ты собираешься менянести” — спросилаего любезная. “В Общество анонимных алкоголиков. Нам обоим туданужно”.

Они регулярно стали туда ходить. Через двенедели Пит произнес свою первую речь, которую начал так: “Любой пьяница, будьон самый беспросветный забулдыга, может стать трезвенником и остаться им. Дляэтого в качестве стартовой площадки ему нужен задний двор”. (Смех.)

Походив вместе с Питом к Анонимнымалкоголикам, его приятельница пришла ко мне на лечение. Она решила, что еедочери должны окончить среднюю школу, а затем поступить на курсы машинописи истенографии и честно зарабатывать себе на жизнь. Они заслуживают лучшей доли,чем была у их матери.

Насколько мне известно, вот уже пятый год Питне пьет и добросовестно работает на своем заводе. А моя психотерапиязаключалась в том, что, закрыв его на заднем дворе, я сказал: “Если ты хочешь,чтобы я конфисковал твои ботинки для предупреждения побега, тебе придется долгоменя упрашивать”. Моя работа в тюрьме помогла мне узнать кое-что о своеобразномпонятии чести у заключенных. Мои слова были обращены к этому чувствучести.

Я полагаю, что врач должен дать пациентувозможность обдумать свои проблемы в благоприятной обстановке. Такова рольврача и не более того.

Взять все эти правила гештальт-терапии,психоанализа, трансактного анализа... Теоретики излагают их в учебниках так,словно все люди похожи друг на друга. Что касается меня, то за 50 лет практикия убедился: каждый человек — это индивидуальность. В каждом пациенте я видел и старалсяподчеркнуть его индивидуальность, его особенности.

В примере с Питом я воззвал к его чувствучести, как его понимает уголовник, и тем самым смог удержать его на заднемдворе, где он обдумал свою жизнь. Пит мне сказал, что моя дочь ивнучка — пришельцы сдругой планеты. Они не похожи ни на одну из тех женщин, которых он знал. Они,ей-ей, с другой планеты. (Эриксонулыбается.)

Года два спустя моя дочь приехала домой измедицинского института и сказала: “Хочу обследовать сердце Пита”. Мы позвонилиПиту и попросили прийти к нам. Дочь самым тщательным образом выслушала егосердце, проверила давление и сказала: “Все в норме, Пит”. “А я вам сразу могэто сказать”, —ответил Пит. (Эриксон улыбается.)

Нельзя изменить прошлое. Заглянуть в негополезно. Но пациенты живут сегодня. Каждый день вносит изменения в вашужизнь.

Только подумайте о переменах в нашем веке. В1900 году мы путешествовали на лошадях или поездом. Если бы кому-нибудьвздумалось полететь на Луну, он угодил бы в клинику для душевнобольных. ГенриФорду советовали завести себе лошадь. Ему говорили: “Эта бензиновая повозканикогда-никогда не заменит лошадь”.

Сколько было бунтов против строительстважелезных дорог в этой стране. Как-то в библиотеке Бостона я читал подшивкигазет с яростными выступлениями против железных дорог. А мы их построили. Иавтомобили у нас есть. Когда начали вводить автобусные линии, и здесь необошлось без предубеждений. А теперь автобусных маршрутов несчесть.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.