WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |

Буквально на следующий день вы сидите на томже жестком стуле и профессор вам вполне симпатичен. Он говорит о том, чем выкак раз увлекаетесь. Вы всем телом подались вперед, не отрываете от лектораглаз, ушки на макушке. И ваш зад не болит и даже не чувствует жесткого сидения,а стрелки бегут, как ненормальные, и часу мало. Не успела лекция начаться, какуже конец. Такое бывало с каждым из вас. Каждый сам себеанестезиолог.

Сейчас расскажу вам о нескольких раковыхслучаях. Как-то мне позвонил врач из Месы и сказал: “У меня одна женщинаумирает от рака матки. Довольно печальная история. С месяц назад ее мужскоропостижно скончался от сердечного приступа прямо на кухне. Вскоре послепохорон вдова пришла ко мне на обследование. Когда у меня собрались все данные,я вынужден был сообщить ей, что у нее рак матки и метастазы затронулитазобедренные суставы и позвоночник. Я сказал, что ей осталось жить около трехмесяцев. Я просил ее не пугаться, рано или поздно появятся боли, но я пропишуей наркотические препараты, чтобы облегчить страдания. Сейчас сентябрь, она,видимо, умрет до конца декабря, но ее мучают страшные боли. Уже не помогают ниогромные дозы демерола с морфием, ни другие наркотики. Боль не прекращается нина минуту. Может, попробовать гипноз”

Я согласился и поехал к пациентке на дом,потому что она хотела умереть дома. Я успел только войти в спальню ипредставиться, как больная сразу заговорила: “У меня кандидатская степень поанглийской филологии, опубликован том моих стихов, так что я кое-что знаю осиле слов. Неужели вы действительно верите, что силой ваших слов вы сделаетето, что не смогли сделать сильнодействующие химические препараты” “Мадам, вызнаете силу слов. Но я ее понимаю по-своему. Позвольте задать вам нескольковопросов Мне известно, что вы принадлежите к мормонам. Вы по-настоящемуверуете” — “Я верю всвою церковь, бракосочеталась в Храме и детей воспитала в этой вере”. “Сколькоу вас детей” —спросил я. “Двое. Сын в июне заканчивает университет штата Аризона. Хотелось быувидеть его в шапочке и мантии выпускника. Но я умру задолго до этого события.А дочери 18 лет, в июне у нее будет бракосочетание в Храме. Как бы мне хотелосьувидеть ее в наряде невесты! Только я умру задолго до этого”. “А где вашадочь” — спросил я.“На кухне, готовит мне ужин”, — ответила больная. “Можно мне позвать ее сюда” — спросил я. Матьсогласилась.

“У вас сейчас сильные боли” — спросил я у матери. “Не толькосейчас, у меня болело и всю прошлую ночь, и весь день, и эту ночь будетболеть”, — ответилаона. “Это вы так думаете. Я думаю по-другому”, — заметил я.

В это время в спальню вошла очень хорошенькаядевушка лет восемнадцати. Мормоны известны своей высокой нравственностью истрогими моральными устоями. Я обратился к девушке: “На что ты готова радисвоей матери” С глазами, полными слез, она ответила: “На все что угодно”. “Ярад это слышать. Сядь вот в это кресло, мне понадобится твоя помощь. Сейчас тыне знаешь, как войти в транс, но это не страшно. Вот ты сидишь рядом со мной и,стоит тебе заглянуть в самые глубины своего разума, в бессознательное, называйэто глубины разума, как ты узнаешь, как войти в транс. Так вот, чтобы помочьсвоей маме, войди в очень-очень глубокий транс. Такой глубокий, что твой разумпокинет твое тело и поплывет в космосе и сопровождать его будет только мойголос. Ты будешь ощущать только мой голос”.

Я повернулся к матери. Она не отрываланапряженного взора от дочери, неподвижно застывшей с закрытыми глазами. Яприготовился сделать нечто, что должно было вызвать протест матери. На девушкебыла длинная юбка, почти до щиколоток, а на ногах белые гольфы ибосоножки.

“Мамаша, — сказал я, — внимательно следите за мной. Вамне понравится то, что я буду делать. Это вызовет у вас чувство возмущения. Ихотя вам непонятно, зачем я это делаю, прошу вас молча наблюдать, и всепрояснится”. Я стал поднимать юбку девушки, постепенно оголив ее ноги до колен,потом выше колен и до самых бедер. В глазах матери стоял ужас: оголить ногимормонской девушке —о таком даже помыслить срашно, каково же видеть это! Мать просто окаменела отужаса.

Когда бедра оголились на две трети, я поднялруку и со всей силы шлепнул девушку ладонью по бедру. (Эриксон хлопает ладонью по собственному бедру.) При звуке шлепка мать чуть не выскочила из постели. Но дочь дажене шелохнулась, даже глазом не моргнула. Я убрал руку, и мать увидела на кожеотпечаток моей ладони. Я снова поднял руку и с такой же силой шлепнул подругому бедру. Девушка не моргнула, не пошевельнулась. Она была в космосе иощущала только мой голос.

Затем я сказал девушке: “Пусть твой разумвозвратится и будет рядом со мной. Хочу, чтобы ты медленно открыла глаза иувидела стык стен и потолка на противоположной стороне комнаты”. Я уже прикинулглазами ширину комнаты и знал, что, когда ее взгляд будет устремлен на стык,она увидит периферическим зрением свои оголенные бедра. Девушка открыла глаза,и вдруг залилась густой краской стыда. Она стала незаметно одергивать юбку,полагая, что, может быть, никто ничего не заметил. Все это виделамать.

Я обратился к дочери: “Я тебя попрошу еще ободной вещи. Ты сейчас сидишь рядом со мной. Пожалуйста, пересядь, не поднимаятела, на другую сторону комнаты”. Я стал разговаривать с ней так, как будто онанаходится на противоположной стороне. Когда она отвечала на мои вопросы, у нееизменилась интонация, как будто она и в самом деле была там. (Эриксон смотрит на противоположную сторону своейкомнаты.) Заметив что-то необычное в интонациидочери, мать только вертела головой то в одну, то в другую сторону спальни.Позвав девушку обратно, я усадил ее рядом с собой. “Я тебе очень благодарен зато, что ты помогла мне лечить твою маму. Можешь проснуться, ты чувствуешь себяпрекрасно, возращайся на кухню и приготовь маме ужин”. Когда она проснулась, яеще раз ее поблагодарил. И сознание, и бессознательное пациента одинаковозаслуживают благодарности. Очень важно выразить эту благодарность.

Проснувшись, девушка ушла на кухню. Яобратился к матери: “Вы этого не осознаете, но вы находитесь в очень глубокомтрансе и не чувствуете боли. Так вот, вы знаете силу слов, как вы их понимаете,и вы также знаете теперь силу слов под гипнозом. Я не могу быть возле васпостоянно, да этого и не требуется, но я скажу вам нечто чрезвычайноважное.

Слушайте меня внимательно. Боль вернется квам, здесь я ничего не могу поделать. Но когда придет боль, я хочу, чтобы выусадили свою голову и плечи в коляску и укатили с ними в гостиную.

Там, в дальнем углу комнаты, я оставлю длявас особый телевизор. Кроме вас его никто не сможет смотреть. Вы будетевключать его в уме. В его программе прекрасная поэзия и литература. Забирайтеголову и плечи, катите в гостиную и включайте телевизор. Обещаю, там не будетникакой рекламы. (Я думаю, у женщины, написавшей целый том поэзии, достаточновоображения и воспоминаний.) Смотрите программу, а выбрать ее вы можете посвоему желанию, самую любимую, самую заветную, какая придет в голову. Черезнекоторое время вы устанете, тогда выключите телевизор и отвезите голову иплечи обратно в спальню и приставьте к остальному туловищу. Вы так устанете,что сразу усне­те. Этобудет хороший, спокойный сон. Когда вы проснетесь, вам захочется поесть илипопить. А если вам станет одиноко, пусть ваши друзья навещают вас. Но кактолько вы почувствуете наступление боли, забирайте голову и плечи вколяску — и долой изспальни в гостиную, смотреть телевизор”.

Месяца полтора спустя, во время своей обычнойвоскресной автомобильной прогулки по пустыне, я решил навестить мою пациентку.Было 6 часов утра. На дежурство только что заступила незнакомая мне сиделка,видимо, не получившая исчерпывающих инструкций. Мне пришлось попотеть, преждечем я убедил ее, что я доктор вообще, а также доктор именно этой пациентки.Изучив все мои удостоверения, она, наконец, признала, что хотя сейчас и 6 часовутра, я действительно лечащий врач этой пациентки.

Медицинская сестра сообщила мне: “У нее былажуткая ночь. Она всю ночь шикала на меня. Ей казалось, что она в гостиной.Бредила. Только пытаюсь объяснить ей, что она у себя в спальне, как она мне:“Т-с-с-с!”

Я успокоил пациентку: “Все в порядке. Ясейчас выключу телевизор и все объясню вашей сиделке, чтобы она к вам неприставала. А когда я уйду, программа продолжится с того самого места, накотором я ее выключил”. Сиделке я все растолковал. А моя больная вскоре устала,забрала свою голову и плечи в спальню, воссоединила их с остальным телом имигом уснула. Проснувшись, она с аппетитом позавтракала, так как изряднопроголодалась.

Ее регулярно навещали друзья и уже неудивлялись, когда она забирала свою голову и плечи и отправлялась смотретьтелевизор, который кроме нее никто не видел. Время от времени она возвращаласьв спальню, засыпала, просыпалась от голода или жажды или просто просила дать ейнемного фруктов или воды со льдом. Ко всему этому друзья постепеннопривыкли.

Женщина умерла внезапно, в августе, вкоматозном состоянии. Она успела увидеть сына в выпускной мантии и дождаласьбракосочетания своей дочери в Храме, откуда та приехала к матери, чтобыпоказаться ей в наряде невесты. Она прожила спокойно 11 месяцев. “Всегдазабирайте голову и плечи из спальни и смотрите этот воображаемыйтелевизор”.

Мою сестру прооперировали по поводу мастита.Пришло время снимать швы. Вот моя сестра и говорит: “Доктор, я до смерти боюсьэтих швов. Вы не против, если я возьму голову и ноги и пойду в солярий” Сестрамне объяснила потом: “Я загорала в солярии, а сама все смотрела через дверь вкомнату. Доктор стоял так, что загораживал мое тело. А потом я взглянула, а егоуже нет, я взяла голову и ноги, вернулась и снова приделалась к своемутелу”.

Так совпало, что сестра выписалась послеоперации, а отец вернулся из больницы после обширного коронарного тромбоза.Сидят они вечерком, мило беседуют и вдруг каждый замечает, что у другогоначался приступ тахикардии. Сестра и говорит: “Пап, у тебя тахикардия, как и уменя. Если мы надумаем драпануть на кладбище, я, пожалуй, тебя перегоню: я ведьпомоложе, значит, у меня больше шансов”. “Нет, детка, — ответил отец, — на моей стороне возраст и опыт,так что гонку выиграю я”. И оба весело рассмеялись. Моя сестра до сих пор живети здравствует, а отец умер в возрасте девяноста семи с половинойлет.

Члены семьи Эриксонов чаще всего воспринимаютболезни и неудачи как черные сухари жизни. А ведь нет ничего лучше черныхсухарей, скажет вам любой солдат, подъев весь свой неприкосновенный запас.(Эриксон смеется.)

Вот еще один раковый случай. Мне позвонил мойколлега и сказал: “У меня есть больная — тридцатипятилетняя женщина, матьтроих детей. Она хочет умереть дома. Ей сделали правостороннюю мастектомию, нопоздно. Метастазы захватили кости, легкие и другие ткани. Лекарства непомогают. Может, гипноз поможет”

Я зашел к ней домой. Только я открыл входнуюдверь, как услышал доносившиеся из спальни причитания: “Не трогайте, мнебольно, не трогайте, мне больно, не трогайте, мне больно, не пугайте меня, непугайте меня, не пугайте меня, не трогайте, мне больно, не пугайте меня”. Яприслушался к этому бесконечному причитанию. Затем вошел в спальню и попыталсяпредставиться. Женщина лежала на правом боку, свернувшись калачиком. Было ясно,что если бы я даже стал орать, кричать и повторять свое имя, прорваться сквозьэти беспрерывные причитания не было никакой возможности.

Тогда я подумал: “Попробуем привлечь еевнимание иным способом”. Я запричитал в унисон: “Сделаю вам больно, сделаю вамбольно, напугаю вас, напугаю вас, сделаю больно, напугаю, сделаю больно”.Наконец, она спросила: “Зачем” — и, не дождавшись ответа, снова завелась. Я тоже продолжалпричитать, только изменил содержание: “Хочу вам помочь, хочу вам помочь, хочупомочь, но я напугаю вас, сделаю больно, но хочу помочь, но напугаю, хочупомочь”. Вдруг она прервалась, спросила: “Как” — и поехала дальше. Я забубнилвслед: “Помогу вам, помогу вам, напугаю вас, попрошу вас перевернутьсямысленно, только мысленно, не телом, перевернитесь мысленно, не телом,перевернитесь мысленно, не телом, сделаю больно, напугаю. Помогу вам, еслиперевернетесь мысленно, не телом”.

Наконец, она произнесла: “Я перевернуласьмысленно, не телом. Почему вы хотите напугать меня” И снова стала причитать.Тогда я сказал: “Хочу вам помочь, хочу вам помочь, хочу вам помочь, хочу вампомочь”. Прервавшись, она спросила: “Как” Я ответил: “Я хочу, чтобы вы ощутилиукус комара на правой ступне, вот он жалит, жалит, больно, чешется. Так больнони один комар не кусал, чешется, болит, такой злой комар вас еще никогда некусал”.

Наконец, она сказала: “Доктор, извините, но уменя нога онемела, я не чувствую комариного укуса”. “Вот и хорошо, вот иотлично, — сказаля, — это онемениеподнимается к лодыжкам, ползет вверх по ноге, ползет по икре, медленно ползет кколену, а вот уже поднимается к бедру, дошло почти до середины бедра, вот уже исередину захватило, захватило середину, а вот уже до самой талии дошло, атеперь это онемение перейдет с правой на левую ягодицу и опустится вниз полевому бедру, вот оно спустилось ниже колена, еще ниже, ниже, ниже, до левойступни. И вот ваше тело ничего не чувствует от талии и до самогониза.

Теперь онемение медленно поползет вверх полевой стороне, медленно, медленно, к плечу, к шее, а затем вниз по руке, досамых кончиков пальцев. Затем оно поползет по правому боку, под руку, черезплечо и вниз до кончиков пальцев. А теперь пусть онемение ползет вверх поспине, медленно по спине, все выше и выше, пока не достигнетзатылка.

А теперь мы сделаем так, что онемениепоползет к пупку, еще выше и, простите меня, мне так жаль, мне так ужасно жаль,что, когда онемение дойдет до хирургической раны, где была грудь, я не смогусделать так, чтобы она онемела... совсем онемела. В том месте, где былаоперация, будет ощущаться сильный укус комара, будет чесаться”.

“Очень хорошо, — сказала больная, — мне гораздо лучше по сравнению стем, как раньше болело, комариный укус я потерплю”. Я извинился, что не смогизбавить ее от комариного укуса, но она все продолжала меня уверять, что неимеет ничего против комариного укуса.

Я часто навещал ее. Она даже прибавила в весеи прекратила свои причитания. Я ей сказал: “Под гипнозом время можно исказитьтак, что день будет пролетать мгновенно, и перерыв между моими посещениямипокажется вам очень коротким”. Я приходил к ней раз в месяц.

В апреле она попросила меня: “Доктор, передсмертью мне хотелось бы хоть еще раз обойти весь дом, заглянуть в каждуюкомнату и посмотреть на все. И еще, мне хотелось бы в последний раз самойсходить в туалет”.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.