WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 47 |

(Эриксон собирает анкеты у новичков и, надевочки, читает их.) Вы словно сговорились. На этойнеделе каждый (Эриксон в этом случаенеточен) делает из своего возраста загадку, аотгадывать мне Пишут только свой день рождения и возраст братьев и сестер.Вот, например... Кто у нас Бонни

Бонни: Яздесь.

Эриксон: Тынапомнила мне о далеких славных годах, когда я преподавал в медицинскоминституте. Проставь дату, пожалуйста. А ты, Руфь, не возражаешь противдаты

Руфь: Сегодняшнейдаты (Эриксон возвращает ей листок дляисправления.)

Эриксон (Обращается к Эди. Отдает обратно и ее анкету.): Дата. Ты тоже хочешь, чтобы я отгадывал твой возраст

Бывало, сообщаю своим студентам в медицинскоминституте, что последний экзамен состоится в конференц-зале, в два часа дня, вовторник, двенадцатого числа. Говорю все очень медленно. Стоит мне выйти изаудитории и ненароком тут же вернуться, как слышу, все друг друга спрашивают:“Что он сказал Что он сказал”

Повтори-ка твое имя, будь добра.

Линда:Линда.

Эриксон: Как тебесидится рядом с графом Дракулой

Линда: Я с ним ужезнакома, вполне дружелюбный тип. (Смеется.)

Эриксон: Надеюсь,встреча состоялась не в полночь

Стоит повторить для некоторых из вас: нашасознательная жизнь, наше сознание лежат в основе восприятия, но восприятиярасщепленного. Вы пришли сюда,чтобы узнать, что я вам расскажу. В то же времяваше внимание разделено между мною, присутствующими здесь людьми, книжнымиполками, картинами и прочим.

Если взять бессознательное, то это огромныйсклад, где хранятся ваши воспоминания, ваши знания. Без такого склада необойтись, потому что вы не в состоянии сознательно удержать в памяти все, чтоузнаете. Из накопленных в течение жизни знаний львиная доля используетсяавтоматически, чтобы обеспечить жизнедеятельность человека.

Сколько вам пришлось потрудиться, чтобынаучиться говорить. А теперь, встав утром и укладываясь спать вечером, вы ниразу не задумались за день, как произнести этот слог, сколько слогов в каждомслове, как правильно произносить звуки и т.п. А ведь было время, когда выпроизносили: “Асю ады”, а думали, что говорите: “Хочу воды”. Сейчас выизъясняетесь на языке взрослых людей и забыли о том невероятном усилии, котороеприходится делать малышу, чтобы быть понятым.

Помню, как одна из моих дочек училасьговорить: “Топ-топ, топ-топ, топ-топ, иду пать... кука бай-бай”. Теперь онаговорит: “Иду спать, кукла тоже будет спать.” Но в разговоре она частоповторяла многие слова, а своего брата Ланса звала “Ла-ла”.

В психотерапии — если вы собираетесь заниматьсяпсихотерапией — вампервым делом следует знать, что общие для всех слова имеют свое особое значениедля разных людей. Слово “бежать” имеет 142 значения в английском языке. Слово“побежал” может смутить девушку, у которой побежала петля на чулке.(Эриксон приводит еще несколько примеров со словом“бежать” в разных значениях.) Так и вы, слушаяпациента, склонны вкладывать в его слова свой смысл.

Я вам повторю историю, которую недавнорассказывал. (Эриксон рассказывает историю о“молочной похлебке”. И заканчивает словами: ”Для каждого из нас слова имеютсвое особое значение”.)

Кто из вас умеет готовить Положим, выотправились в туристический поход, в Северный Иллинойс, например, или вВисконсин. Вы наловили рыбы, как вы ее приготовите (Эриксон улыбается.) А может, вамудалось стащить несколько початков кукурузы с фермерского поля. Как вы ееприготовите

Сейчас я поделюсь с вами самым вкуснымрецептом. Выпотрошите рыбу, не снимая чешуи, и заверните ее в листьяподорожника, затем зачерпните со дна реки глины погуще и обмажьте как следуетрыбу, чтобы она превратилась в продолговатый ком. В таком виде укладывайте рыбув угли костра и, когда кончики лопнут, рыба готова. Выкатывайте запекшийся ком,расколите его и, когда он развалится, чешуя, плавники и хвост отвалятся вместес подорожником, а вам останется приготовленная в собственном соку рыбка.Вкус — пальчикиоближешь! Немного соли — и вы отведаете пищу богов.

А если вам удалось поймать перепелку, тожевыпотрошите ее, обмажьте глиной — и в костер. Когда из обоих концов появится пар, расколите шарик ивместе с глиняной коркой отвалятся перья и кожица. Вот вам перепелочка,запеченная в собственном соку. Немного соли, и язык проглотишь — так вкусно.

Есть и другие способы обработатьперепелку10 (Смех), но япредпочитаю этот.

Что касается кукурузных початков, можно тожеобмазать их глиной и положить в угли. Глиняная корка снимается вместе сшелухой, а вам остается вкуснейший початок. Говорю со знанием дела.

Вы знаете, что есть много способовприготовить кукурузу, и у пациента так же много способов отреагировать на любуюситуацию.

Вот фотография, которой я оченьдорожу. (Эриксон берет фотографию и передает сидящемуслева Зигфриду.)

Зигфрид (Смотрит на фотографию): Я не все понял.

Эриксон: Пусть онапосмотрит. (Передает снимок Бонни.) Прочитай вслух.

Бонни: “Званиепочетного дедушки присваивается доктору Милтону Эриксону Слейдом Натаном Коном,сыном Джима и Грейси Кон, в связи с годовщиной усыновления, 12 сентября 1977года. Заверено и подтверждено особой “печатью”. (А наснимке отпечаток ножки и приписка: “Возраст два года”. Бонни поднимает фото,чтобы все видели.)

Эриксон: Пусти покругу.

А дело было так. Джим, юноша весьмаидеалистических взглядов, заканчивал выпускной класс средней школы. В том жеклассе училась не менее возвышенная натура по имени Грейси.

Джима призвали на вьетнамскую войну, правда,он служил в тылу, но попал в автомобильную катастрофу и получил в результатеперелом позвоночника и разрыв спинного мозга. Из госпиталя для ветеранов Джимвернулся в инвалидной коляске. Он страдал от резких болевых спазмов,повторявшихся каждые пять минут, круглосуточно. Проведенная в госпиталеоперация не помогла Джиму, наоборот, боль только усилилась. Тогда егопрооперировали повторно, но тоже без результата. Речь уже шла о третьейоперации.

Об эту пору не то Джим, не то Грейси, не тооба сразу узнали от кого-то обо мне. Они сказали главному хирургу, что хотят сомной встретиться, чтобы помочь Джиму с помощью гипноза. Хирург пригласил их ксебе в кабинет и битый час убеждал, что гипноз — это чушь, знахарство, чертовщинаи колдовство. Меня он величал не иначе как шарлатаном, мошенником и невеждой.Судя по всему, он не признавал гипноз, а стало быть, и меня. Он заявил, что дляних даже сама мысль о гипнозе — величайшее заблуждение.

Тем не менее каждые пять минут Джима корежилоот боли. Грейси безумно его жалела и, невзирая на часовую проработку, они всеже решили встретиться со мной.

Грейси вкатила Джима в мой кабинет. Япрочитал на их лицах страх, ожидание худшего, отчасти неприязнь, слабый светнадежды, выражение сопротивления и настороженности. Да, они были не в томэмоциональном состоянии, чтобы прислушаться к моим словам. Они рассказали оспинно-мозговой травме, о двух операциях и о том, как весьма уважаемый главныйхирург госпиталя убеждал их, что гипноз — это черная магия, колдовство ишарлатанство.

Тогда я сказал Грейси: “Встань вон там наковре. (Эриксон указывает место.) Стой ровно, смотри прямо перед собой, руки опущены вниз. А ты,Джим, держи вот эту тяжелую дубовую трость. Я ею пользовался при ходьбе, онадостаточно увесистая. И если тебе не понравится, что я буду делать, можешьогреть меня этой тростью”. (Поясняет Зигфриду.)“Огреть” значит “ударить”. (Общий смех.)

Зигфрид: Кускомдерева

Эриксон: Дубоваятрость — это длиннаяпалка, которой пользуются при ходьбе.

Джим взял трость, крепко сжал ее в руке истал наблюдать за мной. Я обратился к Грейси: “Грейси, я сейчас буду делать то,что тебе не понравится, даже очень не понравится. Я остановлюсь, как только тывойдешь в гипнотический транс. В данный момент ты не знаешь, что такое гипнозили гипнотический транс, но бессознательно ты знаешь, что это такое. Итак, стойтам и, если я буду делать с тобой что-то неприличное, знай, что я остановлюсь,как только ты будешь в трансе”.

Я поднял легкую бамбуковую указку и сталводить ею вдоль ложбинки, пытаясь оголить ее грудь. Грейси медленно закрылаглаза и немедленно погрузилась в глубокий транс. Я опустил указку, в то времякак Джим буквально испепелял меня глазами. Я обратился к Грейси: “Где твойродной город В какой школе ты училась Назови имена хотя бы несколькиходноклассников. Как тебе нравится погода в Аризоне” Ну, и еще что-то в этомроде. Грейси отвечала с закрытыми глазами. Я взял ее за руку, поднял, и рукакаталептически повисла. (Эриксон поднимает свою руку,и она повисает.)

Повернувшись к Джиму, я сказал: “Слышал, какГрейси разговаривала со мной Теперь поговори с ней сам”. Я опустил вниз рукуГрейси. (Эриксон опускает свою руку.) “Грейси Грейси Грейси!” — окликал он и, повернувшись комне, сказал: “Она меня не слышит”. “Правильно, Джим. Грейси в глубоком трансе ине может слышать тебя. Сколько бы ты ее ни спрашивал, она тебя не услышит”. Онзадал Грейси еще несколько вопросов, но на ее лице не дрогнул ни одинмускул.

“Грейси, — спросил я, — сколько учеников было в твоемклассе” Она ответила. Я протянул руку и одним пальцем снова поднял ее руку, азатем так же одним пальцем опустил. (Эриксонпоказывает левой рукой.) “Джим, попробуй поднять рукуГрейси”. Он подъехал на коляске и попытался поднять. Но когда я опустил рукуГрейси вдоль тела, она осталась каталептически неподвижной. Джим не смоготорвать ее от бока. Я же поднял ее одним пальцем и предложил Джиму попытатьсяопустить руку Грейси. Мускулы у Грейси сократились, и рука осталасьнеподвижной. (Эриксон показывает на своейруке.)

Показывая все это, я не торопился. Затем ясказал: “Грейси, оставайся в глубоком трансе, но открой глаза и перейди с коврак этому креслу”. (Эриксон показывает.) “Когда сядешь в кресло, закрой глаза. Затем проснись, открой глазаи удивляйся”.

Грейси села, закрыла глаза, открыла иизумленно спросила: “Как я сюда попала Я же стояла вон там, на ковре. Как яздесь оказалась” “Ты сама перешла туда”, — ответил Джим. “Данет, — возразилаГрейси, — я стоялавон на том ковре. Как же я здесь оказалась” Сколько Джим ей ни толковал,Грейси все спорила: “Я стояла на ковре. Почему я здесь” Я дал им времяпопрепираться, а потом сказал Джиму: “Посмотри на часы. Сколько сейчас”“Двадцать пять минут десятого”, — ответил он. “Правильно, — заметил я. — Вы вошли ко мне в девять, и утебя был болевой спазм. И до сих пор он не повторился”. “Верно”, — ответил Джим, и его тут жескрутило от боли. “Ну, и как тебе нравится эта боль На целых 20 минут тыизбавился от нее”. “Чего уж тут хорошего, врагу не пожелаешь”, — ответил Джим. “Да, не повезлотебе. А теперь, Джим, смотри на Грейси. Грейси, смотри на Джима. Глядя на него,ты медленно погрузишься в глубокий транс. А ты, Джим, наблюдая, как Грейсивходит в транс, тоже войдешь в транс”. Через минуту они оба были в глубокомтрансе.

Я обратился к Джиму: “Боль — это сигнал опасности, которыйподает тело. Это похоже на будильник, который поднимает тебя по утрам. Тыпросыпаешься, выключаешь будильник и начинаешь новый рабочий день. Слушай меня,Джим, и ты тоже, Грейси. Как только боль начнет приближаться, простовы­ключи будильник, ипусть твое тело занимается своей ежедневной, спокойной работой. Слушай менявнимательно, Грейси. Джиму не обязательно все время приезжать ко мне. Ты егожена. Когда Джим почувствует приближение боли, пусть он попросит тебя сесть.Смотрите друг на друга, и вы оба войдете в транс. Тогда ты, Грейси, можешьповторить Джиму те слова, которым я тебя сейчас научу”. И я проинструктировалГрейси, что ей следует говорить Джиму.

Я принял их еще несколько раз, чтобыубедиться, что у них все получается. После первой встречи со мной они вернулисьв больницу и потребовали приема у главного хирурга. В течение часа они читалиему целую лекцию о гипнозе и доказывали, как он был неправ, как он глубоко,бесконечно ошибался. “Вы видите, — сказал Джим, — у меня больше нет судорог, а вы предлагали еще одну бесполезнуюоперацию. Я бы на вашем месте со стыда сгорел. Вам следует подучиться насчетгипноза”. На следующем моем занятии в колледже Феникса появился хирург иусердно записывал все в тетрадку.

Через несколько дней Джим выписался изгоспиталя и они с Грейси возвратились к себе домой в Аризону. Правительствовыделило Джиму как инвалиду средства на строительство дома. Джим, хоть и вколяске, очень много помогал при строительстве. Он получил от государстватрактор и 15 акров земли. Джим научился перебираться из коляски на сидениетрактора и сам обрабатывал свой участок.

Поначалу Джим и Грейси приезжали ко мне вФеникс через каждые два месяца, так как Джим уверовал в гипноз как впротивостолбнячную сыворотку. Он так и говорил: “Сделайте-ка мне укольчик дляподкрепления”. Пожалуйста, получай свой “укольчик”. Но вскоре Джим сталпоявляться через три месяца, затем дважды в год. А потом супругам пришла вголову гениальная мысль. Ведь можно позвонить по телефону. Бывало, Джим звонити говорит: “Грейси у параллельной трубки. Мне бы укольчик для подкрепления”. Яспрашиваю: “Грейси, ты сидишь” “Да, — отвечает она. — Хорошо. Я сейчас повешу трубку,а ты и Джим оставайтесь в трансе 15 минут. Ты скажешь Джиму, что надо, а ты,Джим, слушай, что скажет Грейси. Через 15 минут можете проснуться”.

Джим и Грейси очень хотели детей, но у Грейсибыло шесть выкидышей только в течение первых двух лет брака. У каких докторовона только ни побывала, и все в один голос советовали усыновить ребенка ибольше не пытаться завести своего. Я стал крестным отцом усыновленногосупругами Слейда Натана Кона.

Когда ему исполнилось два года, они привезлиего ко мне в гости и я очень полюбил этого малыша. Он был почти такой жебольшой, как мой четырехлетний внук, только вел себя гораздо лучше. Грейси иДжим оказались замечательными родителями. А на днях меня пригласили бытькрестным отцом их второго усыновленного ребенка.

Относительно человеческих знаний... онибесконечны... на самом деле люди знают так много вещей и даже не догадываютсяо своем знании. Большинство из вас считают, что нельзя самоиндуцироватьанестезию. Позвольте привести пример.

Вы занимаетесь в колледже, а там есть одинпрофессор, который ужасно нудно читает свои лекции. Предмет вас не интересует ивряд ли когда-нибудь заинтересует. А он бубнит и бубнит. “Чтоб тебепровалиться, старый сыч!” — думаете вы. Надежды, что ваше пожелание исполнится, нет никакой,а он, знай себе, нудит и нудит. Вы сидите на жестком стуле, у вас уже весь задонемел, и плечи болят, и руки ноют, и вы извертелись, чтобы сесть поудобнее. Истрелки на часах словно замерли, и лекционный час кажется вечностью. Наконец,старый мухомор иссяк. Вы встаете и блаженно распрямляете затекшеетело.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.