WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 47 |

Совсем недавно я получил еще одну фотографиюот Барби. Ей уже 18 лет, она извинилась, что фотография получилась не в полныйрост. (Эриксон передает фотографиюстудентам.) Она обещала прислать мне свое изображениево весь рост.

В двух последних письмах Барби прислала мнеполное описание своей болезни — нервной анорексии. Я вылечил лишь первую стадию. Но, как правило,первая — она же ипоследняя, поскольку первая стадия — это добровольная голоднаясмерть. Это я предотвратил. На этой стадии больной чувствует себя недостойным,ни на что не способным, ничтожным и никому не нужным. Он молча уходит врелигию, в прямом смысле отрешается эмоционально от родителей и медленнопогибает от голода, даже не осознавая этого.

Если такого больного удается вытащить изпервой стадии, он начинает переедать и чрезмерно полнеть. На этой стадиибольной кажется себе неловким, уродливо полным, не способным вызвать чью-либосимпатию или любовь, страдает от одиночества и депрессии. Эту стадию Барбипреодолела с помощью одного канадского психиатра. Ко мне обращаться ей непришлось.

Далее, третья стадия — колебания веса. Резкая прибавкав весе, затем возвращение к норме, опять вес подскакивает и снова приходит внорму. И, наконец, конечная стадия.

Барби писала: “Я прошла через все стадии ивсе еще не чувствую себя в норме. Вы увидите на последнем снимке, как я сейчасвыгляжу. Я поставила перед собой цель набраться храбрости и пойти на свидание смальчиком”. В своем ответе я написал, что был бы рад ее увидеть и почему бы ейне приехать навестить меня. А я уж позабочусь, чтобы она взобралась на ПикСкво, погуляла в Ботаническом саду, побывала в Музее Херда, в картиннойгалерее. Что касается свидания, то это я ей обеспечу. (Эриксон смеется.) Тогда она и этотстрах преодолеет.

Барби написала мне о двух других девочках,страдающих от этой же болезни, и о том, как она их жалеет. Она спрашивала уменя, стоит ли ей рассказать этим девочкам о собственном случае. Я отвечал:“Барби, когда я только тебя увидел, мне тоже хотелось тебя пожалеть, но я знал,что это лишь ускорит твою смерть. Поэтому я стал обращаться с тобой так жесткои сурово, как только мог. Пожалуйста, избавь этих девочек от своей жалости.Этим ты только подтолкнешь их к могиле”. Барби написала в ответ: “Вы совершенноправы, доктор Эриксон. Если бы вы стали меня жалеть, я бы подумала, что выпритворяетесь, и убила бы себя. Но вы были так неприветливы со мной, что ядолжна была поправиться”. (Обращаясь к группе.)Однако медики так чертовски профессиональны и таккрахмально величественны, что лечат нервную анорексию “как положено”, по такимже величественным, как они сами, канонам — лекарствами, питанием черезтрубку и капельницами, — а организм отвергает всякую пищу. А я превратил пищу внаказание — и делопошло. (Эриксон улыбается.)

Понимаете, когда работаешь с пациентом,главное — это делатьто, что пойдет пациенту на пользу. А что до моего величия... то провались онопропадом. (Смеется.) Мне ибез него неплохо в этом мире. Мне ни к чему пыжиться, чтобы выглядеть важным исведущим. Я делаю то, что побуждает пациента к правильнымдействиям.

Подайте мне вон ту коробку, пожалуйста.(Эриксон указывает на коробку на полке справа отнего. Стью подает ее ему.) А вот очень важныйпример.

Одна моя студентка рассказала мне, что онапроводит семейную терапию в одной семье, состоящей из отца, матери и умственноотсталой дочери двадцати лет. С родителями у нее хлопот нет, но дочка каждыйраз закатывает истерики. Я ей объяснил: “Это потому, что у тебя все по науке,профессионально и бесстрастно. А твоя задача — хоть из кожи вон вылези,заставить пациента начать что-то делать”.

Моя студентка вернулась в свой Мичиган ипродолжила лечение. Вот что сотворила та самая девица, что билась в истериках.(Показывает небольшую тряпичную корову пурпурногоцвета.) Это же просто произведение искусства! Вряд лиу кого-нибудь из вас хватит таланта сделать нечто подобное.

Неясно, правда, почему корова оказаласьпурпурной (смеется),наверное, моя студентка подсказала, что я ношу все пурпурное... (Обращается к Зейгу.) Как следуетсфотографировал, Джефф Теперь у этой заторможенной девушки не бывает никакихприпадков. Она знает, что может что-то делать. Делать вещи, которые вызывают улюдей восхищение. А сколько сил уходит на истерику Не меньше, чем ушло на этупурпурную корову. (Эриксон убирает ее обратно вкоробку.)

Ну, кто из вас взбирался на ПикСкво

Анна: Еще неуспела. (Половина студентов поднимаютруки.)

Эриксон: А тебя какзовут, Аризона Ты ведь учишься в Университете штата Аризона, так (Спрашивает у Салли.)

Салли: Только чтоокончила.

Эриксон: На ПикСкво лазила

Салли:Да.

Эриксон: Молодец. Аты (К Саре.)

Сара: Ещенет.

Эриксон: Ты давноживешь в Аризоне

Сара: Семьлет.

Эриксон: Повторигромче.

Сара: Семьлет.

Эриксон (Не веря своим ушам): И до сих пор неподнималась на Пик Скво Когда же ты соберешься

Сара: Зато я другиепики одолела. (Смеется.)

Эриксон: О другихпиках я не спрашиваю.

Сара (Смеется): Обещаю залезть на ПикСкво.

Эриксон:Когда

Сара (Смеется): Нужна точная дата В концелета, когда станет прохладнее.

Эриксон: Нарассвете прохладно.

Сара (Смеется): Вы правы.Прохладно.

Эриксон: А вБотаническом саду была

Сара: Да, была.(Салли отрицательно качает головой.)

Эриксон (Обращается к Салли): Ты не была.(Ко всей группе.) Кто изостальных побывал в Ботаническом саду (Обращается кСалли.) Что скажешь в оправдание

Салли: Я не знаю,где он находится.

Эриксон: Вот иузнай, договорились

Итак, вас научили понимать психотерапию какупорядоченный процесс, включающий изучение истории болезни, получение подробнойинформации о проблемах пациента, а затем его обучение правильному поведению.(Обращается к группе.) Верно Хорошо.

(Говорит глядя в пол.) Один психиатр из Пенсильвании в течение 30 лет занимался лечебнойпрактикой, но без особого успеха. А если точнее, он вообще забросил практику, амедицинская документация была у него в полном беспорядке. Три раза в неделю втечение тринадцати лет его вел психоаналитик. У него был шестилетний стажсупружеской жизни. Его жена терпеть не могла свою работу, но была вынужденапродолжать ею заниматься, чтобы кормить себя и мужа. Она тоже посещалапсихоаналитика три раза в неделю — в течение шести лет. Узнав обо мне, они приехали в Феникс, чтобыпройти у меня супружескую терапию.

Всю эту информацию я получил от них самих.“Вы на Западе в первый раз” — спросил я. “Да”, — ответили они. “Вокруг Феникса очень красивые места, советую ихповидать. Поскольку вы здесь впервые, вам, доктор, я рекомендую взобраться наПик Скво. Вам понадобится на это три часа. Вашей жене я советую побывать вБотаническом саду и тоже провести там три часа. А завтра придете и расскажете освоих впечатлениях”.

На следующий день они пришли ко мне. Докторбыл в полном восторге. “Подъем на Пик Скво, — заявил он, — это самое замечательное извсего, что я сделал за свою жизнь. Событие просто перевернуло моипредставления, мое мироощущение”. Он даже не представлял, что пустыня вокрестностях Феникса может быть такой прекрасной. Доктор так и булькал отвосторга и заявил, что полезет на гору еще раз.

На мой вопрос, как ей понравилось вБотаническом саду, жена доктора ответила: “Я проторчала там три часа, как высказали. Более скучного времяпровождения у меня не было за всю жизнь. Все однои то же, одно и то же, видено-перевидено. Я поклялась, что ноги моей больше небудет в этом Ботаническом саду. Скука смертная. Три часа умирала отскуки”.

“Хорошо, — подытожил я. — Сегодня в полдень, доктор, выпойдете в Ботанический сад, а вы, мадам, подниметесь на Пик Скво. А завтраявитесь ко мне с докладом”.

Они пришли назавтра до полудня. Докторзаявил: “Мне так понравилось в Ботаническом саду, это просто чудо! Меня прямоохватил какой-то восторженный трепет. Вокруг эта роскошная разнообразнаязеленая жизнь, бушующая, невзирая на сложный климат — уже три года нет дождей и стоиттакая жара. (Они приехали ко мне в июле.) Я еще не раз побываю в Ботаническомсаду”.

Я повернулся к жене и услышал: “Ну, влезла яна эту чертову гору. (Смех.) И на каждом шагу проклинала и гору, и себя, но больше всего вас.Просто не пойму, какой черт понес меня на эту гору. Скучища. Я изругала себяругательски, но ведь полезла, потому что вы велели. Добралась я до вершины.Правда, на несколько минут я испытала некое удовлетворение, но этого хватилоненадолго. А уж как я чертыхалась на вас и на себя, пока ползла вниз! Япоклялась, что на эту гору больше никогда не полезу, ищите другихдураков”.

“Хорошо, — заметил я. — До сих пор задания давал я. Асегодня выбирайте задание по своему вкусу, каждый отдельно, а завтра приходитес отчетом”.

На следующее утро доктор доложил: “Я опятьпошел в Ботанический сад. Так и ходил бы туда снова и снова. Дивное место! Янаслаждался каждой секундой. Не хотелось уходить. Скоро я туда опятьпойду”.

Когда я повернулся к жене, она тут жезавелась: “Хотите верьте, хотите нет, но я опять лазила на Пик Скво. Только наэтот раз я чертыхалась в ваш адрес еще более изощренно. Я изругала себя за то,что я такая беспросветная дура. Всю дорогу вверх я только и делала, чторугалась. Не могу не признаться, что на верхушке я испытала краткий мигудовольствия. Но на спуске воздух буквально загустел от проклятий, которые яизрыгала в свой и ваш адрес и в адрес чертовой горы”.

“Прекрасно. Я доволен вашими отчетами. Вашасупружеская терапия завершена. Покупайте билеты на самолет и возвращайтесь вПенсильванию”.

Что они и сделали. Через несколько днейраздался междугородный звонок, говорил доктор: “Моя жена у параллельногоаппарата. Она подала на развод. Я хочу, чтобы вы ее отговорили”.

“В моем кабинете никогда не шла речь оразводе, — ответиля, — и я не собираюсьобсуждать этот вопрос по междугородному телефону. Ответьте мне только на одинвопрос: что вы оба ощущали на обратном пути в Пенсильванию” Они ответили: “Мыбыли чрезвычайно озадачены, сбиты с толку и смущены. Мы все думали, зачем мывообще к вам приезжали. Для чего вы заставили нас влезать на Пик Скво и ходитьв Ботанический сад” По возвращении домой жена заявила мужу: “Я возьму машину ипоеду покататься, чтобы вся эта чушь выветрилась из головы”. “Прекраснаямысль!” — согласилсяон и сказал, что тоже поедет покататься для прочистки мозгов. Жена сказала мне,что она прямиком отправилась к психоаналитику и дала ему отставку, а затемпоехала к своему адвокату и поручила ему возбудить дело о разводе. А мужрассказал: “Я немного покатался, а потом поехал к своему психоаналитику иотказался от его услуг, затем поехал к себе на работу и стал там прибираться,заполнять истории болезней и расставлять папки по порядку”. “Спасибо заинформацию”, —ответил я.

Сейчас они в разводе. Бывшая жена нашла себеработу по душе. Она устала от этого бесконечного подъема на гору супружескихогорчений и от этого краткого мига покоя в конце дня — “Слава Богу, день кончился”.Рассказывая о подъеме на Пик Скво, она как бы рассказывала о своейжизни.

А финал истории таков: их психоаналитик и егожена приехали ко мне. У доктора с женой был один и тот же психоаналитик. Послебеседы со мной они тоже развелись и оба счастливы.

Бывшая жена психоаналитика поделилась сомной: “Я, наконец, впервые могу жить собственной жизнью. Мой бывший мужпревратил весь дом в свой приемный кабинет, а меня — в свою служащую. Он был весьпоглощен своими пациентами. Я для него ничего не значила. Нам только казалось,что у нас счастливый брак, но, вернувшись из Аризоны, я поняла, что мне надоделать. Тем более, что передо мной был пример того, другого, доктора и его женыпосле вашего лечения. Развода я добилась с трудом, поскольку мой муж оказалсястрашным эгоистом. Он отказался назначить мне содержание и требовал, чтобы ясобрала свою одежду и убиралась из дома, и сама искала себе работу и жилье. Онсчитал, что в доме мне ничего не принадлежит. Моему адвокату пришлось изряднопотрудиться. Муж твердил, что ему нужен весь дом для его работы и егопациентов. И всю мебель тоже оставил себе.

Теперь, когда мы развелись, у меня есть свойдом, а муж получил полагающуюся ему долю нашего совместного имущества. Я нашласебе работу, которая мне нравится. Если мне хочется, я могу пообедать вресторане или пойти в кино. До сих пор я об этом только мечтала. Между прочим,мой бывший муж тоже сильно изменился. Он стал встречаться с друзьями и обедатьвне дома. У нас с ним хорошие отношения, но ни малейшего желания поженитьсявновь”.

Зигфрид: А как высразу все о них распознали Вы заранее рассчитывали на такойрезультат

Эриксон: Я видел и слышал их у себя на приемеединственный раз. Когда психоаналитик заявил, что он практикует уже тринадцатьлет, но не может похвалиться успехами и образцовым кабинетом — мне все стало ясно. А тут ещеего жена стала жаловаться, что не была счастлива ни единого дня в своейзамужней жизни, что не любит свою работу, хотя и занимается ею шесть лет, и чтожизнь ее безрадостна... Разве этого не достаточно Таким образом, мое лечениебыло таким же символическим, как и их рассказ о своей жизни. Не было нуждыспрашивать доктора, есть ли у него братья, мне и без этого было ясно, что онпотратил впустую тринадцать лет жизни, а его жена потеряла шесть лет своейжизни. Нужно было заставить их что-то предпринять. Теперь перед ним открыласьновая жизнь, а она избавилась от давящей скуки безрадостногосуществования.

Лечение в руках самого пациента. Врач толькосоздает необходимый климат, делает погоду. Вот и все. А остальную работу долженпроделать пациент.

Вот еще один случай. В октябре 1956 года меняпригласили выступить на Всеамериканском совещании психиатров по вопросу оприменении гипноза в главной бостонской больнице штата.

За программу встречи отвечал доктор Л. Алекс,работавший в этой больнице. Когда я приехал, он попросил меня не толькопрочитать лекцию о гипнозе, но и показать кое-что из техники, если этовозможно. Я спросил, на кого мне придется воздействовать. “Выберете кого-нибудьиз участников встречи”, — ответил он. “Нет, это не совсем то, что надо”, — возразил я. “Ну, так пройдите попалатам и подберите то, что вам надо”, — предложил докторАлекс.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.