WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |

Шикарная изба — это четырехстенка из неотесанныхбревен и с дощатым полом. Я печально поведал Барби, что я тоже родился в избе.В самой заурядной избе, в шахтерском поселке в горах Сьерра-Невада. Три стеныбыли бревенчатые, а четвертая была отвесным склоном горы, а полземляной.

Я рассказал, как моя мать держала постоялыйдвор, потому что шахтерский состав все время менялся. Мать приехала в этотпоселок из Висконсина. Отец был одним из совладельцев шахты, и он предложилматери переехать из Висконсина в Неваду и взять на себя постоялый двор. Матьузнала, что главное, за что она отвечает, это продуктовые запасы: соль, перец,корица, пищевая сода, мука, запас сушеных яблок, солонина, соленоесало — все, чтопонадобится на полгода, потому что торговец приезжал со своим громаднымфургоном, который тянули 20 мулов, всего два раза в год. Когда содержишьпостоялый двор, нельзя, чтобы запасы кончились раньше срока.

(Обращается к группе.) Представляете, как трудно рассчитать даже любому из вас, если высами готовите, сколько продуктов потребуется хотя бы на неделю. На Барби этопроизвело глубокое впечатление, потому что еще до болезни мать учила еекухонным премудростям. История ее весьма заинтересовала.

Затем я рассказал ей еще одну быль о своейматери. Они с отцом прожили в браке 73 года и, когда отец умер, мать побылавдовой всего три часа, но для нее это показалось слишком долго и онапоследовала за отцом. Эта история повергла Барби в глубочайшие раздумья, потомучто трудно представить женщину, бывшую 73 года замужем за одним и тем жечеловеком и ставшую вдовой всего на три часа.

Я рассказал Барби следующуюисторию:

В шахтерской бригаде, где мой отец былмастером, работал один шахтер по прозвищу Паскуда Сойер. В те времена каждыйносил с собой шестизарядный револьвер. Паскуда Сойер любил убивать из засады ипосле удачного выстрела делал насечку на рукоятке. Его никак не могли уличить впреступлении, потому что никогда не было свидетелей... Находили только мертвоетело.

Однажды в понедельник утром Паскуда Сойерзаявился на работу пьяным. Отец сказал ему: “Пьяному тебе в шахте делатьнечего. Иди домой и проспись”. Сойер попытался выхватить револьвер, но отец егоопередил. “Сойер, —сказал отец, — тыслишком пьян, чтобы выяснять отношения на револьверах”. Тогда Сойер предложилотцу объясниться на кулаках. Отец ответил: “Ты так напился, что со своимисобственными кулаками не управишься. Уходи и проспись. Если еще раз явишьсяпьяным, считай себя уволенным”.

В следующий понедельник Сойер опять явилсяпьяным. Все шахтеры собрались вокруг, выжидая, как поступит отец.“Сойер, — сказалотец, — в прошлыйпонедельник я тебя предупредил: если снова напьешься, уволю. Иди к учетчику,получи деньги и чеши отсюда”. (Кристине.) “Чесать” значит убираться ко всем чертям (смеется), и чем дальше, темлучше.

Сойер опять схватился за револьвер, но отецсказал: “Ты слишком пьян, чтобы стреляться со мной. И слишком пьян, чтобыдраться. Иди получи свой заработок и чеши”.

Шахта находилась далеко в стороне от нашегодома, где оставалась моя мать с двумя сестрами, одна старше меня,другая — младше.Сойер долго бродил в горах, пока добрался до нашего дома. Кто лазил по горам,знает, что это дело нелегкое. За это время Сойер изрядно протрезвел. Поэтому,когда он спросил у матери: “Миссис Эриксон, где можно найти вашего мужа сегодняв шесть вечера” —она, ничего не подозревая, ответила: “Альберт хотел заехать в Каньон Дэвиса покакому-то делу и к шести вернется домой”. “К шести ты будешьвдовой”, — буркнулСойер.

Мать вбежала в дом и схватила ружье, чтобыразделаться с Сойером. Но когда она выскочила на крыльцо, ей стало не по себе,Сойера не было видно, но он мог спрятаться за любым крупным валуном и легкоподстрелить ее, а с какой стороны — неизвестно. Она вернулась в дом и повесила ружье наместо.

К шести часам мать разогрела обед и оставилаего на плите, чтобы не остыл. Вот и шесть часов, половина седьмого, безчетверти семь, семь часов, половина восьмого, пятнадцать минут девятого,половина девятого, тридцать пять девятого, без двадцати девять, без пятнадцати,без десяти, без пяти, девять часов. Через несколько минут вошел отец. Матьпоставила на стол горячую еду и спросила: “Почему ты опоздал, Альберт” “Язаблудился и попал в Каньон Флоренс, а уж оттуда домой”, — объяснил отец. Мать разрыдаласьи сказала: “Я так рада, что ты заблудился”.

“Женщина, — удивился отец, — с чего это ты рада, что язаблудился И плачешь почему” Тогда мать рассказала отцу о Паскуде Сойере.“Поставь-ка шамовку обратно на плиту, чтобы не остыла”, — велел он матери, а сам взял свойревольвер и в потемках отправился в Каньон Дэвиса, чтобы разобраться с ПаскудойСойером. Не прошло и нескольких минут, как отец вернулся со смущеннымвыражением на лице. “Ну и дурак же я. Так он меня там и ждет. Да он уж, верно,из штата слинял”. (Эриксон смеется.)

Эта история очень заинтересовала Барби. Ярассказал ей, как моя мать делала запасы на полгода вперед. Разумеется, каждыйдень пекли пирог из сухих яблок, и он так опротивел шахтерам, что однажды матьрешила их побаловать и испекла пирог из кукурузного крахмала с корицей. Он имелбешеный успех. С тех пор это мой самый любимый пирог. Правда, жена и дочеривнесли некоторые изменения в первоначальный рецепт.

Мать девочки ужасно устала от всех этихисторий. На одном из приемов присутствовал Боб Пирсон, психиатр из Мичигана. Кконцу часового приема он заявил: “Мне больше невмоготу сидеть и слушать твоибайки. Ты заставляешь бедную девчушку переживать снова и снова целую палитруразнообразных эмоций. А в результате я весь в поту”. “У этой девочки нужнотренировать эмоции”, — ответил я.

Ее родители были очень богаты. Они частоотдыхали в Акапулько и Мехико, на Багамах, в Пуэрто-Рико и Лондоне, Вене иПариже. Они любили путешествовать.

Недели через две (я не мог принимать Барбикаждый день, слишком большая нагрузка для меня) мать сообщила мне: “Барбиникогда не видела Великий Каньон. Ничего, если мы уедем на несколько дней иполюбуемся Великим Каньоном” “Великолепная мысль”, — поддержал я.

Я спросил Барби, совпадает ли такая поездка сее желанием. Ведь я ее доктор и должен заботиться о ее здоровье. “Именнопоэтому твоя мама привезла тебя ко мне. Тебе следует признавать мой медицинскийавторитет. С моей точки зрения, здоровье у тебя в порядке. Тем не менее, явсе-таки доктор медицины и обязан не упускать из виду ничего, что связано ствоим здоровьем. С точки зрения медицины, единственное, на чем я будунастаивать, это чтобы ты чистила зубы дважды в день”. И Барби обещала чиститьзубы дважды в день.

“Чтобы не глотать зубную пасту, будешьсмывать ее специальным полосканием. Полоскание тоже не следует глотать. Япрошу, дай мне обещание, что будешь чистить зубы дважды в день и пользоватьсяполосканием тоже два раза в день”. И Барби дала мне твердое обещание в точностивыполнять мои указания. Я добавил: “Можешь пользоваться любой пастой, нополоскать рот будешь сырым рыбьим жиром”.(Улыбается.)

(Обращаясь к группе.) Если вы хоть раз пробовали сырой рыбий жир, то второй раз вас ипалкой не заставишь. А вот Барби, свято выполняя обещание, полоскала рот сырымрыбьим жиром. Вы все знаете, что после этого во рту остается такой мерзкийвкус, что человек готов хоть землю пожевать, только бы избавиться отнего.

Но Барби отождествляла себя с религией и, давмне обещание, она попалась. Обещание дано, а для религиозного человека этоозначает, что его следует свято выполнять. Я велел матери купить большуюбутылку рыбьего жира. Одобрив в целом их путешествие, я попросил их обратитьособое внимание на Метеорный Кратер, на Окаменевший Лес, на Цветную Пустыню, наКратер Заката и другие интересные виды, а также напомнил Барби не забыть взятьс собой полоскание. Матери я сказал: “С этого момента никогда не напоминайте ейо полоскании. Сделайте вид, что не заметили его исчезновения”. Если я хотьсколько-нибудь разбираюсь в подростках, Барби постаралась избавиться отполоскания при первой возможности.

Барби вернулась из своего путешествия поАризоне, отягощенная чувством глубокой вины. А как это увязать срелигией (Смеется.) Барбине могла признаться матери. Боялась признаться мне. Она страдала от чувствавины. Как же теперь отождествлять себя с религией

Мы с Барби виделись не каждый день. Однажды ясказал матери: “Будьте любезны, встаньте. Какой у вас рост” — “Сто шестьдесят пятьсантиметров”. Вообще-то, мне показалось, что мамаша приврала. Она выгляделавыше 170 см. Когда задаешь личные вопросы, некоторые женщины корректируютответы в свою пользу.

Зигфрид: Я непонял.

Эриксон: Они недают точного ответа. Она ответила 165 см, а мне показалось 172—175 см. Женщины обычнокорректируют ответы на личные вопросы.

Затем я спросил: “А какой у вас вес” Онаочень гордо ответила: “118 фунтов (53,5 кг. — Прим.перев.), я весила столько же, когда выходила замуж”.(Эриксон, не веря собственным ушам.) “118 фунтов Вам уже за 40, у вас пятеро детей и вы весите всего118 фунтов Мамаша, да это же ниже всякой нормы, серьезно! Самое малое, выдолжны весить 130 фунтов (около 59 кг. — Прим.перев.) — а еще лучше, 140—145 фунтов (63—65 кг). Мамаша, да вы просто дистрофик, вы недоедаете, и у васхватило смелости привести ко мне Барби, потому что вам показалось, что онаслишком худая Барби, я тебя прошу, проследи, чтобы после каждой еды, каждыйдень у твоей мамы ничего не оставалось в тарелке”. Барби взглянула на свою матьсовсем по-новому. “А если твоя мама не будет съедать все, что будет положено натарелку, ты мне скажешь на следующий же день”.

Барби взялась за дело всерьез. Однажды онадоложила: “Вчера я забыла вам сказать, что накануне мама приберегла за обедомполсосиски и завернула ее в салфетку, чтобы съесть перед сном”. — “Мамаша, это правда” Матьпокраснела и сказала: “Да”. Я возмутился: “Вы нарушили мои приказы, и васследует наказать. И я вас накажу, чтобы впредь неповадно было. Это и к тебеотносится, Барби. Ты должна была еще вчера сказать мне о мамином проступке, аты этого не сделала. Целые сутки выжидала. Так что обе будете отвечать. Завтрак девяти утра явитесь ко мне с булкой белого хлеба и куском сыра, простогоамериканского сыра”.

Когда они пришли, я велел им отрезать дватолстых ломтя хлеба, положить сверху по толстому куску сыра и поставитьсковородку в духовку, пока сыр не расплавится и не зарумянится, затем положитьпо толстому куску сыра на другую сторону ломтей и снова запечь в духовке. Затемя заставил их съесть до последней крошки эти сырные бутерброды. Это оченьпитательно. Вот такое наказание.

Я заявил им без обиняков: “Полагаю, вы непитаете ко мне симпатий. И мой способ лечения, видимо, вам не по душе. Поэтомурешайте сами, какой вес вам надо набрать до отъезда домой”. Мать остановиласьна 125 фунтах (около 57 кг. — Прим. перев.). “А ты, Барби, можешь предпочесть 75 фунтов (34 кг), но я бы натвоем месте выбрал 85 фунтов (38,5 кг). Давай, ни вашим, ни нашим — 80 фунтов”. Но Барби выбрала 75фунтов. “Хорошо, —сказал я, — поедешьдомой, когда будешь весить 75 фунтов, но если дома ты не доберешь еще 5 фунтовв течение месяца, у твоей мамы есть мой приказ привезти тебя обратно ко мне иуж лечить тебя я буду сколько захочу. И вряд ли это тебепонравится”.

С этого дня Барби и ее мама сталипоправляться. Мать все время докладывала отцу о прогрессе по телефону. КогдаБарби весила 75 фунтов, а мать 125, отец с остальной семьей прилетели в Феникспознакомиться со мной.

Сначала я побеседовал с папой: “Сколько вамлет Какой рост Какой вес” Когда он ответил, я заявил ему: “Для человекавашего возраста и роста вы не дотягиваете до нормы целых пять фунтов. Может, увас в семье наследственный диабет” “Нет, — ответил он. “Тогда это простопозор, своей худобой, этими пятью фунтами недовеса, вы подаете дурной примердочери и, более того, подвергаете смертельному риску ее жизнь”. Я суровоотчитал папашу, чем привел его в полное замешательство.

Проводив его из кабинета, я позвал двухстарших детей и спросил: “Когда Барби заболела” Они ответили, что около годатому назад. “А в чем это проявилось” — “Когда мы предлагали ейугощение, фрукты, конфеты или подарки, она всегда отвечала: “Я этого незаслужила, оставьте себе”. Мы и оставляли”.

Их я тоже отчитал за то, что они лишали своюсестру ее конституционных прав. Барби имеет право получать подарки, объяснил яим, и неважно, что она с ними сделает. Пусть даже выбросит, но получать ихимеет право. “Барби сказала, что не заслуживает подарков, а вы и обрадовались,скорей все расхватали, только о себе и думаете”. Досталось им на орехи. Отославстарших детей, я позвал Барби.

“Барби, когда ты почувствовала, чтозаболела” — спросиля. “В прошлом марте”, — ответила Барби. “В чем проявлялась твоя болезнь” — “Когда мне предлагали еду,фрукты, конфеты или подарки, я всегда отвечала: “Я это не заслужила, оставьтесебе”. “Барби, мне стыдно за тебя. Ты лишила своих родителей и остальных членовсемьи права делать тебе подарки. Неважно, что ты с ними потом сделаешь, но онидолжны иметь право делать тебе подарки, и вот это право ты у них отняла. Мнестыдно за тебя. Тебе тоже должно быть стыдно”.

(Эриксон обращается к Стью.) Дай мне, пожалуйста, вот эту историю болезни. (Стью достает нужную папку.)

Барби согласилась, что она должна позволитьродителям и старшим детям делать ей подарки. Может, они ей и ни к чему, нонельзя же лишать их права делать подарки.

То, о чем я расскажу, случилось 12 марта.Барби приехала ко мне 11 февраля. Я провел с ней в целом 20 часов. 12 марта былдень свадьбы моей дочери. Я не видел, но мои дочери сообщили мне, что Барбисъела кусок свадебного пирога по своей охоте. Накануне отъезда Барби спросила,не буду ли я возражать, если она сядет ко мне на колени, прямо в коляску, а еебрат сфотографирует нас.

Вот эта фотография: Барби, уже набравшая 75фунтов, сидит у меня на коленях, а я сижу в своей инвалидной коляске. Передайтедруг другу. (Эриксон передает фотографию Барби,сидящей у него на коленях.)

На Рождество Барби прислала мне фотографию сБагамских островов, где она стоит рядом с Санта Клаусом. (Эриксон передает и эту фотографию студентам. Девочка выглядитвесящей нормально для своего роста.)

Барби увезла с собой рецепт пирога с корицей.Она написала мне, что сама испекла пирог и вся семья егорасхваливала.

Мы поддерживали переписку. Я знал, что дополного выздоровления Барби еще далеко. Девочка присылала мне подробные письмаи в каждом письме было, хотя и косвенное, упоминание о пище. Например: “Завтрамы будем сажать огород. Помидорная рассада принялась очень хорошо. Скоро у насбудет своя зелень к столу”.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.