WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 47 |

Мы все отправились обедать в столовую дляперсонала. Когда мы туда пришли, один из сотрудников обратился к своемуколлеге: “Не пятница ли сегодня” Крякнув, тот сказал: “Забирай” (Эриксон протягивает руку) — и отдал ему свой бифштекс, аофициантке заказал для себя банку горбуши.

Если вы спросите у ревностного католика влюбой день недели: “Не пятница ли сегодня” — его религиозное чувство непозволит ему притронуться к мясу. Вот это и продемонстрировал мне егоколлега.

Все люди строго ограничены своимииндивидуальными рамками. У каждой этнической группы свои понятия дозволенного инедозволенного. Когда меня пригласили прочитать курс лекций в Венесуэле, вЮжной Америке, я отправился туда с интересом, предвкушая знакомство снациональными особенностями. С помощью переводчика я объяснил встречавшим меня,что моя жена и я прибыли из Северной Америки и не вполне знакомы с тонкостямивенесуэльской культуры, что, возможно, мы невольно нарушим местные обычаи ипоэтому надеемся, что нас загодя извинят, поскольку североамериканцы не оченьсведущи в тонкостях этикета.

Первое, что я усвоил: не надо беседовать свенесуэльцем лицом к лицу, так как, по его представлению, беседовать подобнымобразом следует, упершись своей грудью в грудь собеседника. Как заметил ГроучоМаркс: “Стоит тебе придвинуться еще чуть-чуть, и ты окажешься позади меня”.(Смех.) Поэтому я всегдастарался держать свою трость вот так (Эриксонпоказывает, как он выставлял трость перед собой),поскольку после полиомиелита я так и не смог научиться двигаться спиной назад.Я-то знал, что если азартный собеседник нажмет на меня, я упаду. Вот я иудерживал его на расстоянии своей тростью.

Затем я объяснил пригласившему меня коллеге(через переводчика), что мы с женой наделаем много ошибок, приноравливаясь кместным обычаям. Поэтому я попросил, если это возможно, предоставить нам сженой случай побывать на какой-нибудь вечеринке в доме, где будут и другиегости вместе с женами и детьми.

Позже выяснилось, что в гостях собираютсяобычно одни мужчины. Женщины устраивают свои отдельные посиделки. А еслиустраивается праздник для детей, то за ними приглядывает специальноприглашенная пожилая дама. Нас, однако, пригласили в гости, где собралисьмужья, жены и дети, и все встретили нас очень мило.

Но миссис Эриксон совершила грубуюоплошность. Она неплохо знала испанский язык и услышала, как старшие школьникиспорили о генетической цепочке — сколько хромосом в каждой клетке: 45, 46 или 47 Она включилась вразговор на испанском и назвала правильное число. Это число было неизвестнобольшинству присутствовавших докторов, а по местным убеждениям, мужчины должнызнать гораздо больше женщин. А тут какая-то североамериканка сообщает их детямсведения, о которых их папы и мамы представления не имеют. Это был ужасныйпромах со стороны Бетти.

Незыблемость представлений. А ведь такиепредставления есть у каждого пациента. (Пауза. Вместес Салли в комнату входит новая слушательница семинара. Обе опоздали на 20минут.) Вы у нас новичок, не так ли Заполнитеанкету, пожалуйста, для моего учета. (Сегодня насеминаре присутствуют одиннадцать человек.)

Сегодня я расскажу вам одну историю болезни,которая подтверждает важность знания антропологии. (Эриксон просит Стью достать папку. Стью передает ееЭриксону.)

(Обращаясь к вновь прибывшей.) Как тебя зовут, незнакомка

Женщина:Сара.

Эриксон: СараЛи

Сара: Нет.(Смеется.)

Эриксон (Зигфриду):Ничего особенного, мой немецкий друг, я просто спросил, может, ее фамилия “Ли”.Сара Ли. Не знаешь, почему я так спросил

Зигфрид: Нет.Наверное, какая-то игра слов. Я не понял.

Эриксон: Будьлюбезна, объясни ему. (Эриксон просит Кристинуобъяснить, в чем дело.)

Мой сын назвал свою собаку Сара Ли, ужаснонесимпатичное животное. (Все смеются. Обращаясь кСаре.) Вам, наверное, не раз приходилось сталкиватьсяс подобной реакцией

Сара: Похоже нато. (Эриксон смеется.)

Эриксон: Ну, ладно.Несколько лет назад у меня раздался междугородный звонок. Звонил один психологиз Вустера, штат Массачусетс. “У меня сейчас на приеме юноша шестнадцати лет.Очень способный мальчик, отлично успевает в школе, но заикается с тех пор, какстал говорить. Он из очень состоятельной семьи, и вот уже 15 лет его отецприглашает к нему психоаналитиков, психиатров, логопедов, физиологов ипреподавателей, чтобы исправить его речь. А он только еще хуже заикается. Немогли бы вы взяться за его лечение” — “У меня для этого просто нетсил”.

Через год он мне опять позвонил: “Рику ужесемнадцать, он стал еще больше заикаться, пожалуйста, займитесь им”. “Ячувствую, что в этом случае понадобится много сил, а у меня ихнет”, — ответиля.

Несколько дней спустя он мне снова позвонил:“Я переговорил с родителями, и они готовы прислать Рика к вам, если высогласитесь уделить ему хотя бы один час”. “Вы им четко объяснили, что часоваяконсультация меня не обязывает ровно ни к чему” — уточнил я. “Да, я объяснилродителям, что час —это час, и они ни на что больше не рассчитывают”, — ответил он. “Если их не пугаютрасходы на дорогу Рика из Массачусетса ко мне и на оплату моей часовойконсультации, это их дело, а не мое. Я уделю мальчику ровно один час и неболее”.

Через несколько дней в мой кабинет вошли Рики его мать. Одного взгляда было достаточно, чтобы определить их национальность.Рик открыл рот, но вместо слов раздались какие-то невнятные звуки, из которых яничего не мог понять. Я повернулся к матери, которая явно была родом из Ливана,и попросил ее рассказать о своей семье.

Она и ее муж выросли в одной из ливанскихобщин. Я попросил ее рассказать о культурных традициях этой общины, что онаохотно сделала.

Итак, став взрослыми, они эмигрировали вМассачусетс, решили там пожениться, а затем принять американское подданство. Всоответствии с обычаями общи­ны, мужчина там почитается выше Бога, а женщина низведена дотакого низкого положения, что ниже уж некуда. Дети обязаны жить с отцом и, покаони в доме, отец остается для них абсолютным повелителем. Дети женскогопола — это досадноеневезение. Их стараются сбыть с рук, выдав замуж, потому что девушки и женщиныгодятся только для тяжелого труда и деторож­дения.

Первый ребенок в браке должен быть мальчиком.Если рождается девочка, муж трижды произносит: “Я с тобойразвожусь” — и этогодостаточно для развода. Если в приданое за невестой дали, скажем, миллиондолларов, муж оставляет все себе. Жене остается только ребенок да то, что наней надето, ее выгоняют на улицу — и живи как знаешь. А все потому, что первый ребенок должен бытьмальчиком.

Но поскольку они приняли американскоеподданство, муж не мог сказать жене: “Я с тобой развожусь” — и ему пришлось смириться сужасным, невыносимым оскорблением: первым ребенком была девочка. Но каково емубыло, когда жена родила вторую дочь! И ведь ничего не поделаешь,он — натурализованныйамериканский гражданин.

Рик родился третьим. Чтобы хоть как-токомпенсировать отцу нанесенные женой “оскорбления”, Рику следовало, по крайнеймере, походить на отца и вырасти высоким, стройным, гибким мужчиной и стать еготочным портретом. Рик, напротив, был коренастым, широкоплечим и невысоким(около 170 см). У отца рост был 180 см и стройная фигура. Для него Рик былновым оскорблением: родился третьим, да еще и не похож на него.

Слово отца в семье — закон. Дети, подрастая, начинаютработать по дому и в лавке, получая от отца изредка цент, а иногда даже 10центов. Дети в семье — практически бесплатная рабочая сила, а работают они оченьдобросовестно, как принято в этой ливанской общине.

Рик стал заикаться, как только началговорить. И никакие усилия всяческих специалистов, которых богач-отец в течение16 лет приглашал к Рику, не принесли плодов. Все это я узнал отматери.

Я сказал ей: “Я посвящу Рику еще несколькочасов, но при двух условиях: вы можете взять напрокат автомобиль, поездить поокрестностям Феникса и познакомиться с видами Аризоны. Помните, что это говоритмужчина”. Мои слова “вы можете” были восприняты матерью Рика как безоговорочныйприказ. (Эриксон указывает левой рукой на Кристину ислегка меняет интонацию.) Когда вы будете выезжать напрогулки, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не вступайте в беседус ливанцами, поскольку здесь, в Фениксе, есть ливанская колония”. Они обещалислушаться меня.

“Теперь второе условие. У одной моей знакомойесть свой цветочный магазин и небольшая оранжерея. Я сейчас ей позвоню, а выслушайте, что я буду го­ворить”.

Я позвонил Минни, так звали мою знакомую, исказал: “Минни, у меня сейчас на приеме семнадцатилетний юноша, он у менялечится. Каждый день, в назначенный тобою час, он будет приходить к тебе вмагазин или оранжерею. Поручай ему самую грязную работу, какая у тебя тольконайдется. Когда он войдет, ты его сразу узнаешь”.

Минни сама была ливанка, а двое из ее братьевлечились у меня. Поэтому она меня сразу поняла. “Пусть он работает у тебя двачаса, платить ему ничего не надо, даже вялого цветочка не давай. А работуподбери погрязнее. Когда он придет, ты его узнаешь. Здороваться с ним не надо.Ничего не говоря, покажи, что надо делать”. Ни одному уважающему себя ливанцуиз упомянутой общины и в голову бы не пришло работать на женщину — это ниже его достоинства. А ужгрязная работа, так это исключительно женское дело.

Спустя некоторое время я справился у Минни.Рик являлся как часы. Минни давала задание, главным образом, надо былоперетирать вручную землю с навозом. Как мы и условились, Минни с Риком неразговаривала. Рик приходил точно в указанное время, отрабатывал свои два часаи уходил. Никто с ним не прощался и не разговаривал. Хотя, в соответствии собычаями, любая ливан­ская женщина обязана почтительно кланяться мужчине и учтиворазговаривать с ним. А здесь с Риком обращались как с последним отребьем. Итак,Рик работал по два часа, семь дней в неделю, и они с матерью не общались ни скакими ливанцами.

Время от времени я встречался с Риком.Подробно расспрашивал у матери о нем, о сестрах, об их жизни в Вустере, чтобыубедиться в правильности своих выводов относительно причин болезни Рика. Послесвоих нечастых часовых встреч с Риком я сказал его матери: “Я хочу, чтобы высняли Рику жилье на время. Откройте ему счет в банке, а затем первым же рейсомвозвращайтесь в Вустер”. “Я боюсь, этого не одобрит его отец”, — сказала мать Рика. (Эриксон смотрит на Кристину.) “Женщина, — возразил я, — я не потерплю, чтобы кто-нибудь вмешивался в дела моих пациентов.Иди и делай, как я сказал”. Она сразу поняла, что имеет дело с мужчиной. Матьсняла Рику жилье, открыла счет и в тот же день отбыла вМассачусетс.

Когда Рик пришел ко мне, я сказал ему: “Яслушал тебя, Рик, и очень озадачен звуками, которые ты издаешь, когда пытаешьсяговорить. Ты придешь ко мне еще пару раз. Я начинаю догадываться, в чем дело”.Посвятив ему в целом 14 часов, я сказал: “Рик, я внимательно выслушал тебя.Начиная с годовалого возраста, все тебе твердили, что ты заикаешься. На этомсошлись и психоаналитики, и психиатры, и все медики в целом, и учителя, илогопеды, и психологи, и все кому не лень. Я внимательно тебя слушал и недумаю, что ты заикаешься. Даю тебе задание на дом. Возьми два листа бумаги инапиши на них числа от единицы до десяти и алфавит. А затем придумай сочинениена любую тему по своему выбору и принеси мне завтра утром. Это будетдоказательством того, что у тебя нет заикания”. Рик удивленно посмотрел наменя, когда я сказал, что у него нет заикания.

На следующий день он принес две странички. Явам покажу одну. Подчеркнуто мною, чтобы студентам было ясно, что у Рика нетзаикания. Достаточно быстрого взгляда, не больше (Эриксон несколько секунд смотрит на листок и передает его Анне,сидящей слева от него в зеленом кресле), чтобыпонять, что Рик не заикается.

У меня есть тайная надежда, что однаждывстретится человек, который, глянув на листок, скажет: “Верно, Рик незаикается”.

(Обращаясь к Анне.)Ты так долго его созерцаешь, что можно целую диссертацию написать. Передавайдальше, все равно ничего не поняла.

(Санде, следующей.)И ты тоже собралась диссертацию написать.

Анна: Мне кажется,я поняла.

Эриксон (Кивает): Передай дальше. (Страничка переходит из рук в руки. Обращается к Анне.)Что же ты поняла В чем доказательство, что он незаикается

Задание Рика

9 8 7 6 5 4 3 2 1 04

z y x w v u t s r q p o n m l k j i h g f e dc b a

История жинзи

Я чувстувю, что етсь другая принича для могео заикания5, которую мы еще не обсуждали.Мне кажется, что это незначительная причина. Вам может показаться, что к моемузаиканию это не имеет отношения**.

В детстве, примерно до четвертого класса, ябыл очень толстый. Даже сейчас у меня вес колеблется. Как только я набираюлишние 10—20 фунтов,я сажусь на диету и пытаюсь похудеть. Вот и сейчас я решил сесть на диету. Язаметил, что когда я нервничаю или расстроен, я полнею, потому чтоя...

Анна: Вот моисоображения. Он пишет, скорее, справа налево, чем слева направо. Может, обаспособа перемешались у него в голове, поэтому у него путаница и в мыслях, и вречи. В этом есть смысл

Эриксон: Это твоисоображения

Анна:Да.

Эриксон: Ну иневерно.

Анна:Неверно

Кристина: Может,дело в его арабском происхождении Там ведь пишут справа налево.

Эриксон:Нет.

Зигфрид: Вы,кажется, велели ему написать две страницы, чтобы доказать, что он незаикается

Эриксон: Он долженбыл написать числа от единицы до десяти, алфавит и сочинение на две страницы налюбую тему. Глянув на первую страничку, я сказал: “Так и есть, Рик, заикания утебя нет. Сейчас я объясню тебе в чем дело”. (Эриксонберет со стола книгу и читает.) “Жизнь”, “любовь”,“есть”, “работа”, “есть”, “оба”, “преимущество”, “ответственность”, “передомной”, “отреагировал”, “он”. Вы слышали все слова, но не получили от меняникакого сообщения, никакой связной мысли, верно

(Эриксон смотрит на страничкуРика.) Смотрите, что он написал. Я сообщил ему своюмысль: напиши числа от единицы до десяти. Какова же обратная связь “Девять,восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два один, ноль”. Это числовые символы,знаки. Это не числа в определенном порядке от единицы до десяти. Следовательно,он не понял моего сообщения и не ответил на него должным образом. Он написалвсе буквы, но не алфавит. Снова он не понял моего сообщения, и опять обратнаясвязь не сработала. Возьмем сочинение, каждое второе слово (подчеркиваю,второе) написано неправильно. Как именно Последние две буквы написаны вобратном порядке.

Рик родился от родителей-ливанцев. Это перваячасть семьи, с ними все в порядке. Затем до его рождения родились две сестры, ародители дважды хотели наоборот. Но тут обратного хода нет.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.