WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Третья глава посвящена исследованию связи восприятия цвета с психологическим состоянием и особенностями личности субъекта, и проверке сформулированных в конце второй главы гипотез. В первом разделе анализируется проблема влияния цвета на физиологическое и психологическое состояние. Анализ литературных данных приводит к выводу: воздействие цвета комплексно и закономерно влияет на психо-соматический статус людей и животных; эти влияния совпадают с характеристиками, традиционно приписываемыми определенным цветам. «Холодные» цвета успокаивают, расслабляют, «теплые» – возбуждают и усиливают внутреннее напряжение. Есть основания предполагать влияние контекста восприятия на психологическую реакцию на цвета. Во втором разделе исследуется связь порогов восприятия цветов с психологическим состоянием и характеристиками личности субъекта в трех сериях констатирующих экспериментов. Две серии проводились с помощью компьютера. Первая серия состояла в подравнивании смеси красного и зеленого цветов к желтому эталону на экране дисплея, вторая – в измерении критической частоты слияния мельканий (КЧМ) для шести основных цветов. Анализировалась корреляция получаемой цветовой смеси и КЧМ со шкалами опросника «Самочувствие – активность – настроение» (САН). Результаты состоят в следующем. Повышение яркости синтезируемой цветовой смеси и увеличение количества красного компонента связано с позитивной оценкой состояния: бодростью, активностью и напряженностью. Аналогично, низкая КЧМ (свидетельствующая о повышении возбуждения и чувствительности цветового анализатора) связана с высокой самооценкой активности, мобилизованностью и озабоченностью (тревожностью). Эта закономерность в разной степени затрагивает все цвета, но особенно - фиолетовый, желтый и зеленый. Противоположная связь выявлена для синего и голубого цветов. Повышение чувствительности к этим оттенкам связано с отрицательным фоном настроения и «расслабленностью». В трети случаев подравнивания (первая серия) наблюдался феномен, обозначенный нами как «феномен перцептивного приписывания цвета воспринимаемому образу». Он состоял в «обнаружении» испытуемым в желтом эталоне отсутствовавшего синего оттенка. Как и в серии с КЧМ, это связано со снижением настроения и общей заторможенностью испытуемых. Приписывание образцу того или иного оттенка или яркости мы квалифицируем как нарушение цветовой константности образа под влиянием психологического состояния и настроения. Перцептивное приписывание цветов эталону неоднозначно связано с повышением уровня чувствительности и активации цветового анализатора. Чувствительность к синему (голубому) повышается при пониженном настроении и расслаблении, а не активированности, и слабо связана со светлотой тона.

В третьей серии анализируются устойчивые связи между характеристиками личности по 16-PF Р.Кеттела и шириной периферии зрения для четырех основных цветов теста М.Люшера (красного, синего, зеленого и желтого). Суть процедуры: спустя пять месяцев после обследования опросником Р. Кеттела было проведено измерение периферических порогов с помощью периметра. Получено 26 статистически значимых корреляций. Испытуемые с широкими периферическими полями зрения к синему обладают повышенным самоконтролем влечений (+Q3) и конкретным неактивным мышлением (+M, -B). Расширение поля зрения к зеленому цвету соотносится с эмоциональной стабильностью (+C), безмятежностью и эмоциональным комфортом (-O). Испытуемые с широкими периферическими полями в желтой области характеризуются повышенным настроением, нечувствительностью к замечаниям и упрекам, уверенностью в своих успехах, беспечны (-O). Матрица данных подверглась факторной обработке методом главных компонент с последующим «вращением». Первый Varimax-фактор (объясняет 20% дисперсии) обобщенно интерпретируется как «эмоциональная стабильность, уверенность, безмятежность + высокая чувствительность к желтому (и всем цветам) справа». Второй (объясняет 15% дисперсии) – «интроверсия, нерешительность, фрустрированность + высокая чувствительность к синему цвету слева». Вывод: эмоционально уравновешенные экстраверты видят мир более красочным, с преобладанием теплых тонов. Тревожные интроверты, напротив, - блёклым, с преобладанием синего. Люди с разной структурой личности и в разном эмоциональном состоянии склонны видеть мир буквально в разном цвете или как бы через разные цветные фильтры, «обрезающие» различные участки видимого спектра. Латеральность зависимостей вносила важные дополнения к этим закономерностям. В третьем разделе сопоставляются полученные закономерности воздействия, предпочтения и восприятия цветов. Вывод: наблюдается единообразие эмоционального состояния для исследованных форм взаимодействия человека с цветом. Это дает достаточные основания рассматривать эмоциональные и физиологические компоненты, сопровождающие восприятие цвета, в качестве важных компонентов семантической структуры цветового образа. Эти неосознаваемые закономерности проецируются в развитые структуры вербальных значений, что зафиксировано в устойчивых речевых оборотах («мрачное настроение», «розовые очки», «синий понедельник» и т.п.). Выявлена сравнительно большая заинтересованность правого полушария мозга и желто-синей оппонентной оси цветового анализатора в полученных закономерностях. С другой стороны, эмоциональные состояния, индуцирующие эффект цветового приписывания, довольно точно совпадают с психологическими коррелятами воздействия цветов на психологическое состояние. Вывод: видимые вовне цвета изменяют психологическое состояние человека аналогично тому, как под влиянием состояния изменяется колорит картины мира.

Четвертая глава посвящена проблеме закономерной проекции цветовых ощущений в развитые структуры вербальных значений. В ней обобщаются результаты зарубежных и отечественных исследований связи цветов с эмоциями. Первый раздел освещает результаты ассоциирования цветов с характеристиками психологического состояния и эмоциями. Исследования Ф. Биррена (F.Birren), Н.А.Уэлса (N.A.Wells), Р. Росса (R. Rоss), У. Веллмана (W.A.Wellman), А.Н. Лутошкина, А.М. Эткинда, О.В. Сафуановой и др. определенно свидетельствуют о тесной регулярной связи цветов с определенными эмоциями. Эта связь отражает психический компонент многоаспектного воздействия цвета на субъекта. Второй раздел посвящен обобщению исследований по семантическому и многомерному шкалированию цветов. Многочисленные исследования методом семантического дифференциала (СД) (F.Adams, Ch.Osgood, J.Williams, B.Wright, L.Rainwoter, L. Civic, А. Эткинд и др.) доказывают связь между цветом и эмоциями, подтверждая связь реакции на воздействие цвета с его коннотативными значениями. Наиболее устойчивой является положительная связь оценочных характеристик с ахроматической составляющей цвета - светлотой тона. При равносветлых тонах холодный полюс оценивается, как правило, выше теплого, но оценка этих полюсов, как и предполагалось, диаметрально меняется в зависимости от наличия объектной или субъектной категориальной установки наблюдателя. С холодной областью спектра в большей степени ассоциируются "интеллектуализированные" эмоции и эстетические чувства; с теплой - более примитивные эмоции "организмического" характера. Со спектральным тоном сильно связана такая составляющая эмоциональной реакции, как "активность" или "возбуждение", а "сила" воздействия цвета больше зависит от его насыщенности в сочетании с "потемнением"; с насыщенностью и светлотой тона может быть связан параметр "активация". Исследования методом субъективного шкалирования (Ч.А. Измайлов, Е.Н. Соколов, А.В. Вартанов и др.) доказывают возможность трансформации модели цветового зрения в модель "различения" эмоций, обосновывая вывод об изоморфизме семантических пространств цвета и эмоций. Это дает право рассматривать цветовой анализатор, цветовую память и эмоции как гомоморфные (симметричные) множества, обладающие устойчивой семантической структурой, измерения которой, в частности, задаются психофизиологической реакцией на цвета. Исследования Н.Н. Корж, Т.А. Ребеко дают основание считать, что восприятие цвета и его представление опосредовано перцептивными эталонами, которые модально неспецифичны, либо в своей структуре содержат эмоциональный компонент, достаточный для опознания цвета (О.В. Сафуанова). Это позволяет говорить о существовании единой цвето-эмоциональной системы восприятия-представления цвета.

В пятой главе исследуются семантические закономерности цветовой гетеро- и самоатрибуции как формы визуализации эмоционального отношения. Гипотеза состоит в следующем: цвета в представлениях являются формой репрезентации эмоций аналогично феномену перцептивного приписывания цвета (нарушению цветовой константности), но уже во внутреннем поле сознания субъекта. Эти закономерности аналогично отображены в развитые формы эмоциональной лексики. Первый раздел посвящен экспериментальному исследованию семантики «цветового портрета» в трех независимых сериях на учениках средней школы. Общий для всех серий методический прием состоит в проведении цветовой атрибуции (приписывания цвета характеру оцениваемого одноклассника) параллельно со шкалированием оцениваемого по личностному семантическому дифференциалу (ЛСД). Важный результат состоит в том, что хроматические и ахроматические цвета при гетерооценке распадаются на полюса положительного и отрицательного отношения. Вывод: атрибутируя цвет другому человеку, испытуемые фактически характеризуют собственное эмоциональное состояние (личностно-смысловое отношение), связанное с представлением об этом человеке. По полученным корреляциям реконструирована психологическая структура значений восьми цветов теста М. Люшера для контекста гетерооценки, и проекция их рангов предпочтения на оси личностного семантического дифференциала. Последовательность атрибутированных цветов по фактору «Оценка» ЛСД: зеленый > малиновый > красный > желтый > синий > 0 > серый - черный > коричневый. С наибольшей «Активностью» (экстравертированностью) ассоциируются красный, зеленый и малиновый, а с пассивностью (интровертированностью) - черный, синий и коричневый. Красный, зеленый и синий ассоциируются с сильным проявлением волевых качеств оцениваемого (фактор «Сила»), а черный, серый и коричневый - со слабым. Результаты второй серии в целом совпадают с таковыми для первой серии. Наиболее существенное дополнение – выраженная отрицательная коннотация синего цвета, что подтвердило субъектную установку респондентов. Третья серия проведена в ходе цвето-социометрического обследования учеников старших классов средних школ, в результате которого для каждого испытуемого составлялся «цветовой портрет». Эти портреты в количестве 154 сформировали исходную матрицу для факторного анализа. Первый фактор, объясняющий 30% дисперсии, образован двумя полюсами – «красно-малиновым» и «серо-черно-коричневым». Два других фактора (объясняющие 15% и 14% дисперсии соответственно) условно можно обозначить как «сине-желтый» и «зелено-красный». Последние два фактора аналогичны оппонентным парам цветов в теории цветоразличения Э. Геринга и в сферической модели цветового зрения (Соколов, Измайлов, 1984; Измайлов, Соколов, Черноризов, 1989). Во втором разделе обсуждаются объективные корреляты цветового портрета. С этой целью в описанной третьей серии (154 старшеклассника) проводился опросник 16-PF Р. Кеттела, данные которого проверялись на связь с цветовыми портретами. Получено 20 значимых корреляций, анализ которых обосновывает содержательную характеристику использованных в эксперименте цветов теста М. Люшера. Красный цвет приписывается ученикам легким в общении, синтонным, доверчивым, эмоциональным, гибким в поведении, склонным к чувству вины (факторы F, А, -Q2, О). Желтый цвет атрибутируется плохо приспособленным напряженным подросткам, с нереалистичными и романтическими представлениями, чувствительным, суетливым, эмоционально неуравновешенным (факторы Q4, I, M, Ф1). Зеленый цвет – подросткам эмоционально зрелым, независимым, надежным в практических вопросах, дисциплинированным, упорным, жизнерадостным (факторы Ф3, -I, -M, G, -O). Малиновый цвет – подросткам с низкой фрустрационной толерантностью, богатой незрелой эмоциональностью, мягкостью, зависимостью, непрактичностью (факторы -Ф3 и I). Синий цвет ассоциируется с эмоциональной устойчивостью, спокойствием, постоянством интересов, реалистичностью целей, интеграцией личности (фактор +С). Коричневый цвет – с теми, кто избегает всего необычного, чья фантазия небогата; они практичны и реалистичны, молчаливы, апатичны, ригидны (факторы -F и –М). Серый цвет – нечестность, ненадежность, безответственность, расхлябанность в поведении (фактор -G). Черный цвет – черты нонконформизма и независимость от мнения группы (факторы Q2 и Ф4). Вывод: цветовой портрет имеет основания в объективных характеристиках личности и наблюдаемом поведении оцениваемых. Поскольку в третьей серии качества, связанные с теплым и холодным полюсом, не были поляризованы по эмоционально-оценочному признаку, в полученных связях доминирует «объектный» контекст интерпретации цветового значения. Третий раздел посвящен исследованию «цветового автопортрета» в двух аналогичных сериях. Первая проведена на подростках 12-13 лет; вторая – на студентах. В обоих случаях испытуемые ранжировали цвета теста М. Люшера по сходству со своим характером и шкалировали себя по 21-шкальному ЛСД на предмет актуальной и идеальной самооценки. Было получено, соответственно серии, 23 и 64 значимых на 5% - 1% уровне корреляций между рангами цветов в «автопортрете» и шкальными оценками ЛСД. При построении моделей множественной линейной регрессии (по данным группы студентов), по 21 шкале актуальной самооценки ранг цветов в автопортрете можно предсказать с вероятностью от 80% до 99%. Если использовать и оценки удовлетворенности собой, то ранг любого цвета в цветовом автопортрете предсказывается со 100% вероятностью. Это означает, что ранжировка цветов в цветовом автопортрете детерминирована самоотношением и опосредована как категориальными структурами, оформляющими Я-концепцию, так и собственными значениями цветов. Факторный анализ хроматических цветов матрицы цветового автопортрета для группы студентов выявил два фактора: «зелено-красный» и «сине-желтый», что аналогично второму и третьему факторам цветового портрета при гетерооценке. Это совпадает с результатами исследований (Ч.А. Измайлов, Ч.А. Измайлов и Н.Н. Волков), доказавших реальность взаимного отображения пространства цветов в пространство эмоций в соответствии со структурой цветового анализатора.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.