WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 57 |

Права любви абсолютны и безусловны. Нетжизненной жертвы, которая не была бы оправдана во имя подлинной любви. И преждевсего оправдана жертва безопасностью и благоустройством во имя абсолютных правлюбви. В любви нет произвола личности, нет личной воли, личного желания, незнающего удержа. В любви - высшая судьба и предназначение, воля высшая, чемчеловеческая. В семье есть послушание во имя человеческого благоустройства. Влюбви - дерзновенная жертва во имя воли высшей. Ибо поистине божественная волясоединяет любящих, предназначает их друг другу. В любви есть творческий акт, ноне акт произвола, не акт личной корысти. Право любви есть долг, есть высшееповеление послушания любви. Послушание любви выше, духовнее послушания семье.Долг любви преодолевает причиняемые любовью страдания людей. Любовь всегдакосмична, нужна для мировой гармонии, для божественных предназначений. Поэтомулюбовь не должна бояться порождаемых ею страданий. Из космической природы любвинеизбежен вывод, что любви неразделенной, односторонней не может и не должнобыть, ибо любовь выше людей. Неразделенная любовь - вина, грех против космоса,против мировой гармонии, против начертанного в божественном миропорядкеандрогинического образа. И вся жуткая трагедия любви - в этом мучительномискании андрогинического образа, космической гармонии. Через половую любовьосуществляется полнота человека в каждой половине. Соединение полов -четырехчленно, а не двухчленно, оно всегда есть сложное соединение мужскогоначала одного с женским началом другого и женского начала этого с мужскимначалом того. Таинственная жизнь андрогина осуществляется не в одном двуполомсуществе, а в четырехчленном соединении двух существ. Для многих путь к единомуандрогиническому образу осуществляется через множественность соединений.Космическая природа любви делает ревность виной, грехом. Ревность отрицаеткосмическую природу любви, ее связь с мировой гармонией во имяиндивидуалистической буржуазной собственности. Ревность - чувствособственника-буржуа, не знающего высшего, мирового смысла любви. Ревнующиедумают, что им принадлежат объекты их любви, в то время как они принадлежатБогу и миру. В таинстве любви нет собственника и нет частной собственности.Любовь требует жертвы всякой частной собственностью, всяким буржуазнымпритязанием обладать любимым лишь для себя. Личность в любви раскрывается лишьчерез жертву личной корыстью. Космическая по своему смыслу любовь не можетотнимать человека у космоса. Именно мистический и космический смысл любви,именно вера в божественное предназначение и избрание в любви предполагаетсвободную борьбу в любви и свободное выживание сильных в любви, ибо мистическоепредназначение не требует охраны.

Есть глубокое, трагическое несоответствиемежду любовью женской и любовью мужской, есть странное непонимание и жуткаяотчужденность. Женщина - существо совсем иного порядка, чем мужчина. Онагораздо менее человек, гораздо более природа. Она по преимуществу -носительница половой стихии. В поле мужчина значит меньше, чем женщина. Женщинався пол, ее половая жизнь - вся ее жизнь, захватывающая ее целиком, посколькуона женщина, а не человек.

В мужчине пол гораздо более дифференцирован.Женщина по природе своей всегда живет одним, не вмещает в себе многого. Женщинаплохо понимает эту способность мужчины вмещать в себе полноту бытия. Женщинагораздо более отдается одному, тому, что сейчас ею обладает, одномупереживанию, вытесняющему всю остальную жизнь, весь мир. У женщины одноделается всем, в одном она все видит, в одно все вкладывает. Все бытиеотождествляется женщиной с тем состоянием, которое в данное время ею обладает.Женщина, страдающая от неразделенной любви, на вопрос, что такое бытие, всегдаответит: бытие есть неразделенная любовь. С этой особенностью женской природысвязано сравнительно слабое чувство личности и большая зависимость от времени,от сменяющихся во времени переживаний.

В мужской природе сильнее чувство личности ибольшая независимость от сменяющихся во времени состояний, большая способностьсовмещать во всякое время всю полноту духовного бытия. В мужской природе естьспособность переживать в себе во всякое время, то есть независимо от времени,всю полноту духовной жизни своей личности, всегда чувствовать себя собой вполноте своих сил. Мужчина не склонен отдаваться исключительно и безраздельнорадости любви или страданию от какого-нибудь несчастья, у него всегда еще естьего творчество, его дело, вся полнота его сил. В поле мужского сознания что-товыступает на первый план, другое отступает, но ничто не исчезает, не теряетсвоей силы.

Женщина отдается исключительно и безраздельнорадости любви или страданию от несчастья, она вся растворяется в этом одном,всю себя в это одно вкладывает. Личность женщины вечно подвержена опасностираспадения на отдельные переживания и жертвенного заклания себя во имя этогопереживания. Поэтому женская природа так склонна к гипнозу и к одержанию.Женская истерия имеет связь с этой особенностью женской природы, и корни ееметафизические. С этим связано и все высокое в женщине и низкое в ней, жуткаячуждость ее природе мужской. Женщина иначе переживает вечность, чем мужчина.Мужчина ставит полноту духовных сил своей личности в независимость от сменывремени, от власти временных переживаний над полнотой личности. Женщинабессильна противиться власти временных состояний, но она во временное состояниевкладывает всю полноту своей природы, свою вечность. И глубоко различно мужскоеи женское отношение к любви. Женщина часто бывает гениальна в любви, ееотношение к любви универсальное, она вкладывает в любовь всю полноту своейприроды и все упования свои связывает с любовью. Мужчина бывает скорееталантлив, чем гениален в любви, его отношение к любви не универсальное, адифференцированное, он не всего себя вкладывает в любовь и не целиком от неезависит.

И в стихии женской любви есть что-то жуткострашное для мужчины, что-то грозное и поглощающее, как океан. Притязанияженской любви так безмерны, что никогда не могут быть выполнены мужчиной. Наэтой почве вырастает безысходная трагедия любви. Раздельность мужского иженского - этот знак падения человека делает трагедию любви безысходной.Мужчина ищет в женщине красоту, красоту в ней любит, красоту жаждет обожать,ибо утерял свою деву. Но красота эта остается внешней для мужчины, вне его, онне принимает ее внутрь себя, не приобщает ее к своей природе. Женщину потомутак трудно любить вечной любовью, что в любви мужчина хочет преклониться передкрасотой, вне его лежащей. Боготворение заложено в культе мужской любви. Аженщина редко являет собой тот образ красоты, перед которым можно преклониться,который можно боготворить. Поэтому любовь приносит мужчине такое жгучееразочарование, так ранит несоответствием образа женщины с красотой вечнойженственности. Но высший, мистический смысл любви не в поклонении ибоготворении женщины как красоты, вне лежащей, а в приобщении к женственности,в слиянии мужской и женской природы в образе и подобии Божьем, в андрогине. Втворческом акте высшей любви женская и мужская природа перестают быть жуткочуждыми и враждебными. И должно быть окончательное освобождение и очищение отэротического обоготворения пола и женственности, перенесенных на самубожественную жизнь.

Половая любовь связана с самим существомличности, с утерей человеком образа и подобия Божьего, с падением андрогина, вкотором женственность была не чуждой ему стихией, внешне притягивающей, авнутренним началом в человеке, в нем пребывающей девой. И религиозный смысллюбви половой, эротики, в том, что она является источником движения личностиввысь, творческого ее восхождения. Смысл любви не в статике устроения жизни, ав динамике движения жизни, творчестве жизни иной. Всякая победа статики наддинамикой в любви есть омертвение, окостенение любви, превращение ее изтворчества в послушание, в приспособление к условиям существования. В подлиннойлюбви есть творческий прорыв в иной мир, преодоление необходимости. И неведают, что делают те, которые хотят превратить и любовь в послушание. Это ведьзначит свободу превратить в необходимость, творчество в приспособление, горупревратить в равнину. Любовь - горная, а не равнинная, с ней нечего делать тем,которые устраивают приспособление к равнинной жизни. Любовь нельзя удержать наравнине, она мертвеет и превращается в иное. Любовь - не жилец на равниннойжизни. В любви нет ничего статического, ничего устраивающего. Любовь - полет,разрушающий всякое устроение.

В любви-дружбе нет той жуткой отчужденности ижуткой притягательности объекта, какая есть в любви половой. В дружбе нет этойполярности, притягивающей противоположные стихии, и нет такого жуткогосочетания любви с враждой. Дружба не так связана с самими корнями личности, ссамим целостным образом и подобием Божьим в человеке. Дружба наполняет жизньличности положительным содержанием, но не затрагивает первооснов личности. Полразлит по всему человеку; дружба лишь часть его, лишь душевная функция. Но вподлинной, глубокой дружбе есть элемент эротический - есть если не прямая, токосвенная связь с полом. Энергия пола, энергия жажды соединения может бытьнаправлена и на дружбу, как и на любой творческий акт. И та лишь дружба полнавысокого смысла, в которой есть напряжение половой энергии, этой энергиивсякого соединения. Тайна пола есть тайна творческого недостатка, бедности,рождающей богатства. Дружба есть не цельная, а дробная любовь, она не вмещаетокончательной тайны двух, но может к ней приближаться. В дружбе нет соединениядвух в плоть единую (не только в смысле сексуального акта, но и в ином, болеевысоком смысле), есть лишь касание. Поэтому дружба является высокой ступенью виерархии чувств соединяющих, но не самой высокой и не окончательной. Но и влюбвидружбе должно быть эротическое проникновение в неповторимую тайну лицалюбимого, вернее, отражение одного в другом и глубинное понимание.

Любовь половая, любовь эротическая, считаетсяглубоко, абсолютно отличной от любви общечеловеческой, любви братской, любви"христианской". О, конечно, отлична! Любовь половая знает тайну двух, и онакоренится в полярности распавшихся стихий. Любовь "христианская", как игуманистическая, превратилась в совершенную отвлеченность, бесплотную ибескровную, в любовь "стеклянную", по выражению Розанова. Да и святые отцыболее призывали к тому, чтобы "ожесточить сердце свое", чем к любви. Не раз ужебыло говорено здесь, что христианская любовь совсем не была еще раскрытачеловечеством в религии искупления. Раскрытие христианской любви требуеттворческого акта. Она зовет к иному, не "от мира сего" соединению всех вхристианском всечеловечестве, к соединению всех в свободном Духе, а не внеобходимой природе. Доныне христианское человечество знало соединениеприродное, соединение из приспособления к необходимости. Это приспособление кнеобходимости было не только в государстве, но и в церкви, уподобившейсягосударству. Физическая история церкви была совсем не религиозна. Воплощениецеркви в истории было культурно и разделяло все особенности культуры. Вовсемирной, всечеловеческой христианской любви должен быть тот же творческийпрорыв в иной мир, то же видение человеческого лица всякого брата по Духу вБоге, что в высшей степени есть в любви эротической. В христианской любви, нестеклянной, не отвлеченной, есть отблеск небесной эротики, есть направление навсе человечество и на весь мир энергии пола. Любовь половая преодолеваетгреховное распадение мужского и женского в нездешнем соединении двух. Любовьхристианская преодолевает греховное распадение всех существ мира, всех частеймира в нездешнем соединении всех Падение и распадение человека было связано сполом. С полом связано и окончательное воссоединение. Только в небесной эротикенет скуки всего здешнего, смертной скуки приспособления к необходимости.Христианскую любовь в долгой истории пытались превратить в скуку здешнегоприспособления. И оправдывали это преступление мистикой послушания последствиямгреха. Подлинная христианская любовь считалась в христианском мире дерзостью,гордыней слишком головокружительного восхождения. Грешному человеку даже любовьне разрешалась, как недостойному.

Достаточно ли ясна таинственная связь любви сандрогинизмом В связи этой раскрывается окончательный смысл любви. Андрогинизми есть окончательное соединение мужского и женского в высшем богоподобномбытии, окончательное преодоление распада и раздора, восстановление образа иподобия Божьего в человеке. Любовь есть возврат человеку утерянной девы -Софии. В андрогинизме разгадка той тайны, что в Абсолютном Человеке - Христе небыло видимой нам жизни пола, так как в лике Его не было распадения, рождающегонашу земную жизнь пола. Через любовь отчужденная женская природа воссоединяетсяс природой мужской, восстанавливается целостный образ человека. И в любвивоссоединение это всегда связано с лицом человека, с единственностью инеповторимостью лица. Поэтому любовь есть путь восхождения падшего человека кбогоподобию. В эротике есть искупление полового греха человека, искуплениеосуществленное и переходящее в творчество. Грех падшего пола побеждаетсяотрицательно через аскетизм и творчески-положительно через любовь. Натуральная,хотя и искаженная бисексуальность всякого человеческого существа в андрогинизмеполучает свой сверхприродный, мистический смысл. В андрогинизме естьвзаимопроникновение всех клеток мужской и женской природы, то есть слиянностьконечная, предельная. Каждая клетка человеческого существа андрогинична, несетв себе отблеск природы божественной. И соединение мужского и женского должнобыть глубинным, не поверхностным. Окончательная тайна бытия андрогиническогоникогда не будет вполне разгадана в пределах этого мира. Но опыт любвиэротической приобщает к этой тайне. Связь любви эротической с андрогинизмом иесть связь ее с личностью. Ибо, поистине, всякая личность - андрогинична.Андрогинизм есть восстановленная целость пола в богоподобном бытии личности. Влюбви должна открыться не тайна женственности и не тайна мужественности, атайна человека.

Также неразрывно связана эротика створчеством. Эротическая энергия - вечный источник творчества. И эротическоесоединение для творческого восхождения совершается. Также неразрывно связанаэротика с красотой. Эротическое потрясение - путь выявления красоты вмире.

БЕРДЯЕВ Н. А. Смысл творчества.

Философия любви. Сборник. Ч. 2. - М 1990, с.421-445.

Паода АОМБРОЗО

ЖЕНЩИНЫ, МУЖЧИНЫ И КОКЕТСТВО

НЕДОСТАТКИ ОБОИХ ПОЛОВ

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.