WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |
Глубокие потрясения пола упреждают наступление новой мировой эпохи.Новый человек есть прежде всего человек преображенного пола, восстанавливающийв себе андрогинический образ и подобие Божье, искаженное распадом на мужское иженское в человеческом роде. Тайна о человеке связана с тайной обандрогине.

Половая любовь не вмещается ни в категориюсемьи, ни в категорию аскетизма, ни в категорию разврата. Любовь не есть ниупорядочивание сексуального акта в целях деторождения и социальногоблагоустройства рода, ни аскетическое отрицание всякой плоти в жизни, пола, ниразнуздание и распускание сексуального акта. Любовь ни в каком смысле не естьсексуальный акт, не имеет той положительной или отрицательной связи с ним,которая всюду мерещится людям родового сознания, и любовь в очень глубокомсмысле противоположна дифференцированному сексуальному акту, но совсем по-иномупротивоположна, чем аскетизм. Люди родового сознания, как религиозные, так ипозитивисты, в сфере пола исключительно сосредоточены на самом сексуальном актеи его последствиях и совсем не видят универсального значения пола как для всегочеловека, так и для всего космоса. Тайна пола совсем не есть сексуальный акт,совершаемый или для добродетельного деторождения, или для развратногонаслаждения. Прежде всего совсем нельзя верить тому, что сексуальный акткогда-либо и кемлибо в мире совершался для добродетельных целей деторождения -он всегда совершался стихийно, по страсти, для призрачного самоудовлетворения.Род торжествует в сексуальном акте не потому, что добродетель родоваяприсутствует у кого-либо как цель, а потому, что он бессознательно господствуетнад человеком и смеется над его индивидуальными целями.

Тайна пола раскрывается лишь в любви. Но нетобласти, в которой господствовал бы такой инертный консерватизм и такоеусловное лицемерие, как в области половой любви. Самые крайние революционерысплошь и рядом оказываются консерваторами, когда поднимается вопрос о любви.Революционное сознание реже всего встречается в сфере пола и любви, ибо тут онодолжно быть наиболее радикально, скажу даже - религиозно. Социальные и ученыерадикалы и революционеры думают лишь о социальном и физиологическомблагоустройстве пола, вглубь же никогда не идут. Любовь скидывается с мировыхрасчетов и предоставляется поэтам и мистикам. Вспоминают ли любовь Тристана иИзольды, любовь Ромео и Джульетты, любовь, воспетую провансальскими трубадурамии Данте, когда говорят о поле "христиане" или "позитивисты" господствующегосознания Их богословие и их наука, их мораль и их социология не знают любви,не видят в любви мировой проблемы. Можно сказать, как относится к сексуальномуакту и его последствиям христианское богословие, и этика, и научная биология, исоциология, но неизвестно, как они относятся к любви. Ветхородовое богословие иветхородовая наука и не могут знать любви. В любви есть что-тоаристократическое и творческое, глубоко индивидуальное, внеродовое, неканоническое, не нормативное, она непосильна сознанию среднеродовому. Любовьлежит уже в каком-то ином плане бытия, не в том, в котором живет и устраиваетсярод человеческий. Любовь - вне человеческого рода и выходит из сознания родачеловеческого. Любовь не нужна роду человеческому, перспективе его продолженияи устроения. Она остается где-то в стороне. Сексуальный разврат ближе ипонятнее человеческому роду, чем любовь, в известном смысле приемлемее для негои даже безопаснее. С развратом можно устроиться в "мире", можно ограничить егои упорядочить. С любовью устроиться нельзя, и она не подлежит никакомуупорядочиванию. В любви нет перспективы устроенной в этом "мире" жизни. В любвиесть роковое семя гибели в этом "мире", трагической гибели юности. Ромео иДжульетта, Тристан и Изольда погибли от любви, и не случайно любовь их несла ссобой смерть. Любовь Данте к Беатриче не допускала благоустроения в этом"мире", ей присущ был безысходный трагизм в пределах этого "мира". Над любовьюнельзя ни богословствовать, ни морализировать, ни социологизировать, нибиологизировать, она вне всего этого, она не от "мира сего", она не здешнийцветок, гибнущий в среде этого мира. Рост любви трагически невозможен. Этоудостоверяют величайшие художники и поэты всех времен. Не естественно ли, чтолюбовь была скинута со всех "мирских" расчетов, что проблема пола решалась внепроблемы любви

...Тайна любви, тайна брачная - в Духе, вэпохе творчества, в религии творчества. Таинство брачной любви есть откровениео человеке, откровение творческое. Таинство брака не есть семья, не естьнатуральное таинство рождения и продолжения рода, таинство брака есть таинствосоединения в любви. Только любовь есть священное таинство. Таинство любви вышезакона и вне закона, в нем выход из рода и родовой необходимости, в нем началопреображения природы. Любовь - не послушание, не несение тяготы и бремени"мира", а творческое дерзновение. Это таинство, таинство брака, не раскрываетсяеще ни в откровении закона, ни в откровении искупления. Таинство любви -творческое откровение самого человека. Оно зачиналось в мистической любви,всегда разрывавшей границы утилитарно-родовой физиологии и экономики семьи. Встрое семьи узаконенная полигамия будет более правдивой и для новых условийжизни более целесообразной формой, чем лицемерная и выродившаясямоногамия.

Любовь трагична в этом мире и не допускаетблагоустройства, не подчиняется никаким нормам. Любовь сулит любящим гибель вэтом мире, а не устроение жизни. И величайшее в любви, то, что сохраняет еетаинственную святость, - это отречение от всякой жизненной перспективы, жертважизнью. Этой жертвы требует всякое творчество, требует жертвы и творческаялюбовь. Жизненное благоустройство, семейное благоустройство - могила любви.Жертвенная гибель в жизни и кладет на любовь печать вечности. Любовь теснее,интимнее, глубже связана со смертью, чем с рождением, и связь эта, угадываемаяпоэтами любви, залог ее вечности. Глубока противоположность любви идеторождения. В акте деторождения распадается любовь, умирает все личное влюбви, торжествует иная любовь. Семя разложения любви заложено уже всексуальном акте. "Никогда еще не нашел я женщины, от которой хотел бы иметьдетей, потому что я люблю тебя, о вечность!" Так говорил Заратустра. Подлиннаялюбовь иного мира, любовь, творящая вечность, исключает возможностьсексуального акта, преодолевает его во имя иного соединения. Известно, чтосильная влюбленность иногда противоположна специфическому сексуальномувлечению, не нуждается в нем. И сильное влечение к сексуальному акту слишкомчасто не связано ни с какой влюбленностью, иногда даже предполагает отвращение.Влюбленность жаждет абсолютного соединения и абсолютного слияния, духовного ителесного Сексуальный же акт разъединяет. На дне его лежит отвращение иубийство. Любовь - акт творческий, созидающий иную жизнь, побеждающий "мир",преодолевающий род и природную необходимость. В любви утверждается личность,единственная, неповторимая. Все безличное, родовое, все подчиняющееиндивидуальность порядку природному и социальному враждебно любви, еенеповторимой и неизреченной тайны. Нет и быть не может закона для любви, любовьне знает закона. Творчество любви не знает послушания ничьей воле, оноабсолютно дерзновенно. Любовь - не послушание, подобно семье, а дерзновение,свободный полет. Любовь не вмещается в категорию семьи, не вмещается ни в какиекатегории, не вмещается в "мир". Жертвенность любви, ее отречение от мирскогоблагоустройства делает ее свободной. Лишь жертва безопасностью дает свободу.Все, что связано с приспособлением к "миру", с послушным несением его тяготы,не свободно от страха, от тяжкой заботы. В любви побеждается тяжесть "мира". Всемье есть тяжесть благоустройства и безопасности, страх будущего, бремя, также как в других формах приспособления - в государстве, в хозяйстве, впозитивной науке. Любовь - свободное художество. В любви нет ничегохозяйственного, нет заботы. И свобода эта покупается лишь жертвенностью.Свобода любви - истина небесная. Но свободу любви делают и истиной вульгарной.Вульгарна та свобода любви, которая прежде всего хочет удовлетворения ветхогопола, которая более всего заинтересована в сексуальном акте. Это не свободалюбви, а рабство любви, это противно всякому восхождению пола, всякому взлетулюбви, всякой победе над тяжестью природного пола. В любви естьэкстатически-оргийная стихия, но не природно-родовая. Оргийный экстаз любви -сверхприроден, в нем выход в мир иной.

В творческом акте любви раскрываетсятворческая тайна лица любимого. Любящий прозревает любимого через оболочкуприродного мира, через кору, лежащую на всяком лице. Любовь есть путь краскрытию тайны лица, к восприятию лица в глубине его бытия. Любящий знает олице любимого то, чего весь мир не знает, и любящий всегда более прав, чем весьмир. Только любящий подлинно воспринимает личность, разгадывает еегениальность. Все мы - нелюбящие - знаем лишь поверхность лица, не знаем егопоследней тайны. Смертельная тоска сексуального акта в том, что в егобезличности раздавлена и растерзана тайна лица любимого и любящего. Сексуальныйакт вводит в круговорот безличной природы, становится между лицом любящего илюбимого и закрывает тайну лица. Не в роде, не в сексуальном акте совершаетсясоединение любви, творящее иную, новую жизнь, вечную жизнь лица. В Богевстречается любящий с любимым, в Боге видит любимое лицо. В природном мирелюбящие разъединяются. Природа любви - космическая, сверх индивидуальная. Тайнулюбви нельзя познать в свете индивидуальной психологии. Любовь приобщает ккосмической мировой иерархии, космически соединяет в андрогиническом образетех, кто были разорваны в порядке природном. Любовь есть путь, через которыйкаждый раскрывает в себе человека-андрогина. В подлинной любви не может бытьпроизвола - в ней есть предназначение и призвание. Но мир не может судить отайне двух, тайне брачной - в ней нет ничего социального. Подлинное таинствобрака совершается лишь немногими и для немногих, оно аристократично ипредполагает избрание.

...Что такое разврат в глубоком смысле этогослова Разврат прямо противоположен всякому соединению. Тайна разврата - тайнаразъединения, распада, раздора, вражда в поле. Тайна соединения не может бытьразвратна. Где соединение достигается, там нет разврата. В сексуальном актеесть неустранимый элемент разврата потому, что он не соединяет, а разъединяет,что в нем есть реакция, что он чреват враждой. Семья не предохраняет от этойразвратности сексуального акта, от этой поверхностности, внешности касанияодного существа к другому, от этого бессилия внутреннего проникновения одногосущества в другое, бессилия слить все клетки мужа и жены. Разврат естьразъединение, и он всегда превращает объект полового влечения в средство, а нев цель. Вся физиология и психология разврата построена на этом превращениисредства в цель, на подмене влечения к своему объекту влечением к самомусексуальному акту или к самому искусству любви. Любовь к любви вместо любви клицу - в этом психология разврата. В этой психологии нет соединения ни с кем,нет и жажды соединения - это разъединяющая, отчуждающая психология, в нейникогда не осуществляется тайна брачная. Любовь к сексуальному акту вместолюбви к слиянию в плоть единую - в этом физиология разврата. В этой физиологиинет соединения ни с кем, нет и жажды соединения, это физиология природнойвражды и отчужденности. В стихии разврата половая жизнь наиболее отделяется отцельной жизни личности. В разврате личность не связывает с полом никаких своихупований. Пол как бы отделяется от человека и от космоса, становится замкнутым,погруженным в себя. Всякое размыкание пола в космос прямо противоположноразврату. То уединение, сокрытие пола, отдифференцирование его от цельнойсущности жизни, которое мы видим в природном мире, всегда есть уже разврат.Только возвращение полу универсального значения, воссоединение его со смысломжизни побеждает разврат. Обыденные "мирские", "буржуазные" понятия о развратенередко бывают прямо противоположны истине, поверхностны, условны, утилитарны,не ведают метафизики разврата. Условный морализм и социальный традиционализм сих буржуазным духом не в силах разгадать жуткой тайны разврата, тайны небытия.В так называемом браке разврат так же находит себе приют, как и в местах, неимеющих оправдания. Разврат всюду имеет место, где целью не является соединениелюбящих, проникновение через любовь в тайну лица. Проблема разврата неморальная, а метафизическая. Все биологические и социологические критерииразврата - условны, в них говорит голос буржуазности мира сего. По обыденнымпредставлениям развратом называются недозволенные формы соединения полов, в товремя как развратно именно отсутствие соединения, сексуальный акт развратенпотому, что недостаточно глубоко соединяет. Также поверхностны ходячиепредставления о развратности аномалий половой жизни. Наша половая жизнь естьсплошная аномалия, и иногда самое "нормальное" может оказаться развратнее"ненормального". Разврат совсем не может быть запрещен, он должен бытьонтологически преодолен иным бытием. Любовь - одно противоядие против разврата.Другое противоядие - высшая духовная жизнь. Сладострастие само по себе еще неразвратно. Развратно лишь сладострастие разъединения, и свята сладкая страстьсоединения. Развратно сладострастие, не проникающее в объект, погружающее всебя, и свят оргийный экстаз любви, сливающий с любимым.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.