WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 57 |

Кроме этих двух главных направлений всексологии имеются концепции и тенденции, ориентирующиеся на физиологию половыхотношений (Мастере и Джонсон), на культурно-исторический анализ форм отношенийполов. Сюда же относятся многочисленные работы в области изучения порнографии иэротического искусства. Все эти направления и традиции можно - одни с большей,другие с меньшей долей условности - отнести к сексологии. Но при этом каждое изнаправлений исходит из собственных предпосылок, действует собственнымиметодами, благодаря чему порождаются особые для каждого направления образыпредмета исследования (человеческой сексуальности), а результаты исследованийоказываются не просто несопоставимыми, но как бы лежащими в совершенноразличных плоскостях наблюдения и анализа.

Кроме этих, так сказать,теоретико-методологических различий, существует еще ряд проблем, затрудняющих иставящих под сомнение объективность сексологических исследований. Во-первых,тема сексуальности до сих пор остается, если можно так выразиться, "жареной"темой. Конечно, прошли те времена, когда против упомянутого выше англичанинаХавлока Эллиса, начавшего в 1898 году публиковать "Исследования по сексуальнойполитике", был возбужден (в Америке) судебный процесс по обвинению внепристойных публикациях. Однако до сих пор отношение общества ксексологическим публикациям, да и позиции самих исследователей, сплошь и рядомопределяются предрассудками и стереотипами господствующей морали. Сколь быобъективным ни пытался быть исследователь этой области, он не перестает бытьморальным существом, представителем моральной общины, и это неизбежнонакладывает свой отпечаток как на методы исследований, так и на формыпредставления их результатов. Правда, если сто лет назад обычным было суждениео научных сексологических трудах как о порнографии, то сейчас ситуацияизменилась: близкие по содержанию к порнографии книги, картины, фильмы сплошь ирядом апеллируют к научности, маскируются под науку. Примером может служитьнашумевший лет пятнадцать назад двухтомник Нэнси Фрайди о сексуальных фантазияхмужчин и женщин "My secret Garden", где граница между сексологией ипорнографией неуловима, хотя предлагаемые ею материалы, конечно же, могутслужить основой для собственно научных обобщений.

Во-вторых, объективность сексологииизначально ограничена тем, что сам исследователь является существом, обладающимполом, а потому реализует в исследовании и свои собственные страхи, стремления,психологические комплексы. Особенно явно эти трудности проявляются ваналитической или глубинной психологии, где огромную роль играет способностьисследователя к интерпретации изучаемых феноменов и где, следовательно, врезультатах работы глубоко и полно отражается личность самого исследователя.Это, однако, не означает, что в физиологически и поведенчески ориентированномисследовании такой опасности не существует, поскольку в нем проводится позициясознательного отказа от психологической ориентации. Наоборот, "субъективное"осмысление индивидами - объектами исследования собственного внутреннего мираможет оказаться решающим для объяснения их сексуального поведения, а этот-тосубъективный момент и упускается из виду бихевиористски ориентированнойсексологией. Налицо достаточно глубокий разрыв внутри сексологии, показывающий,что, несмотря на провозглашаемую многими авторами научность и объективность еепроцедур и результатов, она не в состоянии охватить человеческую сексуальностьво всей ее полноте, целостности и многоаспектности.

Наличие такого же разрыва можноконстатировать и в теориях, концепциях, методах полового воспитания ипросвещения. Речь идет конечно, не о половом воспитании, как оно практикуется,будучи еще в неразвитом, зачаточном состоянии в нашей стране, а о развитой идифференцированной области педагогической деятельности, как она сформироваласьв странах Запада. Там уже давным-давно осознано, что задачей половой педагогикине может быть расширение и распространение основополагающих биологическихзнаний на область человеческой сексуальности. Уроки полового воспитания это неуроки биологии. С другой стороны, это и не может быть набором общепризнанныхсведений о любви и дружбе. Хотя основной целью полового воспитания являетсяпривнесение знаний о биологической стороне человеческой сексуальности ивыработке некоторых полезных физиологических и гигиенических навыков, в перечнеего аспектов должны найти свое место антропологические, психологические,социологические, политические, этнологические, этические, этологические,медицинские, юридические, лингвистические, эстетические и педагогическиезнания. Изложение этих знаний в свою очередь должно дифференцироваться. Они вразличном сочетании входят в разные типы полового обучения и просвещения,которые практикуются педагогами и социальными работниками разного профиля:половое воспитание в детстве, в дошкольном возрасте, в раннем школьномвозрасте, половое воспитание подростков, юношей; школьное, внешкольное,семейное половое воспитание; половое воспитание в начальной средней школе;половое воспитание при помощи и через средства массовой коммуникации;нерепрессивное, коммуникативное, интегрированное, научно-ориентированное,личностно-диалогическое половое воспитание и т.д. и т.п.

При этом в многочисленных западных работах вэтой области постоянно подчеркивается, что, несмотря на сложность идифференцированность этого предмета, объясняемые комплексностью имногоаспектностью самого феномена человеческой сексуальности, настоятельнойнеобходимостью является целостное видение, ибо "речь идет об опыте,удовлетворяющем человека в его целостности", ибо ребенок, о воспитании которогоидет речь, это "половое существо в единстве тела, души и духа". Отсюдавыводится концепция полового образования и воспитания как междисциплинарногопредприятия, которое ориентируется на "интеграцию антропологической,психологической, социологической и этико-религиозной областей человеческогобытия". Далее заключается, что "половое воспитание должно рассматриваться какчасть общевоспитательной задачи и поэтому реализовываться в работе всехвоспитательных институтов, многосторонне и с точки зрения различных подходов"[20].

Все это убедительно звучащие принципы илозунги. Собственно, на такие же принципы - целостность, научность и т.д.ориентируется и сексология. Но когда дело доходит до конкретных программ иконкретной работы, от идеальной целостности остается не так уж много. Возьмемдва примера. Первый - из книги "Цель обучения - нежность". Дается следующаятематизация учебного занятия по теме "Различные роды любви":

Общая цель обучения:

- ученики узнают, что любовь является частьючеловеческой жизни.

Частные цели обучения:

- существуют различные формы любви: любовьживотных, любовь детей и родителей, любовь братьев и сестер, дружба детей июношей, любовь любовных пар, супружеских пар, старых людей;

- любовь и привязанность могут выражатьсяследующим образом: во взаимной помощи друг другу, в совместных предприятиях, вовзаимных ласках, объятьях, поцелуях, в прогулках, держась за руки и т.д.[21].

Эта программа предназначена, разумеется, длямладшего школьного возраста.

Другой пример - из учебного пособия пополовому воспитанию старших школьников:

Частная учебная цель:

Ученик (ученица) должен (должна) знать иуметь объяснить при помощи изображений, что у юноши, в отличие от девушки,быстрее обнаруживается возбуждение полового органа, когда он ритмично надвигаети сдвигает крайнюю плоть на головку члена, в результате чего член выпрямляетсяи следует извержение семени (оргазм) [22].

Можно, конечно, сказать, что для каждоговозраста - свое. Но при этом невозможно отрицать, что речь идет не столько оразных этапах обучения одному и тому же предмету, сколько о двух разных видахобучения: с одной стороны, романтическая педагогика любви, с другой -собственно сексуальная педагогика, где изображения и описания непосредственнограничат с порнографией. И нет, пожалуй, такой концепции полового обучения ивоспитания, которая могла бы органично объединить эти два направления в рамкаходной целостности, как, впрочем, нет такой интегральной концепции и в науке осексуальном - сексологии. Возможно, в основе этого раздвоения лежитобнаруженный Фрейдом и обозначенный им как "всеобщее унижение любовной жизни"фундаментальный раскол в самой природе современной сексуальности. Выше мы ужецитировали фрейдовский афоризм: "Там, где любят, нет влечения, где естьвлечение, там не могут любить". В двух направлениях в половом воспитании словнобы воспроизводится эта дилемма: холодный и точный рационализм просветительноготолка, с одной стороны, и проповедь семейно-уютной, очищенной от бурь истрастей сексуальности - с другой.

Именно первая сторона является преобладающейв современных концепциях полового воспитания. Это объясняется многимипричинами. Во-первых, изначальной научной ориентацией сексуальной педагогики;последняя естественно и неизбежно связана с сексологией, где ныне преобладают(по крайней мере, в "научной сексологии") позитивистско-бихевиористскиетенденции. На первых этапах программы полового воспитания имели выраженнуюмедицинско-биологическую ориентацию. Во-вторых, именно эта сторона составляетподлинно новое в воспитании вообще. Вторая сторона ("цель обучения - нежность")в сущности не нова, она учитывалась и пропагандировалась и раньше - вомножестве этических и религиозных доктрин (хотя, конечно, интерпретации любвираньше и сейчас могут существенно различаться). Поэтому отчужденно-объективноеописание и изображение сексуальности можно считать ядром современного половоговоспитания.

Расцвет порнографии, расцвет сексологии ирасцвет идей полового воспитания оказались практически одновременными. Ониоказались полезными друг другу и тесно друг с другом связаны. Так чтонеудивительно, что объективная сексология оценивает порнографию скорейпозитивно, чем негативно, и признает ее полезность в деле полового воспитаниямолодежи. Объективность такого механически-статистического подхода сомнений невызывает. В таком случае не должно вызывать сомнений и суждение о том, чтопорнография не ведет к анормальному сексуальному поведению, не порождаетпреступность, не вызывает патологические реакции. Статистика свидетельствует обэтом неопровержимо. Но если порнографии нельзя ставить в вину перечисленныенеприятные явления индивидуальной и социальной жизни, то можно поставить в винудругие - те, что неоднократно отмечались внимательными наблюдателями: оналишает человека сексуальной фантазии, крадет у него ощущение уникальности инеповторимости сексуального переживания, де драматизирует его эротическуюжизнь, переводит ее на уровень банальной моторики, можно сказать,"деинтегрирует" ее. Об этих пагубных последствиях порнографии объективнаясексология ничего не говорит, во-первых, потому, что у нее нетобъективно-научных процедур, которые могли бы точно зафиксировать степеньбанальности и уникальности переживания, ощущение драматизма жизни, уровеньинтимности при совершении таких, казалось бы, "массовых" действий, и,во-вторых, потому, что пропаганда и широкое распространение научной сексологиии ее объективного видения сексуальности ведут к точно таким же печальнымпоследствиям: дедраматизации и банализации пола. Через посредство сексологииэто "отчужденно-порнографическое" видение пола реализуется и в половомвоспитании. Все это вместе и составляет содержание либерализации сексуальнойморали и сексуального поведения, чем так гордится современная цивилизация, ичто - как это ни странно может показаться на первый взгляд - ведет к обеднениюэротической жизни современного человека.

ЭРОТИКА. СТРАСТЬ К ЗАПРЕТУ

Либерализация сексуальной морали исексуального поведения предполагает свободу от рестриктивных норм, свободувообще от всякого подавления и "свободное развертывание" человеческойсексуальности. Предполагается, что эта свобода как бы приводит человека (всексуальном отношении) к самому себе и гарантирует наслаждение в сексе. Этуцель, собственно, и преследуют половое воспитание и просвещение. Их лозунг -снятие запретов через просвещение, освобождение через познание. За этим лежитцелая грандиозная просвещенческая программа, отнюдь не сводящаяся только кполовому просвещению - программа деидеологизации, ликвидации всяческих табу изапретов, "возвращения", таким образом, человека к самому себе.

Однако все это не так просто. Мало сказать,что человек - не только рациональное существо, и познание часто не означаетосвобождения. Фактом является то, что в области секса отсутствие запретов итабу часто приводит не к "освобождению", а, напротив, к подавлениюсексуальности. Это явление отмечено в том же самом фрейдовском тезисе о"всеобщем унижении любовной жизни": страсть реализуется там, где есть запреты,где их приходится нарушать - там же, где нет драмы, а есть "ровная" любовь,страсть гаснет. Та же самая ситуация наблюдается в случае длительных отношений- уровень напряженности, страстности, и, соответственно, уровень сексуальногоудовлетворения со временем неизбежно падает. В таких случаях люди часто ищутсредства возбуждения гаснущей страсти, которые состоят либо в изобретении новыхтабу, либо в нарушении оставшихся.

Как пишет немецкий философ М Даннекер, "заспиной половых просветителей люди ищут исчезнувшие табу и неустанно инсценируютмаленькие сексуальные драмы. Они, наверное, понимают, что половое наслаждение -это не абстрактная величина. Наслаждение в сексе нормальными конкретными людьмилибо испытывается, либо не испытывается. Оно не обеспечивается автоматическипутем удаления всех препятствий с пути секса. Так же как к категориинаслаждения (Lust) можно прийти только опосредованно через категорию страдания(Unlust), субъективное переживание наслаждения, чтобы стать пережитым, должноуказывать на свое негативное. Само по себе тождественное наслаждение - этоотсутствие такового. Сексуальное наслаждение неотделимо от ограничения, отпредуготавливающего страдание запрета" [23].

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.