WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 51 |

Вскоре эта вибрация становится все болееощутимой и продолжительной и ищущий чувствует некое разделение в своем существе: безмолвную,вибрирующую глубину где-то внутри и довольно тонкую поверхность, гдеразворачиваются его деятельность, мысли, жесты и слова. Он открывает в себеСвидетеля. Теперь он будетвсе меньше и меньше позволять захватывать себя этой внешней игре, котораянепрестанно пытается поглотить нас живьем, как осьминог. Открытие это такое жедревнее, как Риг Веда: "Две прекраснокрылые птицы, друзья и товарищи, сидят наодном дереве и одна ест сладкий плод, а другая глядит на нее и не ест"(I.164.20). На этой стадии становится легче заменить – применяя для начала сознательноеусилие – старуюповерхностную привычку ментального размышления, воспоминания, планирования ирасчетов привычкой обращаться в безмолвии к этой вибрирующей глубине. Напрактике этот перехода длится долго и сопровождается задержками, спадами ипродвижениями (на самом деле, они ощущаются не как неудачи и продвижения, но,скорее, как нечто то появляющееся, то вновь покрывающееся завесой), а такжепротиводействием старого механизма, который постоянно стремится вмешаться ивернуть себе утраченные права, пытаясь убедить нас, что мы не можем без негообойтись; наша лень может оказать ему поддержку, когда мы находим более удобнымдля себя "действовать как обычно". Но, с другой стороны, работе освобожденияоказывают мощную помощь, во-первых, переживание нисходящей Силы, котораяавтоматически и неустанно приводит наше жилище в порядок и оказываетуспокоительное давление на мятежный механизм – она как бы схватывает изамораживает на месте каждую волну мысли, а, во-вторых, накопление тысяч всеболее ощутимых маленьких опытов, переживаний, которые дают нам понять, что мыможем прекрасно обходиться без ума, что на самом деле без него нам гораздолучше.

Действительно, постепенно мы открываем, чтонет никакой необходимости в том, чтобы думать. Точность и безошибочность всейнашей работы, которую выполняет это нечто, что находится за нами или выше нас,возрастают по мере того, как мы привыкаем обращаться к нему. Нет никакойнеобходимости запоминать, потому что точная информация приходит к нам в нужнуюминуту; нет никакой необходимости планировать действия, потому что скрытыйисточник приводит все в действие помимо нашей воли или нашей мысли об этом,побуждая нас делать то, что необходимо, с мудростью и предвидением, на которыенаш недальновидный ум абсолютно неспособен. Мы видим также, что чем больше мыдоверяем и подчиняемся этим неожиданным указаниям, этим мгновенным советам, темболее частыми, ясными, властными и естественными они становятся, напоминаяиногда интуитивный процесс, но с той существенной разницей, что наша интуицияпочти всегда затуманивается и искажается разумом, который на самом деле находитудовольствие в том, чтобы подражать ей и заставлять нас принимать свои капризыза откровения, тогда как здесь передача осуществляется ясно, безмолвно и точно– просто потому, чтоум в покое. Мы все имели опыт "чудесного" разрешения проблем во сне– т.е. именно тогда,когда останавливается машина мысли. Несомненно, прежде, чем установится новыйпроцесс, будут и заблуждения, и ошибки; ищущий должен быть готов к тому, что онсовершит множество ошибок ради того, чтобы научиться. Он увидит, что на самомделе ошибки всегда являются результатом вторжения ментального процесса: каждыйраз, когда вмешивается ум, он затемняет все, разделяет и задерживает. В концеконцов, после многих испытаний и поражений, мы поймем раз и навсегда и увидимсвоими глазами, что ум – это не орудие познания, а лишьорганизатор знания, – как заметила Мать, и что знаниеприходит из другого источника. {{ 1 }} Когда ум спокоен, все – слова, речь, действие– приходятавтоматически, с поразительной точностью и скоростью. Поистине это иной, болеесветлый способ существования. Ибо нет ничегодоступного уму, чего нельзя было бы сделать лучше при полной неподвижности умаи в безмолвии, свободном от мысли. [11]

ВСЕОБЩИЙ РАЗУМ

До сих пор мы говорили о прогрессе ищущегов терминах "внутреннего", но прогресс этот проявляет себя и внешне. На самомделе стена, разделяющая внутреннее и внешнее, становится все более тонкой; эторазделение все больше и больше становится похожим на искусственное соглашение,установленное по-юношески незрелым умом, поглощенным исключительно лишь самимсобой, видящим только себя. Ищущий чувствует, как эта стена постепенноутоньшается; он испытывает определенное изменение в конституции своегосущества, как будто он становится более светлым, более прозрачным, как бы болеепористым. Поначалу это изменение дает о себе знать неприятными симптомами, ибоищущий, в отличие обыкновенного человека, которого защищает его толстая кожа,уже не имеет этой защиты – он получает мысли людей, их желания и страсти в их истиннойформе, во всей наготе, такими, как они есть – в виде атак. И здесь мы должныподчеркнуть, что не только "дурные мысли" или "злая воля" несут в себе насилие;нет ничего более агрессивного, чем добрые намерения, высокие чувства, альтруизм– в любом случае этоэго, выпячивающее себя под видом нежности или насилия. Мы цивилизованы толькона поверхности. Под нею в нас продолжает жить каннибал. Поэтому абсолютнонеобходимо, чтобы ищущий мог чувствовать и использовать эту Силу, о которой мыговорили – с Нею онможет отправляться куда угодно. И в самом деле, космическая мудрость недопустит, чтобы такая прозрачность пришла без соответствующей защиты. Затем,вооруженный "своей" Силой, с успокоенным умом, ищущий постепенно обнаруживает,что он открыт всем внешним влияниям, ударам, которые он получает отовсюду, чторасстояния – это непреграда: никто не далек, никто не ушел, все находится вместе и происходитодновременно; он может отчетливо воспринять мысль друга, находящегося от негоза десять тысяч миль, или чей-то гнев, или страдание брата. Стоит толькоищущему настроиться в безмолвии на какое-то конкретное место или на человека,как он получает более или менее точное восприятие ситуации, причем это "болееили менее" зависит от его способности сохранять состояние безмолвия. Ибо издесь ум все путает и искажает, потому что он полон желаний, страхов,предубеждений и все, что он воспринимает, немедленно искажается тем или инымжеланием, страхом или предрассудком (существуют и другие причины путаницы иискажения, которые мы обсудим ниже). Поэтому безмолвный ум, как представляется,приводит к расширению сознания, которое становится способным обратиться пожеланию к любой точке всеобщей реальности, чтобы получить оттуда то знание,которое ему необходимо.

В этой безмолвной прозрачности мы вскореприходим еще к одному открытию, которое имеет исключительно важное значение дляпрактики. Мы обнаруживаем, что не только чужие мысли приходят к нам извне, но инаши собственные мысли приходят извне. КОгда мы становимся достаточно прозрачными, мы можем чувствоватьв неподвижном молчании ума маленькие вращающиеся завихрения, которые касаютсянашей атмосферы подобно маленьким, слабо различимым вибрациям, притягивающимнаше внимание. Когда мы приближаемся к ним, чтобы "увидеть, что это такое",т.е. если мы позволяем одному из этих завихрений войти в нас, то внезапнообнаруживаем, что наши мысли чем-то заняты: то, что мы чувствовали на перифериинашего существа, есть мысль в своей чистой форме или, скорее, ментальная вибрация, существовавшаяперед тем, как незаметно войти в нас и появиться затем на поверхности нашегосущества, приняв личную форму и давая нам право торжественно заявить: "Это– моя мысль". Именно так тот, кто умеетхорошо читать мысли, может узнать, что происходит даже в том человеке, чьегоязыка он не знает –ибо он улавливает не мысли, а вибрации, которым затем приписываетсоответствующую ментальную форму в себе самом. Но на самом деле нам не следуетособо удивляться, потому что если бы мы были способны создать своими силамихотя бы одну простую вещь, пусть даже крошечную мысль, то мы были бысоздателями мира! Где то "я" в вас, которая можетсоздать все это – спрашивала Мать. Но обыкновенныйчеловек не способен воспринять этот процесс – во-первых, потому, что он живетв постоянной суете, а, во-вторых, потому, что процесс присвоения вибрацийсрабатывает почти мгновенно и автоматически. Благодаря своему воспитанию иокружению человек привыкает выбирать из всеобщего Разума довольно узкийдиапазон вибраций, которые близки ему. Весь остаток своей жизни он будетпринимать все ту же длину волны, воспроизводить все ту же вибрационнуютональность, произнося более или менее высокопарные слова, лишь облачая их,может быть, в новые формулировки. Снова и снова будет бродить он, совершаякруги в своей клетке. Все, что мы воспринимаем как прогресс – это более или менее обширныйсловарный запас, изящество и блеск наших выражений. Но этот прогресс– лишь иллюзия. Да,мы меняем свои идеи, но смена идей – это не продвижение вперед. Этововсе не означает возвыситься до более высокой или интенсивной вибрационнойтональности; это просто новый пируэт все в той же среде. Именно поэтому ШриАуробиндо говорил об изменении сознания.

Когда ищущий увидел, что мысли приходят кнему извне и после того, как он сотни раз повторил этот опыт, он обладаетключом к подлинному господству над умом. Потому что избавиться от мысли послетого, как она вошла и закрепилась в нас, действительно, сложно, но отринуть туже мысль, когда мы видим, как она приходит к нам извне, не составляет труда.Как только мы овладеваем безмолвием, мы становимся хозяевами ментального мира,потому что вместо того, чтобы быть вечно прикованными к одной и той же длиневолны, мы теперь можем свободно двигаться по всему диапазону волн, принимая илиотвергая их – как намугодно. Но давайте послушаем, как Шри Ауробиндо сам описывает этот опыт,который он впервые пережил вместе с другим йогином, Бхаскаром Леле, проведшим сним три дня: Все ментально развитые люди, достигшиеуровня выше среднего, должны так или иначе или хотя бы время от времени или жедля определенных целей разделять ум на две части – на активную часть, котораяявляется фабрикой мыслей, и на спокойную, господствующую часть, которая естьодновременно Свидетель и Воля и которая наблюдает эти мысли, рассматривает их,отвергает, исключает, принимает, вносит поправки и изменения – Хозяин в Доме Разума, способныйк самоуправлению, самраджа. Йогин идет еще дальше – он не только становится тамхозяином, но даже оставаясь так или иначе связанным с разумом, он как бывыходит из него и находится над ним или совсем вне него и свободен. Образфабрики мыслей для него уже не совсем приемлем, ибо он видит, что мыслиприходят извне, из всеобщего Разума, или всеобщей Природы – иногда оформленные, четкие, аиногда бесформенные –и тогда они обретают форму где-то в нас. Принципиальное назначение нашего ума– реагировать на этиволны мысли (так же, как и на витальные волны, волны тонкой физическойэнергии), принимая или отвергая их, или придавать личную ментальную формувеществу мысли (или витальным движениям) из окружающей Силы-Природы(Nature-Force). Я очень обязан Леле за то, что он показал мне это. "Медитируйсидя, – сказал он,– но не думай, а лишьсмотри на свой ум; ты увидишь, как в него входят мысли; прежде, чем они смогутвойти, отбрасывай их от своего ума до тех пор, пока ум твой не станет абсолютнобезмолвным (capable of entire silence)". Раньше я никогда не слышал о том, чтоможно видеть мысли, приходящие в ум извне, но я не стал размышлять о том,правда ли это, или возможно ли это, я просто сел и сделал это. В одно мгновениеум мой стал спокоен, как воздух в безветрие на горной вершине, а затем я увиделодну мысль, а потом другую, которые вполне определенным путем приходили извне;я отбрасывал их прежде, чем они могли войти и завладеть мозгом, и через три дняя был свободен. С этого момента, в принципе, ментальное существо во мне сталосвободным Интеллектом, всеобщим Разумом, но не работником на фабрике мыслей,ограниченным узким кругом своих личных мыслей, а тем, кто получает знание изовсех сотен и сотен царств бытия и свободен выбирать то, что ему хочется в этойогромной империи видения и империи мысли. [12]

Когда ищущий оглядывается назад и видит тонесложное ментальное построение, с которого он когда-то начинал, оннедоумевает, как можно было жить в такой тюрьме. Особенно поразительно для неговидеть то, что в течение многих лет он жил в окружении ограниченных мыслей ипредставлений о возможном и невозможном и что по большей части люди живут зарешетками: "Не делай того, не делай этого; это против одного закона, то– против другого; этонелогично; это неестественно; это невозможно..." Он открывает, что всевозможно; истинное препятствие заключается в самом убеждении, что что-тоявляется трудным. Прожив двадцать или тридцать лет в своей ментальной скорлупе,как какой-нибудь мыслящий моллюск, он начинает дышать свободно.

Он обнаруживает также, что разрешено вечноепротиворечие внутреннего и внешнего, что это противоречие не более, чем ещеодна догма нашей ментальности. В действительности "внешнее" повсюду внутри! Мынаходимся повсюду! Было бы заблуждением полагать, что если нам только удастсяосуществить некие идеальные условия покоя, красоты и идиллического уединения,то все станет гораздо легче. Это не так, потому что всегда найдется что-нибудь, что будетмешать нам, притом везде. Поэтому вместо того, чтобы стремиться осуществить этиусловия, мы можем с тем же рвением решиться разрушить наши построения и принятьв себя все "внешнее" – тогда мы будем везде дома. То же самое касаетсяпротивопоставления медитации действию; ищущий установил внутри себя безмолвие,и, следовательно, его действие есть медитация (попутно ему откроется тот факт,что даже медитация может быть действием): принимает ли он душ или занимаетсясвоими служебными делами, в него вливается, вливается Сила. Он навеки созвученмирам иным. И в заключение он увидит, что действия его становятся болееточными, более эффективными и мощными и при этом они абсолютно не нарушают егопокоя: Субстанция ментального существа... неподвижна,так неподвижна, что ничто не нарушает его покоя. Если приходят мысли илидействия, то они... проходят сквозь ум, как птицы, летящие по небу вбезветренном воздухе. Они проходят, ничего не задевая, не оставляя никакогоследа. Даже если тысячи образов, отражающих самые бурные события, пройдут черезнего, все равно остается та тихая неподвижность, как если бы самим веществомума была субстанция вечного и нерушимого мира. Ум, который достиг такой тишины,может начать действовать, причем интенсивно и мощно, но он сохранит при этомсвою основу –неподвижность –ничего не создавая из себя, но получая Свыше и придавая этому ментальную форму,ничего не прибавляя от себя – тихо, бесстрастно, но с восторгом радования Истине, с блаженнойсилой и светом ее явления. [13]

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.