WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 51 |

Однако в этом молодом человеке не было ниизлишней суетливости, ни фанатизма. "Его улыбка была простой, как у ребенка, итакой же прозрачной и нежной", – писал его учитель бенгальского языка, который жил вместе с ним втечение двух лет (Шри Ауробиндо, естественно, начал изучать свой родной язык).С трогательным простодушием он добавляет: "Прежде, чем я встретил Ауробиндо, япредставлял его рослым, безупречно одетым с ног до головы на европейский манер,со строгим взглядом из-под очков, ужасным акцентом (из Кембриджа, конечно!) иочень трудным характером... Кто бы мог подумать, что этот смуглый молодойчеловек с мягкими мечтательными глазами, длинными волнистыми волосами,разделенными посередине и ниспадающими на шею, одетый в обычное грубоеахмедабадское дхоти иоблегающую индийскую куртку, обутый в старомодные туфли с загнутыми носками,чье лицо было слегка отмечено оспой, был ни кто иной, как господин Ауробиндо Гхош, живоевместилище французского, латыни и греческого"

На самом деле Шри Ауробиндо еще не покончилс книгами, интеллектуальный период, начатый на Западе, еще не завершился; онпоглощал книги, заказанные из Бомбея и Калькутты."Ауробиндо, бывало, сидел засвоим столом, –продолжает его учитель бенгальского, – и читал при свете масляной лампыдо часу ночи, безучастный к нестерпимым укусам москитов. Я наблюдал, как ончасами сидит в одной и той же позе, с глазами, устремленными в книгу, какйогин, захваченный созерцанием Божественного, не сознающий ничего, чтопроисходит вокруг. Случись в доме пожар, он не прервал бы своей концентрации".Он читал английские, русские, немецкие и французские романы, а также во всевозрастающем количестве священные книги Индии – Упанишады, Бхагавадгиту,Рамаяну, хотя он никогда не был в храме или был только как наблюдатель."Однажды, вернувшись из колледжа, – вспоминает один из его друзей, – Шри Ауробиндо сел, взял наугадпервую попавшуюся книгу и стал читать, в то время, как Х. с друзьями затеялишумную игру в шахматы. Через полчаса он отложил книгу в сторону и выпил чашкучая. Мы уже много раз наблюдали, как он делает это, и с нетерпением ждалислучая, чтобы проверить, читает ли он книги от корки до корки или простокое-как просматривает несколько страниц. Испытание началось. Х. открыл книгу,прочел вслух одну строчку и попросил Шри Ауробиндо вспомнить, что следуетдальше. Шри Ауробиндо сосредоточился на секунду, а затем воспроизвел по памятивсю страницу без единой ошибки. Если он мог прочесть сто страниц за полчаса, тонет ничего удивительного в том, что он смог прочесть уйму книг за такоеневероятно короткое время". Но Шри Ауробиндо не удовлетворился чтениемпереводов священных текстов; он начал изучать санскрит, причем – характерный для него факт– изучатьсамостоятельно; когда о каком-либо предмете было известно, что его трудно илиневозможно изучить, он обычно отклонял любую помощь, отказываясь принять откого-либо хоть одно слово – будь то грамматик, пандит или священник – всегда пытаясь овладетьпредметом без посторонней помощи, непосредственно. По-видимому, метод этотимеет свои достоинства, ибо он не только изучил санскрит, но и несколькимигодами позже смог постичь утерянный смысл Вед. {{ 1}}

Однако пришел день, когда Шри Ауробиндопочувствовал, что с него достаточно интеллектуальных упражнений. Вероятно, оносознал, что можно бесконечно накапливать знания, читая книги и изучая языки,но даже изучив все языки и прочтя все книги на свете, можно при этом непродвинуться ни на шаг. Ведь ум, на самом деле, стремится не к познанию, хотя икажется, что это так – он стремится перемалывать что-нибудь. Его потребность в знании– это, прежде всего,потребность в чем-то, что можно перемалывать, пережевывать. Если бы вдруг всяэта машина остановилась из-за того, что знание было бы достигнуто, то ум сразубы восстал и нашел какой-нибудь новый объект, который бы он мог перемалывать– просто ради самогоперемалывания. Такова его функция. То, что в нас стремится к знанию и прогрессу– это не ум, а нечто,что находится за ним и пользуется им: Основнымпериодом моего интеллектуального развития, – говорил Шри Ауробиндо ученику,– было время, когда ямог ясно видеть, что то, что говорит интеллект, может быть и верно, и неверно,что то, что интеллект подтверждает – истинно, но истинно ипротивоположное. Принимая какую-либо истину умом, я всегда держал его при этомоткрытым для ее противоположности.... И первым результатом такого подхода сталото, что престиж интеллекта упал! [4]

Шри Ауробиндо подошел к поворотной точкесвоего развития: храмы не интересовали его, а книги были для него пусты. Одинприятель посоветовал ему заняться йогой; Шри Ауробиндо отказался: Йога, которая требует отречения от мира – не для меня, [5] я чувствовалчуть ли не отвращение к спасению собственной души, которое предоставляет мирего судьбе. [6] Но однажды Шри Ауробиндо сталсвидетелем любопытной сцены, которая для Индии не представляла собой чего-тонеобычного (однако обыденность часто бывает лучшим толчком для пробуждениявнутренних движений). Его брат Барин страдал тяжелой лихорадкой (Барин родился,когда Шри Ауробиндо находился в Англии, он стал тайным агентом Шри Ауробиндо впериод организации индийского сопротивления в Бенгалии), когда к ним в домвошел один из тех полунагих бродячих монахов, вымазанных золой, которыхназывают нага-саньясинами.Вероятно, он ходил от дома к дому, выпрашивая пищу согласно своему обычаю,когда заметил закутанного в одеяла Барина, трясущегося в лихорадке. Без единогослова он попросил стакан воды, начертил над ним какой-то знак, пропелмантру и дал выпить водуБарину. Через пять минут Барин был здоров, а монах исчез. Шри Ауробиндо,конечно, слышал о необыкновенных силах этих аскетов, но на этот раз он виделэто своими глазами. Он понял, что йога может служить не только спасению. А емунужна была сила, чтобыосвободить Индию: Во мне был агностик, во мне былатеист, во мне был скептик, и я не был абсолютно уверен, существует ли Богвообще... Я чувствовал, что где-то в этой йоге должна заключатьсямогущественная истина... Поэтому, когда я обратился к йоге и решил практиковатьее и выяснить, верна ли моя мысль, то вот в каком духе и с какой молитвой,обращенной к Нему, я сделал это: "Если Ты существуешь, Ты знаешь мое сердце. Тызнаешь, что я не прошу Мукти {освобождения}, и я не прошу ничего, что просятдругие. Я прошу только дать мне силу поднять эту нацию и позволить мне жить иработать для этого народа, который я люблю..." [7]Так вступил на путь Шри Ауробиндо.

Примечания:

{ 1 } Ведический период, предшествовавший периоду Упанишад, относитсяко времени до 4000 г. до н.э.

Глава4

БЕЗМОЛВИЕРАЗУМА

МЕНТАЛЬНЫЕ ПОСТРОЕНИЯ

Первым этапом в йоге Шри Ауробиндо иглавной задачей, решение которой послужит ключом ко многим постижениям,является установление безмолвия в разуме. Могут спросить: зачем нужно этобезмолвие ума Очевидно, если мы хотим открыть новую страну внутри себя, то дляначала нам необходимо покинуть старую, и все зависит от решимости, с которой мыделаем этот первый шаг. Иногда это похоже на вспышку. Что-то кричит в нас:"Довольно этой болтовни!", и мы сразу оказываемся на пути и идем необорачиваясь назад. Другие говорят "да", затем "нет" – они колеблются до бесконечностимежду двумя мирами. Еще раз подчеркнем, что мы не стремимся оторвать от себято, что у нас уже есть и что досталось нам тяжелым трудом, во имя Мудрости– Мира – Просветленности, и постараемсяизбегать слов высоких и пустых; мы стремимся не к святости, а к юности– вечной юности вечнорастущего существа, мы стремимся не к ущемленному бытию, но к существованиюболее совершенному и прежде всего более широкому: Неприходило ли вам когда-нибудь в голову, что если бы они действительностремились к чему-то холодному, темному и мрачному, то они были бы немудрецами, а ослами [1] – как-то шутя заметил ШриАуробиндо.

Действительно, когда останавливается машинаума, человек делает разного рода открытия и, прежде всего, он понимает, чтоесли способность думать – это замечательный дар, то способностьне думать [2] – дар гораздо более великий. Пустьищущий попытается не думать хотя бы в течение нескольких минут – он быстро увидит, с чем имеетдело! Он поймет, что живет в невидимом хаосе, в изматывающем непрестанномвихре, заполненном исключительно его мыслями, его ощущениями, побуждениями иреакциями – "я",всегда "я" –гном-переросток, который во все вмешивается, все затемняет, видит и слышиттолько себя, знает только себя (если вообще знает!), гном, чьи неизменные темысоздают иллюзию новизны лишь благодаря тому, что они постоянно сменяют другдруга. В определенном смысле мы есть не что иное, каксложный сгусток ментальных, нервных и физических привычек, удерживаемых вместенесколькими управляющими идеями, желаниями и ассоциациями – амальгама из многихсамоповторяющихся сил и нескольких основных вибраций.[3] К восемнадцати годам мы как будто сформировались, сформировались нашиглавные вибрации. А затем вокруг этой первичной структуры все более плотнымислоями, слоями все более изысканными и утонченными непрестанно наращиваетсяодно и то же – то,что имеет тысячу лиц и что мы называем культурой или нашим "я". Вдействительности мы заключены в какую-то конструкцию – она может быть совершеннонепроницаемой, без малейшего отверстия, или изящной, как минарет, но так илииначе мы замурованы –в гранитной ли оболочке или в стеклянной статуе. Мы без конца повторяем самихсебя, жужжим всегда одно и то же. Первая задача йоги – это научиться свободно дышать. Иразрушить, конечно, эту ментальную завесу, которая пропускает лишь один вид вибраций, раскрыть, наконец,многоцветную бесконечность вибраций, увидеть мир и людей такими, каковы ониесть в действительности, и найти внутри себя другое "я", которое невозможнооценить на ментальном уровне.

АКТИВНАЯ МЕДИТАЦИЯ

Когда мы сидим с закрытыми глазами с тем,чтобы установить молчание ума, вначале мы оказываемся затопленными потокоммыслей. Они появляются отовсюду, подобно испуганным или даже агрессивнымкрысам. Есть только один путь как их утихомирить: пытаться выполнять это вновьи вновь, терпеливо и настойчиво, а главное – не делать ошибки: не бороться сумом ментально –необходимо сконцентрироваться на другом. У всех у нас над умом или глубоковнутри есть стремление– то самое, чтопривело нас на путь, некий пароль, который имеет для нас особое значение. Еслимы придерживаемся этого стремления, то работать становится легче, изотрицательной работа превращается в положительную, и чем больше мы повторяемнаш пароль, тем более действенным он становится. Можно также использоватьобраз, например, безбрежный океан, гладкую поверхность без зыби, на которой мылежим, по которой мы плывем, становясь этой спокойной беспредельностью. Так мыучимся не только успокоению ума, но и расширению сознания. На самом деле,каждый должен найти свой путь, и чем меньше напряжения вкладывается в этипоиски, тем быстрее придет успех: Можно начать тотили иной процесс ради цели, которая обычно требует длительной работы, ипережить при этом, даже вначале, быстрое вмешательство или явление Безмолвия срезультатами, которые не соизмеримы с теми средствами, которые былииспользованы вначале. Начинают практиковать некий метод, но работу принимает насебя Милость свыше –от Того, к чему стремятся, – или же, это другой случай, она свершается внезапным вторжениембесконечности Духа. Именно таким путем я сам пришел к абсолютному безмолвиюума, о котором я не мог иметь представления прежде, чем получил реальноепереживание. [4] Действительно, это чрезвычайноважный момент. Ведь можно подумать, что все эти красивые и интересныейогические переживания находятся далеко за пределами обычных человеческихвозможностей; куда уж таким, как мы, достичь этого. Наша ошибка заключается втом, что по нашему нынешнему "я" мы судим о возможностях другого "я". При этомв ходе йоги автоматически,вследствие одного лишь факта, что человек встал на путь, пробуждается целый рядскрытых способностей и невидимых сил, которые во всех отношениях превосходятвозможности нашего внешнего существа и могут делать за нас то, чего при обычныхусловиях мы делать не можем: Нужно расчистить проходмежду внешним разумом и чем-то во внутреннем существе,... ибо они (йогическоесознание и его силы) уже находятся внутри вас, [5] илучший способ "очищения" этого прохода – заставить замолчать ум. Мы незнаем, кто мы такие, и еще меньше знаем о том, на что мы способны.

Но упражнения в медитации не являютсяподлинным решением проблемы (хотя вначале они могут быть необходимы для того,чтобы сообщить нам начальный импульс), потому что даже если мы достигаемотносительного безмолвия ума, мы теряем его сразу же за порогом нашего убежища,попадая в привычную суету, подвергаясь привычным разделениям внутреннего ивнешнего, жизни внутренней и жизни мирской. Нам нужна жизнь во всей ее полноте,мы хотим жить в истине нашего существа каждый день, каждую минуту, а не толькопо праздникам или в уединении. И достичь этого блаженными медитациями видиллической обстановке просто невозможно. В нашемдуховном уединении мы можем закостенеть и обнаружить позднее, что нам трудно вовсей полноте {triumphantly} излить себя вовне и применить к жизни нашидостижения, относящиеся к высшей Природе. Когда мы обратимся к внешнему, чтобык нашим внутренним завоеваниям присоединить и это царство, то обнаружим, что мыслишком привыкли к чисто субъективной деятельности, которая на материальномплане неэффективна. Преобразовать внешнюю жизнь и тело будет чрезвычайнотрудно. Или же мы обнаружим, что наши действия не соответствуют внутреннемусвету; они продолжают следовать привычными ложными путями и подчиняться старымнесовершенным влияниям. Истина внутри нас по-прежнему отделена болезненнымразрывом от невежественного механизма нашей внешней природы.... Все происходиттак, как если бы мы жили в другом мире, мире более широком и более тонком, ноне имели бы никакого не только божественного воздействия, но и никакого иного,даже самого малого, влияния на материальное и земное существование. [6] Поэтому единственное решение – практиковать успокоение ума там,где это кажется труднеевсего: на улице, в метро, за работой – везде. Вместо того, чтобыпроходить четыре раза в день по бульвару Сен-Мишель, вечно спеша, как будто занами кто-то гонится, мы можем идти, сознавая все внутри и вовне, как и подобаетищущему. Вместо того, чтобы жить от случая к случаю, рассеянными во множествемыслей, которые не только не приносят никакого удовольствия, но и выматывают,как испорченная пластинка, мы можем собрать разбегающиеся нити нашего сознанияи работать – работатьнад собой – каждуюминуту.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.