WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 51 |

{ 1 } В английском языке графика слов "пуритане" (the puritan) и"похотливые" (the prurient), как это видно, очень схожа; во французском жеязыке она (puritains – pruritains) почти идентична. Шри Ауробиндо говорил о них, что этопо сути один и тот же человеческий тип. Вот этот афоризм Шри Ауробиндо: "Ищущийбожественного знания находит в описании того, как Кришна крадет одеждыпастушек-гопи, одну из самых глубоких притч о путях Бога и души, преданный Богучеловек находит здесь совершенное выражение в божественном действии своихмистических переживаний сердца, а похотливые и пуритане (два лица одноготемперамента) – лишьсексуальную историю. Люди приносят то, что они имеют в себе, и видят этоотраженным в Писании". (прим. пер.)

{ 2 } Whitehall – улица в Лондоне, где расположеныправительственные учреждения, в переносном смысле – английское правительство.(прим. пер.)

Глава 2

ВЕЧНЫЙЗАКОН

Пролетариат у нас погряз в невежестве иподавлен отчаянием! [1] – воскликнул Шри Ауробиндо вскорепо прибытии в Индию. Его волновали не метафизические вопросы, а вопросдействия. Действовать, ведь мы находимся в миру, чтобы действовать. Но какиедействия избрать и, главное, какие средства будут наиболее эффективны Этотвопрос практического действия будет занимать Шри Ауробиндо с первых дней егопребывания в Индии и до его высочайших йогических реализаций. Я вспоминаю (дапростится мне отступление) одну поездку в Гималаи, где я прекрасно провелнесколько замечательных дней в обществе святого человека – среди сосен и олеандров, вокружении сверкающих снегов между небом и долиной. Это было чудесно, и я,помню, сказал себе: легко иметь божественные мысли, даже видения на этихвысотах, но каково там, внизу И я не был далек от правды, хотя позднее узнал,что можно действовать и работать для мира в тишине и неподвижности своего тела(мы очень часто думаем, что возбуждение и действие – это одно и то же, но это совсемне так), но, все-таки, что остается от наших божественных мгновений, как толькомы выходим из нашего одиночества и спускаемся вниз, на равнину Это– иллюзия, мираж, чтодолжны понять рьяные поборники индуизма на Западе, ибо если мы хотим простоуйти от мира, то можно найти укромное место в Альпах или удалиться вЙосемитскую долину, или даже просто в небольшую выбеленную келью."Паломничество к истокам" {{ 1 }} имеет мало общего или вообще ничего не имеет с Гангом илиБрахмапутрой. Что в таком случае собиралась преподнести Шри Ауробиндо ИндияОбладает ли она секретом действия в жизни

Читая книги об индуизме, можно подумать, чтоэто некий вид духовной палеонтологии, насыщенной многосложными санскритскимисловами, как будто индусы – это сплошь внушающие страх философы и нераскаявшиесяидолопоклонники. Но если мы взглянем на духовный мир Индии просто, изнутри, непытаясь делить на параграфы, то обнаружим, что Индия – это страна исключительнойдуховной свободы, не имеющая себе равных. А делить на параграфы – это все равно, что уподобитьсяпутешественнику, который отправился в Дели в мае и заключил, что Индия– жаркая, знойнаястрана; но если бы он поехал на юг Индии или на восток в ноябре или марте иливообще в какую угодно сторону, то он нашел бы там погоду одновременно тохолодной, то бурной, то влажной, то сухой, как в пустыне, топо-средиземноморски мягкой; Индия – мир такой же неопределенный, как и ее "индуизм", которогофактически не существует, потому что индуизм – это не вера, не духовнаядолгота, и нет надобности определять точный азимут, чтобы попасть туда, потомучто куда бы вы ни двигались, вы уже там. Так называемый индуизм – это выдумка Запада; индусыговорят только о "вечном законе", санатанадхарма, который они не считают своей монополией, нокоторый существует и для мусульман, негров, христиан и даже для анабаптистов.То, что кажется человеку Запада самой важной частью религии – а именно структура, котораяотличает ее от всех другихрелигий и устанавливает, что человек не является католиком или протестантом,если он не считает себя тем или другим и не соглашается с такими-то и такими-топараграфами веры, –является для индуса самым несущественным аспектом, ибо он инстинктивностремится отбросить все внешние различия с тем, чтобы вновь обнаружить всехтам, где все сходится в одной центральной точке.

Такая непредубежденность не есть"терпимость", которая является обратной стороной нетерпимости; этоположительное понимание и того, что каждое человеческое существо имеетвнутреннюю потребность, которую можно назвать Богом или любым другим именем, итого, что он испытывает потребность любить то, что он понимает как Бога на своем уровне ина своей стадии внутреннего развития, и того, что путь Ивана – не путь Петра. То, что каждыйдолжен любить, например, распятого бога, кажется неестественным среднемуиндусу, который почтительно склонится перед Христом (с тем же благоговением,для него естественным, которое он чувствует, поклоняясь своему образу Бога), ноувидит лицо Бога и в улыбке Кришны, и в ужасной Кали, и в нежности Сарасвати, ив тысячах и тысячах других богов, которые пляшут, разноцветные и усатые,веселые и ужасные, озаренные и сострадательные, на затейливо изрезанных башняхиндийских храмов. Бог, который не умеет улыбаться, несмог бы создать такой забавной вселенной, [2]– говорил ШриАуробиндо. Все – этоего лицо, все – егоигра, ужасная или прекрасная, такая же причудливая, как и сам наш мир. Ибострана эта, Индия, так изобилующая богами, является в то же время страноймонолитной веры в Единство: "Единый, господствует он над всеми лонами исущностями {natures}, сам являясь лоном всего" (Шветашватара Упанишада, V.5).Но не каждый может сразу слиться с Абсолютом, Восхождение состоит из множестваступеней. Тот, кому близка маленькая Лолита с лицом ребенка, которой онприносит благовония и цветы, может быть, не сможет обратиться к Вечной Матери вмире и покое своего сердца. Другой предпочтет отринуть все формы, чтобыпогрузиться в созерцание Того, что не имеет формы. "Кто как ко мне обращается,того я так и принимаю. Моим путем следуют все люди", – говорится в Бхагавадгите (IV,II). {{ 2 }} Как мы видим,существует так много путей постижения Бога – в трех лицах или в трехмиллионах лиц – чтолучше нам отказаться от догм, иначе мы все уничтожим, не оставив в конце концовничего, кроме бога Декарта, единого и универсального лишь благодаря своейузости. Возможно, мы до сих пор еще путаем понятия единства и единообразия.Именно в духе этой традиции Шри Ауробиндо вскоре напишет: Совершенство интегральной Йоги придет тогда, когда каждый человексможет следовать своему собственному пути Йоги, занимаясь развитием своейприроды, направляя ее рост к тому, что превосходит ее пределы. Ибо свобода– это конечный закони последнее свершение. [3]

Индиец никогда не спросит: "Веришь ли ты вБога" Этот вопрос показался бы ему таким же ребяческим, как вопрос "Веришь литы в СО2" Он простоскажет: " Попробуй сам ;если ты будешь делать это, получишь такой результат; если же сделаешь то,результат будет другим". Всю изобретательность, искусность и точность, которыемы прикладываем в течение последнего столетия или двух к изучению физическихявлений, Индия направляет с не меньшей тщательностью на протяжении четырех илипяти тысяч лет на исследование явлений внутренней жизни. У народа "мечтателей"есть для нас сюрпризы. И если мы хоть немного честны по отношению к себе, тонам придется признать, что наше изучение внутреннего мира, т.е. психология ипсихоанализ, наши знания о человеке находятся еще на эмбриональном уровне– просто потому, чтосамопознание требует аскетизма такого же методического и упорного и поройтакого же утомительного, каким является длительное изучение, требуемое дляовладения ядерной физикой. Если мы хотим вступить на этот путь, то читать книгиили собирать клинический материал о всех неврозах потерявшего равновесиеобщества недостаточно – мы должны полностью посвятить себяпути. В самом деле, если к изучению внутреннего мирамы приложим всю ту искренность, тщательность и настойчивость, которые мыпроявляем при чтении наших книг, то мы будем быстро продвигаться и далекопойдем. У Запада тоже есть свои сюрпризы. Но для начала он должен избавиться отсвоих предубеждений: ведь и Колумбу для того, чтобы начертить карту Америки,пришлось покинуть Палос! Видимо, стоит напомнить об этих простых истинах,поскольку Запад, кажется, зажат между двумя видами ложных построений– между слишкомсерьезной ложью последователей религий и духовных учений, которые уже разрешилипроблему Бога, заключив его в несколько непогрешимых параграфов, и болеелегковесной ложью недоразвитых оккультистов и разных там "ясновидящих", которыесвели невидимое к образам больного или помраченного воображения. Индия мудроотсылает нас к прямому опыту и к экспериментальным методам. В скором времениШри Ауробиндо воплотит в жизнь этот фундаментальный урок экспериментальнойдуховности.

Но каких людей, какой человеческий материалнайдет он в неизвестной ему тогда Индии Если даже оставить в сторонеэкзотическую яркость и странные (для нас) обычаи, которые забавляют, интригуюттуристов, все равно в индийцах останется что-то необычное, странное {e'trange}.Сказать, что это мягкий, мечтательный, фаталистичный народ, отрешенный от мира– значит описатьследствие, а не причину. "Странное" – очень точное слово {{ 3 }}, ибо по своей физическойсути, естественно, без малейшей "мысли" или даже "веры", индийцы погруженысвоими корнями глубоко в иные миры, они не принадлежат только этому миру. И этимиры иные постоянно поднимаются в этих людях на поверхность – прималейшем касании рвется завеса, – замечает Шри Ауробиндо. Этотфизический мир, для нас такой реальный, абсолютный и уникальный, кажетсяиндийцам лишь одним способом существования среди многих других, одним измножества видов совокупного существования, одним словом – маленькой, хаотичной,возбужденной и полной боли границей на краюнеобъятных континентов, которые лежат, неисследованные, по ту еесторону. [4] Эта существенная разница между индийцамии другими народами особенно ярко проявляется в их искусстве (впрочем, искусствоЕгипта и, вероятно, Центральной Америки заметно выделяются на общем фонемировой культуры). Если мы оставим наши светлые и открытые соборы, стремящиесяввысь, символизирующие торжество божественной мысли в человеке, и вдругокажемся перед Сохмет {{ 4 }} в тишине Абидоса ни Ниле илилицом к лицу с Кали за перистилем Дакшинешвара {{ 5 }}, то мы вдруг что-топочувствуем –какое-то неизвестное измерение – и остановимся в изумлении перед "чем-то", что ошеломляет нас,лишает нас слов и что совершенно отсутствует в нашем западном искусстве. Внаших соборах нет тайн! Все там чисто и аккуратно, открыто всем ветрам,доступно каждому – нона самом деле и там много тайн... Здесь ведь речь не о том, кто чего достиг, нев этом дело, просто мы что-то забыли. Если столько цивилизаций, которые были когда-то такими жевеликолепными и утонченными, как и наша – давайте скромно признаем это– и чьи элитарныепрослойки были не менее "интеллектуальны", чем лучшие умы наших университетов,видели и знали по опыту невидимые иерархии (не видимые для нас) и великиепсихические ритмы, которые выходят за рамки короткой пульсации отдельнойчеловеческой жизни, то как же нам до сих пор не пришло в голову, что это,наверное, не глупое суеверие и не умственное заблуждение – было бы странным считатьзаблуждением то, что встречается в местах, удаленных друг от друга на тысячимиль, в цивилизациях, которые были абсолютно неизвестны друг другу. Да, времяМистерий прошло: все сейчас чудным образов декартизовано, прагматично, новсе-таки чего-то не хватает. Новым человеком, наверное, будет тот, кто вдругостро осознает ужасную нехватку чего-то, которую не могут заполнить ни егонаука, ни церкви, ни наслаждения. Человека нельзя безнаказанно лишить его тайн.Это также стало живым уроком, который Индия преподнесла Шри Ауробиндо, еслитолько он уже не познал этого раньше на собственном опыте.

Однако, если мы полагаем, что Индия– страна, где древниеМистерии продолжают свое существование – даст нам практическое решение,которое мы ищем, то мы, вероятно, будем разочарованы. Шри Ауробиндо очень скорооценил свободу, духовную широту и огромные экспериментальные познания, которыеИндия предлагает ищущему, но отнюдь не согласился принять все в том виде, вкаком это предстало перед его глазами – не потому, что оттуда надо былочто-то отбросить. Не нужно ничего удалять ни из так называемого индуизма, ни изхристианства, ни из любого другого человеческого стремления, но нужно всерасширять, расширять до бесконечности. То, что мы принимаем за окончательнуюистину, является чаще всего лишь частичным переживанием Истины – ибо всеобъемлющего, тотальногоПереживания, очевидно, не существует ни во времени, ни в пространстве, ни вкаком-то месте и существе, каким бы озаренным оно ни было; ибо Истинабесконечна, она всегда находится в движении. Ночеловек всегда взваливает на себя бесконечную ношу,– говорила Мать вбеседе о буддизме. –Он не хочет позволить уйти тому, что относится к егопрошлому, и таким образом сгибается все больше и больше под тяжестьюбесполезных накоплений. Пусть на каком-то отрезке пути у вас был руководящийпринцип, но как только вы прошли этот отрезок, оставьте и его, и то, чторуководило вами, и идите дальше. Это как раз то, что люди делают с большойнеохотой. Ухватившись за то, что им помогает, они цепляются за него и непозволяют ему уйти. Те, кто продвинулся с помощью христианства, не желаютоставить его и несут на своих плечах; те, кто продвинулся с помощью буддизма,не желают оставить его и несут на своих плечах. Это ужасно отягощает и тормозитвас. Как только вы прошли какую-то стадию, оставьте ее, позвольте ей уйти! Иидите дальше! Да, есть вечный закон, но это законвечно юный и вечно развивающийся. Индия хотя и была способна понять, что Бог всвоей космической поступи вечно разрушает традиционные верования людей и ихпредставления о нем, не всегда имела силу справиться с собственной мудростью.Безбрежное невидимое,наполняющее собой эту страну, намеревалось взять у нее двойной выкуп– человеческий идуховный. Человеческий – потому что народ ее, пронизанный потусторонним, сознающий великуюкосмическую Игру и внутренние просторы, где наша маленькая поверхностная жизньпредставляет собой лишь точку, которая периодически то расцветает, то вскореугасает вновь, кончил безразличием к миру – инерцией, безразличнымотношением к прогрессу, покорностью, которая часто надевает маску мудрости.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.