WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 51 |

То, что существенным образом отличает одинплан сознания от другого – это характерные свойства света или качество вибраций. Если взятьза отправную точку наш собственный эволюционный уровень и рассматриватьсознание в аспекте света, по отношению к которому все остальные аспектыявляются производными, то обыкновенный разум представляется видящему некойсерой массой с множеством маленьких темных пятен или совершенно темныхвибрационных узелков, которые роятся, подобно туче мух, вокруг голов людей ипредставляют собою их "тысячу и одну" мысль; они вращаются, приходят и уходятбез конца, перелетая от одного человека к другому. Иногда случайно сверхунисходит маленькая вспышка света, маленькая радость, маленькое пламя любви,танцующее среди этой серости. Но эта нейтральнаяоснова {ground of neutrality}, как ее называет ШриАуробиндо, настолько толста и всеобъемлюща, что она поглощает все,затуманивает, засасывает вниз в зону своего темного притяжения; мы не способныдолго выносить ни радость, ни боль, мы не можем принять много света сразу; всежалко, спазматично и быстро истощается. И надо всем этим доминируют тысячиусловностей.

б. Высший Разум

Высший Разум чаще всего встречается уфилософов и мыслителей. Он более прозрачен, более свободен. Общий фон уже нетакой серый, с голубоватым оттенком, и незначительные нисходящие вспышки светапоглощаются уже не так быстро. Кроме того, они нисходят чаще и становятсябогаче и интенсивнее, Радость длится дольше, любовь становится глубже и уже нев такой степени подчиняется бесчисленным правилам низших уровней. Мы начинаемпонимать, что такое любовь и радость сами по себе, без какой бы то ни былопричины. Но свет все еще остается холодным и немного жестким. Тяжелаяментальная субстанция все еще поглощает свет, идущий свыше, перемешивает его сосвоим веществом и покрывает его толстым ментальным слоем, искажая донеузнаваемости. Этот разум способен по-настоящему понять полученный свет лишьпосле того, как он его должным образом переработал, разбавил, подверглогической экзекуции, разбил на параграфы, на слова, на идеи. Кроме того,выводы высшего разума исходят из единственной точки света, которой он завладел,или из небольшого числа таких точек (все заключения высшего разума сутьаприорные установки, это маленькие капельки интуиции, которые он поспешнопоглотил), и поэтому ему стоит большого труда исключать и исключать в процессесобственного развития все, что противоречит этим установкам. Да, этот разумможет открываться высшим планам и получать вспышки, но это, скорее,исключительные моменты, чем нормальное состояние; его ментальная субстанциятакова, что она разрушает свет. Он начинает понимать что-либо лишь после того,как он себе это объяснил.

в. Озаренный Разум

Озаренный разум имеет другую природу. Помере того как высший разум постепенно обретает безмолвие, он получает доступ кэтой сфере: его субстанция постепенно проясняется и то, что приходило по однойкапле, льется теперь потоком: Основой является теперьуже не общая нейтральность, а чистая духовная легкость и радость, на этойоснове возникают особые тона эстетического сознания. В этом заключается первоефундаментальное изменение [28]. Сознание наполняетсяпотоком света, чаще всего золотого, в который вливаются различные цвета взависимости от внутреннего состояния; это лучащеесявторжение {invasion lumineuse}. При этом находишься всостоянии "энтузиазма" – в том смысле, какой придавали этому слову греки: постоянноесостояние пробужденности, как будто все существо находится наготове, бдит ивдруг погружается в совершенно иной, новый мир с поразительно ускореннымритмом, новыми ценностями, новыми перспективами и неожиданными связями. Дымоваязавеса мира приподнимается, все объединяется в великой вибрации радости. Жизньстановится шире, правдивее, живее. Повсюду возникают светящиеся точки истины (иуже не нужны слова), и каждый предмет несет в себе тайну, имеет особое значениеи свою, особую жизнь. Человек купается в неописуемом состоянии истины, причем не анализируетпроисходящее – онопросто есть. И это чудесно. Все полно света, жизни, любви.

Этот светящийся поток проявляет себя вкаждом по-разному (мы всегда спешим заключить его в форму вместо того, чтобыпозволить ему спокойно пропитать все существо и совершать работу по егопрояснению). Для одних это внезапное поэтическое вдохновение, другие видятновые архитектурные формы, третьи приходят к новым уравнениям в науке,четвертые начинают поклоняться какому-то новому Богу. Обычно восхождение кэтому новому сознанию сопровождается спонтанным расцветом творческих сил,особенно на поприще поэзии. Заслуживает внимания тот факт, что среди учениковШри Ауробиндо есть много поэтов, пишущих на самых разных языках – на китайском, хинди, английском,– как будто поэзия иискусство – этопервый практический результат его йоги: Как в самомсебе, так и в других, я наблюдал внезапный расцвет способностей во всех видахдеятельности, расцвет, который является следствием открытия сознания– так, например, тот,кто долго и безуспешно работал над тем, чтобы выразить себя в поэзии, в течениедня становится мастером поэтического языка и ритма. Это вопрос надлежащегобезмолвия разума и надлежащей открытости Слову, которое стремится выразить себя– ибо Слово ужеготово, оно сформировано в тех внутренних планах, где получают рождение всевиды искусства, но измениться должен передающий разум – измениться и стать совершеннымканалом {передачи}, а не препятствием [29].

Поэзия – самое подходящее средство,позволяющее почувствовать, что собою представляют эти высшие планы сознания. Вритме поэтического произведения можно легко уловить вибрации. Поэтому далее мыбудем прибегать к помощи поэзии, хотя Сверхсознательное не является привилегиейодних только поэтов. В своей обширной переписке на тему поэзии и в работе"Поэзия будущего" Шри Ауробиндо приводит многочисленные примеры стихов,исходящих непосредственно из озаренного разума. {{ 4}} Прекрасной иллюстрацией поэзии озаренного разумаявляются отдельные пассажи творчества А.Рембо, особенно его "Пьяный корабль".Не следует привязываться к внешнему смыслу, надо слушать то, что вибрирует заним; ибо поэзия и вообще все искусства – это в конечном счете не чтоиное, как средство уловить крошечную, неуловимую ноту, ноту, которая вроде быничего особенного собою не представляет и в то же время есть сама жизнь:

Je sais les cieux crevant en eclairs, et lestrombes
Et les ressacs et les courants; je saisle soir,
L'Aube exaltee ainsi qu'un peuple decolombes,
Et j'ai vu quelquefois ce que l'homme acru voir!

Я знаю рвущееся небо и глубины,
И смерчи, и бурун, я знаю ночи тьму,
И зори трепетнее стаи голубиной,
И то, что не дано увидеть никому.

Перевод. М.Кудинова

Поэзия становится озаренной не в силукакого-то особого смысла, а благодаря тому, что несет в себе особую нотуозаренного плана. Ту же самую ноту мы можем найти в живописи Рембрандта, вмузыкальных сочинениях Сезара Франка или даже просто в словах друга– это прикосновениеистины, находящейся за поверхностью, может быть, не очень мощная, но прямо ксердцу идущая вибрация, а стихи, картина или соната – это лишь более или менееадекватные ее транскрипции. И чем выше мы восходим, тем чище, лучезарнее, ширеи мощнее становится вибрация. Когда Рембо говорит

O saisons, o chateaux!
Qelle ame est sans defauts

О замки, о смена времен!
Недостатков кто не лишен

Перевод Н.Яковлевой

то вибрация почти ощутима – настолько ярко выражено ееприсутствие. Но, очевидно, это не озаренная вибрация {не вибрация озаренногоразума}: она исходит не из источника, находящегося выше головы, а из сердца– и это никак несвязано со смыслом строк: слова – это только облачение вибрации. А вот строка из "Лебедя" Маллармеидет прямо из озаренного разума:

Le transparent glacier des vols qui n'ont pasfui!

Полетов скованных прозрачно-синий лед...

Перевод М.Волошина

То, что существенным образом отличаетпроизведения, которые исходят из этого плана, Шри Ауробиндо называетсветящимся течением{luminous sweep}, внезапным потоком света. Эта вибрация не похожа ни на какуюдругую; она всегда приносит какой-то толчок и продолжает еще долго вибрировать,как камертон. Но ей редко удается сохранять свою чистоту на протяжении всегопроизведения, ибо ритм произведения повторяет ритм сознания с его подъемами ипадениями, так будет продолжаться до тех пор, пока сознание не стабилизированос помощью специальной дисциплины. В "Пьяном корабле" зримо присутствуетозаренный разум, хотя видно и присутствие витального, а также обычногоментального сознания; также очевидно и вмешательство сверхсознательного.

Наряду с красотой озаренного разума намоткрываются и его ограничения: поэзия озаренного разума льется потоками образови слов откровения (потому что на этом плане часто открываются способностивидения и слышания), чуть ли не лавиной богатых, пышных, иногда бессвязныхобразов, как будто сознание с трудом вмещает в себя такой поток света и такуюнепривычную интенсивность: это слишком много для него, это переполняет его.Восторг часто переходит в возбуждение, и если остальные части существанедостаточно подготовлены и очищены, то любая из низших частей может завладетьнисходящими силой и светом и использовать их для собственных целей; оченьмногие попадаются в эту ловушку. Когда низшие части существа, в особенностивитальное, завладевают светящимся потоком, они делают его жестким,"драматизируют" и мучают его – сила еще присутствует, но является уже подчиненной и при этомстановится жесткой, тогда как сущность озаренного разума – это радость. Здесь мы могли быназвать имена многих поэтов и творческих натур. {{ 5}} Кроме того, субстанция озаренного разума на самомделе не является прозрачной, она лишь полупрозрачна; свет ее рассеян– как бы чувствуешь,что истина находится повсюду, но не можешь конкретно ощутить ее – отсюда частые бессвязность иотклонения. Это только начало нового рождения. Прежде чем идти выше, необходимоболее совершенное очищение и прежде всего – больший покой, естественноеравновесие и безмолвие. Чем выше мы растем в сознании, тем более необходимымявляется незыблемое равновесие.

г. Интуитивный Разум

Интуитивный Разум отличается от озаренногосвоей ясной прозрачностью. Он подвижен, как ртуть, он легко прыгает по скалам,не отягощенный обувью, босой, не касаясь поверхности земли. В отличие отвысшего разума его не стесняют ментальные ортопедические подпорки,приковывающие нас к земному (как будто знание зависит от объема нашихтяжеловесных размышлений!). Знание – это искра, рождающаяся,вспыхивающая из безмолвия. Оно находится прямо здесь, не выше и не глубже, апрямо перед нашими глазами, ожидая, когда мы станем немного чище, просветленней– это не стольковопрос нашего роста, сколько дело устранения с пути множества препятствий.Весной рисовые поля Индии, спокойные, зеленые, полные нежного аромата,простираются вдаль насколько хватает взгляда под тяжелым, мрачным небом; ивдруг с единым криком взлетают тысячи попугаев. Однако мы не успели ничегозаметить. Это произошло в течение секунды, как вспышка молнии, – и сознание может проясняться стакой же невероятной быстротой! Одна деталь, один звук, одна капля света– и появляется целыймир во всем своем великолепии и полноте – тысячи стремительных птиц вединой вспышке. Интуиция воспроизводит в нашем масштабе первозданную мистериювеликого Взгляда, грозного пристального взгляда, который, с одной стороны,видит все и знает все, а с другой, наслаждается последовательным видением,видением во времени, капля по капле, видением с множества точек зрения того,что Он охватил полностью в крупице вечности.

Время есть только порожденье вечногомгновения. [30]

– Вместе синтуицией приходит совершенно особая радость, которая явно отличается отрадости озаренного разума. Нет уже ощущения потока, приходящего извне, а естьнекое опознание, узнавание, как будто всегда в нас существовали двое– брат света, живущийв свете, и брат тьмы (то есть мы сами), живущий внизу, неуклюже, ощупьюкарабкающийся в темноте, подражающий знанию брата света и его великомупутешествию, но подражающий как-то жалко, убого, грубо. И затем вдругпроисходит слияние –мы становимся едины в области света. Наконец-то нет никаких различий. Радость.

Когда мы станем едиными во всех точках,наступит божественная жизнь.

В этой точке контакта и слияния приходитзнание, которое может быть выражено в той или иной форме (в зависимости от видадеятельности в данный момент времени), но которое всегда по сути своей являетсяпроявлением тождественности, встречей – мы знаем потому, что мы узнаем{reconnait}. Шри Ауробиндо говорил, что интуиция – этоприпоминание Истины [31]. Когда приходит вспышкаинтуиции, то ясно видно, что знание – это не открытие чего-тонеизвестного –открывают только себя, больше нечего открывать, – это постепенное паспознавание вовремени того мгновения Света, когда мы виделивсе. Есть ли кто-нибудь, кто не видел хотя бы раз Укого в жизни не было этого Воспоминания Какими бы ни были наши веры (вплоть доотсутствия всякой веры), наши способности или неспособности, наши достижения,высокие или нет, в жизни всегда есть момент, который является нашим моментом. Некоторые жизнидлятся всего мгновение, а все остальное – это забытье.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.