WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 51 |

В процессе нашего исследования мы наблюдалиразличные центры и уровни сознания и видели, что за этими центрами живетсознание-сила, связующая различные состояния нашего существа (главнымследствием ментальной тишины и успокоения витального было отделение этойсознание-силы от ментальной и витальной деятельности, которыми она обычнозахвачена), и ощутили, что этот поток силы или сознания – это сама реальность нашегосущества, действующая за различными его состояниями. Но эта сознание-силадолжна быть чьим-тосознанием. Кто или что в нас является сознающим Где центр, где хозяин Или мыпопросту марионетки некого всеобщего (универсального) Существа, которое и естьнаш подлинный центр, поскольку все ментальные, витальные и физические видыдеятельности всеобщи по своей природе На самом же деле истина оказываетсядвойственной по своему характеру, но уж, конечно, никоим образом мы немарионетки, за исключением тех случаев, когда мы упорно продолжаемотождествлять себя с фронтальным существом, ибо оно-то как раз и есть настоящаямарионетка. У нас, действительно, есть индивидуальный центр, который ШриАуробиндо называет психическим существом, так же, как и некий космический центр или центральное существо. Нам предстоитотыскать шаг за шагом как первый центр, так и второй, и стать Хозяином всехнаших состояний. Для начала мы попытаемся найти свой индивидуальный центр,психическое существо, которое также называют душой.

Это одновременно и самая простая, и самаясложная вещь на свете. Самая простая – потому что что ребенок понимаетее или, вернее, живет в нейсамым естественным образом: он – царь, он – в центре всего мира, он живет в своем психическом существе.{{ 1 }} Самая сложная– потому что этаестественность очень скоро покрывается всевозможными идеями и ощущениями; мыначинаем говорить о "душе" – т.е. ничего уже в ней не смыслим. Все страдания юности– это ни что иное,как история медленного "пленения" психического существа (мы говорим о"страданиях роста", но, скорее всего, существуют лишь страдания от удушья, азрелости достигают тогда, когда состояние удушья становится естественнымсостоянием). Таким образом, все трудности ищущего – это обратный процесс, историямедленного высвобождения из всякой ментальной и витальной мешанины. Но на самомделе, как мы увидим, это не есть возвращение к отправной точке, во-первых,потому, что назад пути нет, а, во-вторых, потому, что новорожденноепсихическое, которое обретают в конце пути (в конце, который всегда являетсяначалом) – это несиюминутное преходящее достижение, но сознательное господство. Ибо психическое– это существо, онорастет; это чудо вечно длящегося детства во все более просторном царстве. Ононаходится "внутри, как ребенок, который должен родиться", – говорит Риг Веда (IX.83.3).

ПСИХИЧЕСКОЕ РОЖДЕНИЕ

Первый признак открывающейся психики– это любовь ирадость – радость,которая может быть очень интенсивной и мощной, но без всякой экзальтации и безобъекта – спокойная иглубокая, как море. Психической радости ничего не нужно для того, чтобы быть,она есть ; даже в тюрьмеона не может не существовать: это не ощущение, а состояние – как река, которая искрится,сверкает везде, где бы она ни протекала – по грязи ли или по камням, черезгоры или по равнинам. Это любовь, которая не является противоположностьюненависти и которой ничего не нужно для поддержки, она просто есть. Она горит постоянным огнемнезависимо от того, с чем она встречается, горит во всем, что она видит и чегокасается, просто потому, что она не может не любить, такова ее природа; для неенет ничего высокого или низкого, чистого или нечистого; ни пламя ее, ни радостьне могут померкнуть. Есть и другие знаки ее присутствия: она легка, ничто неявляется бременем для нее, как будто сам мир – это площадка для ее игр; онанеуязвима и неприкосновенна, как будто навеки находится за пределами всехтрагедий, вне всех катастроф; она – провидец, она прозревает; она спокойна, очень спокойна– едва заметноедыхание в глубинах существа; и широка, безбрежна, как море. Ибо она вечна. Исвободна; ничто не может сковать, пленить ее: ни жизнь, ни люди, ни идеи, нидоктрины, ни страны –она – за ихпределами, всегда по ту сторону их, и все-таки находится в сердце всех икаждого, как будто она едина со всем. Это Бог в нас.

Вот каким предстает психическое существовидящему взгляду: Когда вы смотрите на кого-нибудь,кто сознает свою душу и живет в душе своей,– говорит Мать,– вы чувствуете, как вы нисходите, вы проникаете глубоко-глубоко вчеловека, далеко, очень далеко внутрь. Обычно, когда вы смотрите людям в глаза(бывают глаза, в которые войти невозможно, они подобны закрытым дверям, ноглаза некоторых –открыты, и вы можете войти), недалеко от поверхности вы наталкиваетесь на нечтовибрирующее, иногда оно светится и искрится, и если вы не обладаете знанием, выскажете: "У него живая душа" – но это не душа, это его витальное. Для того, чтобы найти душу,вам нужно удалиться с поверхности, уйти глубоко внутрь, глубоко-глубоко,спуститься вниз, на самое дно, туда, где безмолвно, спокойно; и там вы находитенечто мягко греющее, спокойное, состоящее из какой-то обильной субстанции,обладающее необыкновенной полнотой и неподвижностью, исключительно мягкое– это душа. И если выпродолжаете этот процесс, оставаясь сознательными, приходит ощущение изобилия,полноты с неизмеримыми глубинами. Вы чувствуете, что если бы вы вошли туда, тораскрылись бы многие тайны; это подобно отражению чего-то вечного на тихую,спокойную поверхность воды. Времени больше не существует. У вас возникаетвпечатление, что вы были всегда и будете вечно.

Но это только признаки, внешнее выражениетого, что существует само по себе и что мы хотим пережить сами,непосредственно. Как открыть двери психического существа Ведь оно недурноскрыто. Прежде всего, оно скрыто нашими идеями и ощущениями, которыебессовестно обкрадывают его и подражают ему; у нас столько всяких мнений о том,что высоко и что низко, что чисто, а что нечисто, божественно илинебожественно, столько сентиментальных стереотипов по поводу того, чтозаслуживает любви, а что – нет, что бедное психическое существо не имеет никакой возможностипроявить себя, так как его место уже занято всем этим хаосом. Стоит емупоказать свое лицо, как на него тут же набрасывается витальное, которое вэкзальтации использует его для блестящих полетов, для своих "божественных" имутных эмоций, собственнической любви, расчетливого благородства и яркойбезвкусной эстетики; или же разум заточает его в клетку и использует для своихособенных идеалов, непогрешимых филантропических схем, для своей ограниченнойэтики и моральных догм; или его присваивают себе церкви, бесчисленные церкви изаключают его в символы веры и догматы. Где же психическое существо во всемэтом И все же оно здесь – божественное, терпеливое, стремящееся пробиться сквозь всенаслоения и на самом деле использующее все то, что ему дано или что емунавязано, как говорится, "оно довольствуется тем, что имеет". И именно в этомзаключается проблема: когда бы оно ни выходило из своего укрытия, пусть даже насекунду, оно выплескивает на все, чего оно касается, такое великолепие, что мысклонны принимать за его лучащуюся истину те обстоятельства и окружение, прикоторых к нам пришло это откровение. Тот, кому довелось раскрыть своепсихическое существо, слушая Бетховена, скажет: "Музыка, одна лишь музыкаистинна и божественна в этом мире". Другой, почувствовав свою душу средибезбрежных океанских просторов, создаст религию открытых морей. Третий будетбесконечно верить лишь своему пророку, своей церкви или своему евангелию.Каждый вокруг своего переживания сооружает свою собственную доктрину. Нопсихическое существо свободно, чудесным образом свободно от чего бы то ни было!Ему не нужно ничего длятого, чтобы существовать, это воплощенная Свобода, и оно использует нашу болееили менее возвышенную музыку, наши более или менее великие писания просто длятого, чтобы пробить в человеческом панцире отверстие и выйти на свет. Оно даетсвою силу и любовь, свою радость, свой свет и свою неопровержимую открытуюИстину всем нашим идеям, всем нашим ощущениям и доктринам потому, что для негоэто единственная возможность проявить себя, единственное средство выражения,которое у него есть. Но взамен этого эмоции, идеи и доктрины извлекают из негоуверенность в своей правоте; они присваивают его себе и обволакивают его,вытягивая из этого элемента чистой Истины свои неоспоримые утверждения, своюисключительную глубину, свою одностороннюю универсальность, и сама сила элемента истины увеличивает силу элементазаблуждения [1]. В конце концов психическое настолькопоглощается, настолько сливается со всем остальным, что мы уже не можемотличить и отделить подделку, не разрушив самой ткани истины – так вот и живет мир, отягощенныйполуистинами6 которые еще тяжелее, чем ложь. Может быть, настоящая трудностьзаключается не в том, чтобы освободиться от зла, которое легко распознать, еслимы хоть немного искренни, но в том, чтобы освободиться от того добра, котороеявляется ни чем иным, как обратной стороной зла, и навечно узурпировало лишькрупицу истины.

Если мы хотим иметь непосредственноепереживание психического существа во всей его кристальной чистоте иудивительной свежести, такого, каким оно существует вне всех наших ловушек,которые мы расставляем для него, вне всех наших идей, ощущений и заявлений онем, то мы должны создать внутри себя прозрачность. Бетховен, море, нашацерковь были лишь средством достижения этой прозрачности. Потому что всегда,как только мы становимся прозрачными, сразу же автоматически, без малейшегоусилия с нашей стороны появляются Истина, видение, радость, ибо Истина– это самаяестественная вещь в мире, а все остальное как раз создает путаницу – ум и витальное со своимихаотическими вибрациями и учеными хитросплетениями. Все духовные практики,которые достойны такого названия, все тапасья, должны в конечном счетестремиться к этому состоянию – абсолютно естественному, свободному от всякого усилия, потому чтоусилие – это еще одинисточник путаницы, еще одно усложнение. Поэтому ищущий не будет пытатьсяпроникнуть в путаницу выводов морализирующего рассудка или приниматься заневыполнимую задачу отделить добро от зла в своем стремлении освободитьпсихическое, ибо на самом деле полезность и добра, и зла почти не отделима отвреда каждого из них (мой возлюбленный снял с меняпокровы греха, и я, радуясь, позволила им упасть; затем он дернул за моипокровы добродетели, но мне было стыдно, я была испугана и препятствовала ему.И когда он сорвал их с меня силой, я увидела душу свою, которая была скрыта отменя [2]); он просто будет стараться, чтобы всеуспокоилось и прояснилось в безмолвии, ибо безмолвие – это нечто чистое само по себе,оно как прозрачная вода. "Не старайся смывать одно за другим пятна с одеждытвоей, – говорит однаочень древняя халдейская мудрость, – смени ее целиком". Это то, чтоШри Ауробиндо называет изменениемсознания. Мы увидим, как в этой прозрачности спокойноразглаживаются старые привычные структуры, мы почувствуем новое равновесиесознания – неинтеллектуальное состояние, но некий центр притяжения в нас. На уровне сердца,глубже витального сердечного центра (который скрывает психическое и подражаетему), мы чувствуем зону концентрации более интенсивную по сравнению состальными, как если бы они все впадали туда – это психический центр. Мы уже почувствовали,как внутри нас уже начал действовать и обретать свою независимую жизнь потоксознания-силы, который перемещается в теле и становится все более интенсивнымпо мере того, как он постепенно освобождается от ментальных и витальных видовактивности, но в то же время в этом центре загорается нечто, подобное пламени– Агни. Подлинное "Я" в нас. Мы говорим"мне нужно знать", "я чувствую потребность любить", но кто же это в насдействительно испытывает потребность Разумеется, это не жалкое эго, вполнеудовлетворенное самим собой, не скучный, повторяющий одно и то же ментальныйприятель, движущийся туда-сюда по своей проторенной колее, и не лживоевитальное, которое не желает ничего иного, как только хватать и хватать безконца. Но за всем этим – бессмертное пламя; это оно испытывает потребность, ибо оно помнитнечто иное. "Присутствие" – такое слово обычно употребляют для его обозначения, но это похожескорее на острое отсутствие, на живое отверстие, на пустоту внутри нас– она шевелится,жжет, подталкивает и подгоняет до тех пор, пока не становится реальностью,единственной реальностью в мире – и тогда приходят сомнения: действительно ли живы люди или толькопретендуют на жизнь Именно это огненное "я" – единственно подлинное "я" вмире, единственное, на что можно опереться и что не подведет нас: "В центре наснаходится сознательное существо, которое властно над прошлым и будущим; оноподобно пламени без дыма.... Его нужно терпеливо освобождать {отделять} отсвоего тела", –говорится в Упанишадах (Катха Упанишада IV.12, 13; VI.17). Это "ребенок,скрытый в тайной пещере", о котором говорит Риг Веда (V.2.1), "сын небес стелом земли" (III.25.1), "тот, кто бодрствует в тех, кто спит" (Катха УпанишадаV.8). "Он – всередине дома" (Риг Веда I.20.2), "Он подобен жизни и дыханию нашегосуществования, он –как наше вечное дитя" (I.66.1), он – это "сияющий Царь, который былскрыт от нас" (I.23.14). Это – Центр, Хозяин, место объединения всех вещей:

Солнечное пространство, где все известнонавеки. [3]

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.