WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |

Минухин (отцу):Я думаю, Билл может научить вас, и доктора Гоа, и меня кое-каким вещам, которыхмы не можем понять. И мне интересно, Билл, неужели ты такой жадный, что нехочешь научить своего отца некоторым своим способам понимать мир, которого твойотец не понимает

Консультант снова оспаривает представлениео некомпетентности ребенка, определяя взаимодействие отца и сына как утаиваниесыном чего-то, а не как его недостаток.

Минухин: Яблизко от тебя или далеко

Билл: Близко,потому что я могу вас слышать.

Минухин: Так,можешь меня слышать. Как ты понимаешь меня

Билл: По вашемуголосу. На самом деле по вашему акценту.

Минухин: Да.Какой у меня акцент

Билл: Не знаю.Вроде как филиппинский. Звучит похоже.

Минухин: Онпохож на акцент доктора Гоа

Билл: Нет, непохож.

Минухин: Так, непохож. А какой акцент у доктора Гоа

Билл: По-моему,испанский. Я не знаю, как вы его называете.

Минухин:Испанский — абсолютноточно. У меня тоже испанский акцент.

Билл: Значит, яошибся.

Минухин: Ты тожеправ. В филиппинском языке много от испанского. А я старый илимолодой

Билл: Я не могусказать, старый вы или молодой.

Минухин: А какбы ты мог это узнать

Билл: По голосуЕсли вы старый, у вас настоящий старый голос, а если вы молодой, у васнастоящий молодой голос.

Минухин: А мойголос — на сколько онлет

Билл: Вроде какна сорок.

Минухин: Оченьхорошо. А голос твоего отца

Билл: Вроде какна тридцать три.

Минухин:Сколько вам лет

Отец. Тридцатьчетыре.

Минухин: Значит,у меня голос старше, чем у твоего отца. Видишь, ты многое знаешь.

Билл: Я ничегоне буду знать про голос малыша, пока он не подрастет.

Отец. Этоинтересно — как онсоображает.

Минухин: Ядумаю, Билл, что ты жадный. Я думаю, что ты понимаешь то, что слышишь, и то,что трогаешь, а твой отец этого не понимает, потому что он видит. Ты объяснилему, как ты понимаешь меня; ты слышишь лучше, чем он.

Консультант и терапевт решают, что Биллдолжен научить своего отца ходить по комнате с завязанными глазами, потому чтоу Билла есть чувство пространства, которого лишен отец.

Гоа: Твой папасейчас закроет глаза.

Билл: Я и такслепой. Не завязывайте мне глаза.

Гоа. Тебенезачем беспокоиться об этом. Твой папа сейчас закроет глаза, а ты будешьводить его по комнате и узнавать, что в комнате есть. Хорошо Вот сейчас онзакроет глаза. Он больше не будет ничего видеть. Хорошо Помни, что твой отецничего не видит. Ты должен оберегать его.

Билл (берет отца за руку и ходит покомнате, ведя его за собой): Вот здесьстул.

Гоа: Покажи ему.Не забывай про отца.

Билл: Здесьдверь. Вот еще один стул. А вот дверь.

Гоа: Не выходииз комнаты. Покажи ему только, что в ней есть.

Билл: А тутнесколько стульев. Спорю, что вот здесь чулан.

Сеанс заканчивается тем, что отец и сынвместе воспринимают новую реальность, открывая для себя такие взаимоотношения,при которых признается компетентность сына и отец может учиться у своегосына-инвалида. Подобное изменение способно перестроить взаиморасположение всехчленов семьи, расширив участие Билла в семейной жизни и потребовав от негоболее ответственного поведения.

Аналогичную стратегию применял Сэм Скотт всвоей работе с глухими детьми. Эти дети, которых учат языку жестов в школе длядетей с нарушениями слуха, дома оказываются в среде, где остальные члены семьиговорят и слышат, но не знают языка жестов. Такая образовательная программапозволяет детям контактировать друг с другом и с учителями в школе, ноограничивает для них возможности общения дома. Поэтому Скотт назначает каждогоребенка учителем для своих братьев, сестер и родителей в “классах”, где семьяобучается языку знаков, чтобы общаться с ребенком. Этот полный переворот вположении ребенка-инвалида в семье имеет огромное значение для функционированиясемьи. Ориентация на исследование положительных сторон членов семьи лежит воснове и всех других приемов.

Альтернативные взаимодействия

У семей, втянутых в неразрешенныеконфликты, часто формируется стереотип многократного повторения неудачныхмежличностных взаимодействий. В результате представления членов семьи друг одруге сужаются, и они фокусируются на недостатках семьи. Обращаясь затерапевтической помощью, они предъявляют наиболее дисфункциональные аспектысамих себя — теобласти, которые считают имеющими отношение к терапии. Кроме того, болеекомпетентные способы функционирования члены семьи часто приберегают длявнесемейных холонов. Реализация ими собственного “я” в дисфункциональномсемейном организме становится суженной и упрощенной. Семейный терапевт недолжен принимать предъявляемые ему дисфункциональные стереотипы заисчерпывающую характеристику семьи. Дисфункциональные компоненты — это всего лишь те участкиполного потенциала семьи, которые в данный момент наиболее доступны длясемейного организма.

Если семейный терапевт принадлежит к числуэнтузиастов-психопатологов, он отреагирует на те обрывки патологии, которыепредъявлены ему семьей, и пойдет по ложному пути наблюдения лишь за наименеекомпетентными частями семейного организма. Однако, стоит ему расширить областьсвоих исследований, как он обнаружит, что в распоряжении семьи естьальтернативы, которые можно мобилизовать. Супруги Горовиц, например,предъявляют свое обоюдное соперничество и отсутствие взаимопонимания. Терапевт,следя за их дисфункциональными взаимодействиями, говорит: “Хорошо, я видел, чтовы большие мастера отрицать наличие друг у друга каких бы то ни былодостоинств. А не можете ли вы теперь выбраться из этого тупика” В словахтерапевта содержится признание существующих взаимодействий, но в то же времяподразумевается и наличие неиспользованных возможностей, что подталкиваетсупругов к их исследованию. Высказывание терапевта основано на его убеждении втом, что семья как организм потенциально способна на более сложноефункционирование, чем то, которое она демонстрирует в данный момент. Вместоисследования дисфункциональных компонентов ей предлагается исследоватьальтернативы.

Терапевт во время сеанса может заметить,что поведение членов семьи не выходит за пределы нормы, однако они описываютего как дисфункциональное. Тогда, основываясь на собственных наблюдениях, онможет подвергнуть сомнению истолкование, которое дает семья. Например, миссисО’Райли обратилась затерапевтической помощью потому, что не может справиться с двумя своимидетьми — трех и пятилет. Наблюдая в течение получаса за взаимодействиями детей, терапевт не можетобнаружить признаков некомпетентности, которую мать приписывает себе вобращении с детьми, и ставит под сомнение данную ею характеристику семьи. Онпредлагает матери разнообразные задания, которые должны проверить ееспособность управляться с детьми, и в то же время обращает внимание накомпетентность детей и поддерживает их компетентные маневры. Все новые и новыезадания рассматриваются как примеры гармонических взаимоотношений между матерьюи детьми.

Оказавшись не в состоянии убедитьтерапевта в дисфункциональных аспектах семейных взаимодействий, миссиcО’Райли все большеприходит в замешательство. Вызов со стороны терапевта приводит к тому, что онаначинает исследовать свои взаимоотношения со сверхкритичным бывшим мужем и счрезмерно сосредоточенной на ней критичной матерью. Эти взаимоотношенияподкрепляют и оформляют лишь дисфункциональные ее аспекты; подход терапевта,наоборот, выделяет наиболее компетентные ее аспекты. Такое вмешательствовыводит дисфункциональность отношений между матерью и детьми из фокуса семьи.Оно позволяет признать более компетентные аспекты этих взаимоотношений инаправляет терапевтический процесс к исследованию холонов бывший муж-мать имать-бабушка.

Ничто так не раздражает и не озадачиваетчленов семьи, как терапевт, который ставит под сомнение их определениепатологии. Они принимаются разъяснять свое поведение и пытаются убедитьтерапевта в узости своих взаимодействий, однако в ходе терапии обнаруживают,что на самом деле их деятельность гораздо сложнее и что картина, предъявляемаясемьей, нуждается в дополнении с учетом различных аспектов ее компетентного игармоничного поведения.

Терапевт может подчеркнуть свое недовериек картине, которую предъявляет семья, с помощью высказываний, выражающихнедоумение и озадаченность. Например: “Не правда ли, удивительно, что вы,по-видимому, способны видеть только одну сторону своего супруга” или “Неправда ли, странно, что вы можете вызвать у своего ребенка проявления тольконегативных качеств, которые превращают его в чудовище, в то время как мне он,по-моему, демонстрирует лишь свой ум и способность относиться к жизни сюмором”

Примером может служить работа с семьейБойлей. Она состоит из родителей, Мэрион и Уильяма, которым около тридцати пятилет, и двух их детей — восьмилетней Джоуни и пятилетнего Дика. Мэрион —домохозяйка, Уильям — владелец небольшой плотницкоймастерской. Они обратились за терапевтической помощью, потому что Джоуни,которая учится во втором классе, отстает и ведет себя так, словно это ее неволнует. С ними было проведено четыре сеанса, во время которых они выгляделикак хорошо функционирующая семья из американского среднего класса. Уильямактивно участвует в местной общественной жизни, а Мэрион — в жизни церкви. Их считаютидеальной парой.

Это традиционная семья с отчетливодифференцированным по половому признаку распределением ролей и функций. Мэрион,получившая хорошее воспитание, излучает сдержанную энергию в сочетании скокетством, выступая в образе женщины-куколки. Она хорошая мать, иответственность за обоих детей лежит на ней; любой их успех или неудачаприписываются ей, а не мужу. Дети одеты как маленькие взрослые, отправляющиесяв воскресную школу. Джоуни, блондинка, как и ее мать, уже получила ярлыкпустоголовой, а Дик —компетентного. Уильям легко вступает в общение при контакте, нобольшей частью молчит, предоставляя свой жене действовать в этой ситуации,сосредоточенной на детях.

Во время сеансов семейный танец становитсяочевидным: супружеский холон построен на взаимных обвинениях, приводящих ксамоотстранению мужа и заискиванию со стороны жены. В ходе этих взаимодействийМэрион считает себя беспомощной неудачницей, однако ее критические замечанияэнергичны и настойчивы, что вынуждает Уильяма, самоотстраняясь, проситьпрощения, а это служит для нее сигналом перейти к заискиванию. Дети дружелюбны,веселы и ведут себя хорошо. Уильям обычно предоставляет их воспитание жене,однако, когда он высказывает свое мнение, дети относятся к нему суважением.

На предшествующих сеансах терапевт подвергсомнению негативное представление Мэрион о ее взаимоотношениях с мужем идочерью. Ему импонирует энергия Мэрион, однако он поддерживает Уильяма в егожелании принимать большее участие в жизни семьи.

Для третьего сеанса терапевт сформулировалдве задачи. Он подвергнет сомнению представление о Джоуни как о “глупойблондинке” и дисфункциональную симметрию супругов. Сеанс начинается с того, чтодети показывают подарки, приготовленные ими для терапевта. Дик, пользуясьтолько что купленными инструментами, вырезал на куске дерева имена “Сэл” и“Дик”; для пятилетнего мальчика получилось просто замечательно. А Джоунипринесла стереотипный рисунок женщины, лицо у которой, если смотреть с однойстороны, грустное, а с другой — веселое. Вверху листа она нарисовала несколько монет. С самогоначала Минухин оказывается в трудном положении. Он хочет уравновесить своевосхищение работой Дика и поддержку работы Джоуни, хотя они совсем разногокачества.

Минухин (Дику, который показывает свойподарок): Это мне Я могу взять это домой А что тутнаписано

Дик:Сэл.

Минухин: Этопросто замечательно. Мне очень нравится. Это ты вырезал У тебя золотые руки.Это прекрасно. А твой рисунок (обращается кДжоуни), по-моему, очень хитроумен. (Обращается к родителям.) Дело не тольков красоте: Джоуни оперирует символами. Джоуни, ты можешь мне сказать, что тыздесь изобразила Мне это очень интересно. Что изображает это лицо

Джоуни: Этокто-то сердитый или грустный.

Минухин: А тыможешь сочинить про это историю Когда я был маленький, я любил сочинятьистории. Сочини историю и расскажи ее папе — о человеке, который был сердитыйи грустный. (После долгой паузы обращается котцу.) Может быть, вы ей поможете

Джоуни: Кто-тоукрал у мамы деньги, и она пошла и сказала полиции, и мама получила свои деньгиобратно, и теперь она рада.

История Джоуни коротка, недифференцированаи мало удовлетворительна — она из тех историй, которые дети рассказывают, чтобы отделаться.Однако она соответствует мнению семьи о способностях Джоуни. Теперь передтерапевтом стоит проблема — как поставить под сомнение ту ограниченность возможностей,которую демонстрирует Джоуни.

Минухин: Это конец истории А теперь сочини ещеодну историю про маленького ребенка. Пусть она будет подлиннее.

Джоуни (после долгой паузы): Я потеряла щеночка, и пошла в одно место, и плакала, и сказалаодному человеку, чтобы он написал на бумаге, что я потеряла щеночка, и оннаписал и отдал бумагу мне. И я пошла в городскую полицию, и они помогли мнеразвесить эту бумагу в витринах и на столбах, и у кого-то был мой щеночек, иони увидели объявление, что потерялся щеночек, и прочитали там мой адрес ителефон, и приехали к нам в дом, и отдали мне щеночка.

Минухин:Прекрасная история. У тебя богатое воображение, и ты придумала многоподробностей. Я не знал, что ты умеешь сочинять такие длинные хорошие истории.Прекрасно!

Мать: Я нехотела бы вмешиваться, но это из книги, которую она как-то читала. Онапересказала вам книгу, которую прочитала в этом году в школе.

Терапевт доволен тем, что Джоунирассказала более подробную историю, и использует это, чтобы поставить подсомнение невысокое мнение о ней, которого придерживаются родители. Поэтому егонесколько сбивает с толку информация, сообщенная матерью, однако он решаетпродолжать свою линию. Общаясь с Джоуни на предыдущем сеансе, он испытал к нейжалость. Ее искусственно сконструированный ограниченный “удел” не учитывает техэлементов компетентности, которые показались ему очевидными при контакте сней.

Минухин (матери): Я думаю, дело в том, что вы опять ищете в яблоке червоточину.Этот рисунок, который она нарисовала, — неплохой рисунок длявосьмилетней девочки. (Обращается кДжоуни.) А ты не расскажешь нам еще какую-нибудьисторию (После паузы дает Джоуни рисунок, который танарисовала на предыдущем сеансе.) Сочини историю проэту семью, такую историю, какую еще никто не рассказывал. (Пауза.) Вы не поможете ей,Мэрион

Мать: Ну, я незнаю, что делать, потому что вы напустились на меня за то, что я ейпомогаю.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.