WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 47 |

Минухин: На меняпроизвело большое впечатление то, что ты сказал. Во-первых, потому что ты оченьнаблюдателен. А второе — это то, что, на мой взгляд, ты — как заключенный в тюрьме.Понимаешь, твоя тюрьма — любовь, но это все равно тюрьма. Это взаимная любовь, но этотюрьма. Ты не можешь ничего захотеть, потому что тут же получишь все в избытке.Значит, ты заключенный, ты ничего не можешь получить.

Терапевт, стремясь помочьидентифицированному пациенту отделить себя от семьи и увеличить дистанцию междуним и отцом, вводит метафору, которая обрисовывает тормозящий эффект бездумнойщедрости и преданности.

Минухин: Позвольмне поговорить минуту с твоим отцом, ладно Позволь, потому что то, что тысказал, меня очень беспокоит, и я этого просто не понимаю. (Отцу.) Это правда — то, что говоритБилл

Отец: Донекоторой степени. Нет на свете ничего такого, чего я не сделал бы для моихдетей и чего моя жена не сделала бы для наших детей. Такие уж мы есть, и еслинаши дети стали жертвами того, что мы такие, мы попытаемся измениться.Последние несколько дней, когда Билл был дома, я старался держаться как можнодальше от него. Это было очень трудно. Я надеюсь, вы понимаете, что, если у вастакая любовь, как, мне кажется, у нас, то очень нелегко видеть своего ребенка втаком состоянии. Я пытался купить ему костюм, потому что у него ничего нет изодежды кроме того, что на нем. Он постоянно ходит в одной и той же провонявшейрубашке, а ведь он может открыть мой гардероб и взять все, чтозахочет...

Минухин: Выпокупали ему что-нибудь

Мать: Мы ничегоему не покупали с тех пор, как он уехал.

Минухин: Оченьхорошо. Хорошо, потому что проблема в том...

Отец: Эти туфли,которые на нем, — моитуфли.

Минухин: Билл,можно я на них посмотрю

Билл:Да. (Снимает туфлю ипротягивает терапевту.)

Решая проблемы отделения исамостоятельности с использованием реальностей повседневной жизни — одежды, одеколона,любви, —терапевтполучает от отца новую информацию: “Туфли, которые на нем, — мои”. В любой моменттерапевтического процесса информация, имеющая отношение к цели терапии,немедленно становится существенной. Тот факт, что Билл носит обувь своего отца,необязательно должен оказаться полезным, хотя и заставляет тут же вспомнитьлюбопытное выражение “идти по стопам отца”. Однако терапевт, питающийпристрастие к конкретным метафорам, просит Билла дать ему туфлю. Он еще несформулировал, что собирается делать с этой туфлей, но, разглядывая ее,избирает стратегию, которую будет проводить на протяжении всего остальногосеанса.

Отец: У него нетни одной пары обуви.

Минухин (разглядывая туфлю): Какого они размера

Билл: У насодинаковый размер — сорок пятый.

Минухин: Вы недадите мне другую (Берет обе туфли, заворачивает вбумагу и передает отцу.) Я хочу, чтобы вы взяли этитуфли, потому что это ваши туфли.

Мать: Тебепридется купить пару туфель.

Минухин (Биллу):Почему ты носишь туфли отца

Билл: Потомучто... Ну, они того же размера, что и у меня. Мои сносились. Это неважно,потому что они одного размера.

Минухин: Сколькоденег на твоем счету в банке

Билл: Около 4000долларов.

Минухин: Четыретысячи долларов. Это немного, потому что пара таких туфель должна стоить 50долларов.

Отец: Выошибаетесь. Я заплатил за эти 14 долларов на оптовом складе, честное слово,клянусь.

Минухин (Биллу):Но когда ты пойдешь покупать туфли, ты купишь себе пару, которая будет стоить50 долларов. Ты купишь пару туфель своего размера, которая будет стоить 50долларов. Можешь купить и дороже, но не покупай дешевле. И я хочу, чтобы ты самэто сделал. Меня очень, очень беспокоит, что ты не будешь знать, где кончаетсятвое тело, пока не начнешь разбираться в том, что непосредственно прилегает ксвоему телу. Я хочу помочь тебе понять, где ты, а начать хочу с того, чтопомогу тебе понять, кто ты. Мы начнем с самых простых вещей, например, с вещей,которые прилегают к твоему телу. Я хочу, чтобы ты пошел и купил себе парутуфель. Ты знаешь, как покупают одежду

Терапевт придает туфлям значениеконкретного носителя проблемы отделения, опираясь на простой здравый смысл:“Носить отцовскую обувь неудобно”, “Поверхность тела человека — это его внешняя граница”,“Нельзя знать, где ты, пока не узнаешь, кто ты”. “Всякому известно”, что этопроявления объективной реальности. Исходя из этих универсальных истин, терапевтформирует задание, для выполнения которого идентифицированному пациентупотребуется вступить во взаимодействие с внесемейным миром.

Билл: Простовходят в магазин и покупают

Минухин: Тыкогда-нибудь выбирал себе одежду или ты из тех людей, кто всегда покупает однои то же

Билл: Обычно ямало что покупаю. Я покупаю одно и то же.

Минухин: Давайузнаем у Роба. (Робу.) Тызнаешь, как выбирать одежду для себя

Роб:Да.

Минухин: Тыпойдешь с Биллом, но ничего не будешь делать, пока Билл тебе не скажет.(Биллу.) Если тебепонравится пара туфель и ты захочешь узнать чье-то мнение, ты можешь спроситьРоба, и он скажет, да или нет. Но не спрашивай его, пока не решишь сам.Ладно

Билл:Ладно.

Минухин: Тыкупишь себе... Сколько у тебя рубашек

Билл: Штуксемь... Шесть или семь.

Минухин: Но этатебе нравится больше всех (Рубашка на пациенте тожеотцовская.) Почему

Билл: Не большеи не меньше, чем другие.

Минухин: Но тебенужна еще пара рубашек

Билл: Да,наверное, рубашки мне всегда могут пригодиться. Но я могу носитьотцовские.

Минухин: Нет,нет, нет, нет, потому что тогда ты не будешь знать, кто ты есть. Я хочу, чтобыты начал понимать, что есть твое тело, покупая собственные вещи. Я хочу, чтобывы с Робом выбрали какой-нибудь магазин, где ты купишь себе одежду. Я не хочу,чтобы ты носил отцовскую одежду. Это очень запутывает. Если хочешь знать, гдеты, надо начать с того, чтобы узнать, что есть твое тело. А узнавать свое телоты начинаешь с того, что будешь одевать его. Ладно Пока ты в отцовской одежде,я не знаю, ты это или твой отец.

Билл:Ладно.

Из пары чужих туфель терапевт конструируетуниверсальный символ смысла индивидуации, который затем использует, чтобыусилить отделение сына от отца, поддержать холон сиблингов и облегчитьидентифицированному пациенту новое вхождение во внесемейный контекст.Конструкция задания имеет конкретные элементы: идентифицированному пациентукроме пары туфель предлагается купить еще четыре рубашки, две пары брюк идюжину пар носков. Он уходит из кабинета босиком, а его отец несет туфли,завернутые в бумагу. Все эти элементы усиливают напряженность созданнойтерапевтом конструкции.

Терапия продолжается восемь месяцев.Идентифицированного пациента так и не госпитализируют, хотя у него напротяжении четырех месяцев бывают моменты дезорганизующей паники и суицидальныемысли. Обследование, проведенное пять лет спустя, показывает, что члены семьифункционируют хорошо. Идентифицированный пациент переехал из дома и работаетсамостоятельно, младший брат работает в отцовском деле, и родители соблюдаютчеткие, автономные границы.

Семейные истины

Терапевт обращает внимание на то, каксемья обосновывает свои взаимодействия, и использует само ее мировосприятие,чтобы расширить возможности ее функционирования. Это нечто вродеайкидо*

9, в котором терапевт пользуется инерцией семьи, чтобы подтолкнутьее в новом направлении: “Вы заботливые родители, и поэтому вы дадите вашемуребенку возможность расти”, “Вы не будете отнимать у него его голос”, “Выотпустите вожжи”, “Вы потребуете уважения к себе”, “Вы будете проявлятьуважение”, “Вы предоставите ей возможность потерпеть неудачу”. Выбрав вкультуре данной семьи метафоры, символизирующие их суженную реальность, ониспользует их как конструкцию всякий раз, когда они возникают или могут бытьвведены, трансформируя метафоры в ярлык, указывающий на семейную реальность изадающий направление изменений. “Ага, снова натянули вожжи!” — эта метафора усиливает ощущениенежелательного стеснения. Такой прием соответствует второму уровню топологииБергера и Лакмана — он перестраивает простые объясняющие схемы.

Реальность семьи Скоттов состоит в том,что семнадцатилетний сын Джон прогуливает школу и ворует в магазинах, невзираяна любые наказания. Члены семьи полагают, что у него какие-то психическиенарушения, потому что никакой нормальный ребенок не станет воровать в магазинахпосле того, как его наказали, отобрав проигрыватель и мотоцикл.Дисфункциональность структуры этой семьи заключается в том, что мать и дети— Джон и его младшийбрат — образуютхолон, из которого исключен отец.

В терапевтической конструкциипредставления семьи о сыне суживаются до двух неприемлемых альтернатив: либо онпреступник, либо не отдает себе отчета в своих действиях, то есть сумасшедший.Когда мать отвергает обе альтернативы, терапевт предлагает еще однувозможность — выяснить точку зрения отца на создавшуюся ситуацию. В рамках этойконструкции существует возможность изменить структуру семьи, укрепив положениеотца в руководящем холоне. Через десять минут после начала первого сеанса мать,Джон и его брат объясняют психологический склад идентифицированного пациента,оправдывая его поведение.

Минухин (матери): Позвольте спросить вас, считаете ли вы Джонасумасшедшим

Мать: Считаю лия его сумасшедшим! Нет.

Минухин:Считаете ли вы, что он отдает себе отчет в том, что делает

Мать: Если бы выспросили меня об этом, когда мы только начали в декабре, я бы сказала “да”. Онпрогуливает, потому что он нормальный мальчишка, который не хочет сидеть вклассе; ему интереснее другое. Но как только мы стали отбирать у него вещи,которые ему так дороги, тут я и начала беспокоиться.

Минухин: Значит,вы считаете его сумасшедшим.

Мать: Что значит“сумасшедшим”

Минухин: На мойвзгляд, это человек, который что-то делает, не осознавая, что он этоделает.

Мать: Ну, оносознает, что делает, только не осознает, почему.

Минухин:Считаете ли вы, что у него странное поведение

Отец: Женавозражала, когда я употребил слово “аномальное”.

Минухин: Можетбыть, вы считаете его преступником

Мать:Преступником Нет. Нет, потому что дома этот мальчик...

Минухин (отцу):Позвольте мне спросить вас, считаете ли вы его преступником

Отец: В своемповедении — да.

Минухин: Этоозначает, что, по вашему мнению, кражи в магазинах — преступление

Отец: Да, безусловно.

Минухин (матери): Но вы не считаете его преступником

Мать: Ну, когдавы говорите “преступник”, я хотела бы дать общую картину. Кое-что из того, чтоон делает, — этопреступления, да; но если говорить в общем, как он ведет себя дома и всетакое...

Минухин: Как выдумаете, он знает, что воровать в магазинах нельзя

Мать:Конечно.

Минухин: Но онне преступник

Мать: Онпреступник лишь потому, что делает это, но знает, что так делатьнельзя.

Минухин: Естьтолько две альтернативы: он или преступник, или сумасшедший...

Мать (шепотом):Преступник или сумасшедший

Минухин: Потомучто, если он ворует в магазинах, зная, что этого делать нельзя, и он непреступник, тогда он, по-видимому, сумасшедший.

Терапевт, внимательно прислушивавшийся кязыку семьи, наращивает растерянность, соглашаясь с логичными высказываниямиматери и доводя их до псевдологичного вывода, который для нее неприемлем. Егонамерение состоит в том, чтобы ослабить материнское управление как семейнуюреальность и ввести реальность отца как альтернативу, заслуживающуюрассмотрения.

Мать: Ну, есливы хотите, чтобы я выбрала одно из двух, то мне придется сказать, что онпреступник. Он совершил то, чего делать не следует.

Минухин: Выпредпочитаете преступность

Мать: Да. Онсовершил нечто, как мне кажется, зная, что этого делать нельзя.

Минухин (обоим родителям): Я полагаю, вам нужно принять определенное решение, потому чтотогда вы сможете добиться результата. (Матери.) Я думаю, это просто отговорка,когда вы говорите, что Джон болен. Я думаю, вы не справляетесь со своимделом.

Мать: Мы неговорим, что он болен. Нам сказали...

Минухин: И выэтому не верите.

Мать:Я — нет. Нет, и вотпочему мы здесь. Я не пришла к такому выводу.

Минухин: Ядумаю, вы помогаете Джону.

Мать: Язаботливая мать. Тут я с вами согласна.

Минухин: Ядумаю, вы помогаете Джону быть преступником.

Мать: Ну,скажите мне, пожалуйста, как его остановить

Жена готова отказаться от своихконструкций, но сохранить за собой управление родительскими функциями, принявточку зрения терапевта. Если бы терапевт дал ей совет, это означало бысохранение ее монополии на исполнение обязанностей родителя в тот момент, когдаона, по-видимому, соглашается на альтернативу. Вместо этого терапевт решаетвыработать и поддержать плюралистичное мировосприятие, включающее в себядиалектический взаимообмен между родителями.

Минухин: Ядумаю, ваш муж мог бы.

Мать: Выдумаете, он мог бы...

Минухин: Вы егопросили

Мать: М-м... Чтопросила Помочь мне Я не знаю... Нет.

Минухин (Джону, который сидит междуродителями): Теперь отодвинься. (Мужу.) Сядьте рядом с женой, и, можетбыть, вы сможете поговорить с ней о том, как вы могли бы ей помочь, чтобы Джонне совершал этих странных и преступных действий. Он именно это и делает. Онсовершает преступления.

Мать: Тут я свами согласна. Я сказала, что он преступник, но...

Жена пытается сохранить за собой право наконтроль, соглашаясь с терапевтом и настаивая на ведении диалога сним.

Минухин:Поговорите с мужем, потому что у него, по-моему, немало четких мыслей. У васмысли очень туманные, и я думаю, что он сможет вам помочь.

Терапевт поддерживает супружеский холон, вто же время придавая больший вес конструкциям мужа.

Мать (мужу): Нуладно, значит, мне нужна помощь, а

Отец: Как я ужевам говорил, мы по-разному смотрим на вещи, когда речь заходит о его поведении.Вы знаете, его прогулы, пропуски уроков означают, что он из тех, кому всеравно, что будет с ними и с их жизнью. А я считаю, что это родителям все равно,они не стремятся к тому, чтобы их дети поступали так, как надо.

Далее в ходе сеанса терапевт продолжаетподдерживать точку зрения мужа как существенную альтернативу убежденностиматери, теперь уже не столь твердой. Такая перестройка семьи облегчает сдвиг,позволяющий поддержать более гибкую реальность.

Советы специалиста

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.