WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |

Одна из целей семейной терапии состоит втом, чтобы помочь членам семьи ощутить свою принадлежность к целому, котороешире индивидуального “я”. Эта операция, как и нарушение равновесия, решаетзадачу изменения иерархических взаимоотношений между членами семьи, однако онаставит под сомнение само понятие иерархии. Если члены семьи смогут найти способтак сформулировать свое мироощущение, чтобы оно охватывало более длительныепромежутки времени, они начнут воспринимать реальность по-новому. Стереотипывсего организма обретут наглядность, и свобода отдельных составных частей будетосознана как взаимозависимость.

Подобное представление чуждо повседневномувосприятию. Люди обычно воспринимают самих себя как действующих или реагирующихна действия. Они говорят: “Мой супруг ко мне придирается”, “Моя жена слишкомнесамостоятельна”, “Мой ребенок непослушен”. Запершись в замке индивидуального“я”, они видят себя осажденными и реагирующими на осаду.

Во время сеанса с семьей Кингменов,которая состоит из мужа, жены и маленькой дочки, страдающей психозом и почтинемой, терапевт спрашивает девочку, долго ли она пробыла в больнице, и обародителя отвечают одновременно. Он спрашивает родителей, почему ответили они,когда он задал вопрос дочери. Мать отвечает, что дочь заставляет ее говорить.Отец объясняет, что они говорят за девочку, потому что та всегда молчит. “Онизаставляют меня молчать”, — вставляет девочка с едва заметной улыбкой.

У каждого из этих людей, как у слепых,описывающих слона, есть своя версия одной и той же реальности. На уровнеощущений каждый из них прав, и реальность, которую он защищает, истинна. Однаков более обширном целом существует множество других возможностей.

Люди западной культуры связаны одной и тойже грамматикой причин и следствий. Они тоже склонны считать, что молчаниедевочки побуждает родителей отвечать или же что поспешные ответы родителейвынуждают девочку молчать. На каком-то уровне всякий знает, что есть двестороны медали. Однако люди не представляют себе, как увидеть сразу всю медаль,а не просто ее лицевую и оборотную стороны. Они не знают, как “обойти объект совсех сторон и наложить друг на друга множество отдельных впечатлений от него”,когда сами являются частями того объекта, который нужно обойти5. Это требует иного способапознания.

Чтобы облегчить этот иной способ познания,терапевт должен подвергнуть сомнению привычную эпистемологию членов семьи втрех отношениях. Во-первых, терапевт ставит под сомнение проблему —убежденность семьи в том, будтосуществует один идентифицированный пациент. Во-вторых, терапевт ставит подсомнение линейное представление, будто один член семьи управляет системой, а некаждый служит контекстом для других. В-третьих, терапевт ставит под сомнениепринятую в семье акцентировку событий, вводя более широкую временную структуру,которая учит членов семьи рассматривать свое поведение как часть болееобширного целого.

Вызов проблеме

Первый вызов, который терапевт бросаетубеждению в правильности идентификации пациента вне контекста, может быть прости прям. Мистер Смит, возбужденный, подавленный пациент, начал первый сеанссемейной терапии с Минухиным словами: “Я и есть проблема”. “Не будьте так вэтом уверены”, — ответил терапевт. Остальные члены семьи были согласны сформулировкой пациента: “Я — весь мир, и я — проблема”6.По существу, они говорили ему: “Ты подавлен и расстроен. Ты один нуждаешься впомощи”. Семейный терапевт наблюдал те же факты, однако рассматривал их с точкизрения того, как люди действуют и активируются в системе.

Точно так же, когда Грегори Эббот начинаетсеанс супружеской терапии словами: “У меня депрессия”, — первый же вопрос терапевтавыражает не согласие (“У вас депрессия”), а вызов (“Это Пат вас подавляет”).Простые вопросы, подобные этому, ставят под сомнение способ восприятиячеловеком реальности. Они вносят неуверенность.

Терапия начинается с единодушнойубежденности членов семьи и терапевта в том, что что-то неладно. Семьяобратилась за терапевтической помощью потому, что ее способ существованияоказался непригодным, и она намерена искать альтернативы. Однако, посколькучлены семьи прикованы к привычным истинам, они всегда сопротивляютсяальтернативам, даже когда ищут их. Терапевт, занимающий в иерархии даннойсистемы положение специалиста, может одним простым высказыванием — например, “я вижу в семье другиефакторы, которые противоречат вашему мнению, будто вы и естьпациент”, — представить в новом свете разделяемые семьей переживанияидентифицированного пациента. Семья и сам идентифицированный пациент, вероятно,отреагируют на это, повторив свое представление о реальности: “Он — пациент”.

В некоторых семьях в качестве носителясимптома, несомненно, выступает кто-то один — например, в психосоматическихсемьях или семьях, один из членов которых страдает психозом. В таких случаяхтерапевт может опереться на свой авторитет специалиста и заявить: его опытработы с подобными семьями свидетельствует, что в поддержании проблемы, а частои в ее зарождении всегда участвует семья. Он может добавить: “Я знаю, что выпока еще не можете этого видеть, но послушайте меня хотя бы некоторое время иповерьте мне на слово”. Он может предложить: “Переговорите между собой о том,как семья поддерживает проблему Джейни или какой вклад она в нее вносит, потомучто вы знаете друг о друге больше, чем я”. Или же он может представить ситуациюв виде детективной истории: “У вас есть нить. Я стану слушать, как вы будете еераспутывать”.

Иногда терапевт бросает вызов,распространяя проблему на других: “Проблема заключается в вашихвзаимоотношениях”. Родителя, который привел неуправляемого ребенка, озадачиваютновой, неожиданной переформулировкой: “У вас и вашей дочери проблемы суправлением”. Идентифицированный пациент может быть представлен как семейныйцелитель (поскольку сосредоточенность семьи на нем идет на пользу его братьям исестрам) или же как человек, дающий возможность обходить проблемы в отношенияхмежду другими членами семьи. Терапевт может прибегнуть к парадоксу и спутатьреальность семьи, предположив, что симптом следует поддерживать, потому что онспособствует здоровью семьи в целом.

Все эти способы преподнесения проблемыблокируют привычную реакцию на идентифицированного пациента как на автономноецелое. Терапевт ставит под сомнение семейное представление обидентифицированном пациенте как об одержимом. Однако, поскольку семьяобратилась за терапевтической помощью именно потому, что не может ничегоподелать с идентифицированным пациентом, терапевт всего лишь открытовысказывает то, что членам семьи уже известно.

Вызов линейному управлению

Терапевт ставит под сомнение представлениео том, будто один член семьи может управлять всей семейной системой. Каждыйчеловек — в той илииной степени контекст для другого. В случае с вобужденным депрессивнымпациентом — мистеромСмитом — Минухин,сказав: “Не будьте в этом так уверены”, — задал вопрос: “Если бы вашипроблемы были вызваны кем-то вне вас, кем-то из членов семьи, из-за кого,по-вашему мнению, вы могли бы впасть в такую депрессию” И снова терапевт недобавляет никаких новых данных. Он по-новому расставляет акценты в существующейреальности.

На вопрос: “Кто связан с вами такимивзаимоотношениями, что они поддерживают ваши симптомы” — обычно следует примерно такойответ: “Моя болезнь — это моя болезнь”. Человек может обвинять членов своей семьи втысяче и одном грехе, но ее влияния на свой симптом он никогда не признает.“Моя депрессия — этомоя депрессия” — это,в сущности, утверждение целостности собственного “я”. Больше того, толькоданный индивид способен рассказать о том, что он чувствует и переживает. Еслидопустить общую собственность на депрессию, это будет выглядеть как отказ отсвоего “я”. Поэтому терапевт старается добиться признания общности контекста, ане общности собственности.

В семье Ибсенов, состоящей из отца, материи двадцатишестилетнего сына с серьезной симптоматологией навязчивого характера,сын тратит по два-три часа на ритуальные действия, прежде чем отрежет себекусок хлеба. Поэтому каждый вечер мать нарезает ему хлеб на следующий день.Терапевт задает семье вопрос, кто сочиняет музыку, под которую все они танцуют.После некоторого колебания молодой человек говорит: “Думаю, что я”. Терапевтпредлагает ему пересесть; сын должен сидеть не между родителями, а напротивних, чтобы видеть, как они танцуют под его музыку. Позже терапевт спрашивает,заметил ли сын, что у его матери навязчивая идея — каждый вечер нарезать для негохлеб. Не может ли быть, предполагает терапевт, что это сын танцует под еемузыку Такая последовательная серия атак на дискретность его “я” вносит хаос впрочно укоренившееся в семье представление о праве собственности на проблему.Как только они свыкнутся с мыслью о том, что родители танцуют под музыку сына,а сын — под музыкуматери, терапевт может решить еще сильнее сбить их с толку, показав, как танецматери и сына оберегает отца, позволяя ему оставаться в стороне.

Существует общий прием для подкреплениямысли о взаимовлиянии: терапевт описывает поведение одного из членов семьи ивозлагает ответственность за это поведение на другого. Он может сказатьподростку: “Ты ведешь себя, как четырехлетний ребенок”, а затем обратиться кродителям и спросить: “Как вы ухитряетесь не давать ему вырасти” Или же онможет сказать: “Ваша жена, по-видимому, контролирует все решения в этой семье.Как вы ухитрились свалить на нее всю эту работу” Применяя такой прием,терапевт, по сути дела, берет под покровительство того, на кого по видимостинападает. Член семьи, чье поведение описывается как дисфункциональное, невозражает против такого описания, потому что ответственность возлагается накого-то другого.

Тот же прием может быть применен и приконстатации улучшения. “Вот теперь ты действуешь так, как положено в твоемвозрасте”, —можетсказать терапевт ребенку, а затем пожать руки родителям со словами: “Вы явносделали что-то такое, что позволило Джону подрасти. Не можете ли вы рассказатьоб этом Вы знаете, что вы сделали” Побуждая семью признать перемены в одномиз ее членов своей заслугой, терапевт побуждает систему в целом согласиться смыслью о взаимовлиянии всех ее частей.

Терапевт, работающий с индивидом, говоритпациенту: “Изменитесь. Работайте над собой, чтобы расти. Взгляните внутрь себяи измените то, что вы там обнаружите”. Семейный же терапевт выдвигаетпарадоксальное, на первый взгляд, требование: “Помогите измениться другому”. Нопоскольку изменение одного человека требует изменения его контекста,действительный смысл его слов таков: “Помогите измениться другому, изменив своиотношения с ним”. В результате концептуализации, утверждающей нераздельностьконтекста и поведения, притупляется мысль о виновности, сопровождающаяпредставление о причинности. Как возложение ответственности, так и вытекающееиз него возложение вины отступают на задний план более сложнойкартины.

Вызов причинно-следственной связисобытий

Терапевт ставит под сомнение эпистемологиюсемьи, вводя представление о более длительном промежутке времени и оформляяиндивидуальное поведение как часть более обширного целого. Такое вмешательстворедко достигает своей цели — изменения эпистемологии семьи, однако у членов семьи может намгновение промелькнуть мысль о том, что каждый из них — функциональная и более или менеедифференцированная часть целого.

Индивид может на время изменить своеповедение в семье, не оказывая влияния на организм как целое. Например, вовремя сеанса-обеда с семьей, где есть страдающий анорексией ребенок, родителимогут попеременно то требовать, чтобы он поел, то выступать в его защиту.Однако в результате создается равновесие, в силу которого ребенок остаетсятретьей стороной и по-прежнему не ест.

В семье Келлерманов муж в начале сеансадержится отстраненно и неподатливо, в то время как жена требует большейэмоциональной близости. Когда муж по настоянию терапевта предлагает ейблизость, она пугается его прикосновений, сохраняя прежнюю дистанцию.Индивидуальное поведение меняется, однако система остается той жесамой.

Традиционный психоанализ, отрицаяпредставление о преднамеренном поведении, пропагандирует иллюзию внутреннегоконтекста. Интерперсональная школа, теории поля, гештальта и взаимоотношенийоставляют контекст вне человека, ограничивая индивидуальную свободу, но неставя под сомнение индивидуальность. Семейная терапия, вводя понятие “я” какподсистемы, открывает широкие перспективы перед индивидом как частью болееобширного организма.

Приемы расширения перспективы обычно носяткогнитивный характер. Терапевт может указать членам семьи, что ихвзаимодействия диктуются правилами: “Вы исполняете все тот же дисфункциональныйтанец вот уже десять лет. Я помогу вам взглянуть на все по-новому. Может быть,вместе мы сможем найти другие варианты танца”.

Подчеркивание изоморфности взаимодействийуказывает на то, что поведение семьи подчиняется правилам, которые стоят вышеотдельного ее члена. Например, когда в сверхпереплетенной семье ребенок чихает,мать протягивает отцу носовой платок для него, а сестра лезет в сумочку засвоим платком. Терапевт говорит: “Боже мой, смотрите, как один чих приводит вдвижение всех! В этой семье каждый готов броситься на помощь”.

В другом случае отец осуждает одну издочерей через несколько минут после того, как на нее накинулись все остальныедети. “В этой семье любят находить козла отпущения”, — говорит терапевт.

Эбботы — супружеская пара, обоим затридцать, месяц назад они разошлись: муж оставил жену с двумя маленькими детьмии переехал в отдельную квартиру, чтобы “найти себя”. Через три минуты посленачала сеанса муж реагирует на заступничество терапевта так:

Грегори: Вы,кажется, способны на сочувствие. Я ощущаю вашу теплоту, и мне стало легче. Чтокасается моих отношений с Пат, то вот что со мной сейчаспроисходит — ячувствую себя не таким подавленным, когда ушел и не живу дома.

Это высказывание подразумевает следующее:“Я ощущаю вашу теплоту, поэтому мне стало легче. Я чувствую себя не такимподавленным”. Муж ставит себя в центр собственной реальности и рассматриваетвсю вселенную как существующую лишь потому, что он ее наблюдает и на неереагирует.

Минухин: Выхотите сказать, что Пат вызывает у вас депрессию

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.