WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |

Сложным системам свойственна не толькогибкость, но также и огромная избыточность. “Любые человеческиедействия, — отмечаютПитер Бергер и Томас Лакман, — способны становиться привычными. Любое часто повторяемое действиенередко приобретает характер стереотипа, который затем может воспроизводиться сменьшей за­тратой сили, ipso facto*

5, восприниматься его исполнителем как стереотип... “Вот опять”теперь превращается в “как всегда”. Без твердого ощущения, что это “всегда”делается именно так, индивид не чувствует себя в достаточной безопасности,чтобы заниматься исследованием и развиваться. Однако опасность ситуации состоитв том, что “существует тенденция продолжать действовать так же, как и до сихпор... Это означает, что институты могут сохраняться, даже когда... ониутратили свою первоначальную функциональность или практичность. Те или иныевещи делаются не потому, что это срабатывает, а потому, что так надо”2.

Терапия — это процесс, в ходе котороготерапевт ставит под сомнение то, “как делается всегда”. Главная мишень такоговызова — семейныеподсистемы, так как они представляют собой контекст, в котором вырабатываютсясложность и компетентность.

Поскольку терапия включает в себя вызов,бросаемый семейным структурам, терапевт должен иметь представление о нормальномразвитии семьи и о всепроникающей власти правил холона над процессами развитиячленов семьи. Характер такого развития виден из беседы, проведенной Патрисией иСальвадором Минухиными как часть проекта по изучению нормальныхсемей.

Семья Ташьянов состоит из супружеской пары(обоим под тридцать) и одного ребенка, очень активного и компетентногодвухлетнего мальчика по имени Фрэнк. Беседа ведется таким образом, чтобывызвать у родителей реакции управления.

В какой-то момент, когда ребенок идетчерез всю комнату, рассыпая по дороге куски мела из коробки, мы просимродителей заставить Фрэнка уложить рассыпанный мел обратно в коробку. Отец,разговаривавший с нами, сидя спиной к мальчику, поворачивается к нему ибезапелляционным тоном говорит: “Фрэнк, собери мел в коробку”, — после чего снова поворачиваетсяк нам и продолжает разговор. Мальчик кладет один кусок мела в коробку, а потомпродолжает бегать по комнате. Мать встает, становится около коробки и говориттвердо, но спокойно: “Фрэнк, пойди сюда и сложи мел в коробку”. Мальчикподходит к ней, начинает собирать мел, но через некоторое время встает, незакончив дела, и уходит в другой угол комнаты. Мать опускается на колени возлекоробки и просит Фрэнка: “Собери весь мел до конца”. В этот момент сидящий отецповорачивается и тем же безапелляционным тоном говорит: “Фрэнк, сложи мел вкоробку”, — потомснова отворачивается и продолжает разговор с нами. Ребенок приближается кстоящей на коленях матери и принимается собирать мел, а мать снова садится настул. Ребенок оставляет один кусок мела на полу и отходит; мать говорит что-товроде: “Пойди и закончи, Фрэнк. Смотри, если не сделаешь все до конца, явстану”, — и ребенокзаканчивает работу.

Это упрощенное описание очень сложныхдействий трех лиц. Интересно, что, когда родители впоследствии описывают весьпроцесс, и мать, и отец определяют отца как человека, который компетентноуправляет Фрэнком, а мать — как слишком мягкую и неспособную добиться своего. Однаконаблюдление показывает, что у родителей в действительности разные способыосуществлять управление, которые каким-то образом взаимно дополняют друг друга.Хотя отец повышает голос всякий раз, когда считает, что мать нуждается в егопомощи, мать явно по-своему достигает цели и на самом деле сама в значительноймере осуществляет управление. Поэтому вопрос состоит в том, почему родителинеспособны видеть факты, очевидные для нас, ведущих беседу. Если мать управляетребенком эффективно и компетентно, то как получается, что семье все единодушносчитают ее в этом смысле неэффективной Эффективность и компетентность матери вдругих областях деятельности семейного холона, а также при взаимодействии вовнесемейных группах не подлежат сомнению. Однако в родительском холонеопределение ее как мягкой и неэффективной почему-то необходимо для егогармоничного функционирования. Поэтому родители организуют факты таким образом,чтобы придать строгому голосу отца дополнительный вес, и этим поддерживаютсяправила организации семьи.

Такая способность контекста организовыватьфакты и поддерживать те или иные определения собственного “я” и других очевиднакаждому, кто вырос в семье. В семье Минухиных меня считали безруким увальнем, иэто мнение не могли рассеять, подвергнуть сомнению или изменить ни мои успехи вверховой езде, ни хорошая игра в боччи*

6, ни моя высокая квалификация автомеханика в отцовской мастерской.Эти способности определялись скорее как часть моих общепризнанных обязанностейв семье или как относящиеся к внесемейной области, а в контексте семьипредставление обо мне как о неуклюжем ребенке оставалось нерушимым. Большетого, я поддерживал это представление. Например я научился плавать без ведомародителей и хранил это в тайне от них целых три года, хотя давно уже прекрасноплавал, потому что моя мать боялась, что я так и не смогу научиться иутону.

Повседневные взаимодействия в подсистемеобычно организуют жизненные факты таким образом, чтобы поддерживать характервзаимоотношений и не подвергать его сомнению как можно дольше. В моем случаезаконы гомеостаза проявились со всей очевидностью, и моя ловкость и уверенностьв обращении с вещами развивались и оформлялись лишь во взаимодействиях с отцоми вне семьи, что позволяло моей матери по-прежнему проявлять обо мне заботу иоберегать меня. В сущности, моя неуклюжесть и ее заботы представляли собойединый элемент поведения. Интересно, что мое восприятие самого себя какчеловека неуклюжего оставалось незыблемым, хотя в других областях не менееуспешно развивалось мое восприятие себя как компетентного индивида; и то идругое росло бок о бок в различных холонах. Только после того, как, женившись,я сам изготовил кое-какую нужную нам мебель и получил поддержку и одобрениежены, я смог перенести всю выработанную вне семьи компетентность в семью. Этоновое определение самого себя было поддержано и расширено в моихвзаимоотношениях с супругой.

Мюрей Боуэн, на которого способность этихподсистем сохранять символическую эффективность даже после того, как людипокидают свой дом, произвела глубокое впечатление, предполагает, что одним изспособов бросить вызов подобным определениям может стать “возвращение” кисходной семье и изменение характера взаимодействий не в прошлом, а внастоящем3. Более прямойспособ вмешательства состоит в том, чтобы в терапевтической системе облегчитьпроявление функций, которые члены семьи выполняют в одном холоне, ираспространить их на другие холоны. Существует три основных приема, позволяющихбросить вызов холонной структуре семьи. Метод разграничения имеет цельюизменить характер участия членов семьи в различных холонах. Нарушениеравновесия изменяет иерархию людей внутри холона. А взаимодополнительностьставит под сомнение представление о линейной иерархии.

11. ГРАНИЦЫ

Приемы разграничения регулируютпроницаемость границ, разделяющих холоны. В основе этих приемов лежит тот факт,что участие в конкретном контексте конкретного холона требует реакций,специфичных для данного контекста. Люди всегда исполняют лишь часть своегорепертуара. Актуализировать же потенциальные альтернативы можно в том случае,если индивид начнет действовать в иной подсистеме или же если изменитсяхарактер его участия в данной подсистеме. Приемы разграничения могут бытьнацелены на психологическую дистанцию между членами семьи или на длительностьвзаимодействия в рамках значимого холона.

Психологическая дистанция

Часто то, как сидят члены семьи во времясеансов, указывает на их привязанности. Это нестрогий показатель, терапевтдолжен воспринимать его лишь как первое впечатление, которое необходимоисследовать, подтвердить или отбросить. Кроме расположения людей впространстве, терапевт должен следить и за многими другими показателями. Когдаговорит один из членов семьи, терапевт отмечает, кто перебивает или дополняетего, кто подтверждает его слова и кто ему помогает. Это тоже нестрогаяинформация, однако она позволяет терапевту составить предварительную карту,показывающую, кто к кому близок, какие связи, коалиции и сверхтесные диады итриады существуют в данной семье, какие стереотипы выражают и поддерживают ееструктуру. Затем он может прибегнуть либо к когнитивным конструкциям, либо кконкретным маневрам, чтобы установить новые границы.

Терапевт, работающий с семьей Хэнсенов,использует для установления границы между двумя ее членами когнитивнуюконструкцию. Через пять минут после начала сеанса он спрашивает Алана: “Тызнаешь дружка Кейти” — и Кейти отвечает. Немного погодя он спрашивает Алана, сколько летДику, и Кейти отвечает на долю секунды раньше Алана. Теперь терапевт видел ужедва однотипных примера того, как Кейти вмешивается в его разговор с Аланом, иговорит ей: “Ты ему помогаешь, да Ты служишь ему памятью”.

Подобные фразы представляют собойкогнитивные указания на то, что в данном случае желательно добиться некоторогоразобщения. У опытных терапевтов накапливается немало таких фраз, которые им потой или иной причине понравились и в соответствующих ситуациях стали ихспонтанными реакциями: “Ты его голос”, “Если она будет отвечать за тебя, тебевообще не придется разговаривать”, “Ты чревовещатель, а она твоя кукла”,“Голоса, которые ты слышишь в своих галлюцинациях, даже не твои — это голос твоего отца говоритвнутри тебя”, “Если твой отец будет все делать за тебя, ты так и останешьсянеуклюжим увальнем”, “Если твои родители знают, когда тебе нужно колотьинсулин, — значит,твое тело тебе не принадлежит”. Эти фразы характерны для Минухина, которыйлюбит конкретные метафоры. Если какой-нибудь терапевт захочет ихпозаимствовать, он должен превратить их в свои собственные или, что еще лучше,подобрать свои фразы, чтобы привлекать внимание пациентов к вторжениям в чужоепсихологическое пространство, отмечая и разобщая сверхтесные диады.

Если дисфункциональные диадныевзаимодействия поддерживаются благодаря вмешательству третьего лица, котороевыступает как отвлекающий фактор, союзник или судья, то терапевту предстоитпровести границы между тремя людьми. В таких случаях он может принять решениевнести разобщенность в сверхтесную диаду, чтобы помочь ее членам найтиальтернативы их конфликту внутри собственной подсистемы. Он может такжеувеличить дистанцию между ними, воспользовавшись для их разграничения третьимлицом или же создав другие подсистемы, разобщающие членов сверхтесной диады.Обычный стереотип в таких случаях — непослушный ребенок, беспомощная мать и авторитарный отец. Ихтанец представляет собой вариации на одну и ту же тему: ребенок не слушается,мать проявляет чрезмерную или недостаточную требовательность, ребенок снова неслушается, тогда вмешивается отец со строгим голосом или сердитым взглядом, иребенок подчиняется. Мать по-прежнему беспомощна, ребенок непослушен, а отецавторитарен.

Еще одна вариация того жетанца — случаи, когдамежду родителями существуют явные или скрытые неразрешенные конфликты. Еслиусиление стресса в супружеской диаде активизирует неразрешенные конфликты, торебенок плохо себя ведет, или встает на сторону матери против авторитарногоотца, или присоединяется к отцу против некомпетентной и несправедливой матери,или становится помощником либо судьей обоих родителей. Если, как в семьеКьюнов, терапевт решает сфокусироваться на диаде мать-ребенок и для этого емунужно нейтрализовать мужа, он может сказать ему: “Поскольку мать и ребенокобычно находятся вместе, когда вы на работе, вам лучше бы понаблюдать вместе сомной, как они разрешают конфликты”. Или: “Поскольку мать и дочь — женщины, а ни вам, ни мне неприходилось быть женщиной четырех или двадцати семи лет, мать должна лучшепонимать вашу дочь. Давайте понаблюдаем за их танцем и посмотрим, что мы сможемузнать”.

Или же терапевт в этой ситуации можетрасширить определение проблемы, выведя ее за рамки чрезмерной сосредоточенностиматери и ребенка друг на друге и поставив вопрос об участии отца в поддержанииу ребенка симптоматологии. При этой стратегии он будет держать в фокусеребенка, но преувеличивать участие отца в родительской подсистеме, чтобыдобиться разобщения сверхтесной диады. Он может сказать родителям: “Когдачетырехлетняя дочь оказывается выше матери, она, возможно, сидит на плечахотца”, или: “Четырехлетнему ребенку не устоять против родителей, если ониобъединятся”, или: “Если вы не можете справиться с маленьким ребенком, то,возможно, вы тянете в разные стороны”, или: “Вы, наверное, что-то делаете нетак. Я не знаю, что это может быть, но уверен, что если вы подумаете вместе, выпоймете, в чем дело, и, больше того, сумеете найти выход”, или: “При такомположении вещей вы занимаетесь изничтожением друг друга и при этом, используя всвоих целях ребенка, которого оба очень любите, так или иначе делаете емубольно. Поэтому нам придется найти способ, чтобы вы могли помогать друг другу,и тогда вы сможете помочь ребенку”. Такая поддержка родительской подсистемыимеет целью увеличить как психологическую дистанцию между матерью и ребенком,так и близость между супругами, ставя перед ними как перед родителями общуюзадачу.

Если терапевт принимает решениесосредоточиться на суружеской диаде и ее дисфункциональных взаимодействиях итаким путем разобщить сверхтесную диаду мать-ребенок, ему придется преодолеватьотвлекающие маневры ребенка. Он может сказать ему: “Ты милый, заботливый ипослушный ребенок, потому что плохо себя ведешь... страдаешь головной болью...плохо учишься всегда, когда твои родители в плохих отношениях”, или: “Когда тыобъясняешь мне поведение своих родителей или поддерживаешь мать либо отца, меняпоражает, как быстро ты превращаешься из десятилетнего в шестидесятипяти- илидвухсотвосьмилетнего, а потом тут же снова в четырехлетнего. Но не странно лито, что ты вдруг оказываешься бабушкой своей матери или отца Я помогу теберасти обратно. Поставь свой стул сюда, поближе, и сиди тихо, пока твои родителиразбираются с проблемами, которые касаются только их, а тебе ими заниматьсянезачем, и ты в них совсем ничего не понимаешь”. Или терапевт можетсказать одному или обоим родителям: “Я хочу помочь вашему ребенку растиобратно, попросив его сидеть тихо, пока вы обсуждаете вашипроблемы”.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.