WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 47 |

Например, в семье Кьюнов после прохождениявсех этапов обычных для нее стереотипов управления терапевт создает сценарий,где мать и дочь играют в куклы, готовя печенье к Рождеству. Через некотороевремя в игру вступает отец. Сценарий разыгрывается примерно двадцать минут,хотя по поведению членов семьи уже давно видно, что они хотели бы перестать.Это длительное взаимодействие, затрагивающее чувство удовольствия и взаимнойзаботы, в котором участвует не только мать, но и отец, без всяких вербальныхкомментариев со стороны терапевта говорит им о неиспользованных, но доступныхдля семейной системы возможностях: отец способен на мягкость изаботу.

В семье Джерретенов терапевту было нелегкопомочь матери и дочери продолжать обсуждение проблем уважения друг к другу какк взрослым людям после того, как они вышли за пределы их обычных разговоров.Эта семья состоит из матери-вдовы и ее восемнадцатилетней дочери Джули, котораябросила школу в середине первого учебного года и вернулась домой. Мать и дочьпытаются выработать какой-то способ сосуществования.

Мать: Япередумала. Я не собиралась просить Джули вернуть деньги, которые я ей даю, нотеперь я это сделаю.

Фишман: Недумаю, что вы можете менять свои решения каждую неделю.

Мать: Если выхотите нас прогнать, прогоняйте. Я изменила свое решение из-за ееповедения.

Фишман: Инарушили свое слово. Вы обещали давать ей деньги в определенные сроки исказали, что она может тратить свои деньги как хочет. Я думаю, вам нужно как-тодоговориться. Вы оба взрослые люди. Она для вас больше не маленькаядевочка.

Мать: А вызнаете, на что она тратит эти деньги

Фишман: Это еедело. Она для вас больше не маленькая девочка. Она становитсявзрослой.

Мать: Она выкрасила волосы. Она тратитденьги только на себя. Я имею право на то, чтобы со мной хотя бысчитались.

Фишман: Я хочу,чтобы вы посмотрели на Джули.

Мать: Не хочу яна нее смотреть. Мне надоело на нее смотреть!

Фишман: Тем неменее я хочу, чтобы вы это сделали. Посмотрите на нее. Она больше не маленькаядевочка. Она очень хорошенькая. Она взрослая женщина. Теперь я хочу, чтобы выпоговорили с ней, но не как с маленькой девочкой, а как с взрослым человеком,который живет в вашем доме. Потому что так оно и есть.

Обычные переговоры между матерью и дочерьюочень кратковременны. Они обрываются, когда кто-то из них начинает жаловатьсяна несправедливость другого. Терапевт помогает матери и дочери начатьобсуждение проблем в рамках взаимного уважения и формулирует прозвучавшиежалобы матери с точки зрения потребности в уважении. Он снова и снова в разныхвыражениях повторяет тему: “Ваша дочь уже взрослая, а не маленькая девочка”.Когда мать не проявляет склонности отказаться от своей обиды, терапевт невдается в ее содержание, а просто повторяет свою мысль: “Обращайтесь с ней какс взрослой”.

Мать: Но онаведет себя не как взрослая.

Фишман: Недумаю, чтобы у Джули это были просто детские капризы. Она взрослая женщина, укоторой был с вами уговор.

Мать: Я нежелаю, чтобы ты торчала дома, поджидая своего дружка. Я хочу, чтобы ты нашласебе работу, пока не пойдешь снова в школу — если ты собираешься снова пойтив школу. (Обращается к терапевту.) Я так настаиваю на своем, потому что приняла решение перед тем,как мы пришли к вам...

Фишман: Если ононе относится к нашей теме, вы расскажете мне о нем потом.

Мать: Хорошо,расскажу потом.

Фишман: Так вот,от вас потребуется немного больше гибкости.

Мать: Я по горлосыта этой гибкостью. Это продолжается уже 18 лет, и с меня хватит. Больше нежелаю. Я хочу, чтобы она убиралась из дома. Не хочу больше видеть ее в моемдоме.

Терапевт.Поговорите об этом с Джули.

Терапевт не дает втянуть себя в обсуждениедругих заманчивых тем, которые подбрасывает ему мать, — “Если это не относится к нашейтеме, расскажете мне потом”, — а затем активирует взаимодействия между матерью и дочерью. Вызов,брошенный им матери незадолго до этого, дает дочери возможность выступать спозиции, пользующейся его поддержкой, что может положить начало изменениям в ихвзаимодействиях.

Джули: Я хочу,чтобы она поняла меня. Вы говорили, что я могу высказать, чтодумаю...

Мать (перебивает): Джули, ты...

Джули: Сейчас яговорю. Мы с моим приятелем возились у меня в комнате. Я не хочу вдаваться вподробности и объяснять, что мы делали, и как мы развлекаемся, и какие у насотношения. Мать громко постучала в дверь, и я ужасно растерялась. Она сказала:“Боб, оставь Джули в покое, иначе я тебя поколочу”. Это было крайнеунизительно. Мне в тот день нужны были деньги, все до последнего цента. Ярассчитывала на эти деньги, они были нужны мне именно в тот день. Я хотелавзять на время машину и попросила мать дать мне ее, а она сказала, что не даст,и я ее обругала. Я имела полное право ее обругать. Я просто себя не помнила отзлости. Я имела полное право ее обругать...

Мать (перебивает): Перед тем, как она ушла...

Джули (кричит):Это не ее дело! Она все время меня перебивает, и это не ее дело, куда я иду илигде я укладываю волосы. Это мои волосы.

Реакция Джули на слова матери представляетсобой другую, комплементарную сторону той же медали: она капризна,требовательна и ведет себя как ребенок, и очень скоро мать и дочь сновавозвращаются к тому, с чего начали. Теперь терапевт имеет возможностьпотребовать, чтобы Джули реагировала на мать как взрослый человек и велапереговоры с позиций взаимного уважения. Эта тема разыгрывается на протяжениитридцати минут, и всякий раз, когда диада пытается переменить тему, терапевтпереформулирует ее с позиций необходимости взаимного уважения. Чтобыпротивостоять тенденции семьи перескакивать с одного предмета разговора надругой, он намеренно увеличивает длительность их обсуждения или трактует их какизоморфные: “Вы должны решить этот вопрос в рамках взаимногоуважения”.

В семье Полетти Джина, четырнадцатилетняядевочка с анорексией, вызывает у себя рвоту и принимает слабительное, чтобысохранить свой жалкий вес. Раньше она была “хорошей дочерью”, и родителичувствуют, что ничего не могут поделать с этим странным поведением дочери,вызванным болезнью. Семья состоит из отца, сорока лет, матери, тридцати лет,Джины, ее шестилетнего брата Джона и бабушки со стороны матери.

Терапевт отвлекает семью от симптома иувеличивает длительность взаимодействий, в ходе которых члены семьиразговаривают о том, как они влияют друг на друга. Его цель — внушить им мысль, что позициядочери связана с особенностями системы и что в ней происходит борьба междупреданностью отцу, матери и бабушке. Это нелегкая задача — трансформировать поставленныйсемьей диагноз: “Мы все стараемся помочь больной дочери, одержимой какой-тозагадочной болезнью”, — в другой: “Мы все вовлечены в дисфункциональный танец, которыйнагляднее всего проявляется в симптоме дочери”. По истечении тридцати минутпервого сеанса терапевту удается добиться от матери описания конфликтноговзаимодействия между нею и дочерью. Этот конфликт открывает возможность вывестидочь из положения третьей стороны и тем самым определяет структуру вмешательствтерапевта на протяжении следующего часа. Поддержание вовлеченности членов семьив суть их конфликтного взаимодействия придает терапевтической идее отчетливостьи напряженность.

Мать: Когда явыбрасывала мусор, там были два пустых пузырька из-под ипекакуаны, и это послетого, как она обещала не принимать ее, чтобы вызвать рвоту. У меня былонесколько таблеток для уменьшения аппетита, которые мне прописал мой врач, итаблеток в пузырьке не хватало. Со стола постоянно пропадает солонка, потомучто она берет ее с собой в уборную, чтобы вызвать рвоту. После того, как яотобрала у нее детскую клизму, которой пользуюсь сама, она обыскала ящики моегостола, и я обнаружила клизму снова спрятанной в уборной.

Минухин: Как выпоступаете, когда ваша прелестная дочь делает такие вещи

Мать: Я... Яочень сержусь, а потом изо всех сил стараюсь вспомнить, что она больна и делаетвсе это не назло мне, но потом мне становится грустно, так что это вроде каксначала злость, а потом грусть.

Минухин: Вы несчитаете, что она делает это назло вам

Мать: Я думаю,кое-что она делает для того, чтобы вывести меня из себя. Я ей многоепрощаю.

Минухин (Джине):Твоя мать говорит — и, знаешь, это очень интересная гипотеза, — что ты делаешь это нарочно,чтобы ее позлить. Это может быть правдой

Джина. Я неделаю это назло.

Минухин: Почемуже она так думает Поговори с ней — о том, почему она так уверена, что ты нарочно делаешь некоторыевещи, чтобы ее позлить. Поговори с ней об этом.

Терапевт смещает формулировку ситуации,усвоенную семьей, с сосредоточенности на том, как помочь больной дочери, навопрос о том, как дочь ведет себя и как это отражается на других членах семьи.До сих пор трагический призрак серьезного симптома оттеснял этот вопрос назадний план. Сфокусировавшись на нем, терапевт на протяжении следующего часавыявляет скрытую динамику семьи.

Джина: Ну, я неделала это нарочно, только чтобы тебя позлить.

Минухин (матери): Я хочу, чтобы вы внимательно изучили, как она делает этонаперекор вам, потому что, по-моему, многое из того, что она делает, связано свами.

Терапевт остается сфокусированным на тойже теме, и мать уступает.

Мать: Нуладно... Я скажу тебе, что меня на самом деле выводит из себя, — это когда я стучу тебе в дверь,а ты у себя и нарочно не отвечаешь. Я специально говорю “нарочно”, потому чтоименно так я это воспринимаю.

Джина: Потомучто я знаю, что ты постучишь и откроешь дверь.

Мать: Но я неоткрываю. Я стою там и жду, когда ты отзовешься.

Джина: Ну да, акогда я скажу: “Что”, — ты открываешь дверь. Так что толку

Мать: Мы стучимв дверь, Джина, и спрашиваем, там ли ты, а когда ты не отвечаешь, стучим ещераз и потом открываем дверь. Ты знаешь, почему

Джина: И всеравно, когда я говорю: “Что”, вы открываете дверь. А я, может быть, одеваюсьили еще что-нибудь. Я не люблю, когда вмешиваются в мою личную жизнь,понимаете

Мать: Мы входимпосле того, как постучали во второй раз, — и я говорю “мы”, потому что пападелает то же самое. Помнишь, однажды утром окно было открыто, а тебя небыло

Минухин: Неговорите за своего мужа, он может сам за себя сказать.

Мать: Ну хорошо,вот почему я это делаю. И еще потому, что недели две назад ты говорила, что надсобой что-нибудь сделаешь —это явная склонность к самоубийству. Я никогда не знаю, что увижуза этой закрытой дверью, и чувствую, что ты загнала меня в угол. Я боюсь, именя возмущает, что ты этого добилась, и я... У меня иногда появляется чувствобессилия, как будто я в твоей власти, а это неправильно — не должно быть таких отношений сродителями... таких отношений между матерью и дочерью.

Минухин (матери): Вы ведете себя совершенно беспомощно и предоставляете Джинебольшую власть, а она не знает, что с ней делать. Продолжайте рассказывать, чтотакого она делает с вами из того, что вам не нравится, что вы считаетепроявлением неуважения, что вас беспокоит.

Вмешательство терапевта имеет цельюобеспечить дальнейшее поддержание сфокусированности. В попытке матери привлечьк взаимодействию мужа он видит один из сигналов, подаваемых членами семьи,когда взаимодействие достигает опасного или порождающего стресс порога, ипоэтому выводит отца за рамки происходящего, заставляя мать и дочь продолжатьих взаимодействие дольше, чем они привыкли.

Мать: Одна извещей, которые меня очень беспокоят, — это то, как ты ругаешься. Мнеэто совсем не нравится.

Джина: Это я отзлости. Ребята в школе ругаются, я от них научилась.

Мать: Мне всеравно, ругаются они в школе или нет. Я не хочу, чтобы ты это делаладома.

Джина: И ты самаругаешься, так почему...

Мать: Ну и чтоМне не четырнадцать лет.

Джина: И всеравно ты ругаешься.

Мать: Это неимеет никакого отношения к тому, о чем мы говорим. Мне не нравится, когда тыделаешь это дома; мне не нравится, когда ты огрызаешься. Тебе понравилось,когда вчера вечером за столом я тебя ударила Тебе было приятно

Джина: Мне всеравно!

Мать: Ну, таквот, я тебе говорю, что пока ты будешь по-прежнему вести себя неуважительно,тебе будет доставаться, потому что терпеть это я не собираюсь. Это всепрекрасно, что у тебя должна быть личная жизнь и свои права — я тоже так считаю. Но когда тынарушаешь права других и ведешь себя неуважительно, то тебе лучше примириться смыслью, что тебе тоже будет доставаться.

Минухин (Джине):Ты можешь что-нибудь сказать в свою защиту

Терапевт вызывает дочь на продолжениеконфликта.

Джина: Ну, тыменя совсем не уважаешь. Ты хочешь, чтобы я тебя уважала, а сама меня неуважаешь.

Мать: Этонеправда. Абсолютно наглая ложь.

Джина: Тогдапочему ты можешь обзывать меня всеми этими непристойными словами, а я тебя немогу

Мать: Потому чтомне не четырнадцать лет, и я твоя мать.

Джина: Не вижу,в чем разница.

Мать: Ты несчитаешь, что есть разница Значит, другими словами, ты хочешь сказать, чтовполне могла бы существовать во всей этой семейной структуре без матери.Правильно

Джина: Я этогоне говорила.

Мать: Ну, если ятут только для того, чтобы можно было на меня огрызаться и обругать, то я такпонимаю, что тебе наплевать, есть я или нет. Я давно уже кричу во все горло,что, по-моему, ты пытаешься занять в семье мое место.

В ходе продолжающегося конфликтастановится очевидно, что мать и дочь перебирают ряд изоморфных тем, привязанныхк тому же симметричному взаимодействию. Последнее высказывание матери, вкотором она определяет дочь как бросившую вызов и одержавшую верх,свидетельствует о том, что мать находится в непривычном для себя положении илишена власти. Произошел сдвиг: теперь не дочь —жертва болезни, а дочь имать — участницыконфликта за обладание властью. На этом этапе терапевт может утверждать, чтодочь либо пользуется поддержкой отца или бабушки, либо находится в союзе с нимиобоими против матери. Сохраняя сфокусированность на конфликте между матерью идочерью, вышедшем за свои обычные рамки, терапевт выдвигает на первый планположение дочери, оказавшейся марионеткой в гуще сложногоконфликта.

Джина: Я непытаюсь занять твое место.

Мать: Апо-моему, именно так и получается — например, когда я не могу ничего найти, потому что ты приходишь иустраиваешь уборку на кухне.

Джина: Да ведьты никогда там не убираешься, только я одна там и убираю...

Мать: Но это нетвое дело — как яведу дом...

Джина: Мы этоделаем вместе с бабушкой, так что нечего всю вину валить на меня.

Мать: А убабушки есть своя комната, где ей надо прибираться.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.