WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 47 |

Структура семьи проявляется вразнообразных взаимодействиях, которые подчиняются одним и тем же действующим всистеме правилам и поэтому динамически эквивалентны. Вызов этим эквивалентным(“изо-”) структурам (“-морф”) создает напряженность благодаря повторениювысказывания. Такое вмешательство может фокусироваться на терапевтическисущественных взаимодействиях и придавать не связанным между собой, на первыйвзгляд, событиям единый органический смысл, помогая членам семьи ощутитьограничения, создаваемые действующим в семье правилом.

В семье Карренов, представляющей собой всверхпереплетенную диаду из матери-вдовы и ее единственного сына, терапевтпроизводит различные вмешательства. Фишман требует, чтобы Джимми смотрел нанего, а не на мать, когда они разговаривают. Он предлагает Джимми учитьсяводить машину и начать встречаться с девушками. Он хвалит мать, когда таупоминает, что вступила в клуб любителей книги, и убеждает обоих, чтовосемнадцатилетний Джимми вполне может спать при закрытой двери и сампросыпаться вовремя, чтобы идти в школу. Содержание этих вмешательств различно,однако они структурно эквивалентны и поэтому идентичны по своейнаправленности.

Одиночные вмешательства, как бы они нибыли удачны, редко способны изменить стереотипы взаимодействий, обычно длящихсяне один год. Системам свойственна инерция, противодействующая изменениям, и дляперестройки стереотипов необходимо повторение. Терапия — это всегда повторение, в ходекоторого желательные структурные изменения достигаются многообразными путями.Свою цель —созданиеновых, более функциональных стереотипов взаимодействий в семье — терапевт держит в уме напротяжении всего сеанса и руководствуется ею при повторении терапевтическисущественных вмешательств.

Семья Томасов проходила семейную терапиюболее шести месяцев в связи с тем, что одиннадцатилетняя Полин страдала астмой.Болезнь у нее началась в трехлетнем возрасте, и за последние несколько лет еепо четыре-пять раз в месяц госпитализировали в отделение интенсивной терапии. Всеансе участвуют мать Полин, которой около сорока лет, сама Полин, еетринадцатилетний брат Дэвид, бабушка, которой далеко за пятьдесят, старший братматери Джим, живущий с вместе с ними, и младший брат матери Том, двадцати снебольшим лет.

Терапевт Кеннет Ковелман представляетсемье Минухина как консультанта. Минухин пожимает руку всем членам семьи. Полинзаявляет, что никогда не здоровается за руку. Консультант знакомится с матерью,которая пожимает ему руку. Тогда Полин говорит, что тоже может поздороваться сним за руку, что и делает.

Мать: Я обычноне здороваюсь за руку, наверное, она в меня.

Минухин (обращаясь к Полин): Сколько тебе лет

Полин:Одиннадцать.

Минухин: Тыумеешь говорить

Полин:Да.

Минухин: Ноиногда за тебя говорит мама

Полин:Иногда.

Минухин: Вот каксейчас

Полин:Да.

Минухин: Теперья еще раз задам тот же вопрос. Почему ты теперь поздоровалась со мной заруку

Полин:Ну...

Минухин:Почему

Полин: Потомучто мама поздоровалась.

Терапевт воспользовался небольшим эпизодомв начале сеанса и подает его так, что он превращается в значимое событие. Напервый план выдвигается близость между матерью и идентифицированной пациенткой;подчеркиваются границы между семьей и внешним миром, и в то же время терапевтначинает фокусироваться на идентифицированной пациентке, активируя ее. Этотмаленький эпизод выражает тему, которая будет повторяться на протяжении всегосеанса в виде различных изоморфных взаимодействий, усиливающих еенапряженность, до тех пор, пока тема не будет определена как реальная проблемаданной семьи. Терапевт начинает прослеживать эту проблему.

Минухин (Тому):Я заметил, как близки между собой Полин с матерью. Это относится и к другимситуациям

Том: Да. Дажедома они очень близки.

Минухин:Настолько, что Полин ведет себя так же, как мать

Том: В общем,да. Потому что, например, если ее мать спит у себя, а Полин давно не выходилаиз своей комнаты и не видела матери, ей обязательно нужно знать, гдемать — наверху илипошла в магазин. И наоборот.

Минухин (Дэвиду): Сколько тебе лет

Дэвид:Тринадцать с половиной.

Минухин: А междуДэвидом и матерью другие отношения или они тоже близки между собой

Том: Близки. Нетак близки, но близки.

Минухин: Вы недумаете, что Дэвид слишком близок со своей матерью Не считаете, чтотринадцатилетнему мальчику надо бы быть более независимым

Том: Ну, знаете,он, в сущности, независим, но сейчас норовит быть поближе к матери, главнымобразом, потому что у нее будет ребенок; а с другой стороны — к Полин, потому что он стараетсяприсматривать за сестрой.

Минухин: Матьприсматривает за Полин, и он тоже присматривает за ней

Том: Дэвидприсматривает за ними обеими. Он старается присматривать за сестрой немноговнимательнее, потому что он в каком-то смысле может сказать, когда у нее бываютэти приступы. Потому что она никому другому ничего не говорит.

Терапевт (обращаясь к Полин): А брату ты говоришь о своих приступах

Полин:Иногда.

Минухин: Джим,что ты думаешь о близости между Полин и ее матерью

Джим: Они оченьблизки между собой. Иногда даже слишком.

Тема близости между матерью и Полинрасширяется, охватывая близость между матерью и сыном и затем — между братом и сестрой.Прослеживая одну сторону жизни семьи — близость между еечленами — и ведярасспросы в этом направлении, терапевт очень быстро перешел от наблюдения заодним членом семьи — идентифицированной пациенткой — к разработке проблемы,характерной для всей семьи. Затем мать вынимает что-то из кармана плаща и даетПолин.

Минухин (вставая и подходя кПолин):Что вы только что сделали, мама

Мать: О, япросто дала ей держать ее туфли, чтобы не забыть, потому что они были у меня вкармане плаща.

Минухин: Что этотакое

Полин:Туфли.

Терапевт (матери): Я пытаюсь понять, отчего у Полин бывают эти приступы. Я смотрю,как вы близки с Полин. Похоже, что вы еще не успеете кончить, а Полин уженачинает, что вы и она — как один организм.

Терапевт снова берет, казалось бы,несущественный эпизод взаимодействия между матерью и дочерью и интерпретируетего с точки зрения близости между ними. Он усиливает тему, сконструированную впроцессе наблюдения за конкретными событиями, в которых он и члены семьисовместно участвовали “здесь и сейчас”. В то же время терапевт привязываетблизость между матерью и дочерью к приступам астмы у идентифицированнойпациентки. Через десять минут, когда Джим рассказывает, как он отвозил Полин вотделение интенсивной терапии, мать начинает говорить о прическе Полин, итерапевт снова фокусируется на этом конкретном взаимодействии как еще одномпримере вторжения матери в область самоопределения пациентки.

Минухин: Чтопроизошло только что

Мать: Я спросилаее, почему она не сняла бигуди, когда спустилась вниз из своейкомнаты.

Минухин: А тычто сказала, Полин

Полин: Онаговорила, что сама это сделает.

Минухин: Ты саманакручивалась

Полин: Нет, мамаменя накрутила.

Минухин: Значит,мама. А тебе нравится, когда она это делает

Полин: Даничего.

Мать: Тебе ненравится, как я тебя накручиваю

Полин: Даничего.

Мать:“Ничего” — этозначит, что тебе не нравится.

Минухин:Спросите еще раз. Продолжайте.

Мать: “Ничего”!Может быть, так и сойдет, только получилось не совсем так, как тебе хотелосьбы, да

Полин:Получилось так, как тебе хотелось.

Мать: Ну, ты жене сказала, что не так, когда я тебя накручивала.

Полин: Потомучто это ты накручивала.

Мать (смеясь):Вот сейчас как дам тебе по носу.

Полин: Нет, недашь. (Смеется.)

Минухин: Нет,нет, нет. Тут не до смеха. Это важно. Это важно, что ты дала своей маменакрутить тебе волосы так, как ей нравится, и не сказала ей, что тебе так ненравится. Почему ты ей не сказала

Полин: Потомучто она хотела меня накрутить.

Минухин: Да, нотебе не понравилось. Хорошо, я говорю, что у Полин есть свой голос, и своемнение, и собственное тело. Если у Полин есть свой голос и свое мнение, то онадолжна управлять собственным телом.

В то время как тема сеанса по-прежнему взначительной мере огра­ничена характером сверхпереплетенности в семье, терапевтсосредоточивается на идентифицированной пациентке и работает через нее. Еговмешательства неторопливы, приноровлены к безынициативности идентифицированнойпациентки, но настоятельно требуют от нее участия в диалоге, иногданапоминающего эхо. Результат такой поддержки инициативы девочки и отрицаниясверхпереплетенности взаимодействий в семье становится очевиден, когдаидентифицированная пациентка оказывается способна бросить вызов своей матери.Изменение способа взаимодействия идентифицированной пациентки с матерью сталовозможно только благодаря настойчивости терапевта, на протяжении последнихдвадцати минут разрабатывавшего одну и ту же тему.

Минухин: Теперьбудь со мной откровенна, Полин. Тебе нравится такая прическа

Полин:Да.

Минухин: Тыуверена Ты уверена, что это то, чего тебе хотелось бы Посмотри в зеркало.Может быть, это маме так нравится

Мать: Тыпонимаешь, что он хочет сказать

Полин:Нет.

Мать: Он хочетсказать...

Минухин (матери): Погодите. Погодите. (Обращается кПолин.) Ты не понимаешь, что я хочу сказать Я сейчасобъясню. Спроси меня.

Полин: Я незнаю, что это означает.

Минухин: Все ещене понимаешь Очень хорошо. Сейчас не мама говорила за тебя, ты сама сказала.Это хорошо. (Пожимает руку Полин.)

Полин: Почему выпожали мне руку

Минухин: Потомучто я всегда пожимаю руку, когда мне что-то нравится. Я таким способом говорю,что мне это нравится. Это хорошо, что ты начинаешь думать отдельно от своеймамы. Твоя мама учится не говорить за тебя. А скоро ты начнешь сама говорить засебя. (Обращается к матери.) Как вы думаете, сможет она говорить за себя

Мать: Надеюсь,что сможет.

Терапевт. Ночтобы изменилась Полин, нужно измениться вам.

Терапевт продолжает развивать ту же тему втом же неторопливом темпе. Он говорит конкретно и много раз повторяет одно и тоже; он устанавливает контакт с девочкой на весьма конкретном уровне, чтонеобходимо для активации того, кто был превращен в объект поддержки, заботы иуправления со стороны семьи. Когда девочка не понимает его высказывания, он нереагирует на ее непонимание, а вместо этого интерпретирует ее просьбу пояснитькак акт самостоятельности, таким образом утверждая компетентность пациентки, ане подчеркивая ее проблемы. В этом эпизоде использование терапевтом изоморфныхвзаимодействий придает напряженность его тезису о том, что стереотип чрезмернойзаботы об идентифицированной пациентке вносит свой вклад в ее очевиднуюсимптоматологию. Прием, применяемый здесь терапевтом, состоит в том, чтобыработать через ребенка, с помощью своей стратегии повышая его способностьпредпринимать те или иные действия, запрашивать информацию и дифференцироватьсяот своей матери.

Бабушка: Язабирала Полин к себе на выходные, и у нее были приступы. Ну, у меня нервы ибез того никуда не годятся, а тут я пугалась до смерти и сразу же отправляла еев больницу или вызывала скорую. Но это еще одна причина, почему мы с ней такблизки. А в чем дело, почему Полин не говорит, когда у нее начинаются этиприступы

Минухин: Полинздесь, спросите ее.

Бабушка: Полин,почему ты не говоришь нам, когда знаешь, что начинаются эти приступы Можетбыть, ты не хочешь ехать в больницу, чтобы там тебе втыкали иголки, как ониобычно делают

Полин: Нуда.

Бабушка: Тыбоишься этих иголок

Минухин: Я вотчего пытаюсь добиться — чтобы Полин научилась говорить сама за себя, думать сама за себя,чувствовать то, что она чувствует в собственном теле. Я думаю, Полин сама незаботится о своем собственном теле из-за того, что семья у вас такаязаботливая. Сначала вы спросили ее: “Что тебя так беспокоит” А потом что высказали

Бабушка: А потомя спросила ее, почему она не хочет нам говорить, потому что... Я сказала: “Какты думаешь, почему — потому, что врачи втыкают в тебя эти иголки” Но об этом она мнеговорила раньше.

Минухин: Вызадали ей вопрос и тут же подсказали ответ. И девочка не стала раздумывать. Онане стала раздумывать, потому что могла сказать “да”, и все тут. И вот в чем яхочу тебе помочь, Полин, — чтобы ты думала сама. По моему опыту — а я видел много детей састмой, — стоит детямс астмой научиться самим принимать решения самостоятельно, как они начинаютуправлять своей астмой.

Чрезмерная заботливость матери о дочеривоспроизведена снова —с участием других действующих лиц. Бабушка своим обращением свнучкой поддерживает ее пассивность и не требует от нее тех реакций, какихможно было бы ожидать от одиннадцатилетней нормально развитой девочки. Терапевтставит под сомнение действия бабушки, которая реагирует на критикураздражением. Это ее настроение вызывает невербальные сигналы со стороны другихчленов семьи, имеющие целью подсказать терапевту, чтобы он не спорил сбабушкой. Тем не менее способность терапевта бросить вызов бабушке и при этомсохранить свое положение в системе — важный пример дифференциации дляэтой семьи.

Изменение длительностивзаимодействия

У членов семьи обычно выработана система“нотной записи”, управляющая темпом и длительностью их танца. Некоторые такиезначки передаются с помощью малозаметных невербальных сигналов, которыесообщают: “Перед нами опасный порог, нехоженый или необычный путь. Будьтеосторожны, замедлите шаг или остановитесь”. Эта сигнализация действуетавтоматически, так что члены семьи реагируют на нее, не осознавая, что вступилина запретную территорию и схвачены под уздцы семейной системой. Как хорошовышколенная лошадь, они реагируют еще до того, как натянутся поводья, и поэтомуне чувствуют у себя во рту удила.

Один из приемов усиления интенсивностисостоит в том, чтобы поощрять членов семьи к продолжению взаимодействия послетого, как, согласно правилам системы, загорелся красный или желтый свет. Хотятакое продленное взаимодействие выполняется семьей не без колебаний, переход отпривычного к незнакомому открывает для нее возможность исследованияальтернативных способов взаимодействия. Аналогичных результатов можно добиться,уменьшив промежуток времени, который обычно занимаетвзаимодействие.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.