WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 37 |

Х.: Началось со встречи с Минухиным; тогда, вначале 60-х годов, он работал в Уилтуике. Я ездил из конца в конец страны,знакомился с работой психотерапевтов, собирал материал для журнала "FamilyProcess". И вот поехал увидеть Минухина и сотрудничавшего с ним БраулиоМонтальво. Мне они оба очень понравились. Однако, явившись с Западногопобережья, я ничуть не сомневался, что их терапия отдает консерватизмом. Янаблюдал за сеансом, на котором присутствовала незамужняя женщина с тремятрудными детьми. Мать – у нее не было передних зубов – очень смущалась и прикрывала ротрукой, когда покрикивала на своих сорванцов. Минухин говорил с детьми, потомговорил с матерью, помещал перед "зеркалом" детей, потом – детей и мать, ну, и так далее.Наконец, они поинтересовались, что бы сделал я. Я ответил: "Я бы сказал детям,что они должны заработать денег, ведь их мать в сложном положении из-за того,что у нее нет передних зубов. Пусть газеты продают, каким-нибудь другим честнымделом займутся, добудут деньги, и тогда мать сможет поставить протезы". Ядумал, дети постарались бы, и терапия строилась бы на их помощи матери– в обход того факта,что они трудные. Сал (Сальвадор Минухин. – Ред.) и Браулио посчитали идеюстранной. А я только импровизировал в духе эриксоновского метода.

Я вернулся в Калифорнию, а потом услышал, чтоМинухин перебирается в Филадельфию. Однажды он позвонил и сказал, что хотел быповидать меня. Конечно, сказал я, я встречу вас в аэропорту. Встретил и отвез ксебе домой, на что навещающие меня коллеги обычно не рассчитывают. Свою личнуюжизнь и профессиональную деятельность я не смешиваю. Я не догадывался, что Салпоявился, чтобы предложить мне работу.

У нас зашел разговор о том, что он принялруководство Детской консультативной клиникой в Филадельфии. Они с Браулиоприехали туда и превратили обычнейшую детскую консультацию в центр семейнойтерапии – потеряв 95%сотрудников. Начинают заново и ищут себе подходящую компанию. Я поставил Салуусловия: если мне не придется хлопотать о субсидии – а мне чертовски надоелохлопотать о субсидиях, – если мне будут платить жалованье и разрешат делать, что хочу, тоя с удовольствием еду. Он дал слово.

Первые года два я и занимался исследованиями,какими хотел, но потом он стал говорить: "Взялся бы за что-нибудь ближе кпрактике". Минухин надумал сделать из прошедших с успехом терапию людей– из матери или отцамалоимущей семьи –психотерапевтов для другой какой-то семьи. Вместо того чтобы разъяснятьпредставителям средних слоев, что такое быть бедным, научить бедных, чтобыработали терапевтами! В то время никто о таком и не помышлял; хотя менязанимала мысль готовить терапевтов из непрофессионалов, мой угол зрения былиным. Я хотел, чтобы матери, отцы из семей шизофреников – те, которым помогла терапия,– сами проводилитерапию семей шизофреников. Мы вдвоем обсудили наши идеи, увидели в них общее,и Минухин объявил: "Думаю, субсидии мы добьемся и сможем обучить кого-то изэтих людей". Дальше, обсуждая идею, мы перестали говорить о родителях из семей,прошедших терапию, решили, что это будут люди без специализации, получившиевысшее образование. Проект назывался "Институт семейной консультации".Предполагалось, что будут участвовать психотерапевты, никогда не работавшие ссемьей, и мы должны подстраховать семьи, которые появятся у нас. Поэтому мыостановились на методике включенного супервидения: связь с терапевтами повнутреннему телефону, руководящие указания им, вызов их из комнаты, еслинеобходимо. Они прекрасно справлялись. Мы работали с ними по методикенепосредственного обучения 40 часов в неделю в течение двух лет. Подготовка ещеникогда не осуществлялась в таком интенсивном режиме.

Инт.: Этап, который у вас приходится наФиладельфию, был очень важным в развитии семейной терапии. В своей книге "Семьии семейная терапия" Минухин говорит, что его чрезвычайно стимулировалоежедневное общение в сложившейся группе, которую составляли вы, он и БраулиоМонтальво. Расскажите подробнее об этом.

Х.: В консультации мы все были оченьзагружены и днем встречались только в официальной обстановке. Но все трое жилипо соседству. Поэтому по очереди подвозили друг друга на машине. Монтальво,Минухин и я забирались в машину – и 45 минут до работы была "говорильня". Вечером, возвращаясь подомам, опять 45 минут обсуждали случаи или делились впечатлениями о людях, скоторыми познакомились, о местах, где побывали. Все равно что каждый деньсидеть и по два часа говорить о делах. Вот так каждый узнал уймувещей.

Инт.: Стоит ли удивляться, что люди бьются,но не поймут разницы между структурной и стратегической терапией.

Х.: Для меня загадка, как можно смешиватьодно с другим. "Структурная" – это когда описывают семью. Термин "стратегическая" указывает наспособ терапии, когда вы планируете то, что делаете, – в противоположность терапевтам,которые просто отвечают на происходящее. Непонятно, как можно смешивать одно сдругим, – речь оразных подходах.

Инт.: Но ведь с каждым конкретным подходомсвязывается своя тактика. Наблюдать, как проводит терапию семьи обученный уМинухина, – совсем нето, что наблюдать за "стратегическим" терапевтом, который прошел подготовку увас.

Х.: Думаю, что и Сал, и я – мы представляем семью похоже– ее организацию,структуру. Мы вместе сидели на этом десять лет. Я убежден: в 50-е в центревнимания была индивидуальная единица, в 60-е – двоичная коммуникативнаяединица, в 70-е включилась структурная, иерархическая. Сал, Браулио и яоказались вместе, когда сменился акцент.

По-моему, все отличие между тем, что делаетМинухин, и тем, что делаю я, сводится к факту: стратегическая терапия полностьюфокусируется на симптоме. Терапия строится вокруг симптома. Если терапевтзаговорил с пришедшей парой об их сексе, я считаю, он должен обосновать, каквысказанный им интерес связан с вопросом, который привел пару в его кабинет,или незачем говорить об этом. Симптом, я думаю, и есть рычаг, переворачивающийсемью. В таком духе Сал работает со случаями, когда речь идет о симптоме,ставящем под угрозу жизнь, – вроде анорексии. Тогда он полностью фокусируется на симптоме,вынуждает родителей заставить ребенка есть и так далее. И вот уже никакогоотличия между его подходом и моим.

Инт.: Примерно с 1976 г. вы стали отдалятьсяот консультации, взялись за организацию своего института. Что к этомуподвело

Х.: Консультация перестала удовлетворять меня– слишком разрослась.Когда я начинал, сотрудников было 12 человек, когда уходил – 300. Чем заниматься в такомгигантском муравейнике Кроме того, я не одобрял лечение стационарных больных.И я решил, что попробую делать все иначе. Как раз в то время мы с Клу (Маданес.– Р.С.) собралисьпожениться. Она преподавала на кафедре психиатрии в университете штата Мэриленди вела программу включенного супервидения в больнице Хаурдского университета. Ятоже вел включенное супервидение. И мы надумали организовать собственныйинститут в Вашингтоне, округ Колумбия. День-два в неделю занятий. Но потом делапошли так хорошо, что мы расширились.

Инт.: Почти тридцать лет вы изучали работупсихотерапевтов. Что за обстановка сложилась у вас в институте, где вы готовитетерапевтов

Х.: Среди главных вещей вот какая: включенноесупервидение сосредоточивается на разработке специальной стратегии для каждойсемьи. Наши стажеры, кроме того, практикуются в терапии всех возможных случаев,работают с людьми всех возрастов.

Инт.: Прекрасно понимаю, что одно делокритиковать чей-то метод терапии, отсидев по часу в день пять лет с пациентомгоспиталя для ветеранов в Пало-Альто, и совсем другое – если такого опыта не было. Вашихпрактикантов –впрочем, как и практикантов из других институтов – критикуют, я слышал, заортодоксальность подхода, что может стать помехой в работе ничуть не меньше,чем слепая вера в психоанализ, которую вы с таким успехом атаковали. Васникогда не тревожила мысль, что стратегическая терапия способна обернутьсяновой ортодоксией

Х.: О, конечно! Мы как раз и пытаемсяразъяснить нашим стажерам, что в психотерапии нельзя делать одно и то же вразных ситуациях. Мы пытаемся учить стратегии динамичной, меняющейся взависимости от того, что за семья пришла. Стажерам не всегда нравится... Нопокажите мне, кто принял бы это с восторгом! Им проще взять метод, которомуможно быстренько обучиться, а тогда подгонять всех и каждого под этот метод.Поэтому и неизменный конфликт между нами – мы хотим, чтобы каждый случайлечился особо. А студенты хотят узнать "метод", и тогда успокоиться: правильнолечат. Со временем они будут, я думаю, гибче, изобретательнее, не станутповторяться, работая с разными семьями.

Да, мы обучаем некоему стандартному наборуприемов, которые пригодны для многих семей и дают результат, – например, терапевт возлагает народителей заботу об отпущенном из больницы. Но если этот прием не действует илируководитель может предложить лучшую... оптимальную стратегию, такая новая ивводится. В качестве примера приведу разработанную Клу Маданес стратегию:забота о родителях возлагается на детей. В противоположность почти всемизвестным методам терапии мы стараемся, чтобы наш ряд приемов оставалсяоткрытым. Если каждый раз делать одно и то же, вы не справитесь – из-за возникающих сложнейшихотличий. Вам необходимо приспосабливаться в том, что делаете, к людям передвами.

Инт.: Я бы хотел ненадолго вернуться кЭриксону. Вы в своей работе столь очевиднейшим образом отталкиваетесь от него,что мне интересно: как он отзывался о вашей терапии, когда вы, в прошлом егоученик, стали совсем самостоятельным

Х.: Я никогда не говорил с ним о своейтерапии. Ему пришлось по душе то, что я мог сказать о его работе, – он покупал книги, которые яписал о нем.

Инт.: Он видел значение вашегосамостоятельного вклада

Х.: Не знаю. Никогда не задумывался об этом.Он был так погружен в свое дело, а я – в свое, что какие тут разговорыо вкладе. Может, он обсуждал с кем-то мою работу, но не припомню, чтобы сомной...

Инт.: Вы много говорили о воздействии,которое оказал на вас Эриксон. А он, как вы полагаете, испытал вашевлияние

Х.: Оглядываясь назад, я теперь вижу, чтоДжон Уикленд и я – мыбыли полезны ему даже больше, чем я тогда считал. Мы скорее, чем кто-то другой,открыли ему целый мир новых идей, ведь мы увлекались столькими школами терапиив то время. Тогда, разумеется, я обо всем этом не думал. Но если мы задаваливопрос ему, то обычно говорили: "Тот и тот сделали бы вот так..." Однажды япрокрутил ему пленку Джона Роузена, и Эриксон сказал: "Парень работает почтикак я". А не будь нас, где бы он раздобыл пленку Роузена Мне кажется, от насон узнал о многих переменах, происходивших в психотерапии.

Но настоящая трагедия Эриксона в том, что онстолько лет потратил, обучая гипнозу, когда мог бы выступить как основательцелой новой школы терапии. Люди не понимали важности его дела, пока он несостарился, и у него уже не было сил учить своей терапии наглядно.

Инт.: Вы регулярно проводите по всей странесеминары, демонстрируя подход, который дискредитирует многие традиционные идеипсихиатрии. По крайней мере, люди считали этот подход нетрадиционным. Какпринимают вас сегодня

Х.: С большим вниманием. Я думаю, психиатриястала другой. Мы, я и Клу, убедились, что люди сейчас интересуются директивной,короткой терапией. Было время, когда публика проявляла враждебность, особенноте, кто усматривал в терапии нечто от тайны, которую не следует разглашать. Этилюди, кажется, находили стратегический подход в терапии поверхностным ибанальным. Сегодня я иногда слышу возражения от людей, занятых частнойпрактикой, но тут взгляд чисто утилитарный. Люди сомневаются, прокормит ли ихзанятие, если они будут применять подход, дающий быстрый эффект. Как правило,"за" короткую терапию те, кто представляет общественные учреждения: там наплывтакой, что без "быстрой" не справитесь.

Инт.: Не знаю, задают ли вам на семинарахвопрос, но я слышал, ваш метод критикуют как авторитарный... откровеннообращенный к контролю и власти. Что вы скажете

Х.: Я думаю, когда имеется в видупсихопатология, то речь однозначно идет о власти, и симптом можно рассматриватькак проявление борьбы за власть. Однако я не хочу сказать, что терапевт обязанподчинять себе и раздавать приказания. Иногда самая полезная вещь для терапевта– держатьсябеспомощным. Разумеется, ваша беспомощность не значит, что вы отказываетесьпомочь пришедшему к вам человеку. Авторитетность и авторитарность не одно и тоже. Если ваша линия –авторитарность и только, вы понапрасну теряете время. Но мне все-таки кажется,раз вы принимаете мысль об иерархии в социальном организме, вы обязательнопоймете, что борьба за положение, вопрос о том, кто руководит, – основа в отношениях междулюдьми.

Инт.: Именно это суждение у многихвызывает в последнее время желание спорить, особенно у тех авторов, которыепишут о гносеологических посылках семейной терапии. В частности, утверждение,что психотерапевт есть своего рода посредник власти, оспаривается какповерхностное, не проработанное с точки зрения теории систем.

Х.: Теория систем имеет тенденцию оставатьсятеорией о данном положении вещей и уходит от вопроса об изменениях. Вы поймете,почему муж пьет, разобравшись, что его бесит жена, и разберетесь, что онанападает на него, потому что он пьет. Но эта картина не объяснит вам, какдобиться эффективной терапии. Углубитесь в теорию систем и вы придете к выводу:личной ответственности не существует, никто не виноват. Как можно обвинятьпреступника за содеянное, если все, что он совершил, – результат "входной информации"от других, повлекших его к совершению противоправных действий Возможно, длятеоретика систем это подходящий взгляд, но для вас – а вы живете в обществе– это гибель. Поулице ходят те, кого следовало бы упрятать за решетку, потому что они– неважно, толкают ихдругие или нет, –убьют вас при первой возможности.

Быть терапевтом – не значит только разобраться,почему положение вещей такое, каким оно оказалось, вы должны взять на себяответственность за тот или иной ход событий. Если вы способны оставаться за"односторонним зеркалом", видя, как родители набрасываются на ребенка каждыепять минут или ребенок набрасывается на родителей каждые пять минут, если вы невмешиваетесь, ну, тогда вы настоящий теоретик систем. Но если вы взялисьотвечать за то, чтобы в семье не кидались друг на друга, вы не отступите назадний план –наблюдать. Вы будете обязаны придумать, как вам вмешаться и положить этомуконец. А здесь, я считаю, необходима иная теория – не просто объясняющая, почемуони кидаются друг на друга. Я думаю, необходима теория, оперирующая такимипонятиями, как "власть" и "иерархия".

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.