WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 37 |

На первом-втором сеансах я смогла разобратьсяв семейной "игре" и объявила Паоло, что он вмешивается в родительские дела.Ведь он решил показать отцу пример, как бороться с женой-победительницей: пастьи тем унизить ее. А потом я пригласила родителей прийти вдвоем на третийсеанс.

Инт.: И посоветовали им"исчезнуть"

П.: Да. Но было много чего еще. После двухсеансов с родителями я оказалась втянутой в игру этой пары. Мать воспылалалюбовью ко мне – онатак приветствовала терапию, так стремилась проявить инициативу с отлучками. Авот муж становился все пассивнее, он все больше устранялся. Было ясно, чтосупружескую игру не удалось разладить, расставив точки над i. Хуже того, моякоманда решила, что я тоже влюбилась в эту женщину. Я должна критиковать ее,показывать ей, что она унижает мужа, что стремится к королевской короне и втерапии. Я понимала, что все так и нужно делать, но чего мне это стоило! Однакоя выполнила то, что должна была. Самое страшное, мне пришлось рискнуть... Ямогла оказаться без единственного союзника, но я объявила мужу, что крайненуждаюсь в его помощи, потому что вот-вот потеряю голову от его жены– как и все в ихмагазине, влюблюсь в нее. Случилась бы катастрофа, ведь чтобы спасти сына, мненельзя было упускать отца. Впрочем, он отреагировал положительно – потому что я говорилапрямо.

Инт.: Жена пришла в уныние

П.: Да. Ненадолго. Но у нее не пропаложелание продолжать терапию. Больше того, позже она открыла для себя, чтообретает настоящего мужа, человека, умеющего принимать решения идействовать.

Инт.: Как вы считаете, у вас устанавливаютсяс семьями иные отношения, когда вы прибегаете к инвариантному предписанию,– если сравнивать стеми, которые складываются в ходе парадоксальной терапии

П.: Да. Терапия парадоксального подхода– это что-то вродесостязания с семьей. Надо лишить семью ее секретов. После семи лет работы пометоду инвариантного предписания я уже не вижу в семье противника, с которыммне нужно вести партизанскую войну. Вооружившись этим методом, я теперь самомиролюбие, ведь я знаю, что у меня в руках средство куда действеннее. Раньше яиспытывала напряжение, меня мучил страх, что я не сумею разобраться. На этапе"Парадокса и контрпарадокса" каждый раз, когда мы начинали работать с новойсемьей, было такое чувство, будто ступаете на неизведанный материк. Никакойсхемы в подспорье –чтобы строить предположения. Приходилось изобретать гипотезы для каждого новогослучая. Теперь у меня есть общая схема игры, и я соединяю эту схему соспецифическими переменными каждой отдельной семьи. Я знаю, что думает девочка санорексией: "Мой отец – умный, честный, он такой важный человек. А мать – ужас какая посредственность. Ноон не способен отстоять себя перед ней. А поэтому я унижу мать, ведь мой отецне может с ней справиться".

Инт.: Но разве отец, в свою очередь, неунижен тем, что у него дочь с анорексией

П.: Нет, он втайне доволен, потому что, еслиу дочери анорексия, на его взгляд, виновата мать. Когда я еще использовалапсихоаналитический подход и пробовала разобраться в анорексии, то удивлялась:почему битва вокруг еды Я искала объяснение, связывая факт с оральной стадией,с интроекцией, со всеми этими сложнейшими психоаналитическими представлениями.Я столько бумаги измарала глупостями! Но ведь все так просто – в рамках нашей культурнойтрадиции еду готовит мать. Кухня – на матери, мать кормит детей. Даже трудно поверить, что мнепотребовалось столько времени, чтобы додуматься. Теперь я могу быстро вылечитьнекоторые семьи. Недавно ко мне обратилась семья, которую пять лет назад яуспешно вылечила. В семье две дочери, и младшая тогда страдала анорексией.Семья опять появилась у меня, потому что теперь анорексией страдала старшая. Напервом сеансе я сразу же сообщила семье, что с анорексией уже все ясно. За ней– неразумноевмешательство дочери в родительские дела, ее стремление наказать мать иотомстить за отца, который, на взгляд дочери, не умеет заставить жену уважатьсебя.

Инт.: И девочка начала есть

П.: Да. Но сеанс был великолепен, семья вошла– и я увиделадостойную кисти старого мастера картину явления Христа между двух ангелов. Вотони – перед"зеркалом": отец –влиятельный политик и две прекрасные дочери у него по бокам. В другом концекомнаты сидела в одиночестве мать. Этот могущественный человек, казалось, был"тряпкой" в семье, его неустанно критиковала жена. Обе дочери считали отцажертвой, а не пассивным провокатором.

Инт.: Значит, иногда для успешной терапиидостаточно раскрыть семье их игру, тактику всех участников – и уже нет необходимостипродолжать сеансы с родителями, заставлять родителей следовать вашемупредписанию

П.: Да, иногда. С несколькими семьями мынедавно добились успеха за один сеанс, разъяснив им игру супругов, а дочери,страдавшей анорексией, внушили, что это наивно – вмешиваться. За два истекшихмесяца было три случая, когда родители звонили и сообщали, что ребенок сдиагностированной анорексией набирал несколько килограммов всего лишь послеодного-двух сеансов, и родители прерывали терапию, считая, что ребенок явновылечен. Но во многих случаях недостаточно только объяснить игру.

Инт.: И все же что "запускает" переменуПонимание происходящего

П.: В каждой семье с анорексией,психопатологией идет скрытая игра. Страдающая анорексией дочь, например,никогда не заявит о том, что она делает, не скажет о своей тайной поддержкеотца, ну, и так далее. Наш эксперимент сводится, по сути, вот к чему: может лисемья играть свою игру, если их карты раскрыты

Инт.: Дайте я разберусь в том, как строитсяваше вмешательство. Первый шаг – на двух-трех сеансах собираете сведения, чтобы потом объяснитьсемье игру, которая ими ведется.

П.: Да, но крайне важно соединить нашу общуюсхему со специфическими, существенными характеристиками каждой отдельной семьи.Только тогда семья поверит мне. Нельзя разъяснять им "по формуле". У нас былипоследователи, недопонявшие метод, изложенный в "Парадоксе и контрпарадоксе".Они употребляли метод "в общем виде". Они говорили пациенту: "Молодец, мальчик,ты удержал родителей вместе, прибегнув к симптому". Такое вмешательствоповерхностно и не дает результатов. Вы не заслужите доверия у семьи,отделавшись общими фразами: "Ну, с вашей игрой ясно. Ребенок убежден, чтопассивный отец –жертва, потому что мать активно "пилит" его". Если так, то вы бросаете слова наветер.

Общая схема облекается терапевтической"плотью" в процессе тщательнейшего изучения специфических движенийспецифической семьи. Команда обязана всегда глубоко разбираться в повседневныхповеденческих реакциях всех членов семьи. Какова тактика у отца, какова– у матери всупружеской игре Каким способом ребенок поддерживает отца – или мать Какую позицию занимаютдругие дети в семье Я обнаружила, что, когда мы объявляем им наше суждение,они все бывают просто сражены.

Инт.: Как происходит перемена в семьях,которым вы высказали ваше суждение о семейной игре

П.: Каждый по-своему задет суждением. Кто-тоуже не сможет повторить маневр, которым пользовался раньше. Другие, возможно,будут держаться своей линии, но увидят, что реакция их окружения уже не та,ведь шокирующие сведения о позициях в игре теперь достояние всей семьи. Новстречаются семьи, где столько тактических линий соединилось ради одной цели– сохранить симптом,где каждый член семьи столько поставил на карту в игре, что семья не меняется.Вот тогда, после разъяснения семье их игр, мы работаем с родителями, применяяинвариантное предписание.

Инт.: И иногда рекомендуете родителямисчезнуть на неделю, никого не предупредив

П.: На самом деле мы очень редко даем такиерекомендации. Обычно, если родители начинают исчезать на уик-энд, проблема ужерешена – в семьепошел процесс перемены. Но есть хронические случаи, когда родители не могутотлучиться на уик-энд в соответствии с предписанием, и тогда мы вынужденыпрекратить эти попытки. Только с незначительным числом семей нам потребовалосьотправить родителей из дома на сравнительно долгий срок. В одном случаехронический шизофреник, единственный ребенок в семье, был вылечен благодарятому, что родители исчезли из дома на целое лето.

Инт.: Они исчезли, ничего ему несказав

П.: Ничего не сказав, не позвонив... Как вводу канули. А когда вернулись, обнаружили, что у "ребенка" завелась невеста ичто он подыскивает работу. Впервые он осознал, что должен справиться один и– выжить.

Инт.: Рекомендовать родителям исчезнуть безпредупреждения – этокрайняя мера "пресечения" симптома. Как люди реагируют на такоепредписание

П.: Семья сразу догадывается, что отлучкапредставляет угрозу для их игры. Иногда мы тратим часы, убеждая родителейсогласиться на такую простенькую затею, как выйти вечером из дому, никого непредупредив и не объясняя, где были, когда вернуться. Почему Они понимают, чтов игре будет сбой. Например, если отец, накрепко "повязанный" с дочерью, укоторой анорексия, выходит вдвоем с женой, он все равно что говорит дочери: "Ялгал, я предпочитаю твою мать". И этой непроизнесенной "фразочки" достаточно,чтобы сломать всю игру. Вот по какой причине нам так трудно убедить людейпридерживаться нашего инвариантного предписания.

В семьях с хроническим шизофреником родители,как мы выяснили, не соглашаются следовать предписанию. Я думаю, это важнейшиеданные наших исследований. Представьте, что пришли родители, не один месяцждавшие очереди ко мне на прием. У них дочь, страдающая шизофренией, они долгиегоды мучаются. Они говорят мне: "Доктор Палаззоли, вы единственный человек,который может помочь нам".

Через несколько сеансов я перехожу кпредписанию и рекомендую родителям исчезать вечером из дому на три часа. Яговорю им, что, если они последуют предписанию, возможно, их дочь поправится. Аради этого стоит рискнуть. Но что отвечают многие родители в таком случае "Мыне можем. Мы исстрадаемся".

Я по-другому объясняю. Вот есть человек,владелец судна, стоящего миллион долларов. Разразилась буря, и корабль унесло воткрытое море. Человек приходит к волшебнику и говорит: "Я слышал, что вымогущественный волшебник и можете помочь мне вернуть мой корабль".

Волшебник: "Да, но вам нужно потрудиться. Выдолжны выполнить мои указания".

В ответ: "Какие Все будетисполнено!"

Волшебник: "Идите к ручью, достаньте из водысемь камешков и каждое утро в пять часов целую неделю приходите на берег моря.Скажите вот это заклинание, бросьте камешек в море. И вы увидите, что корабльвернется к вам".

И что же на этот раз человек отвечает "Впять утра Столько дней подряд Боже милостивый, я не могу! Рано, оченьрано".

Я могу сказать, что этому человеку на самомделе не нужен его корабль. Вот так и с родителями. Они в отчаянии, но оченьмногие отказываются следовать моему простейшему предписанию. Они понимают, чтотут под угрозой их игра, и вовсе не за ребенка опасаются. Опасениями за ребенкаони хотят оправдать себя.

Инт.: Какой процент отказывается

П.: В семьях с детьми, страдающимианорексией, расстройствами психики, возможно, – 50%. Пока я не провелаподсчетов.

Инт.: Отказываются, прождав месяцы, чтобыпопасть к вам на консультацию

П.: Да.

Инт.: Вы начинаете с того, что советуете имотлучаться всего на три часа, а они говорят: "Нет, мы не можем"

П.: Да. Этот факт требует объяснений... Оченьлюбопытный факт. Больше того, нередко нам удается убедить родителейпопробовать. Они соглашаются сделать таинственную вылазку, и ничего из ряда вонвыходящего не случается, наоборот, у идентифицированного пациентаобнаруживаются изменения к лучшему. Но родители прекращают исполнятьпредписанное, твердят, что для них это очень мучительно.

Инт.: Есть какие-то возрастные ограничения,касающиеся детей, чьим родителям вы даете предписание исчезать

П.: Если ребенок очень мал, мы рекомендуемродителям пригласить приходящую няню, но – неизвестную родственникам.Дедушка с бабушкой звонят, а им отвечает кто-то совсем чужой! Частородственники бывают очень оскорблены, особенно бабушки, но дети – нисколько. Если у материпользуется особым доверием тетка, то тетка разобидится, а дети – нет. Дети радуются свободе,кроме того ребенка, который близок к кому-то из родителей. В таком случаеребенок просто в ярости.

Инт.: Расскажите подробнее о реакциидетей.

П.: Если идентифицированный пациент неединственный ребенок в семье, обычно он очень доволен, потому что впервыевидит, что его сестры, братья тоже не знают, где родители. Впервые он– на одном уровне совсеми. Мы обнаружили столько удивительного! Например, был случай сдиагностированной кататонией у шестнадцатилетнего подростка. Родителисогласились оставить сына и его восьмилетнего брата одних в доме, но были вужасе. Родители воображали, что психотик убьет младшего брата, им пришлось питьуспокаивающее, чтобы выполнить предписание. Когда они, после нескольких часовотсутствия, вернулись, то обнаружили, что шестнадцатилетний сын приготовил обеддля брата и даже уложил его спать. В первый раз за всю жизнь мальчикупредставилась возможность проявить заботу и ответственность. С того дня онсовершенно переменился. Он стал нежнее матери относиться к младшему брату и вконце концов нашел работу.

Инт.: Случались несчастья по причине вашегопредписания

П.: Никогда. Порой ребенок ломал что-нибудь вдоме, чтобы остеречь родителей на будущее, чтобы больше не вздумали исчезать,но это мелочи.

Инт.: Почему дети не упорствуют в борьбе завлияние, не ведут себя еще хуже, чтобы вынудить родителей отказаться от ихтаинственных отлучек

П.: Когда родители исчезают, следуя нашемупредписанию, многое меняется. Взаимное влияние на время исключено. Детичувствуют, что они отвечают за себя, с ними первый раз обошлись как совзрослыми. Дети, не умевшие поухаживать за собой, сами приготовят поесть.Больше того, они еще и вымоют посуду!

Инт.: Когда вы только начали рекомендоватьродителям отлучку на уик-энд, вы не боялись, что вдруг случитсячто-нибудь

П.: Нет, мы обдумали все командой. А вотродители очень страдали. Иногда у нас месяцы уходили на то, чтобы заставить ихпослушаться и выполнить предписание, – так они тревожились.

Инт.: Психотерапевты – помимо вашей группы,– применяющиеподобное вмешательство, сообщают об успехах

П.: Несколько лет назад я рассказала о нашемпредписании на одном конгрессе во Франции и предложила попробовать наш метод.Но никто не добился хороших результатов, потому что психотерапевты ужасалисьсами, давая наше предписание. Если психотерапевт боится или сомневается, даваяпредписание, семья это почувствует и ничего не выполнит. Важно, чтобыпсихотерапевт понимал, что риск есть, но рискнуть необходимо.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.