WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 37 |

Сантини сидят между тем не шелохнувшись,будто загипнотизированные. Несмотря на растравляющие вопросы Палаззоли, семья,кажется, в восторге от происходящего, в восторге от Палаззоли, так же как и онаот них. О каких бы чудовищных вещах она ни спрашивала, им ясно, что стоит за еепристальным вниманием, щедрой жестикуляцией и этой неугасимой улыбкой. Онибудто слышат, как она говорит им: "Пусть вам здесь совсем неуютно – вы можете довериться мне. Всевыкладывайте –выдержу". Но есть еще что-то: она с удовольствием ведет "дело", кажется, чтоникогда она не погружалась в исследование семейных отношений более причудливыхи захватывающих.

Читатели, представляющие себе Палаззоли познаменитой книге "Парадокс и контрпарадокс", написанной ею вместе с ЛуиджиБосколо, Джанфранко Чеччином и Джулианой Прата, наверное, захотят сразу жепонять: что это она задумала В книге утверждалось, что семья появляется упсихотерапевта с парадоксальным сообщением, которое можно выразить примернотак: "Пожалуйста, переделайте нас, но только не смейте ничего в нас менять!"Для тех, кто требует помощи и одновременно от нее отказывается, психотерапевт,по утверждению Палаззоли и ее коллег, должен быть проводником перемены,избегающим перемены. Их парадоксальный подход сводился к нейтралитету и"позитивной коннотации", т. е. это был способ объяснить семье, что даже самыймучительный симптом необходим для семейной гармонии.

Но где же нейтралитет и позитивнаяконнотация Когда же психотерапевт наконец отсоветует семье Сантини менятьсяВидите ли, представления Палаззоли в отношении психотерапии изменились самымдраматичным образом со времен "Парадокса и контрпарадокса". Сейчас, работая ссемьей Сантини, она противостоит тому, что назвала "грязной игрой",– маневрам членовсемьи, направленным на то, чтобы замаскировать существующие между ними союзы истратегию, которой пользуется каждый для давления на другого. Палаззолипридерживается довольно спорной точки зрения, что шизофрения всегда имеет местов попытке ребенка принять чью-то сторону, когда отношения родителей зашли втупик. Что кажется еще более спорным – она считает: с предлагаемым ею"инвариантным предписанием" она способна перестроить семейную игру и– по ходу перестройки– излечитьшизофрению. Но прежде всего необходимо досконально разобраться в этой игре, чемона пока и занимается с семьей Сантини.

День клонится к вечеру – семидесятилетняя Палаззоли ужетри часа ведет сеанс с семьей Сантини, успев дважды проконсультироваться соСтефано Чирилло и Анной Марией Соррентино, входящими в ее нынешнюю команду.Команда считает, что в семейной головоломке концы с концами сошлись. Сеансприближается к кульминации.

Палаззоли, поворачиваясь к Родольфо,спрашивает: "Если ваша мать решит развестись, с кем вы хотите жить" "С мамой",– отвечает Родольфо,который остается в доме у матери с тех пор, как у него обнаружились признакидушевной болезни. Впервые мать в этой семье, всегда доверявшая воспитание детеймужу, взялась присматривать за сыном.

"Почему же вам надо было тронуться умом,чтобы найти место рядом с матерью! А в здравом уме вы не могли этого добитьсяРазве она не могла побеспокоиться за вас, пока вы еще несвихнулись"

"Нет", – отвечает Родольфо.

Палаззоли, поворачиваясь к синьору Сантини,устремляет на него вопросительный взгляд. "Может быть, вы, синьор, – говорит она, – сделав любовницей прислугу,"подвинули" вашего сына на сторону матери"

За "зеркалом" Чирилло и Соррентино вдругвскакивают: пугаются, что действие отклонилось от правильного сценария. "Нет,нет! Он не принимает сторону матери! – восклицает Чирилло. – Мара упускает суть".– Чирилло выходит,стучит в дверь кабинета, зовет Палаззоли за "зеркало". Волнуясь, он сообщает,что увидел "на сцене": "Родольфо хочет остаться с матерью, чтобы заставить еепродолжить игру!" –говорит он.

Палаззоли, скрестив руки, поглядев на Чириллосо вниманием школьницы, просияла. "Замечательно! – восклицает она и вскидывает рукив неподдельной радости. – Очень вам благодарна". Она поворачивается ко мне, постороннемузрителю, и говорит: "Теперь я попрощаюсь с Родольфо, потому что нам все ясно.Как мы себе представляем, Родольфо считает отца растяпой. Он хочет остаться сматерью, чтобы целовать ее, быть с ней нежным, в общем, чтобы показать отцу,что вот он, Родольфо, – настоящий мужчина, морж, а не моржонок. Когда разберешься, в чемдело, дальше становится легко. Но без команды разобраться совсемнепросто.

Палаззоли возвращается в кабинет, чтобыпродолжить сеанс, и с жаром произносит заключение всей команды. Никакихпарадоксов – цельодна: "вытолкнуть" Родольфо, вставшего между родителями.

"Родольфо хочет присвоить всю нежностьматери, которой, как он считает, отец-дурак не сумел добиться". Палаззолиповорачивается к синьоре Сантини: "Если вы разведетесь, Родольфо вынудит вастридцать лет только и делать, что нежничать с ним". Палаззоли поворачивается ксиньору Сантини: "Вы проиграли, синьор, а вот Родольфо оказался в выигрыше. Онзаполучил мать... хотя и очень дорогой ценой – ему пришлось утратить душевноеравновесие". И поворачиваясь к Родольфо, она говорит: "А вы, Родольфо,заготовили "текст": "Прощай, отец, теперь, когда мать разведется, я буду жить сней и мне достанется вся ласка, которую ты, в здравом уме, не сумел получить".Но это дурацкий план". Она снова поворачивается к синьоре Сантини: "Если выразведетесь, синьора, вы кончите тем, что будете жить в полном подчинении усына. Родольфо будет многие годы помыкать вами".

Потом Палаззоли говорит родителям, что вследующий раз хочет видеть только их двоих. И снова предостерегает синьоруСантини: "Не забывайте про план Родольфо – поставить вас на колени. Чтобыпревратить вас в нежную мамочку, ему требуется роль сумасшедшего. Это пирровапобеда. Но пока дела таковы. До свидания".

Семья Сантини прошла, таким образом, первыйэтап терапии, которую Палаззоли опробовала уже более чем на сотне семей запоследние семь лет. Дальше она даст семье инвариантное предписание, т. е. неподлежащий варьированию ряд особых указаний, применяемых ею в соответствии сразработанной программой при лечении случаев шизофрении и анорексии.Инвариантное предписание в числе прочего требует от родителей на времяисчезать, не предупредив детей или кого-то из родственников. Эти таинственныеотлучки вначале ограничиваются несколькими часами, а затем продолжаются весьуик-энд. Был случай, когда Палаззоли с командой "предписали" родителямисчезнуть на целое лето. Тут перед нами метод, используя который психотерапевтможет, говоря словами Линн Хоффман, главного толкователя психотерапииПалаззоли, "резать по каждому семейному треугольнику, насколько он считает этонужным".

Палаззоли сообщает, что с семьями происходитневероятное, если они добросовестно выполняют весь ряд предписаний. Онаутверждает, что с помощью этого приема неизменно добивается "полного излечения"шизофрении и анорексии. В своем центре она теперь много времени посвящает сборуданных, чтобы подкрепить свое утверждение статистикой.

Но как применять инвариантное предписание– это для всехостается неясным. Пока лишь горстка психотерапевтов отважилась побывать вМилане и наблюдать за тем, как Палаззоли с командой действуют, вооружившисьновым методом. Никогда не проявлявшая интереса к тонкостям педагогики,Палаззоли не заботится о том, чтобы обучать своей психотерапии. Все известное ометоде инвариантного предписания по крохам собиралось из редких публикацийПалаззоли. И тем не менее ее новейшая практика вызвала бурную дискуссию и дажерезкую критику, в особенности – после выступления Палаззоли в 1985 г. на конференции Американскойассоциации психотерапевтов в помощь браку и семье.

В своем выступлении Палаззоли описываларезультаты лечения девятнадцати семей, проводившегося ею с применениеминвариантного предписания. В десяти случаях, когда семьи точно следовалипредписанному, наблюдалось полное снятие симптомов у пациентов с шизофренией ианорексией. Палаззоли заключала: "Терапевтическое воздействие методаинвариантного предписания – с учетом того, что предписания выполняются, – теперь несомненнодоказано".

Она также подробно разъясняла, что ее командаимеет в виду под "грязной игрой": "Игра, по нашему мнению, грязная, если"актеры" прибегают к недостойным приемам – к искусной хитрости, наглой лжи,безжалостной мести, предательству, манипуляциям, обольщению, двусмысленнымобещаниям и измене, выдаваемой за верность... Наша гипотеза такова, чтопатологические поведенческие реакции пациента напрямую связаны с "грязнойигрой" в семье. И мы неоднократно имели возможность подтвердить эту гипотезупрактикой".

Некоторых из аудитории ужаснул упор Палаззолина "грязные игры", за ним увидели совершенно неуважительный и чреватыйразрушительным воздействием взгляд на отношения в семье. "Идея с "грязнойигрой" порождена крайне негативной оценкой мотивов, которые двигают людьми,– сказал один изучастников конференции. – Она давит, за ней стремление обвинить и осудить. Мне не кажется,что психотерапевту поможет в работе такой исходный взгляд: сейчас я вас поймаюс поличным..."

Другие скептически встретили сообщениеПалаззоли о впечатляющих результатах ее терапии, усмотрев в нем тягу кпреувеличениям, критикуя за бездоказательность утверждений. Резко ответила наопубликованный доклад Палаззоли Кэрол Андерсон, исследовательница проблемышизофрении: "Что... дают утверждения, подобные сделанным (в докладе Палаззоли.– Р.С.) – о поражающих воображениерезультатах лечения по новому методу, если отсутствуют доказательстваБездоказательные утверждения – это очень плохая услуга психотерапевтам и семьям, которые могутотнести на свой личный счет неудачу, если они не добьются тех же удивительныхрезультатов. Не будет ли только больше проблем от того, что нам внушаютожидания и надежды, никак не связанные с реальностью"

Другой известный специалист в областисемейной терапии утверждает: "Меня просто возмутили ее заявления. В чемкритерий успеха – онане удосужилась пояснить. Утверждать, будто существует некое магическое средстволечения таких труднейших для психотерапевта случаев, как шизофрения ианорексия, просто нелепо. Это совершенно противоречит всему, что мы знаем очеловеческом поведении".

Палаззоли, однако, с давних пор горитжеланием опровергнуть традиционные представления о человеческом поведении. Какпсихотерапевт и исследователь, она всю жизнь стремилась ставить вопросыпо-своему или занималась проектами, захватывающими ее воображение. Она не раз"пересоздавала" себя и обращалась взглядом к совершенно новому для нее кругуидей. Палаззоли всегда была на переднем крае психотерапевтических исследований,всегда потрясала добытыми данными и, конечно же, – характерными рассказами о"чудесах", "напастях" и "ужасных открытиях" в терапии.

После второй мировой войны итальянские врачичасто сообщали о случаях, с которыми раньше почти не сталкивались на практике.Родители приводили к ним истощенных дочерей, отказывавшихся принимать пишу.Медики придерживались распространенного в то время мнения, что девушки страдаютболезнью Саймона –расстройством функций гипофиза, которое ведет к потере аппетита. Палаззолитогда была молодым врачом, специализировалась по внутренним болезням и работалав университетской больнице в Милане. Она очень заинтересовалась такими молодымипациентками. Если все дело в эндокринологии, почему лишь считанные случаи этогозаболевания отмечались во время войны И потом – почему большинство этих девушекпускаются на всякие ухищрения, чтобы обмануть родителей, будто они едят А еслиу этих девушек какая-то причина психологического порядка морить себя голодом,то что это за причина

"В войну было нечего есть. Как толькоприлавки магазинов опять стали ломиться от продуктов, больницы оккупировалипациенты с анорексией, – вспоминает Палаззоли. – Сегодня нам совершенно ясно, чтоесли нет еды, нет и хода в семейной игре, "ставящего" на еду. Но тогда вселомали головы над загадкой". Эта загадка настолько увлекла Палаззоли, что онарешила сменить специализацию и стала психиатром. В последующие семнадцать летона вошла в число самых известных итальянских психоаналитиков и выпустила книгуи множество статей по проблеме анорексии.

В начале 60-х годов Палаззоли все большеразочаровывается в психоанализе. "Мне требовались сотни сеансов, чтобы хотьнемного сдвинуть с места пациента с анорексией, – говорит Палаззоли. – И я решила, что психоанализ неподходит для лечения этого заболевания". В 1967 г. в поисках лучшего метода,она приехала в Соединенные Штаты и заинтересовалась здесь семейной терапией.Вернувшись в Италию, она организовала группу, поставив перед психиатрами цель– разработать новыйпсихотерапевтический подход. "Я была очень гордой. Я не хотела приглашатьсемейных терапевтов из Соединенных Штатов, чтобы они поучили нас. Я хотелаизобрести что-то совсем другое. – Широко улыбаясь, объявляет она. – Я хотела бытьоригинальной.

Несколько лет группа билась над задачей, не всилах соединить в целое психоаналитическую ориентацию и новые идеи семейнойтерапии. "Мы лечили семьи, прибегая к толкованию, разъясняли им на сеансах, чтопроисходило, –говорит Палаззоли. –Результаты крайне разочаровывали". В 1971 г. группа распалась, держались вместетолько Палаззоли и трое молодых психиатров – Луиджи Босколо, ДжанфранкоЧеччин и Джулиана Прата. Они решили, что откажутся от психоаналитических "шор"и возьмут за основу нового взгляда теорию систем. А чтобы их "не затянуло"обратно – втрадиционную психиатрию, – они полностью оборвали связи с профессиональной средой и словнообосновались на интеллектуальном острове.

"Мы часто смеялись, все четверо находилибольшое удовольствие в общении друг с другом, но в каком-то смысле велимонашескую жизнь, –вспоминает Чеччин. –Мы боялись заразиться идеями, не имеющими отношения к системной теории."Прагматику человеческого общения"25 почитали вроде священноготекста". Команда встречалась дважды в неделю, чтобы вместе проводить семейнуютерапию: двое как семейные терапевты, двое как наблюдатели за "зеркалом".

А Мара Сельвини Палаззоли – первая среди равных – обеспечивала руководствокомандой. Даже с самыми трудными семьями, какой бы кризис ни назревал,Палаззоли строго держалась метода: длительные интервалы между сеансами ибеспристрастность. Однажды в панике позвонила женщина, умоляя о внеочередномсеансе, потому что ее муж-эксгибиционист грозился отрезать себе пенис. "Никакихкомпромиссов, –заявила Палаззоли тому, кто говорил с женщиной по телефону. – Скажите ей: "Вам в таком случаенужно к хирургу, а не к психиатру". Пусть знает, что мы прекрасно понимаем: ейи ее мужу придется помучиться до следующего сеанса".

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.