WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 37 |

"Люди часто говорят, что боятся меня,– замечает Маданес.– А я удивляюсь, ведьсама себя считаю застенчивой". Месяца не проходит, чтобы Маданес не устроилагде-нибудь семинар. Миниатюрная, "тонкоголосая", она подчиняет себе людей,будто инструктор по строевой подготовке. А как соединить ее славу виртуозногоспециалиста по психотерапии и манеру вести разговор в открытую, когда еенастроение и ее интерес в данный момент вы видите "невооруженным глазом"Маданес объясняет свою прямоту аргентинской "закваской": "В Аргентине всегдаговорят по делу. Болтают редко". Ее муж, Джей Хейли, выражается просто: "Она нелюбит пустую болтовню".

Что отличает ее терапевтический стильСальвадор Минухин говорит: "Клу настоящий новатор. Больше чем кто-либо онасоединяла семейную терапию с игрой, у нее есть легкость и юмор, в этой терапии– ничего грозного.Работа с детьми научила ее умению вести людей за собой, не давая им догадаться,что они следуют за ее идеями". Маданес с улыбкой поправляет Минухина: "Я думаю,что это у меня не столько от опыта работы с детьми, сколько от моей собственнойдетскости".

Сегодня Маданес вызывает особое любопытство увсех имеющих отношение к семейной терапии. Жена Джея Хейли, зачинателянаправления, она завоевала признание как мастер решать семейные головоломки,которому просто нет равных (в одной из последних публикаций она перечислила 23стратегических приема из своего арсенала). В двух книгах – "Стратегическая семейнаятерапия" и "За "односторонним зеркалом"" – она убеждала коллег, что целымиднями слушать обалдевших от наркотиков юнцов и обжор, страдающих рвотой,– увлекательноезанятие. Она следит за модой, любит получать от жизни удовольствие и не считаетнужным оправдываться или смущаться этим обстоятельством. Многим семейнымтерапевтам остается только удивляться.

У себя в институте, на семинарах Маданес иХейли за десять лет обучили тысячи людей психотерапевтическому методу, в основекоторого нетрадиционный подход легендарного гипнотерапевта Милтона Эриксона. В40-50-е годы, когда господствовал психоанализ, а "инсайт" рассматривался какглавное орудие перемены, Эриксон разработал избегающую "толкования" терапиюдействия, полагая, что "самокопание" клиента не помогает ему решить проблему, атолько отдаляет ее решение. Не сосредоточиваясь на болезненном опыте прошлого,клиент получал от Эриксона "легкий толчок", собирал все свои силы и старалсясправиться с настоящим. Угрюмой рассудочности психоанализа Эриксонпротивопоставил типично американскую энергичность. Этот непривычный способдобиваться перемены Джей Хейли популяризовал в своей книге "Необычная терапия"и создал едва ли не культ Эриксона в психотерапии. Обращаясь к идеям и методамЭриксона, Хейли выступил как автор "стратегического" подхода и основатель однойиз самых влиятельных сегодня психотерапевтических школ.

Профессиональная ориентация Маданес тесносвязана с линией, проводимой ее мужем, которого Маданес по-прежнему считаетсвоим наставником. В сотрудничестве с мужем она разрабатывала кактеоретические6 вопросы, так и методики "стратегической" терапии. Наряду с тем,что "стратегическая" семейная терапия – практическое средство достиженияперемены, это еще и общий взгляд на процесс перемены и на роль психотерапевта внем. Сегодня многие психотерапевты отрекомендуют вам себя в сравнении со"стратегическими": кто-то считает их манипуляторами, нацеленными на быстрыйуспех, заготавливающими впрок "фокусы", кто-то – осведомленными практиками,которые достигают цели, несмотря на сбивающие с толку речиколлег-заклинателей.

"Стратегическая" терапия, которой учатМаданес и ее муж, строится на непреклонном стремлении психотерапевта разрешитьтрудности клиента. По мнению Маданес и Хейли, терапевт всегда там, где играидет с его "подачи", а цель одна – добиться ощутимого результата в самый короткий срок. Какбухгалтер не ожидает, что явившийся к нему клиент знает законы о налогах, также и "стратегический" терапевт не предполагает, что его клиент разбирается впсихотерапии. Важно то, что у психотерапевта всегда есть план действий, и он,по словам Хейли, "не станет, выслушав жалобы, выражать надежду, что всеобойдется".

Приемы "стратегической" терапии не каждому повкусу. С самых первых выступлений Хейли его оппоненты подвергали критикеморальную сторону такого вмешательства, когда клиента держат в неведенииотносительно применяемых методик лечения. Другие недоумевали, почему школа,которая так гордится результатами терапии, не ведет исследований и не способнапредставить доказательств эффективности "стратегического" подхода. Для многихостается открытым вопрос, закрепляется ли достигнутое посредством"стратегического" вмешательства "немедленное" изменение поведения

С недавних пор оспаривают пользу"стратегической" терапии и феминистки. В особенности они упрекают Маданес запринижение женщин, за поддержку устоявшихся стереотипных представлений о ролимужчины и женщины и в ее работе, и в публичных выступлениях.

"Я считаю, что феминистка не будет заниматься"стратегической" терапией, – утверждает Дебора Лупниц, автор книги, в которой семейная терапиякритикуется с позиций феминизма. – Феминистки неизменно настаивают на том, что необходимо прояснятьлюдям их положение, а не мистифицировать их. Считать, что "инсайт" лишняя вещь,когда речь идет о позитивных переменах, – по-настоящему вредная для женщинидея.

Неоднократно звучавшее в выступлениях Маданесмнение о благотворности семейных отношений также побуждает ее критиков излагеря феминисток говорить о наивности взгляда, не учитывающего патриархальныхустоев культурной среды, в которой существует современная семья. Лупницговорит: "Маданес предпочитает направлять внимание на силу добра, исходящую отсемьи, но я думаю, нельзя разобраться в человеческом поведении, отрицая в немто, что вам не нравится".

В штате Мэриленд, где Хейли и Маданес обучилимножество психотерапевтов по контракту с системой учреждений психогигиеныштата, "стратегическая" терапия оказалась одной из самых злободневныхполитических тем. Местное отделение Национальной ассоциации в защиту правдушевнобольных –группа самопомощи родителям шизофреников организовала первую акцию протеста"потребителей" семейной терапии. Они ведут пока довольно успешную борьбу,добиваясь в рамках штата и округов отмены ассигнований на обучение и проведениесемейной терапии.

Методы лечения, применяемые Хейли и Маданес,– особый пункт в этойборьбе. Агнес Хатфилд, одна из основательниц ассоциации, профессорМэрилендского университета, говорит: "Хейли и Маданес, кажется, несколькоотстали от жизни, категорически отрицая болезнь, называемую "шизофрения". Глядяв их книги, я удивлялась нежеланию авторов касаться новых исследований всоответствующей области. Единственные авторитеты для них, похоже, – они сами".

Маданес и Хейли пригласили Хатфилд в свойинститут побеседовать со стажерами. "Стажеры не заразились ее пессимизмом вотношении людей, которых она называет "шизофрениками", – говорит Маданес. – Я думаю, ни она, ни ее соратникикак следует не озабочены правами душевнобольных пациентов и злоупотреблениямипри лечении этих людей".

Взгляды Хейли и Маданес на лечениешизофреников критикуют не только те, кто наблюдает "со стороны". Вот точказрения одного из "своих" – семейного терапевта: "Они думают, что на дворе еще 60-е и надопомочь Р.Д. Лэнгу спасти шизофреников от их семей и от всех на светебезумцев-психиатров. Они не понимают, каково жить с психотиком".

Кэрол Андерсон из Западного институтапсихиатрии, известная профессионалам по книге "Шизофрения и семья", замечает всвязи с предубеждением Маданес и Хейли против применения психотропныхпрепаратов: "Никто и не спорит: лекарства наносят вред. Но большинствопациентов говорит, что готовы смириться с недомоганиями при лечении из-запобочного эффекта препаратов – только бы избавиться от ужаса и муки шизофрении. Я думаю, вселечащие шизофрению, пользуясь методами семейной терапии, включая Джея и Клу,обещают больше, чем способны исполнить. Это безответственно – внушать людям ложную надежду,обрекая их на разочарование и крушение иллюзий".

"Психотерапевты должны утешать пациентов иподавлять в них ужас и муку, – вот убеждение Маданес. – Неэтично не подавать надеждутем, кто еще жив. Вызывать у людей необратимые нарушения нервной системы врезультате лечения нежелательно".

"Почерк" Маданес-психотерапевта всегдаузнаваем – онаспособна обнаружить нежные чувства к семье, живущей в настоящем кошмаре.Маданес писала в 1986 г.: "Любовь – такое сложное чувство; из любви вы иногда причиняете боль себеили тем, кого любите... Дочь попытается покончить с собой, чтобы ее угнетеннаямать встряхнулась и проявила заботу о ней, а тем самым справилась бы и со своейдепрессией. Насилие тоже может служить способом добиться любви или проявитьее".

Терапия Маданес внушает веру в мир,исполненный благожелательности, где каждый из нас огражден от суровости жизниблизкими, которые их чувствуют почти телепатически и готовы пожертвовать собой,если их семье в этой жизни станет хотя бы чуточку легче.

Главная идея, которой Маданес обогатилатеорию семейной терапии, состоит в том, что большинство симптомов – а также реакция на них членовсемьи – вдействительности только метафоры, зеркально отражающие – и одновременно как в кривомзеркале искажающие –все остальные семейные проблемы, прямое выражение которых непоправимо нарушилобы семейный status quo. Так, по Маданес, что-нибудь совсем "несложное", вроденочного недержания мочи у ребенка, может быть метафорическим отражениемсложностей в постели у отца, а значит, симптом надо рассматривать как попыткуребенка помочь родителям, отвлекая их от других проблем. Следовательно, ипонимать ночное недержание лучше всего, фокусируясь на том, что симптомсосредоточивает внимание матери на проблемах ребенка – а не на своих собственных– и вовлекает отца вобсуждение "постельных" проблем сына, а не своей супружескойневерности.

Там, где другим достаточно "чиркнуть" поповерхности человеческих взаимоотношений, как забьют гейзеры лжи и тирании,Маданес, обращаясь к своей терапии, обычно обнаруживает родники чистейшихчувств.

Среди семейных терапевтов Маданес– прежде всегоавторитет в области... притворства, "обманных" приемов, прибегая к которым онадает установки членам семьи действовать так, будто их симптомы существуют"понарошку", а остальные в семье обязаны подыгрывать. Маданес поясняет:"Психотерапевт может побудить ребенка притвориться, что у него симптом.Родителей побуждают помогать ребенку в его притворстве, что симптомненастоящий. Таким образом, ситуация непременно обернется игрой, выдумкой. Икогда последовательность совместных действий будет маркирована так: "Тутвыдумка", –участникам уже трудно вернуться в рамки с пометкой: "Тут правда".

Одним из первых случаев, когда Маданесиспользовала тактику "притворства", была история с десятилетнимпуэрто-риканским мальчиком, которого мучили ночные кошмары. Маданеспредположила, что страхи мальчика происходили от тревоги, мучившей его мать."Она потеряла двоих мужей, жила в бедности, не говорила на английском иподдерживала отношения с мужчиной, которые нужно было скрывать ото всех(особенно от службы социальных проблем), хотя он являлся отцом ееребенка".

Маданес разработала сценарий игры, покоторому на мать нападет злоумышленник (его роль досталась одной из дочерейэтой женщины). Задача мальчика была прийти на помощь матери. "У семьи возниклитрудности с инсценировкой, – пишет Маданес, – потому что мать расправлялась с невсамделишным злодеем еще дотого, как сын поспевал на выручку... А неудача с "правильной игрой" по сценариюуказывала на то, что мать сильная и может постоять за себя, что ей не нужнасыновняя защита... Ночные кошмары у мальчика больше неповторялись".

Маданес отличает умение "включать" втерапевтическую "игру" щедрых на любовь к близким детей – особенно в случаях, еслиродители жестокие, нерадивые, если они наркоманы или серьезно больные люди.Дерзко обыгрывая традиционный у семейных терапевтов прием поддержания иерархиив семье, с обязательным побуждением родителей к проявлению власти, Маданесразработала стратегию, в соответствии с которой дети берут на себяответственность за родителей.

Маданес использует этот подход в случаях, откоторых большинство психотерапевтов отказывается. Например, у нее была мать счетырьмя детьми, которая не раз доставляла хлопоты службе общественногопорядка. В прошлом наркоманка, женщина сделалась фанатично религиозной– просто святошей.Однако ее дети-нечестивцы оставались грозой квартала. Ее семилетние близнецыстрадали энкопрезом (недержанием кала) и забавлялись тем, что запихивали своиэкскременты по щелям в стенах квартиры, мочились в окно, соревнуясь, чья струяпопадет дальше. Постоянно устраивали поджоги в доме, однажды подожгли фургон наулице. И даже пытались сжечь младенца в колыбельке. Подозревали, что матьжестоко обращалась с детьми. У Роберта, более агрессивного из близнецов, еще вомладенчестве было обнаружено повреждение черепа.

Маданес подбирала ключ к этой семье так,чтобы оперировать "любовью, а не насилием и устрашением". По ее мнению, этусемью нельзя было считать неуправляемой, просто здесь дети по-своемупозаботились о матери, создав ей такие трудности, что для нее самой уже нетребовался надзор со стороны блюстителей порядка.

Видеозапись первого сеанса с этой семьейМаданес часто демонстрирует на своих семинарах. Вот мнение одного из семейныхтерапевтов, видевшего пленку: "Я всегда думал, что "стратегическая"психотерапия –механическое занятие, исключающее эмоции. Я посмотрел на этот случай в записи ибыл потрясен. Случай заставил меня переменить свой взгляд, и я понял, чтоМаданес обращалась к резервам любви в семье".

Главную интервенцию на этом первом сеансепсихотерапевт провела после того, как посочувствовала матери, которой"достались" такие трудные дети, и выразила восхищение ее готовностью всегдаобъясняться с детьми начистоту. Потом психотерапевт обернулась к семилетнемуРоберту, который больше всех мутил воду в семье, и сказала ему, чтобы он"крепко обнял мать и поцеловал". Роберт усердно обнимал и целовал ее, а егопятилетний братишка крутился рядом и все хотел вытереть слезы на материномлице. Психотерапевт отстранила младшего и велела Роберту вытереть матери глазаи сказать: "Я позабочусь о тебе. Обещаю, я позабочусь о тебе. Я обещаю, мама, яобещаю, я позабочусь о тебе". Ребенок повторил "подсказку" психотерапевта совсей нежностью, на которую был способен, и несколько минут не выпускал мать,обнимал, а она ласкала его.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.