WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 37 |

Слава Витакера возросла в 1978 г., когдаАугустус Нейпир выпустил книгу, рассказывающую о семье, которую лечил Витакер,– "Испытание семьей",распроданную общим тиражом 100 тыс. экземпляров.

В 1982 г. Витакер оставил Висконсинскийуниверситет. Не считая двух продолжительных сроков сотрудничества в Детскойконсультативной клинике в Филадельфии, с тех пор он устраивает только семинары– ездит по свету.Впрочем, сегодня он все больше времени проводит у себя дома – на пяти акрах земли, граничащихс озером, в поселке, до которого полчаса езды от Милуоки.

Вот портрет Карла Витакера "кисти" ФрэнкаПиттмана: "Мастер искуснее проводит психотерапию, чем объясняет ее. Когда любойиз нас берется объяснять свой подход, мы выделяем вещи, которые специальноразрабатывали, и можем упустить из виду то, что нам дается без усилий". Многиенаходят, что Витакер меньше увлекает рассказом о своей психотерапии, чемзрелищем самой работы. У него есть слабость – предлагать глобальные обобщения,расплывчатые, отдающие мистикой пояснения. В контексте того, что мы узнали запоследние сорок лет, поэтически расцвеченным образом покажется, например,утверждение Витакера, что шизофреник – это некий святой безумец,протестующий против стерильного конформизма общества. И опять же "кудрявыйросчерк" мы увидим там, где Витакер уверяет, будто все происходящее в семье– вплоть доотсутствия кого-то из членов семьи на сеансе – есть способ выражения некой, поВитакеру, "Великой Системы".

В "Испытании семьей" читаем вот такой пассаж– об отсутствиисына-подростка на сеансе: "Неосознаваемая житейская мудрость диктовала семьеоставить Дона дома и испытать психотерапевтов. Что мы решим – в полном ли составе семья переднами Может, мы сдадимся, капитулируем, если они не приведут Дона ссобой"

Когда Витакер говорит о семье, похоже, онописывает некий таинственный, "надындивидуальный" организм. Все происходящее всемье объясняется "решением" семьи: быть по сему... Его взгляд набессознательные движения семейного "организма" страдает той же расплывчатостью,которая вызывала широкое неудовольствие психоанализом. И притязание нанепогрешимость в нем такое же, как то, что скомпрометировалопсихоанализ.

Вклад Карла Витакера в семейную терапию– не в сфере четковыстроенных теорий. Он предлагает просто способ работать с людьми, которыйвосхищает даже тех, кому не помогли его разъяснения применяемых методов. ПоВитакеру, в основе успеха терапии – особая "двойная связь", к которой он подводит семью. Он дает,казалось бы, невыполнимое указание семье – "самоорганизоваться", а затем,отказываясь открыто направлять их, утверждая, что его не заботит перемена,создает для семейного "организма" возможность самопроизвольного превращения.Происходит странная битва, в которой задача Витакера – сохранить свой творческий"перевес" над семьей в ее попытках "организовать" и его.

"Карл воюет с каждой семьей, которую видит,– говорит Гас Нейпир.– В противоборстверешается вопрос, смогут ли они "втянуть" его, свести до своего подобия. Этовсегда очень личная борьба – и он не будет прибегать к профессиональным "приемам", чтобыотбиваться".

В лишенном четких ориентиров "пространстве"психотерапии, которое создает вокруг себя Витакер, семья вынуждена взятьинициативу в свои руки, если вступила с ним в контакт. Сальвадор Минухин назвалвитакеровский стиль работы "пассивным подчинением, возведенным на уровеньклинического искусства". Когда люди обращаются в послушных "мальчиков идевочек", понимающих наконец, что от них хотят, Витакер отходит на задний план.Он не доверяет "вынужденной" перемене. Его пациенты должны изменитьсясами.

Много ли семей согласится пройти особоеиспытание, предлагаемое Витакером Среди его клиентов немало тех, кто сампроводит психотерапию, и они принимают Витакера охотнее, чем просто широкиеслои непрофессионального населения. Повстречавшиеся с ним в Детскойконсультативной клинике в Филадельфии семьи из местных редко отваживалисьповторить дезориентирующий опыт, который узнали в общении с этим странным"целителем душ".

Витакер не советует психотерапевтам подражатьему. Более чем с кем бы то ни было из хорошо известных психотерапевтов, вслучае с Витакером трудно отделить профессиональные приемы от личностиврачевателя. Разумеется, совсем не просто для психотерапевтов в большинствемедицинских учреждений найти оправдание терапии, которая строится по принципу:любой сеанс, возможно, последний. Занимающимся частной практикой,заинтересованным в постоянной клиентуре, тоже нецелесообразно брать Витакера заобразец.

Тому, кто верен ему, Витакер предлагаетнеобычную, эпатирующую терапию. Но откуда у него приверженцы Несмотря наутверждение, что результат терапии для него безразличен, что его главная задача– собственный рост,Витакер проявляет сострадание, перечеркивающее его сарказм и шутовствовеликовозрастного "дрянного мальчишки". "Витакер всегда обращается в глубьсебя, чтобы понять, о чем говорит другой человек, – замечает аргентинскийпсихотерапевт Нидиа Маданес, недавно приглашавшая Витакера в Аргентину провестисеминар. – Вы никогдане почувствуете его над собой. Он позволяет вам быть рядом".

При всем нарочитом выпячивании своейхрупкости и озабоченности собственной персоной, есть в терапии Витакераэмоциональная надежность. "Когда большинство принимается за терапию, они думаюто другом, – говоритдавний друг Витакера Милтон Миллер. – Например, они думают, как быпациент не пожаловался на них, не стал бы их ругать или – любить. Но с Витакером все нетак. Он отдается работе без обычных у психотерапевтов страхов и оговорок. Егоне смущает возможность показаться нелепым. Он как бы внушает: "Я готов на все,раз я здесь". И он действительно все вынесет".

Инт.: На первый взгляд кажется странным, чточеловек, столь известный нарушением правил "хорошего тона" в психотерапии, могстать такой уважаемой фигурой среди профессионалов-психотерапевтов. Вы никогдане задумывались, как достигли положения респектабельного семейноготерапевта

В.: Постоянно спрашиваю себя об этом, но ненахожу ответа. Кажется, тот парень, которого представляют участникам всех этихсеминаров, не имеет ко мне никакого отношения. Иногда удивляюсь, почему "его"приглашают в одно и то же место дважды. Он же каждый раз повторяется. Ноподозреваю, что большинство людей так заорганизованы, так стиснуты рамками"надо" и "должно", что от моего псевдобезумия люди заражаются свободой и ужесами могут быть чуть безумнее, чуть больше полагаются на собственнуюинтуицию.

Другая причина в том, что в действительностия – пациент на своихсеминарах. Забавно, но мои выступления – это свободный поток"ассоциаций": что ни придет в голову, я выдаю и нисколько не беспокоюсь обответственности. Никогда не заглядываю в свои записи. Люди видят, какпробуждает энергию во мне вот такая исходящая от публики терапия, и в этом естьчто-то, что их берет за живое.

Инт.: А еще вы притягиваете тем, что говоритенемало приятного для слуха психотерапевтов, хотя кое в чем можно и усомниться:например, в том, что забота о себе – на первом месте, лечениепациента – на втором.И что психотерапевту следует больше полагаться на интуицию. Вы частоповторяете: если сеанс живителен и удовлетворяет психотерапевта, пациенту отнего будет польза.

В.: Ну, людей научили думать, что во всемэтом нет правды. Нам внушили, что мы обладаем какой-то магической силой. Мы всеживем с иллюзией, что нас оторвали от матери и теперь мы должны так обустроитьмир, чтобы мать вознеслась на небо за свою непорочность.

Инт.: Забавно. Но что касается психотерапии:пусть мы и переводим такое понятие, как "трансфер"16 в разряд низших– на уровеньотношений психотерапевта с пациентом, – однако некоторые выдающиесяпредставители этой области пробуждают фантазию подозрительно похожим намеханизм трансфера образом. Вам хорошо знакомо чувство причастности квоображаемому "измерению" психотерапии 1

В.: На самом деле – нет. Я получаю многоприглашений, многим людям хочется коснуться меня, но я не принимаю это всерьез.Кажется, будто там два Витакера: один – тот, которого они видят, другой– янастоящий.

Инт.: И какого из них вы не принимаетевсерьез

В.: Ученого мужа, знающего ответы на вопросы,над которыми они бьются. А настоящий я – это деревенский парнишка, и онне понимает, почему люди считают его таким умником, когда он все такой жепростак.

Инт.: И как вы выкручиваетесь, когда к вамобращаются так, будто вы – ученейший из мужей

В.: Обычно я смущаюсь, устраняюсь. Мнекажется, так же было с Мэрилин Монро, когда люди, видя в ней секс-бомбу,пытались вести себя с Мэрилин соответственно. Вы оцените это. Но вас манятпальцем, а вы не можете "купиться", ведь тогда вы умножите иллюзии, которых улюдей и без того полно.

Инт.: Некоторые считают вашу работутворчеством в истинном смысле слова, но есть и такое мнение: все – от недисциплинированности,Витакер – человек спричудами. Вы наверняка ощущали противоположное отношение к себе. Как выреагируете, когда вас не принимают

В.: Я думаю что прошел эту подготовку еще в40-50-е годы в Атланте – с Томасом Малоуном и Джоном Уоркентином. Мы двадцать летдержались вместе, сначала – на кафедре психиатрии в Эмори, потом – занимаясь частной практикой.Когда только начали "бунтовать" против традиций и выпустили "Корнипсихотерапии", профессионалы подняли страшный вой. Мы выступали на встречах повсей стране, и везде на нас нападали. Люди говорили, что нам срочно надо кпсихоаналитику, что мы не в своем уме... Требовали запретить таким практику– и точка. Тогда мыобычно спасались в Атланте, жались друг к другу. Там до нас не достали бы– далеко. Создатьподобную группу где-нибудь в Нью-Йорке или в Филадельфии было бы невозможно,потому что всегда эта опасность вторжения извне, всегда эта паранойя: собратьяпо профессии вот-вот отловят. А у нас – иначе. Как ни странно, у нассложилась секта без гуру. Я, конечно же, не был гуру. Можно сказать, что мы всебыли гуру.

Инт.: Слушая, как вы говорите про вашуизоляцию, я вспоминаю Милтона Эриксона и его путь к профессиональномусамоутверждению. Впрочем, он не знал такой поддержки, какую знали вы– в тесно сплоченнойгруппе. Что скажете о своей терапии по сравнению с эриксоновской

В.: Он творил чудеса, а я, насколько могусудить, никогда не владел гипнозом. Недавно, впрочем, мне говорили, что ягипнотизирую людей, но я просто не верю в это. Хотя это возможно... Как бы тони было, я думаю, Эриксон размышлял о том, что он делает, куда больше меня. Ятолько пять – десятьпоследних лет пытаюсь всерьез разобраться в том, что же я делаю. А раньше мнебыло интереснее просто переживать то, что делаю, а не объяснять. Я предполагаю,что Эриксон обдумывал наперед, что он сделает, а потом делал. Я же обычно делаючто-то, а потом или хвалю себя, или ругаю.

Инт.: В противоположность Эриксону,известному своей изобретательностью, которая позволяла ему находить ключ клюбому пациенту, вы фактически вынуждаете семью следовать за вами. Вы в самомначале ставите условия, отстраняетесь от многих возможных клиентов. Вы ни прикаких обстоятельствах не будете встречаться ни с кем в отдельности, а только совсей семьей, если они появятся у вас во всей своей "критической" массе– включая дедушек,бабушек, бывших жен и даже психотерапевтов, прежде работавших с семьей. Выназываете это "сражением за структуру". Почему победа в этом сражении так важнадля вас

В.: Стараюсь собрать как можно больше людей,очевидно, по причине моей беспомощности, потому что мне нужно совещаться сними. Чем больше людей соберется, тем больше вероятность, что что-топроизойдет. Первый сеанс – ознакомительный. Я провожу его, чтобы увериться, что буду лечитьих. Я не пойду на их предложения. Если они отказываются привести всех, кто мненужен для работы, я отказываюсь встречаться с ними. Я настаиваю, чтобы менявыбрала в тренеры вся команда, а не кто-то один, кому я пришелся повкусу.

Инт.: Допустим, вы выиграли сражение заструктуру. Что потом

В.: Когда семья собралась и я принял на себявременные обязанности их приемного родителя, задача состоит в том, чтобысделать систему единой. Я всегда отталкиваюсь от мысли, что брак – это когда два козла отпущения изразных семей сходятся вместе. "Его" отправили из родной семьи, чтобы "он"воспроизвел их, "ее" отправили из ее родной семьи за тем же, а война идет из-затого, чьей семье быть воспроизведенной. Вот здесь я и ускоряю события. Причем яубежден, что все члены семьи связаны с этой парой, и дети тоже должныучаствовать.

Необходимо "втянуть в игру" отца, тогдачто-нибудь произойдет. Поэтому мой первый шаг – поработать с ним, чтобы он непокинул мой кабинет, думая, будто я не разбираюсь в жизни, а вот онразбирается. Но втягивая отца, я должен позаботиться, чтобы мать оставаласьневовлеченной, иначе – если она захватит инициативу, – отец ускользнет. Поэтому яоставляю за ней последнее слово: "Мама, у вас право все опровергнуть, когдакаждый расскажет, что там у вас в семье происходит". Если я хочу добиться чегохочу, я буду отрицать отдельную личность, я буду отрицать промежуточные группы,я буду подталкивать семью стать единым целым.

Поэтому я попрошу отца: "Расскажите мне, изкакой вы семьи".

Он: Что вы имеете в виду Дурацкий вопрос.Зачем это вам

Я: Видите ли, если я спрошу вас про "Грин-БейПэкерз"17, вы расскажете мне про команду. Про тренера вам не обязательноговорить.

Я же хочу знать про вашу команду.

Потом, если с историей мы разберемся и ясоберу достаточно сведений о семье, я сделаю второй шаг в исследовании и спрошуотца: "Что бывает, когда ваши жена и дочь не поладили между собой" Такимспособом я добьюсь, что каждый в этой семье узнает, какие у них треугольники,двойки и прочие коалиции. "Что бывает, – спрошу я отца, – когда все ваши женщиныобъединяются против вас"

Инт.: Сначала вы затеваете разговор в семьепро все три поколения, а потом переводите речь на коалиции в семье

В.: Да. И стараюсь, чтобы никто нерассказывал только о себе самом. Трудно удерживаться от таких вопросов, так какя их задавал все эти годы. Но я считаю, что если смогу блокировать рассказыкаждого члена семьи о себе самом, то каждый увидит свою семью другими глазами.На первом сеансе я пытаюсь собрать сведения об истории семьи. Стремлюсьустановить контакт с теми, кто мне эмоционально близок, особенно с маленькимидетьми. И завершаю сеанс. Это еще один рычаг воздействия. "Позабавились ихватит, мне надо работать". И всегда стараюсь уклоняться от второйвстречи.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.