WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 37 |

Многие согласны признать заслуги Заца вразработке философских основ психотерапевтической практики, однако усомнятся втом, что он смог подсказать какой-то "верный" способ в будничном деле помощилюдям, переживающим трудности. "Я думаю, его авторитет был велик, когда речьшла о принудительном лечении, о том, чтобы, не неся ответственности, упрятатьчеловека в больницу, – говорит Джей Хейли. – Но считаю, что он мало знает о психотерапевтическойпрактике".

Э. Фуллер Торри также оспаривает практическуюценность работ Заца. "Я высоко ценю сделанное Томом во многих областяхпсихиатрии. Но что до шизофрении, я думаю, он не понимает болезнь и неосведомлен об исследованиях, ясно доказывающих: шизофрения – болезнь мозга. Психиатриясегодня приближается к биологическому истолкованию душевных расстройств, азначит его взгляд уже неуместен и устарел".

Кажется, отчасти задачей Заца в егопрофессиональной среде всегда было побуждать людей к спору с ним. Оценивая егопуть ученого, приходится удивляться упорству, с каким Зац в одиночку вел битвыи добивался уважения к своей точке зрения – изначально отвергаемой заэкстравагантность.

"Положение Заца в психиатрии значительнопеременилось с годами, – отмечает Ричард Ватц, издатель избранных трудов Заца.– Его уже не называют"радикалом Зацем". Не считают экстремистом или еретиком".

Несмотря на разногласия, Торри говорит оЗаце: "За последние двадцать пять лет он один, возможно, больше воздействовална все направления американской психиатрии, чем кто-то еще".

Как думает сам Зац "Давайте считать, что явыстоял в большинстве схваток".

В приводимом интервью Зац высказывает свойвзгляд на семейную терапию, рассматривает тенденции в современной психиатрии ивозрастающее влияние различных сил, которые формируют, как он выражается,"терапевтическое государство".

Инт.: Ваше возмущение творящимся под именем"терапии" у всех в памяти. Но мне кажется, вы никогда не подвергалиспециальному анализу семейную терапию. Как вы считаете, практикующие в семейнойтерапии попадаются в те же ловушки, если речь об истине, морали, что и прочиепсихотерапевты, которых вы неустанно обличали

З.: Должен признаться, семейная терапия меняне увлекает. Когда вы читаете Боуэна, Хейли, Минухина, представляющих семейнуютерапию, то видите, что им нравится вмешиваться в чужую жизнь. Они, кажется,знают, как следует жить этой паре или той семье.

Инт.: Есть ли, по-вашему, у них теория попроблемам семьи и метод, применяя который они могли бы помочьсемье

З.: Я бы не назвал это "теорией". У химиков ифизиков теории есть. Теория – нечто такое, что можно изложить на бумаге – в статье или в книге,– чтобы люди прочли ипоступили с ней, как сами захотят. Однако сообщать людям теории не значитпроводить "терапию". Чем владеют семейные терапевты Не теориями, нокрасноречием и ценностной ориентацией. Я хочу сказать, что они более или менеесведущи в том, как заставить человека изменить свое поведение, и придерживаютсяопределенных убеждений относительно желательного или, наоборот, нежелательногоповедения. Терапевт –тот же пастырь, который предостерегает от прелюбодеяния, тот же вещательрекламы, призывающий покупать мыло "Айвори". Я ничего не имею против. Людивсегда этим занимались. А возражаю я, когда это выдают за науку, называя"терапией". Психотерапевты притворяются, будто у них нет ценностной ориентации,будто они не предлагают правил хорошего – в отличие от дурного– поведения, чтопросто помогают "оздоровить" семью. Какая нелепость!

Мне также не нравится покровительственноеотношение многих психотерапевтов к пациентам. Не нравится, например, что ониубеждены, будто незачем обсуждать план действий с пациентами, можно простообманным маневром изменить поведение пациентов в сторону "желательного". Ненравится то, что людей лишают ответственности – или освобождают отответственности – зажизнь... пусть даже они сами просят об этом.

Инт.: Если, по-вашему, семейная терапиябольше религия, чем наука, то какого рода религия

З.: У семейной терапии много наименований.Ситуация с семейной терапией сегодня очень напоминает ситуацию с психоанализом,когда последняя форма "терапии" была в моде. Каждый выдающийся психоаналитикстарался обратить людей в свою веру, утверждая, что только он способен кистинной терапии. Сегодня каждый выдающийся семейный терапевт делает то жесамое. Это как с проповедниками-протестантами: каждый основывает свою церковь,и вот вам лютеране, кальвинисты, методисты, пресвитериане, англиканцы,баптисты. Вот вам фрейдисты, юнгианцы, адлерианцы, ранкианцы, райхианцы,фроммианцы. Таким же образом обстоит дело с семейными терапевтами – разве что они пока не стольшироко развернулись.

Инт.: Но вы, конечно, и сами вербуетесторонников в течение уже двадцати пяти лет. Можно даже сказать, прозелитизм– ваше постоянноезанятие. Я имею в виду то, что вы регулярно выступаете с лекциями по всейстране, публикуете множество статей, книг. Сегодня, наверное, существуетоснованная в пику консерваторам индустрия Томаса Заца

З.: Я вижу это иначе. Впрочем, в одном выправы: я тоже стремлюсь влиять на людей. Любой, кто старается осмыслитьположение человека, неизбежно будет влиять на людей. Таковы правила игры. Ноесли прозелитизм –всегда влияние, то влияние – не всегда прозелитизм. Понятие "прозелитизм" подразумевает типотношений "вождь –последователи", ситуацию, когда некто прилагает усилия, чтобы инспирироватьобщественное движение – если не склоняет приобщиться к уже существующему движению, какмиссионер – кпризнанной церкви.

Я приведу вам пример влияния, свободного отпрозелитизма. Вольтер стремился к влиянию. Но опирался ли он на организацию,подобную римской католической церкви Нет. Опирался ли на индустрию, подобнуютой, которую являет собой американский психоанализ Нет. Вы можете сказать, чтоу Лютера, устоявшего в противоборстве с папой, возникла своя "индустрия". Как иу Кальвина. Но у Вольтера, хотя он располагал огромным влиянием, никакой"индустрии" не было.

И у меня нет. Я не пытаюсь зародить"зацианское движение". Да, люди иногда говорят о "зацианской психиатрии". Здесья ничего не могу поделать.

К чему я все это разбираю Чтобы решитьвопрос о схожести и отличиях между индустрией блюстителей душевного здоровья имоим предприятием. Я бы подчеркнул отличия. Вы не заработаете денег, если вы"зацианец", никаких должностей или стипендий не получите. Что было бы, если бымножество психиатров, психологов приняли мои идеи Они отказались бы отпсихиатрической диагностики и тестирования, остерегались бы лишать людейгражданской свободы, но также – оправдывать преступников по причине их "невменяемости",отказывались бы от гонораров за "психотерапию", установленных для третьейстороны. Тогда что осталось бы от психиатрии Мало что осталось бы. Что былобы, если бы за психиатрическую помощь, за "врачевание души" потребитель платилнепосредственно, как за кочан салата или за бутылку мартини (а я считаю, тутесть свой резон) Осмелюсь сказать, большинство психологов, психиатров изанятых в сфере социальных проблем стали бы безработными.

Инт.: Зацианская психиатрия – дело неприбыльное, однако выотчасти зарабатываете на хлеб как психиатр. Вы очень критично настроены кпсихотерапии и ее формам, но тем не менее люди идут к вам со своими проблемами,и вы каким-то образом помогаете их разрешить. К чему именно вы обращаетесь всвоей практике и как вам удается удерживаться от "вмешательства" в чужуюжизнь

З.: У меня всегда одна цель – стараюсь помочь пришедшему комне человеку обрести способность лучше распоряжаться собственной жизнью. Всущности, следуя личным принципам Фрейда, Сократа, Шекспира."Непроанализированную жизнь не стоит жить". "Своему "я" будь верен". Клиентвместе со мной занят тем, что рассматривает свою жизнь, пытается разобраться вней и особенно –понять, почему делает то, что он делает.

Фрейд был прав, подчеркивая, что, покачеловек не понимает, о чем сигнализирует "симптом" (или, скорее, нежелательноеповедение), он не сумеет сознательно изменить его. Что касается верности своему"я", мне думается, есть важная предшествующая этому задача, с которойбольшинство не в силах справиться, а именно – придать своему "я" такую форму,чтобы сохранялась потребность быть верным этому "я".

Возможно, я выразился несколько общо.Добавлю, что, делая свое дело, я исхожу из двух посылок. Первая – всякий человек и, конечно,всякий пришедший ко мне человек является носителем морали со свободами иобязательствами носителей морали. Вторая посылка – всякий человек реально илипотенциально находится в конфликте с окружающими людьми, особенно с людьми,занимающими в его жизни большое место.

Дело клиента – привести в равновесие стремлениек автономности и независимости с потребностью в близости и неизбежнойзависимостью от других людей; примирить эти разнонаправленные потребностиневозможно без соответствующих компромиссов. Мое дело как психотерапевта– помочь человеку,который пришел ко мне, который платит мне, которому я обязан гарантироватьконфиденциальность. Если я в роли психотерапевта, будучи vis-a-vis7 с клиентом,делаю что-то во вред его жене или его детям, или его работодателю, это оченьплохо. Совершаемое мною в данном случае может как повредить им всем, там иоказаться полезным. В любом случае, я вижу свою роль в том, чтобы помочьчеловеку, потенциально находящемуся в антагонизме с другими, но помогаю какадвокат при бракоразводном процессе, поддерживающий ту или инуюсторону.

Разумеется, я свободен решать, буду с кем-тоработать или нет. Но если я принял человека как клиента или пациента, мое дело– защищать егоинтересы, а не чьи-то еще. Хотелось бы думать, что это прямо вытекает изконцепции индивидуальной терапии... подчеркиваю, индивидуальной. Но я знаю, чтотак бывает далеко не всегда, ведь психотерапевты, включая психоаналитиков,лицемерят, уверяя, что действуют как агенты пациента.

Инт.: Не расскажете ли подробнее о том, каквы действуете в роли психотерапевта Мне известно, что вы весьма критическиотзывались о разбирательстве дела Хинкли. Согласились бы вы помочь, если бы квам на прием явился такой Хинкли

З.: Не уверен, что смогу ответить на этотвопрос. И зачем Хинкли, т. е. Джон Хинкли-младший, пришел бы ко мне Он неиспытывал потребности побывать у психотерапевта, он хотел видеть ДжудиФостер.

Инт.: Но разве вы никогда не сталкивались смолодыми людьми, похожими на Хинкли

З.: Давайте я объясню, как бы я вел себя втакой ситуации. Привычный сценарий таков: мистер Хинкли звонит – моя секретарша снимает трубку.Он говорит: "Я хотел бы записать сына на прием к доктору Зацу. Когда этовозможно" Секретарша в соответствии с указаниями отвечает: "Доктор Зац самназначает встречи. Будете говорить с доктором" Он: "О'кей". Тогда я берутрубку, если свободен, или, если занят, звоню ему, когда освобожусь. Онговорит: "Доктор Зац, у моего сына проблемы. Когда вы смогли бы принять его"На что я: "Пожалуйста, расскажите немного, что за проблемы. Я могу уделить вамнесколько минут по телефону". Отец описывает, и тогда я говорю: "Не похоже, чтоваш сын хочет побывать у психиатра". Отец: "Вы правы, но он готов прийти". Яговорю: "О'кей, если он готов, я буду рад обсудить это. Пожалуйста, передайтеему, пусть позвонит мне. И обратите внимание, прошу вас, что я принимаю изсемьи лишь одного человека. Если придет ваш сын, я буду работать с ним и толькос ним. А еще я в тактичной форме ясно даю понять, что не стану обсуждать"случай" его сына с ним или с кем бы то ни было.

Инт.: Мне представляется, на таких условияхсын придет к вам раз – если вообще придет, – но дальше откажется. А приходит кто-то из родителей

З.: Более чем вероятно, сын никогда непозвонит, но кто-то из родителей иногда звонит и приходит. Тогда мы, т. е. отецили мать "идентифицированного пациента" и я, иногда начинаем очень продуктивноработать, пытаясь разрешить испытываемую отцом или матерью двойственностьчувств по отношению к сыну или дочери, разобраться в трудностях родительскогоположения. Опять же я буду апеллировать к моральному началу – к свободе и ответственности,которыми облечен человек, сидящий передо мной.

Позвольте, я проиллюстрирую свою мысль. Ямогу спросить отца (если у нас случай a la Хинкли): почему он не выскажет сынувсе, что о нем думает Почему поддерживает его Почему не откажет ему вматериальной и личной поддержке

С другой стороны, я предложу обсудитьморальный и практический смысл отцовской поддержки. На что отец тратится Вслучае Хинкли, как я понял, его отец "сидел" примерно на полумиллионе долларов,принадлежавших сыну, – распоряжался деньгами как доверительной собственностьюсына.

Иными словами, я бы обсудил с отцомвозможности помимо "умалишения" сына, т. е. попытки добиться признания сынанедееспособным и упрятать его в психиатрическую больницу. Я бы сказал мистеруХинкли-старшему: почему бы не отдать сыну деньги и не послать его... в Канн илиГонолулу покутить на славу Почему бы не объявить сыну: делай, что хочешь, но вродной дом вернешься, когда семья, которую ты позоришь, сможет гордитьсятобой

Инт.: Практикующему семейному терапевтуоказаться в такой ситуации очень невыгодно. Не побоитесь, что ваша работа сотцом пойдет насмарку – ведь решения принимаются, не учитывая мнения матери

З.: Вы не разобрались. Я ничего не пытаюсьдобиться. Я лишь открываю человеку, с которым говорю (отцу в семье и мужу), очем ему можно поразмыслить, какой у него выбор. Я смотрю на дело как на обменинформацией. Он мне сообщает о чем-то, я – ему. Это как в ресторане, где выскажете человеку: здесь вам не нужно выбирать между гамбургером и жаренойкурицей (в нашем случае: между психушкой для "пациента" и привычным бизнесом)– здесь столько всегов меню!

Инт.: Поэтому вы, наверное, и считаете, чтотерапия – "одинразговор"

З.: Да, при условии, что "разговором" терапияи ограничивается. Не следует смешивать разные программы: "один разговор" и,например, "перевоспитание блудного сына", вроде Джона Хинкли-младшего; или же"один разговор" и продажу журналов. Мы – вы и я – тоже ведем разговор. Но ведяразговор с вами, я не ставлю цель способствовать распространению вашегожурнала. Вы – можетеисходить из этой цели. По мне – все о'кей. Это ваше дело. Мое дело – сказать вам, что я думаю о техвещах, о которых вы меня спрашиваете. Для меня – это способ донести до публикимои идеи. У меня нет никакой другой программы. Если вашей жене не понравитсяинтервью, когда она прочтет его опубликованным, – что ж, ваши трудности, какговорят. Я –всерьез.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.