WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 37 |

Такого рода вопросы уже пять лет поднимаютБетти Картер, Олга Силверштайн, Пегги Пэпп и Мэрианн Уолтерз, четыреорганизатора "Женского проекта" в семейной терапии. Было бы проще игнорировать"Женский проект" –конференции и монографии, подвергающие критике существующую практику семейнойтерапии; организаторы движения не были клиницистами и педагогами, широкоизвестными за пределами своей страны, устроителями популярнейшихсеминаров.

Бетти Картер, соредактор издания "Жизньсемьи" (The Family Life Cycle), директор Института семьи в Уэст-Честере,получила признание за вклад в развитие теории систем Боуэна. Пегги Пэпп и ОлгаСилверштайн –знаменитые специалисты-практики в области "короткой" терапии по методу Майлана,разработанной Нью-Йоркским институтом Акермана. Мэрианн Уолтерз, в настоящеевремя директор Центра семейной терапии в Вашингтоне, штат Колумбия,– ведущийспециалист-практик и педагог в области структурной семейнойтерапии.

В предлагаемом интервью Картер, Пэпп,Силверштайн и Уолтерз рассказывают о "Женском проекте" и об опыте приложенияидей феминизма к практике семейной терапии.

Инт.: О чем я хорошо осведомлен, так это озаслуге "Женского проекта" в соединении идеологии феминизма с широкой практикойсемейной терапии. С чего все началось

Уолтерз: На взлете феминистского движения, всередине 70-х годов, я была директором Учебного центра семейной терапии приДетской консультативной клинике в Филадельфии. В то время всего две-три женщинызанимали административные должности в консультации; большинство женщин– штатных сотрудниковпросили меня организовать группы, где бы они могли "подтянуться" – разобраться, что может женщина,практикующая в семейной терапии. Какие вопросы они задавали Почему я не"берусь" за мужчин... Что влечет за собой критика женщиной мужчины – главы семьи... Почему обычнопсихотерапевты, работающие с семьями, "атакуют" женщину и добиваются перемен всемейном микроклимате за счет женщины... Как отражается наше фактическоеустранение от власти в собственной "системе" на нашей профессиональнойдеятельности в качестве семейного терапевта...

Картер: Потом, кажется, в 1979 г., Мэрианнпригласила Пегги, Олгу и меня вместе с ней провести в ее консультации семинар"Женщины, работающие в семейной терапии". Мы собрались вчетвером, и я, помню,не могла отделаться от чувства, что затеваем что-то сомнительное. Мы всеиспытывали определенную тревогу.

Пэпп: Мы отдавали себе отчет, что отстраняемколлег-мужчин. И держались настороже.

Инт.: Это почему же Что думали о вашей затееколлеги

Силверштайн: Тогда, как и сейчас,подразумевалось, что мир строится по принципу дополнительности. Нельзя на самомделе брать чью-то сторону. Система есть система... всегда система. Зачем же мыутверждаем, будто у женщин в нашем обществе какие-то особыепроблемы!

Уолтерз: Мы ставили под сомнение некоторыесакраментальные принципы семейной терапии, в особенности идею, что роли ифункции в семье можно рассматривать в социально-политическом вакууме– вне связи с болеешироким контекстом. Мы взглянули на семью как на систему, служащую либоподдержанию, либо отрицанию неравноправия, закрепленного патриархатом. Нашацель была привести семейную терапию туда, откуда видна уже не проблема, но– хотя бы отчасти– еерешение.

Инт.: Когда вы впервые поняли, что многие изработающих в психотерапии разделяют вашу озабоченность положением женщины исостоянием современной семьи

Силверштайн: Мы кое-что записали на пленку напервой, скромной по числу участников конференции, которую проводили вФиладельфии, в Детской консультативной клинике (присутствовало всего человеквосемьдесят). Мэрианн решила, что нам следует прокрутить эти пленки на съездеортопсихиатров. Нас в программе не было, поэтому мы просто повесили коротенькоеобъявление в холле отеля. Думали, что придет десять человек, но пришло почтипятьсот. Мы не предполагали такого интереса. Мы многому научились у женщин насъезде ортопсихиатров.

Уолтерз: Наше собрание оказалосьпродолжительным. И нам действительно бросили вызов. "Если вы серьезнонастроены, –раздавалось из аудитории, – надо что-то делать, чтобы семейная терапия занялась женскимвопросом. Мы хотим, чтобы вы взяли на себя руководство". Нас взволновал такойглубокий отклик, и мы почувствовали, что получили мандат... нас уполномочилипродолжать дело.

Инт.: Какие из вопросов на том собрании былисамыми важными

Картер: Женщины-психотерапевты говорили, чтоу них нет власти на их рабочих местах. "Как я могу, – говорили они, – сделать то-то и то-то вучреждении, где..." И дальше принимались рассказывать о порядках вучреждении.

Уолтерз: Долго обсуждался вопрос об измененииотведенной женщине роли, дискутировали о том, как отвечать на эту перемену,– и в клинике, исамим женщинам в тех системах, куда они включены: на службе, в семье, вполитике.

Пэпп: Часто раздавался примерно такойнедоуменный возглас: "Как же увязать системный подход в работе и особый женскийвопрос" Но снова и снова звучала варьируемая на все лады фраза: "Почему жесемейная терапия, претендующая на беспристрастность, почти всегда кончаете тем,что перекладывает вину на женщину за любые осложнения с детьми!"

Картер: Кто-то на собрании поинтересовался:"Какой процент занимающихся семейной терапией составляют, по-вашему, женщины"Мы, прикинув, сказали: вероятно, 70--80%. Тогда та же участница спросила:"Какой процент ведущих психотерапевтов, занимающихся семьей, – женщины" Минимум – согласились мы.

Инт.: К тому времени, когда ортопсихиатрысобрались на свой съезд, они уже, думается, имели за плечами опыт семинаров,публичных дискуссий по женскому вопросу, идеи феминизма уже проникли в этусреду. Почему, как вы считаете, вашей четверке удалось привлечь такоевнимание

Картер: Потому что мы делали упор напрактику. Мы касались политики, но главное – старались увязывать идеологию спрактикой.

Инт.: Каким вопросом вас больше всегоозадачили

Картер: Наверное, вот этим – как можно заниматься семейнойтерапией, не становясь защитником патриархальных, консервативных представлений,которые символизирует традиционная семья Иными словами, как можно бытьодновременно феминисткой и работать в семейной терапии

Инт.: Сблизившись друг с другом на почвеженского вопроса, вы сами продолжали работать в прежнем направлении или что-топеременилось

Картер: Помню, я буквально места себе ненаходила два-три дня перед большой конференцией, которую мы устроили после тойвстречи с ортопсихиатрами. Мы ведь договорились, что будем регулярно устраиватьконференции, чтобы распространять наши идеи. На большой конференции– она проводилась вНью-Йорке – ясобиралась представить тему повторных браков. Обычно, если спросить меня отаких семьях, я поведу речь о треугольниках, семейных структурах, томуподобном. Но перед нью-йоркской конференцией я ломала голову: каким образом всеэто увязать с женским вопросом Я поняла, что у меня не получится гладкоговыступления. Я просто не могла соединить мои идеи и клинические наблюдения вубедительное целое, что обычно мне давалось без усилий по любой теме, имеющейотношение к семейной терапии. Я чувствовала, что я только учусь анализироватьпривычный материал новым способом.

Пэпп: Я перед нью-йоркской конференциейвспоминала один случай и неожиданно увидела все в ином свете. К тому времени яуже имела свою пленку, на которой был записан случай семьи с подростком,страдавшим суицидным синдромом; о матери в такой семье обычно говорят– деспотичная,властная. Прежде всякий раз, когда я прокручивала пленку, иллюстрируя темуподросткового периода, аудитория единодушно осуждала мать; считалось, что матьслишком вмешивается, мать – главная проблема семьи. Но готовясь к нью-йоркской конференции, яувидела все иначе. Я поняла, что муж этой женщины, по существу, отсутствовал всемье и что женщина несла целиком и полностью ответственность за ребенка. Этобыла типичная "начальничья жена", сама она никогда не работала и только мечталао том времени, когда муж выйдет на пенсию. А тогда, как они планировали,супруги наконец насладятся жизнью. Планы планами, а муж сменил работу, когда ихребенку исполнилось восемь, и следующие пять лет практически не бывал дома. Чемеще женщине оставалось жить Они с мужем пришли к психотерапевту единственнопотому, что их сын страдал депрессией и склонялся к самоубийству.

Начали заниматься семьей. Муж произвелвпечатление нормального, на редкость рассудительного человека. Когда, по нашемунастоянию, отец взял на себя заботу о ребенке, состояние мальчика намногоулучшилось. А вот его мать оказалась на грани нервного срыва, она рыдала ведьмы отняли у нее ее "работу". Она отступила на задний план – и ее ребенок стал здоровее.Какой ей делать вывод Она навредила своему ребенку... впустую прожита вся еежизнь.

Мы с Олгой долго бились и нашли решение. Мывернулись к тому случаю и сказали матери: "Нам ясно, что это вы... это вашалюбовь, которую вы отдавали своему сыну все эти годы, подготовила нынешнююперемену в нем –когда отец смог уделить мальчику больше внимания. Мы признаем вашу заслугу".Вот как мы поступили. Но мы бы никогда так не сделали, если бы не взглянулишире на положение женщины в семье и ее проблемы.

Силверштайн: Готовясь к той первой большойконференции, я так волновалась, потому что моя тема была очень личной и оченьтрудно было говорить об этом. Сорок два года я прожила в браке с человеком. Язнала, что он будет присутствовать на конференции, а я собиралась сказать многотакого, что никогда не говорила ему. Себе – да... другим женщинам– да, но ему об этихвещах не говорила. Мой муж – из самых ответственных мужчин, которых мне случалось встречать, ая собиралась говорить, что чувствую себя в подчиненном положении в браке,который ему представлялся идеальным. Это был приятнейший, идеальнейший,благостнейший патриархат, но все равно патриархат. Было очень трудно говоритьоб этом. Посреди своего выступления я расплакалась.

Уолтерз: Мне было несколько легче, потому чтоя говорила о матерях-одиночках – да и сама была какое-то время матерью-одиночкой. По своему опытузнаю, что испытывает женщина на руководящей работе, мне хорошо знакомы какнеизбежные компромиссы, связанные с этим положением, так и чувствонравственного и эмоционального удовлетворения. Моей заботой на той первойконференции было сохранить наш деловой союз, а значит – не пасть жертвой соперничества,"междоусобицы", примеры которых мне приходилось наблюдать в нашейпрофессиональной среде. Я хотела доказать, что мы способны руководить, дажевзять разные функции, оставаясь внимательными друг к другу, уважая друг друга.Я считала, что очень важно сберечь нашу крепкую дружбу.

Инт.: Вдобавок к чувству риска, которое выиспытывали как в личном, так и профессиональном плане, мне кажется, вас немогла не волновать ваша позиция "между двух огней".

Картер: Совершенно верно. Мы только гадали, счего начнется. То ли мужчины повскакивают с мест и с воплем: "Ах, вы стервы!"– погонят нас изгорода, то ли радикальные феминистки забросают камнями и гнилыми помидорами"подкупленных баб".

Инт.: Ну, и какова же былареакция

Картер: Наслушались мужчин. На конференцииприсутствовало, кажется, около пятиста женщин и два с лишним десятка мужчин.Как только открылась дискуссия, человек пятнадцать мужчин заговорили разом. Онине вопросы задавали –они произносили речи.

Уолтерз: Смысл большей части которых выражаеткороткая фраза: "Ай да умницы!" Они считали, что облагодетельствовали наспохвалой.

Картер: Да, было очень занятно. Толькопредставьте такую картину: в зале, где четыре с половиной сотни мужчинобсуждают мужские проблемы, встает женщина и произносит речь! Похвалив нас,один из них сказал: "Но вот что меня смущает, так это слишком интеллектуальныйподход, явствующий из ваших докладов. Я сомневаюсь, что в семейной терапииможно работать, не принимая свое дело близко к сердцу".

Он нас ошеломил, и мы, скорее, дажеобрадовались, услышав такое. Олга ответила: "Огромное вам спасибо, сэр, чтоуравновешиваете систему. Если все женщины сделаются чудовищноинтеллектуальными, боюсь, мужчинам останется область эмоций".

Инт.: Хочется прочесть вам одну выдержку:"Семья – это главнаясцена, на которой подвергается эксплуатации женщина; как бы глубоко она ниукоренилась в социальной структуре, именно через структуру семьи эксплуатацияженщины ежедневно становится зримой". Вы согласитесь с этимутверждением

Силверштайн: Безусловно. Устройство семьиспособствует сохранению патриархальной структуры общества и подчиненногоположения женщины в нем. В традиционной семье мужчине отведена руководящаяроль. Дело женщины –прислуживать. Чем лучше она прислуживает, тем она достойнее. А еслиотказывается прислуживать, жизнь идет кувырком.

Уолтерз: Проблема в том, что тут механизмочень тонкий. Относительно просто вести борьбу на рабочих местах, добиваясьравной платы за равный труд. Разобраться, как функционирует экономика, легче,чем вникнуть в механизм семьи. Там вы знаете, чему противостоите. Но в семьепроцесс запрятан глубже, больше затрагивает основы самосознания женщины. Думаю,именно поэтому радикальные феминистки придерживаются мнения, что семья самымразрушительным образом воздействует на женщину. Я не разделяю этого мнения, нодействительно думаю, что в семье с женским вопросом сложнее. Если женщинарешается говорить о природе брака, она должна привлечь для обсуждений своегомужа, а также весь окружающий мир. Если же вы хотите поговорить о работе, тонужно быть объективнее и не сосредоточиваться на своих эмоциональныхпереживаниях.

Картер: Семья – единственная группа, илиединственный институт, где власть осуществляется через любовь, что очень важнопомнить, ведь женщина необычайно восприимчива, и если женщине говорят: сделайэто... не делай того... это – на благо, то – во вред другим, женщина послушает. Поэтому мы в затруднении,когда речь заходит о роли женщины в семейной структуре. Сама бы женщина ещерискнула, но если она не будет исполнять предписанной ей роли, то навредитсвоим детям. А детьми женщина, конечно же, не рискует. Вы можете поставить накарту свою собственную жизнь, свое место в мире, которое захотите переменить,но если вас обвинят в том, что вы рискуете благополучием своих детей– стоп: этого вы несделаете! Это, так всегда считалось, сделают лишь изверги.

Силверштайн: В семейной терапии мысталкиваемся с такой историей едва ли не на каждом сеансе. Если женщина идетработать, а ребенок отбился от рук, мои ученики обыкновенно заключают: этопотому, что мать работает, если бы сидела дома, смотрела за детьми, все было быо'кей. Мы знаем, что подобное соображение – глупость, но до чего живучаяглупость!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.