WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |

В начале 1970-х гг. был торжественнопринят «Кодекс строителя коммунизма»: этот удивительный документ подробновоспроизводил все положения Нагорной проповеди, был откровенным плагиатом,заимствовал все основные этичные установки Евангелия, христианства.Номенклатурная верхушка и ее идеологи расписались в полной беспомощности вобласти экспериментов, попыток изменить традиционные идеалы поведения людей.Одновременно началась широкая раздача дачных участков представителям среднихсоциальных городских слоев. Это был интересный процесс: не только допускаласьавтономная личная собственность, но и появлялась возможность уйти от«коммунальности» домов отдыха и пионерских лагерей.

Еще важнее было то, что дачноестроительство и быт позволяли большим множествам среднего класса и примыкавшимк ним рабочим реализовать два старых основных идеала национальной жизни. Одни,прежде всего, из числа наиболее привилегированной интеллигенции могли на дачахчитать, музицировать, собирать гостей и вести дискуссии, взаимодействоватьэстетически, взаимодействовать с природой, т. е. вести традиционныйдворянско-интеллигентский образ жизни. Другие, потомки трудолюбивых крестьян иобывателей небольших городов с экономическим укладом сельского типа, моглисосредоточиться на создании «натурального хозяйства» — разводили огород, сад, кроликови кур (хотя не могли, конечно, на стандартных 6 сотках держать корову и вообщеполностью питаться трудами рук своих). Оба идеала взаимодействовали,распространение получали и промежуточные формы дачной жизни, чему способствовали дефицит продовольственных товаров, неурядицы со снабжением продуктами питанияв советской торговле.

Дачи основной части городского социумаярко демонстрировали основные идеалы общества. Тогда же широкое распространениестал получать личный автотранспорт, автомобили. Они были не только знакомпрестижности, социальной привилегией, но и современным эпохенаучно-технического прогресса выражением старых культурных этикетныхпредставлений о «благородном человеке (настоящем человеке)» — европейском всаднике, рыцаре,шевалье, русском всаднике, представлявшем в допетровское время дворянскоеополчение (позже —гусаре, конногвардейце), казаке, кавказском джигите. К тому же и поездки всоветском общественном транспорте составляли часто мучительную проблему. Сервисбыл тогда вообще ненавязчивым.

Но существовали и усиливали свои позиции вобществе и более узкие влиятельные общественные слои, равнодушные ккрестьянскому труду и «натуральному хозяйству» и к прелестямкультурно-интеллигентного быта и времяпровождения. Это «коммерсанты»,«технократы», коррумпированные и алчные чиновники средней руки, не входящие ввысший круг партийно-государственной номенклатуры. Очень влиятельным и всеболее многочисленным становился слой «выездных» советских специалистов разногопрофиля, которые работали за границей, расширяли личные навыки потребления иактивно вовлекались в «коммерцию», перепродажу импортных товаров, привозимых народину.

Эти слои стремились выработать своиспецифические идеалы жизни и правила поведения, даже элементы речевого Э.Напр., у советских «торгашей» в ходу были тосты: «чтобы у нас все было, а намза это ничего не было», «главное — здоровье, остальное — купим». В 1980-х гг. особым цинизмом отличались молодые и алчныекомсомольские аппаратчики, «аспиранты партии», как их называл коммунистическийписатель Б. Ясинский.

Все эти слои и склонные к преклонениюперед «просвещенной Европой» представители социально продвинутой интеллигенциивсе больше тяготели к средним стандартам западноевропейского и американского Э.с его потребительскими благами и формами быта. Причем идеал формировался, восновном, за счет туристических впечатлений и представлений, получаемых признакомстве с продуктами западного производства — сигаретами, напитками, одеждой,журналами, жвачкой, обувью, бытовой электроникой и т. д. За ними тянулись оченьмногочисленные и не очень стойкие в этике советские интеллигенты «первогопоколения», которых А. Солженицын метко назвал «образованцами». Это былиобманувшиеся в своих социальных аппетитах и ожиданиях выходцы из колхознойдеревни и рабочей среды, надеявшиеся обрести материальные блага, сделатькарьеру с помощью «диплома», независимо от личных способностей, трудолюбия,настоящих научных знаний, подлинных культурных навыков. Таких людей в советскомобществе в 1970—1980-х гг. становилось все больше: запущенная когда-то в эпохусталинской индустриализации и восстановленная после войны машина бесплатноговузовского образования продолжала «выдавать продукцию, не сбавляя обороты.Задачу «догнать и перегнать Америку» решали числом, а не умением.

Существовали узкие и жесткие целевые Э.,напр., партийной среды (особенно для чиновников аппарата ЦК КПСС), партийныефункционеры должны были являть образцы «скромного» партийного поведения: небрать взяток, не допускать роскоши в быту, беспорядочных половых связей,пьянства, частых посещений ресторанов, не сквернословить, не стремиться модноодеваться и т. д. Если аппаратчик из ЦК КПСС хотел всех этих запретныхудовольствий, то мог перейти на другую, напр., «хозяйственную» работу. СходныйЭ. был принят в КГБ, верхах Вооруженных Сил, в кадровом дипломатическомкорпусе. На Э. рабочих городских и сельских социальных низов ощутимо влияласпецифическая этика и Э. лагерно-тюремного мира, его язык. Ощущалось этовлияние и в других социальных слоях. Все варианты единого Э. советской эпохи,естественно, взаимодействовали между собой, находились в состоянии взаимноговлияния.

К этапу «перестройки» общество подошло вплачевном состоянии: большие множества людей занимались не своим делом,процветала непотия (социальное устройство и продвижение родственников),пьянство, равнодушие к результатам труда, зависть, неприязнь к социальнымпартнерам, которая приобретала еще и межнациональную окраску, привкусэтнического размежевания.

Социальные катаклизмы и трансформацииконца 1980—1990-х гг.закономерно понизили роль и значение среднего класса общества. Его этика, Э. иидеалы утратили культурно-экономические основания и функцию образцов. Правда, вРоссии появилось множество новых социальных ролей и этикетных функций:«менеджер», «предприниматель», «бизнес-вумен», «брокер», «дилер», «бомж»,«бюджетник», «лох», «охранник», «торговый агент», «тинейджер», «янки»,«телезвезда», «звезда поп-эстрады» «астролог» и т. д. Выделился даже целыйспецифический класс с особым Э., представлением об этике, речевым своеобразием— «новые русские».Новыми красками заиграла и речевая культура СМИ: появились смелые обращения кресурсам ненормативной, прежде строго табуированной в общественном, публичномЭ., лексике, терминам и синтаксическим конструкциям «отвязного» молодежногосленга, тюремно-лагерной фразеологии, традиционной и новоявленной «фене». Вцелом, вся система национального речевого Э. подверглась различным смешениям иопрощению. Этикетным признаком, знаком культурной и социальной продвинутости,стало употребление американизмов типа выкрика «йес», всяческих «драйвов»,«барбекю», «шуз», «он-лайнов», «дринков», «бой-френдов» и иной особостилизованной «кайфовости». Одновременно в СМИ и публичной политической речистали появляться такие, относящиеся к Э., термины, как «толерантность»(терпимость к чуткому поведению, Э.) и «политкорректность», а чуть раньше— «плюрализм» и«консенсус».

Особо следует выделить этикетную рольрекламы. Значение рекламы для формирования приемлемых правил и форм поведения вобществе тщательно рассмотрено в Международном кодексе рекламы, принятым вПариже Международной торговой палатой в июне 1987 г. Этот документ в разделе«Нормы» первой выделяет благопристойность: «Статья 1. Рекламное послание недолжно содержать утверждений или изображений, идущих вразрез с принятыми вобществе правилами благопристойности». Согласно др. статьям реклама недолжна:

— игратьна чувстве страха;

— игратьна суевериях;

—содержать что-л., что могло бы вызвать насилие или поддержать его;

— искажатьрезультаты научных и иных исследований, а также цитаты из научно-техническихпубликаций;

—использовать научный жаргон, чтобы придавать утверждениям видимость научнойобоснованности, которая в действительности отсутствует;

—содержать доказательств или свидетельств, являющихся сомнительными или несвязанными с квалификацией и опытом того лица, которое дает такиесвидетельства;

—изображать или описывать каких-л. людей в их частной жизни или общественнойдеятельности без их предварительного разрешения;

—содержать без веских к тому оснований (напр., в педагогических целях или дляобеспечения общественной безопасности) никаких изображений опасных ситуаций,действий, упражнений, обычаев, демонстрирующих пренебрежение опасностью илисредствами безопасности;

—эксплуатировать доверчивость детей или недостаток опыта молодежи, а также ихчувство преданности.

Эти рекомендации, которые предлагаетпрофессиональный Э. для рекламодателей и исполнителей рекламных заказов,включая руководителей редакций СМИ, свободно нарушаются как в России, так и вдругих странах (хотя часто и разными последствиями). Волны телеэфира несутизображения веселых молодых людей, употребляющих пиво «Клинское» прямо изгорлышка, «из ствола», как в народе говорят. Такое «американское» поведениеможно увидеть и живьем — в метро, на улицах, даже в театре. Когда-то в общественномтранспорте вывешивали правила поведения, одно из которых было весьмаинтересным, призывало «не оскорблять своим внешним видом достоинствапассажиров».

«Достоинство пассажиров» в России,безусловно, оскорбляет показ подмышек моделей, рекламирующих всевозможныедезодоранты. Неприятное впечатление оставляет и реклама прокладок и др.предметов женского интимного туалета. Нарушают нормы пристойности и натюрмортынаружной рекламы. В Москве, напр., размещающие подлежащую штрафу наружнуюрекламу, бизнесмены предпочитают эти штрафы платить и продолжать рекламированиев прежнем стиле. Не стало проходу от ведьм и колдунов, магов иясновидцев.

Некоторые «колдовские» рекламные обращенияпрямо намекают на возможное насилие: «накажу соперницу», «окажу любыевоздействия на недоброжелателей», «устранение любовницы Вашего мужа» и т. п.Чувство страха провоцируют и слоганы политической рекламы: «Голосуй— илипроиграешь!»

Отношения между рекламой и нормамиобщественного поведения в России регулируют Законы РФ «О рекламе» и «Осредствах массовой информации». Государство в лице Госкомитета поантимонопольной политике (ГКАП) и его территориальных управлений наделенообширными полномочиями для вмешательства в рекламирование путем штрафов изапретительных процедур, включая судебные разбирательства. Формальныеюридические запреты и установления не всегда способны практически регулироватьповедение рекламодателей, маркетологов и рекламистов. Народная мудростьподсказывает: «Как щука не остра, а не возьмет ерша с хвоста».

Скорее препятствовать недобросовестной инарушающей нормы этики и Э. рекламе способствовало бы изменение идеологииредакций СМИ, их подходов к проблемам общественной нравственности и Э.,самодисциплинарные мероприятия участников профессиональной PR-деятельности ирекламного процесса.

Для НЛП и PR-деятельности знания об Э. испецифике общественной этики, общественных отношений имеют серьезноетеоретическое и практическое значение. Именно процедуры и ритуалы Э., включаястили речи, ее этикетные варианты, программируют поведение людей и егорезультаты, напр., покупку тех или иных товаров, отношение к той или инойдеятельности, фирме, общественно-политической фигуре. Процедуры Э.обуславливают не только характерные особенности каких-то контактных, целевыхаудиторий (общественных групп) вроде банкиров и журналистов, но ираспространяются на способ мышления, подходы и оценки определенных, важных длямаркетинга, проблем. Известны случаи провала дорогостоящих PR-кампаний, которыене учитывали особенности Э. и этических установок аудитории.

Этимологческая фигýра– фигура речи (англ.etymological figure), объединяющая в одном словосочетании два тождественных,одинаковых по происхождению (этимологии) слова, напр., «игры играть», «шуткишутить».

Эффéкторы речеве (англ. speecheffectors) – органы речи, выполняющие функцииречедвижения и управляемые центральными отделами мозга, неокортекса (см.мышление).

Язык жестов– см. невербальные средства воздействия.

Сокращения.

БД — база данных

Букв. — буквально, буквальный(смысл)

В т. ч. — в том числе

Греч. — греческий

Др. — другой, другие

Какой-л. — какой-либо

Лат. — латинский (язык),латинское

Напр. — например

Нем. — немецкий

НЛП — нейролингвистическоепрограммирование

Ок. — около

PR — public-relations («пи-ар»),связи (отношения) с общественностью, склоняется в муж. роде, какИнтернет

% — процент, проценты

Русск. — русский

См. — смотрите

СМИ — средства массовойинформации

СОИ — средства общественной информации(термин, альтернативный «СМИ»)

Ср. — сравните

Стр. — страница

Т. д. — так далее

Т. е. — то есть

Т. зр. — точка зрения

Т. н. — так называемый

Т. п. — тому подобное

Франц. — французский

Яз. — язык

Алфавитный указатель.

Аббревиатура

Abstractum pro concreto

Авантаж

AIDA

Акроним

Алгоритм

Аллегория

Аллитерация

Алогизм

Амбивалентность

Амплификация

Амфиболия

Анаграмма

Анаколуф

Аналогия

Анастрофа

Анафора

Анахронизм

Анекдот

Антиклимакс

Антиметабола

Антирекламная пародия

Антитеза

Антифразис

Антонимы

Антропоморфность

Антураж

Апозиопезис

Апперцепция

Арго

Аргументация

Архаизм

Архетип

Ассимиляция

Ассонанс

Астеизм

Афоризм

Бекар

Бесплатно

Библеизм

Бихейвиорема

Бомбаст

Брахилогия

Варваризмы

Вербальное поощрение

Вербальные средства воздействия

Вербальные стереотипы

Возвращение

Воляпюк

Вопросно-ответные конструкции

Восприятие

Выбор

Гаплография

Гаплология

Гипербола

Гномический

Градация

«Двадцать пятый кадр»

Двоякое ударение

Дедукция

Денотация

Детские слова

Дикция

Дилогия

Дистанция

Дисфемизм

Доведение

Дублет

Жаргон

Жесты

Заимствование

«Закон зеркала»

«Законы Мерфи»

Заявление

Зевгма

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.