WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 40 |

Перечисленное выше можно дополнить ипримером из отечественной практики. Так, вплоть до 1990 г. социологическиеопросы, проводившиеся различными организациями, показывали устойчивыйположительный рейтинг КПСС, несмотря на то, что значительное большинствоопрошенных выражало недовольство практически всеми аспектамисоциально-экономической жизни, а удельный вес лиц, веривших в возможностьпостроения коммунизма, составлял не более 8%. Для объяснения этого противоречияроссийский социолог Л. Бызов выдвинул гипотезу, что большинство населенияотождествляет с КПСС свое стремление к социальной и экономической стабильности.Как гипотеза такое предположение правомерно, но не более чем другие гипотезы.Проведение глубоких фокусированных интервью могло бы внести ясность в этотвопрос, который доныне так и не получил (и, видимо, уже не получит) эмпирическиобоснованного объяснения.

Во всех перечисленных выше примерах ссылкана необходимость проведения фокусированных интервью обосновываетсянеобходимостью получения информации об эмоциональных реакциях респондента. Приэтом речь идет не об информации, которая требует дополнительных интерпретацийсо стороны исследователя, а о получении самих этих интерпретаций отреспондентов. Недостаточно узнать, как это бывает в случаях использования анкетс закрытыми вопросами, что респондент расценивает ту или иную ситуацию как«неприятную», «тревожную», «воодушевляющую» и т. д. Такие формулировки служатобобщающими суждениями, за которыми может скрываться масса интерпретаций. Цельсостоит в том, чтобы более точно выяснить, что означает в исследуемом контекстеслово «неприятный», какие конкретно чувства испытывал респондент, и какиеличные ассоциации у него возникали.

Р. Мертон и соавторы указывают, что в сфереизучения эмоциональных реакций существует как минимум четыре направленияэффективного использования метода фокусированного интервью:

а) определение эффективных стимулов(рекламы, пропаганды и т. п. );

б) интерпретация расхождений междуожидаемыми и реальными результатами воздействия;

в) интерпретация расхождений междупреобладающим типом реакции и несовпадающими с ним типами реакций в отдельныхспецифичных подгруппах;

г) интерпретация процессов, происходящих вэкспериментальных ситуациях.

Добавим от себя, что практикафокусированных интервью, сконцентрированных на изучении эмоциональных реакций,позволила бы резко поднять качество социологической информации, получаемой входе опросов общественного мнения, поскольку очень многие получаемые в такихопросах результаты практически не находят адекватных трактовок.

Важной особенностью разработанной Р.Мертоном и соавторами методики является требование воссоздания передреспондентом исследуемых элементов стимульной ситуации. Это воссоздание можетосуществляться буквально, т. е. в виде повторного показа кинофильма илиотдельных его кадров, либо, к примеру, в виде показа виденной ранеереспондентом листовки или рекламного изображения. Если такой показ невозможенили затруднен, авторы считают приемлемой вторую возможность, а именно– воспоминаниеинтервьюера, который должен быть знаком с исходной стимульной ситуацией,– причем на основетакого знакомства разрабатывается специальный вопросник, которому и следуетинтервьюер.

Авторы не дают каких-либо рекомендаций натот случай, если изучаемая стимульная ситуация невоспроизводима, ограничиваясьуказанием, что, если сообщение респондента основывается лишь на его собственныхвоспоминаниях, то вполне вероятно, что степень детализации этих воспоминанийбудет неодинаковой: в каких-то местах информация будет более скудной, а вдругих более обширной. В другом месте авторами указывается, что воспоминания опережитых чувствах представляют собой искаженное отражение чувств, переживаемыхв момент участия в стимульной ситуации. Возврат к элементам стимульнойситуации, если не полностью, то в значительной мере способствует снятию такихискажений. Это достигается тем, что интервьюируемый припоминает своинепосредственные прежние реакции, а не занимается их переосмыслением и выдачейсвоих теперешних реакций.

Комментируя данный методический принцип, мыможем сказать, что поддерживаем тезис о необходимости прямого возврата кзначимым элементам стимульной ситуации во всех случаях, когда это возможно. Приизвестной изобретательности границы применимости этого принципа могут бытьвесьма широкими. Вместе с тем, существуют ситуации, вызывающие в психике людейсильные эмоциональные переживания, но принципиально невоспроизводимые. К ихчислу относятся, например, различные бытовые конфликты, которые обычно нефиксируются на аудио- или видеоносителях. Социолог обычно лишен возможностилично присутствовать на всех стадиях этого процесса. В этих случаях, вероятно,следует по памяти респондентов восстановить хронологический ряд событий,вычленяя из них ключевые моменты и задавая затем вопросы типа: «Что Вычувствовали до того, во время того, после того». Выявление эмоциональнозначимых элементов, концентрация на них внимания респондента и постоянныепросьбы воссоздать в себе те чувства, которые респонденты тогда испытывали,могут хотя бы отчасти заменить непосредственный возврат к стимульной ситуации втех случаях, когда такой возврат неосуществим.

В качестве примера исследования,основанного исключительно на мысленном возврате респондентов к стимульнойситуации, приведем известное исследование американского социолога Ф. Херцберга,посвященное анализу трудовых мотиваций. В ходе интервью Ф. Херцберг и егосотрудники задавали респондентам два простых вопроса: «Припомните, при какихобстоятельствах Вам случалось переживать на работе исключительный моральныйподъем и при каких –моральный упадок». После припоминания респондентами таких ситуаций интервьюстроилось на конкретизации элементов указанных обстоятельств и на чувствах,переживавшихся ими.

Обобщая опыт описанных выше двухисследований (Р. Мертона и Ф. Херцберга), отметим их общую методическую черту,которая может быть охарактеризована как «двухступенчатое фокусирование»:сначала выявляются элементы стимульной ситуации, значимые (или предположительнозначимые) для респондента, а затем фокус интервью направляется на изучение егопереживаний. Необходимость использования двухступенчатой фокусировки отражаетсвойства предмета исследования, а именно эмоций и аффектов, которые частосодержатся в психике в латентной, неосознаваемой форме, и актуализуются лишь вмомент переживания ситуации (хотя бы повторно предъявленной или ретроспективновызванной в памяти). Несоблюдение принципа «двухступенчатости», т. е.ретроспективная беседа о событиях и о чувствах в целом, делает ответыреспондентов более общими и менее содержательными. Кроме того, как указываютпсихологи, анализ нерасчлененной ситуации активизирует действие механизмовпсихологической защиты и способствует замещению непосредственных реакцийпозднейшими психологическими наслоениями.

Фокусировка на когнитивныхструктурах.

В отличие от интервью, сфокусированных наэмоциональных реакциях респондентов, методические принципы которых за неимениемличного опыта заимствованы нами из зарубежной литературы, принципы веденияинтервью, сфокусированных на знаниях, представляют собой собственную разработкуавтора данной книги, основанную на обобщении его практического опыта. Работая всоциологии с 1976 г., автор уже в самом начале своей исследовательскойдеятельности, наряду с анкетными опросами, широко использовал методфокусированного интервью, следуя в этом совету своего научного руководителяВалентины Федоровны Чесноковой. Основная сфера, в которой довелось работатьавтору до начала 90-х годов – это социология промышленных предприятий, в более широком плане– экономическаясоциология. Результаты конкретных исследований были опубликованы в книге«Факторы эффективности управленческого труда в промышленности» и в ряде статей.В методических целях были опубликованы также тексты самих интервью в видесборников под общим названием «Производственные интервью». В 1988 г. совместнос С. Марзеевой автором было проведено исследование армейской «дедовщины»,результаты которого были опубликованы в сборнике «Дедовщина в армии», а также вжурнальной статье.

В данном разделе автор не ставит своейцелью изложить результаты, которые описаны в перечисленных выше источниках.Подобно Р. Мертону и его соавторам, наша цель состоит в описании методическогоопыта, накопленного в ходе указанных исследований. В связи с тем, чтопредметная направленность наших исследований сильно отличалась отнаправленности исследований Р. Мертона и его коллег, методические принципыведения интервью также оказались существенно иными.

Структура обыденногосознания.

Методика интервью, сфокусированного наэмоциональных реакциях, учитывает тот факт, что эти реакции обычно пребывают запределами сознания, и для их изучениядолжен быть найден способ их актуализации. В противоположность этому изучение выработанныхсознанием когнитивных структур не ставит задачи их актуализации, но затовыдвигает проблему их поиска и развертывания.

Социолог, ориентированный на изучение техили иных элементов сознания респондента, обычно имеет дело с так называемымобыденным сознанием (исключение составляют определенные разновидностиэкспертных опросов, о которых будет сказано ниже). В соответствии сопределением, имеющимся в социологическом словаре, «обыденное сознаниесовпадает со спонтанными, непрофессиональными, базирующимися исключительно нанепосредственном опыте практической деятельности людей способами освоения мира.Имея дело с будничными, привычными, изо дня в день повторяющимися отношениямимежду вещами и людьми, ближайшим образом связанное с практикой, и,следовательно, обладающее возможностью постоянно проверять свою эффективность,обыденное сознание может обладать значительной познавательнойценностью».

Как любой сложный объект, обыденноесознание обладает определенной структурой, включая в себя элементы, существенноразличающиеся по своим свойствам и происхождению. При этом, в зависимости оттого, на каких элементах обыденного сознания фокусируется интервью, должныменяться и принципы его фокусировки (сохраняется упомянутый выше принципотражения в методике свойств объекта и характера познавательных задач). В связис этим описание методических принципов фокусировки должно быть предвареноописанием структуры обыденного сознания. Предлагаемое нами описание не являетсяединственно возможным, но оно заимствовано из опыта и позволяет ввестинекоторые методические разграничения.

Прежде всего отметим, что содержаниеобыденного сознания не исчерпывается существующими в нем элементами знания.Наряду с совокупностью представлений, образующих знание, в сознании человекасуществуют ценностные и оценочные компоненты. Совокупность последних может бытьназвана «обыденной онтологией». Эта онтология включает в себя ценностныеэлементы, заимствованные из традиционной культуры, идеологий, транслируемыхчерез систему обучения и по каналам пропаганды, а также ценности и оценки,выработанные людьми индивидуально либо коллективно в первичных группах илисообществах. Изучение обыденной онтологии методами качественной, а по мереуглубления понимания – и количественной социологии представляет очень важную и снаучной, и с практической точки зрения задачу. Однако в связи с отсутствием уавтора данной книги эмпирических наработок по этой проблеме данный вопрос вдальнейшем изложении затрагиваться не будет. К изучению этой группы проблем,возможно, применимы методики типа той, что предложена Р. Мертоном, П. Фиске иП. Кендалл, однако названные авторы не переводили данный вопрос в такуютеоретическую плоскость. В связи с неразработанностью этой проблемы анализобыденного сознания будет ограничен в дальнейшем анализом структуры обыденногознания.

Насколько можно судить, компонентыобыденного знания могут различаться по степени своей концептуализации. Инымисловами, в составе обыденного знания могут быть обнаруженынеконцептуализированные, слабоконцептуализированные ивысококонцептуализированные компоненты. В этом заключается одно из его коренныхотличий от научного знания, которое, если и не является целикомвысококонцептуализированным, то, во всяком случае, стремится к этомуидеалу.

За пределами зоны концептуальнойпроработанности существуют неконцептуализированные элементы знания,составляющие обыденный контекст жизнедеятельности человека. В своемповседневном поведении человек, как правило, руководствуется не концепциями, асвоего рода доконцептуальными знаниями и представлениями. К примеру, знание отом, как добраться от дома до работы, за исключением каких-то особых случаев,не требует специальной рефлексии и концептуальной проработки. Повседневныйконтекст жизнедеятельности человека, неконцептуализируемый в силу своейпривычности и «беспроблемности», может служить источником важной информации длясоциального исследователя, плохо знакомого с конкретными условиями на изучаемомобъекте. То, что привычно и почти неосознаваемо для членов определеннойсоциальной среды или субкультуры, для внешнего наблюдателя может бытьпоразительным и неожиданным. Сказанное относится, в частности, к реальносуществующим в нашей стране производственным отношениям на микроэкономическомуровне, образующим практически неизученные до сих пор «производственныесубкультуры». Неподдельное удивление журналиста, впервые столкнувшегося собыденными и массово распространенными явлениями в сфере производственныхотношений, хорошо выразил А. Левиков в своем очерке «Калужский вариант».Освоение доконцептуального контекста повседневной деятельности людей наисследуемом социальном объекте и освоение отражающего этот контекстспецифичного языка является первым этапом «вживания» исследователя в проблемнуюситуацию и необходимой предпосылкой взаимодействия с обыденным знанием на болеевысоком концептуальном уровне. Слабость и неадекватность многих социальныхисследований часто порождается незнанием этого контекста в изучаемыхсубкультурах, а точнее механическим переносом на эти субкультуры контекстасобственной жизнедеятельности исследователя и заимствованных из прессынормативно окрашенных неадекватных описаний. Проблема несовпадения вопросовисследователя с общим контекстом жизни и деятельности респондентов часторассматривается как один из основных источников методических ошибок приразработке социологических анкет.

Помимо методических проблем, связанных спилотированием и отработкой анкет, существуют, по-видимому, такие классыисследовательских проблем, в которых неконцептуализированные элементыобыденного знания могут оказаться в фокусе исследовательской проблематики, чтоповлечет за собой необходимость разработки сфокусированных на выявлении этихэлементов методик. Думается, что это будет весьма специфичная группа методик; ксожалению, это все, что мы можем сказать по данному вопросу.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.