WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 40 |

Р. Кан и С. Кеннел отмечают, что внекоторых случаях мотивом отказа от интервью может быть определенный негативныйстереотип, накладываемый респондентом на интервьюера. К примеру, еслиреспондент ощущает недостаток образования или разницу в экономическом положениимежду ним и интервьюером, он может решить, что интервьюер не в состоянии понятьего семейные обстоятельства или иные трудности. Другой пример: респондент,придерживающийся радикальных политических взглядов, может восприниматьинтервьюера настолько «иным», что не пожелает относиться к его взглядам и,соответственно, вопросам, терпимо. Когда респондент заключает, чтоинтер­вьюер находитсявне определенных рамок коммуникации, вероятность получения полного и значимогоинтервью сокращается.

Практический вывод, который должен бытьсделан на основе рассмотрения системы побуждающих и противодействующих мотивов,заключается в следующем. Приступая к установлению контакта, интервьюер можетаприори предполагать, что у респондента имеются позитивные мотивы ксотрудничеству, которые необходимо актуализировать. Существуют также мотивыотказа от сотрудничества, которые необходимо прежде всего правильно понять и,исходя из этого, попытаться преодолеть. В преодолении этих мотивов всегдатруден первый шаг. По мере развития интервью актуализируются позитивные мотивыи сопротивление, как правило, идет на убыль.

Установление контакта с респондентомявляется, по-видимому, наименее методически отрефлексированным этапом интервью.Большую роль в успешном преодолении «барьеров» играют индивидуальныеспособности интервьюеров. Обучение играет значительно меньшую роль, посколькурациональные стратегии установления личностного контакта не отработаны. Фактысвидетельствуют, что при проведении одного и того же исследования некоторыеинтервьюеры практически не сталкиваются с отказами респондентов вступить вбеседу, тогда как у других интервьюеров число отказов бывает достаточновысоким. Определенную роль при возникновении отказов играют внешние данныеинтервьюера, например, молодость или неряшливый внешний вид. Первое, в отличиеот второго, не поддается исправлению; тем более примечательно, что некоторыемолодые интервьюеры с хорошими способностями, несмотря на их не внушающийдоверия внешний вид, оказываются в состоянии не только установить контакт состаршими по возрасту респондентами, но и провести с ними серьезныеинтервью.

В целях совершенствования системыподготовки интервьюеров было бы полезно провести специальное исследование,подобное тому, какое Л. Филонов и В. Давыдов провели по отношению кследователям. Опросив опытных и успешно работающих интервьюеров (социологов ижурналистов), можно получить сведения об используемых ими методах и приемах. Всередине 70-х годов в нашей стране такую работу попыталась провести журналистТ. Шумилина. Насколько можно судить, Т. Шумилина опросила большое числожурналистов, собрав богатый первичный материал. К сожалению, этот материал небыл должным образом обработан, и вместо типологии в книге Т. Шумилиной простоприводятся описания различных конкретных случаев в виде прямых цитат изинтервью.

Таким образом, в отличие от основного этапаинтервью, где накопленный поколениями социологов методический опыт служитсущественным подспорьем в овладении искусством интервьюирования, на этапеустановления контакта интервьюер по-прежнему в значительной мере вынужденделать ставку на свой опыт, интуицию и чутье. Сказанное не означает, чтометодический опыт по проблеме установления контакта вообще отсутствует. Скорееон не подвергся должному осмыслению и поэтому подается в учебниках какнедостаточно упорядоченный и отчасти «сырой» материал.

Ниже будет приведено описание способовустановления контакта, основанное на литературных источниках и на личном опытеавтора данной работы.

Процесс установления контакта среспондентом включает в себя предварительный сбор сведений о нем, достижениедоговоренности о встрече и, наконец, само начало интервью. Это, так сказать,полная схема, поскольку на практике первые два элемента по тем или инымпричинам не всегда выполняются. Тем не менее, целесообразно рассмотреть именнополную схему, которая, в случае следования ей, создает наибольшую вероятностьуспешного установления контакта.

Сбор сведений о респонденте. Этот этап особенно необходим при проведении наиболее важныхинтервью, в которых избранный респондент является уникальным, т. е. беседа сним не может быть заменена беседой с другим лицом. Сбор сведений не толькоспособствует установлению контакта, но и повышает качество самого интервью,содействуя лучшей ориентации интервьюера.

Предварительный сбор информации можетпреследовать две цели. Во-первых, это получение сведений о личных качествахреспондента, которые могут способствовать либо препятствовать установлениюконтакта. Во-вторых, это своего рода предметная подготовка, т. е. подготовка попредмету и основным темам интервью. Такая подготовка проводится в основном втех случаях, когда предмет интервью связан с профессиональной деятельностьюреспондента.

Сведения о личностных качествах могут бытьполучены путем опроса друзей (или недругов) респондента, а также егородственников, знакомых, сослуживцев или бывших сослуживцев. В ходе такогоопроса важно выявить «больные места» респондента, т. е. вопросы, которые лучшелибо вообще не задавать, либо задавать с осторожностью и не в самом началеинтервью. Могут быть также получены сведения о привычках и слабостяхреспондента, а также о том, как лучше построить тактику установленияконтакта.

Сбор информации по предмету интервьюцелесообразно в основном проводить в библиотеке, просматривая учебники или иныеобщедоступные источники. Это необходимо потому, что респондент, как правило, нехочет давать информацию, которую можно найти в любом другом месте. Особенно этоотносится к респондентам, сильно загруженным на работе: ничто так не раздражаетзанятого человека, как разговор с неподготовленным интервьюером. Еслиопрашиваемый сам публиковался в прессе, целесообразно ознакомиться с егоработами, а также с выступлениями и трудами его оппонентов.

Иногда в ходе интервью интервьюер можетзаметить, что респондент также собирал сведения о нем. Занимающие высокие постыреспонденты нередко именно так и поступают. Журналисты, к примеру, частозамечают, что респонденты при встрече с ними не скрывают, что читали почти всематериалы, написанные данным журналистом.

Выше говорилось, что предварительный сборсведений необходим перед проведением особо важных интервью. В менееответственных случаях такая работа тоже желательна и полезна, но здесьинтервьюер вправе принимать решение, соотнося трудоемкость сбора информации стем, насколько увеличится риск отказа респондента от интервью в связи сневыполнением интервьюером данной методической рекомендации. В практике полевыхисследований интервьюер часто не имеет времени, чтобы столь фундаментальноподготовиться и вынужден поэтому идти «напролом», стараясь компенсировать своюнеподготовленность высокой интервьюерской квалификацией (мобильностью,артистическими данными, серьезностью отношения к делу и т. д. )

Тезису о необходимости предварительнойподготовки по предмету интервью, на первый взгляд, противоречит другой тезис,который гласит, что одна из распространенных ошибок начинающего интервьюерасостоит в том, что он поддается искушению произвести на респондента впечатлениесвоим знанием предмета интервью. Это противоречие является кажущимся последующим причинам. Во-первых, очень часто респондент, пытающийся показать своюосведомленность, на самом деле демонстрирует лишь явную некомпетентность.Понятно, что мотивы респондента продолжать интервью в этом случае резкоослабевают. Во-вторых, предварительная осведомленность нужна интервьюеру вовсене для того, чтобы похвастать ею перед респондентом. Как будет разъяснено ниже,интервьюер в ходе интервью вообще должен как можно больше молчать. Реальнаяпольза от предварительной подготовки заключается в том, что интервьюер будетлучше ориентироваться в высказываниях респондента, правильнее их понимать,задавать более компетентные вопросы (последнее как раз и будет свидетельствомдля респондента, что интервьюер разбирается в предмете беседы). Интервьюердолжен иметь в виду, что сколь бы фундаментально ни готовился он по предметубеседы, он все равно не сможет достичь столь же высокой квалификации, какреспондент, посвятивший данной предметной области многие годы или всю своюжизнь. В связи с этим интервьюер имеет право и обязан просить объяснений уреспондента в тех случаях, когда высказывания последнего ста­новятся слишком сложными инепонятными. Мотивировка таких просьб должна быть честной: «Вы же знаете, я неспециалист в этом вопросе».

Специфичный пример тактики установленияконтакта, основанной на предварительной подготовке, приводит журналист А.Аграновский в своих воспоминаниях о писателе Александре Беке: «Часто явспоминаю урок, который преподал мне, когда я только начинал работать, писательАлександр Бек. Он великолепный «беседчик», профессионал этого дела. Вместе сним я попал однажды к известному авиаконструктору, ныне покойному. Он принялнас в генеральском мундире, в кабинете, где был его же мраморный бюст. Нескрою, я оробел. Бек же в три минуты заставил конструктора стать самим собой.Он спросил, кивая на бюст:

– Это ктовас делал, Виленский (После я узнал: Бек заблаговременно выяснил, что вкабинете есть бюст и что автор его – скульпторВиленский).

Конструктор подтвердил. Бек посмотрел нанего, посмотрел на бюст, сравнивая. Наконец сказал:

–Понимаете, это ведь было трудно. Дать сочетание высокого интеллектуального лбас курносым простонародным носом и безвольным подбородком... В общем,получилось.

И конструктор на глазах превратился изгенерала в обычного человека, который готов был запросто говорить с нами ожизни».

Не отрицая, что «театральныепредставления», подобные описанному выше, могут быть очень эффективными (ктоумеет, пусть пользуется), отметим, что социологи обычно применяют в своейработе более деловой стиль установления контакта.

Договоренность о встрече может быть достигнута при личном контакте, по телефону или путемписьменного обращения. Все три варианта имеют между собой как общие черты, таки отличия.

Контакт с респондентами очень частоустанавливается именно на стадии достижения договоренности о встрече, посколькусогласившись и назначив время, люди в редких случаях нарушают данное ими слово.Назначенная встреча может по вине респондента несколько раз откладываться, чтообычно представляет собой одну из форм психологического сопротивления, нополный отказ от данного ранее обещания – это не столь часто встречающийсяслучай. Интервьюер, проявивший терпение в случае откладывания встречи, какправило, бывает вознагражден хорошей беседой.

В условиях полевой работы интервьюер,добившийся личной встречи с респондентом без предварительного оповещения, частоне знает, будет ли эта встреча началом интервью или всего лишь попыткойдоговориться о новой встрече. Предложение дать интервью, как уже говорилось,далеко не всегда встречается с энтузиазмом. Наиболее чистая мотивировка отказа– «я слишком занят»– может отражать какдействительную занятость респондента, так и формальную мотивировку,прикрывающую иные мотивы нежелания сотрудничества. В этой ситуации интервьюеруже не может настаивать на немедленном начале интервью, но за ним остаетсяправо предложить встретиться в другое время. При этом интервьюер долженпостараться максимально развить возникший весьма слабый и шаткий контакт,который выразился в том, что респондент, хотя и неохотно, но все же соглашалсявступить в переговоры. Обращаясь к респонденту с просьбой о встрече, следует«на том же дыхании» описать тему интервью, его значимость, вероятнуюпродолжительность, дать познакомиться с вопросником либо зачитать из негопервый вопрос. Все эти действия помогают преодолеть первоначальноесопротивление и способствуют «потеплению» отношения к интервьюеру.

В условиях, когда спешка или иные условияполевой работы не слишком давят на интервьюера, целесообразно не врываться вкабинет или квартиру опрашиваемого, а достичь с ним договоренности по телефону.Принципы ведения переговоров по телефону в основном те же, что и при личнойвстрече. Интервьюер или руководитель исследования должен представиться, назватьорганизацию, которая проводит исследования, его цели, разъяснить, в чемконкретно заключается просьба к респонденту. Иногда интервьюируемые просятпоказать им список вопросов, на которые им необходимо будет ответить. Если этоне противоречит замыслу исследования, следует пойти навстречу подобнойпросьбе.

При наличии предварительной договоренностиначало интервью можно рассматривать как продолжение уже достигнутого ранееконтакта. В этом случае первый вопрос может быть сформулирован как отсылка куже состоявшейся беседе: «Когда мы говорили по телефону, мы коснулись того-то итого-то. Не могли бы Вы об этом рассказать». В большинстве случаев наличиепредварительного контакта способствует быстрому установлению дружелюбнойатмосферы. Люди чувствуют себя более раскованно, если прежде уже разговаривалис вами.

Как уже было сказано, усилия поустановлению контакта не всегда завершаются успехом. В практической работевсегда бывает больший или меньший процент отказов от участия в интервью.Сталкиваясь с такими случаями, интервьюер должен иметь в виду, что отказ тожеможет дать много информации. Несмотря на то, что респонденты, как правило,мотивируют свой отказ ссылками на занятость или иными нейтральными причинами,подлинные причины нежелания, как правило, прорываются сквозь скрывающие ихформулировки. С целью получения более развернутых мотивировок интервьюер можетспровоцировать респондента на разъяснение причин своего негативизма, т. е. датьему выговориться, хотя бы и в негативном плане. Полученная таким способоминформация часто бывает очень ценна, так как по ней исследователь можетотыскать путеводную нить к подлинным причинам сопротивления.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.