WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 40 |

Хотя идеи логического позитивизма оказалисьуязвимыми для критики, в 30-е годы позитивистская система взглядов сделаласьпопулярной в широких кругах научной интеллигенции. Идеи позитивизма оказалибольшое влияние на мировоззрение ученых в различных научных дисциплинах. Неизбежала такого влияния и социология, в которой резко возрос интерес кпроблемам эмпирической верификации научного знания, количественным аспектамэмпирических исследований и измерительным процедурам. В западной социологии тойэпохи это уравновешивалось высоким интересом научного сообщества ктеоретическим исследованиям, которые и выполняли роль генератора гипотез дляэмпирических исследований. Однако в методических публикациях эта важная рольтеории почти не акцентировалась, что приводило к изложению в них чистопозитивистской доктрины. Эта однобокость методических публикаций сыграла весьманегативную роль в развитии и мировой, и российской социологии, дезориентируяобучающихся и начинающих социологов.

Преобладание позитивистских и«количественных» взглядов на методологию и методику социологическихисследований продолжалось до конца 60-х годов. В последующие годымировоззренческое доминирование этой традиции стало подвергаться все болееинтенсивной критике. Источники этой критики вновь оказались двоякими: с однойстороны эмпирическими, а с другой – мировоззренческими.

Эмпирическим источником критикиглавенствующей в те годы исследовательской традиции явилась растущаянеудовлетворенность социологов низкой научной содержательностью многихколичественных исследований. Иллюстрацией этой неудовлетворенности можетслужить, например, следующее высказывание: «Не становится ли социологиямелочной и ничтожной наукой, делающей легкие вещи, потому что здесь возможныточность, и обходящей трудные, так как они неопределенны Социологическиежурналы заполняются описательными, а порой и бессмысленными статьями (осоциологической структуре больницы, влиянии территориальной отдаленности назаключение браков, поведении музыкантов симфонического оркестра во времярепетиции и т. п. ). Социология, лишенная больших идей, смахивает на глухого,бормочущего ответы на вопросы, которых никто не задавал». [43, с.131-132]

Мировоззренческие причины измененияметодологических взглядов на познавательные функции методов эмпирическогоисследования имели автономную природу и были связаны с возникновением новыхгносеологических подходов к пониманию природы научного знания. Эпохапреобладания позитивистских взглядов закончилась. В середине 80-х годовизвестный российский философ В. С. Швырев писал по этому поводу, что концепциянаучного знания, выдвинутая логическим позитивизмом, которая долгое времягосподствовала в западной философии науки, безусловно, принадлежит истории.Период ее наибольшего влияния приходится на 30 — 40-е годы, в 50-х годахначинается ее закат, а с начала 60-х годов стали набирать силу конкурирующие сней течения, прежде всего последователей К. Поппера, существенно изменившиевзгляды научного сообщества на проблему достижения научной«истины».

Одновременно важные, хотя и неоднозначные,мировоззренческие изменения произошли в конце 60-х — начале 70-х годов и внутрисоциологической теории. Эти изменения были связаны с появлением новыхтеоретических направлений – феноменологической социологии и этнометодологии.Основоположниками этих направлений принято считать А. Шюца, Г. Гарфинкеля, А.Сикурела –безусловно, крупных мыслителей, авторов фундаментальных научных трудов.Углубленный интерес этих ученых к проблеме изучения человеческого сознанияпредопределил и выбор исследовательского инструментария, главным из которыхстало индивидуальное глубокое интервью (в виде устных историй, автобиографий идр).

Появление трудов названных авторовпроизошло в определенном и весьма специфичном историческом контексте. Дело втом, что в конце 60-х гг. в западных университетах прокатилась волнастуденческих революций, которые во многом разрушили прежнюю системугуманитарного образования. Мода на леворадикальные идеи социалистического толкасочеталась тогда с ошельмовыванием классической социологической теории,основанной на структурно-функциональном подходе (последняя была объявлена«прислужницей буржуазного истэблишмента»). При этом участники движенияидеологизировали феноменологическую социологию и использовали ее для борьбы соструктурно-функциональной. В результате феноменологическое направление избежалоидеологического остракизма, но в социологии возник теоретический дисбаланс,влияние которого, по нашему мнению, продолжается до сих пор.

Обеднение теоретического багажа вследствиелеворадикального бунта привело к определенному упадку социологии как науки, очем свидетельствует, в частности, следующее высказывание известного социологаЭ. Гидденса, относящееся к началу 90-х годов: "Именно в тот момент, когда,казалось бы, крайне необходимы новаторские социальные исследования — в условиях глобального спада идалеко идущих социальных и культурных изменений, — в этот момент наблюдаетсяинтеллектуальный упадок социологии, уменьшается приток в нее свежих сил,увеличивается средний возраст преподавателей" [25, с. 57].

Особый исторический контекст возникновенияфеноменологической и этнометодологической школ наложил свой отпечаток и наанализ методической проблематики, который осуществлялся в их рамках. Висследовательском мировоззрении произошел значимый сдвиг в сторону повышениязначимости качественных методов, однако, методологические вопросы частообсуждались в весьма специфичном теоретическом и идеологическом контексте,связанном с критикой структурно-функциональной социологии [см., например,73].

Тем не менее, общий сдвиг интересасоциологов-эмпириков к качественным методам привел к значительному увеличениючисла исследований, выполненных с позиций качественного подхода. Это, в своюочередь, стало стимулом повышения интереса к методическим проблемам кактаковым, рассматриваемым вне рамок каких-либо теоретических или идеологическихвоззрений. Такая тенденция возобладала на Западе в конце 80-х и начале 90-хгодов, когда было опубликовано значительное число методических работ,посвященных описанию качественных методов социологического исследования.Несомненными достоинствами этих публикаций явились их ясность и практическаяприменимость. Недостатком является утрата методологической глубины рассмотренияметодических проблем. Последнее обстоятельство, можно ожидать, в скором временистанет ограничителем развития методов эмпирического исследования, в связи с чеминтерес к методологической проблематике, по-видимому, вновь будетрасти.

Количественный и качественный подходыроссийской социологии.

Особый исторический путь, пройденныйРоссией в ХХ столетии, не мог не наложить глубокого отпечатка на развитие исегодняшнее ее гуманитарных наук, в том числе и социологию. Приведенный нижекраткий исторический очерк необходим для понимания той ситуации, котораясложилась в российской социологии к концу советского периода и в первоепост-советское десятилетие.

Российская школа теоретической социологии вXX веке возникала дважды, но оба раза гибла. Дореволюционная школа былапредставлена именами М. Ковалевского, Н. Кареева, Л. Петражицкого и другихученых, пришедших в нее из смежных гуманитарных дисциплин: философии, истории,теории права. По всем признакам, научная и педагогическая деятельность первыхрусских социологов была очень успешной. Немаловажно отметить, что русскаясоциологическая школа весьма оперативно отслеживала появление новыхфундаментальных работ в Западной Европе и издавала их переводы, многими изкоторых российские социологи пользуются и поныне.

Как известно, революция без остаткауничтожила русскую социологическую школу. Многие ее представители погибли,другие вынуждены были эмигрировать.

Второй исторический шанс рожденияроссийской социологии представился в 60-е гг. Преемственность с дореволюционнойшколой была к этому времени полностью потеряна. За прошедшие десятилетиярадикально изменился и мир, и мировая социология. В этих условиях первыесоциологи советской эпохи (в основном выходцы из философии, экономики иматематики) естественным образом занялись изучением и переводом западных работ.В целом есть все основания сказать, что, с учетом исторической спецификирассматриваемого периода, отечественная социология тех лет взяла на удивлениехороший старт, обусловленный в первую очередь притоком свежих интеллектуальныхсил.

Изучение западной социологии шло как втеоретическом, так и в методическом направлениях. В теоретической областиактивность научного сообщества выразилась, в частности, в активнойпереводческой деятельности. За период с 1960 по 1970 гг. в России было изданооколо десяти переводных монографий и сборников по теоретической социологии,причем подбор книг следует признать очень удачным [9, 10, 98, 103, 104, 107,108, 126. 129]. Эти издания представляли собой лишь видимую часть айсберга,поскольку в научном сообществе тех лет ходил обширный социологический"самиздат": переводы М. Вебера, Т. Парсонса, Р. Мертона и других классиковсоциологической мысли.

В области методологии и методикисоциологических исследований бесспорным научным лидером стал В. А. Ядов. Сконца 60-х годов он активно выступал с лекциями по данной тематике, а в 1972 г.опубликовал известную книгу «Социологическое исследование: методология,программа, методы», которая представляла собой хорошую для тех лет компиляциюзападных учебников конца 50-х и начала 60-х годов. По своему содержанию книгаВ. А. Ядова представляла собой яркое воплощение позитивистского иколичественного подхода, господствовавшего в те годы в западнойсоциологии.

Как известно, «золотой период» российскойсоциологии длился недолго. В 1972 году по приказу ЦК КПСС был осуществленидеологический разгром Института конкретных социологических исследований АНСССР (ныне – Институтсоциологии РАН), исполненный по канонам сталинского разгрома биологии, с тойлишь разницей, что никто из социологов не был арестован. Роль Лысенко сыграл вэтой акции специалист по научному коммунизму из Свердловска М. Н. Руткевич,назначенный директором ИКСИ (ныне он член-корреспондент РАН, в 1988 году едване стал академиком). В течение нескольких месяцев после назначения Руткевича изинститута уволились или были уволены практически все наиболее видные социологитого времени (вместе с сотрудниками их научных групп). Одно из первых деянийРуткевича в роли директора заключалось в уничтожении тиража сборника переводов"Структурно-функциональный анализ в современной социологии". Правда, отдельныеэкземпляры этого сборника успели попасть в Ленинскую и некоторые другиебиблиотеки.

Венцом деятельности "обновленного" составаИСИ АН СССР под руководством М. Н. Руткевича и его приспешника Г. В. Осипова(при Руткевиче он был секретарем партийной организации института, а в 90-е годысделался академиком РАН) можно считать "Рабочую книгу социолога" — толстую и очень плохо написаннуюмонографию, несущую на себе отпечаток социальной атмосферы застойныхбрежневских лет. Ряд мест в этой монографии текстуально заимствован из книги В.А. Ядова, причем без ссылок (впрочем, во введении авторы выразили В. А. Ядовублагодарность за участие в обсуждении макета книги). С сожалением следуетпризнать, что дефицит методической литературы доныне вынуждает российскихсоциологов обучаться по этому некачественному источнику.

Позднее М. Н. Руткевич был снят с должностидиректора института, однако вернуться к прежнему динамичному состояниюотечественная социология уже не смогла. Главная причина состояла, по-видимому,в том, что квалифицированные кадры были рассеяны, были лишены возможностипреподавания и создания научных школ. Во второй половине 70-х и первой половине80-х годов российская социология стала скучной наукой, интерес к ней в обществерезко упал.

Вполне очевидно, что последствияидеологического разгрома были крайне деструктивны для всех областей социологии.Вместе с тем, эти последствия не были одинаковы в разных областях. В отношениитеории результат состоял в том, что зачатки теоретических школ, возникшие вконце 60-х годов, погибли, а теоретическая работа была свернута. Что жекасается методологии и методики социологических исследований, то в этой областиконцепция В. А. Ядова сделалась официально признанной. Новые руководителиИнститута социологических исследований, не обладая ни квалификацией, нитворческим воображением, заимствовали ядовскую методологию и искусственнозаконсервировали ее, прекратив все дискуссии на методологические темы. Научныекадры, которые могли творчески переосмыслить эту методологию, былиразогнаны.

В последующие годы методологическаяконцепция В. А. Ядова, по сути, многократно воспризводилась в многочисленныхпубликациях, не получив сколько-нибудь заметной содержательной проработки, чтоотражало общий процесс стагнации социологической мысли в СССР в 70-х и 80-хгодах. Различные авторы в лучшем случае могли находить новые удачные словесныеформулировки, дополнять или видоизменять указанный первоисточник, однако ниодной попытки осуществить крупный сдвиг в разработке методологических принциповпроведения социологических исследований в те годы предпринято небыло.

Методический и методологический застой,охвативший российскую социологию в 70-е, 80-е и первой половине 90-х годов,крайне негативно сказался на научной результативности проводившихся в те годыисследований. Конкретный анализ последствий этого застоя будет дан наминиже.

Специфичные условия развития отечественнойсоциологии привели к тому, что количественные и позитивистские методологическиеидеи были освоены российским научным сообществом уже на «излете» ихсуществования, а новые подходы не были своевременно изучены из-за воцарившегосязастоя и идеологического прессинга. Позитивистская методологическая эпоханеоправданно затянулась в России почти на три десятилетия.

В 90-е годы господство количественнойтрадиции было преодолено, но только на практическом уровне. Источником этихизменений была не академическая, а прикладная социология. Первыми российскимисоциологами, которые еще в конце 80-х годов пренебрегли господствовавшейколичественной традицией и начали активно использовать качественные методы— глубокое интервью ифокус-группы — дляпроведения исследований по коммерческим заказам, были Игорь Минтусов и МашаВолькенштнейн (вскоре они стали руководителями известных консалтинговых фирм«Никколо М» и «Валидата»). Позднее к этому направлению присоединились и другиеисследователи, работающие на рынке консалтинговых услуг.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.