WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

Для терапии СРТК" целесообразно комбинированное применение психотропных средств и препаратов, используемых в гастроэнтерологи-ческой практике для нормализации моторной функции и внутренней среды кишечника. Например, при выраженных явлениях дисбактерио-за и стойкого спазма толстого кишечника рекомендуется сочетать пси-17

хофармакотерапию с бактериальными препаратами или спазмолитическими средствами, Показано применение сульпирида (эглонил). Он имеет широкий спектр клинического действия (противорвотное, антидиспепсическое, психотропное) и может быть средством монотерапии у значительного числа больных. В дозах 200-300 мг в сутки эглонил оказывает комплексное клиническое действие и дает редукцию как психопатологических симптомов, так и нарушений функций ЖКТ. Можно рекомендовать также использование тералена (20-30 мг/сут), хлорпро-тиксена (100-150 мг/сут), рисперидона (1,5-2,0 мг/сут). В случаях с тревожно—фобической симптоматикой показано назначение транквилизаторов — феназепам (в дозах 3-4 мг/сут), лоразепам (2-4 мг/сут), бромазепам (до 6 мг/сут), хлордиазепоксид (в дозах до 50-60 мг/сут). Антидепрессанты используются при возникновении очевидных аффективных фаз, предпочтение отдается препаратам с селективным серотонинергическим действием. Чаще других используются флу-оксетин в дозах 20-40 мг/сут, Ципрамил в аналогичных дозах.

М. В. Коркина и В. В. Марилов на основании исследования 700 больных с разнообразными психосоматическими расстройствами, такими как функциональные и органические заболевания желудочно-кише-чного тракта, сделали вывод о существовании психосоматических циклов как моносистемных, так и полисистемных. При этом на фоне невротической депрессии вначале формируется первичный психосоматоз и происходит количественное увеличение психосоматической патологии в рамках единой пораженной системы. По мере трансформации моносистемного психосоматического цикла в полисистемный формируется вторичный психосоматоз, включающий психосоматическую патологию других органов и систем. Все это происходит в рамках единого психосоматического континуума.

При заболеваниях печени (гепатиты, гепатозы, циррозы) психопатологические расстройства чаще всего проявляются явлениями астении, а также астенодепрессивными состояниями. •

Преобладают жалобы на слабость, утомляемость, понижается способность к психическому напряжению, трудно читать, смотреть телевизионные передачи. Легко возникают головные боли, сердцебиение. Часты нарушения сна в связи с общим тревожным состоянием. Нередко развиваются сверхценные ипохондрические феномены, наблюдаются признаки ипохондрического развития личности. Это чаще всего коррелирует с преморбидным астеническим радикалом личности или преобладанием черт сенситивности, психического инфантилизма, изначальной тревожной мнительности.

Подобные проявления совпадают с обострением основного сома

тического заболевания при появлении признаков желтухи, усилении асцита, ухудшении формулы крови со снижением уровня гемоглобина, количества эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов, увеличении селезенки (гепатолиенальный синдром). Объективно могут диагностироваться признаки нарастания портальной гипертензии.

Вследствие противопоказаний к назначению сильнодействующих психотропных средств предпочтительным является назначение таких препаратов, как глицин (до 400-500 мг/сутки), при резко наступающей и непрекращающейся бессоннице можно рекомендовать триаолам по 0,25 мг на ночь короткими курсами до 7-10 дней для нормализации сна. Как "противоастеническое" и антидепрессивное средство может быть использован гептрал по 400 мг 3 раза в день в таблетках, либо вну-тривенно капельно или струйно по 400 мг в сутки курсом 7-10 дней.

Анализ материала показывает, что пограничные психические расстройства и соматическая патология встречаются практически при всех видах последней.

Рассмотрение механизмов взаимосвязи свидетельствует в пользу того обстоятельства, что эта взаимосвязь чаще обусловлена особенностями личностной структуры. При этом все "слои" личности имеют специфическую "акцентуацию"; почти постоянно регистрируется "слабый" тип высшей нервной деятельности (преобладание "меланхолического" темперамента), биоэнергетический тонус личности, определяемый как выраженность и преимущественная направленность инстинктов, характеризуется понижением инстинкта самосохранения, либо, наоборот, его подчеркнутой "экзальтацией" при одновременно сниженном познавательном инстинкте. Психологический профиль личности обнаруживает также преобладание "астенического" радикала и таких его компонентов, как сенситивность, снижение устойчивости по отношению к стрессовым раздражителям.

Имеются также и предиспонированные проявления соматовегета-тивной стигматизации, невыносливость к значительным физическим нагрузкам, наклонность к различного рода "функциональным" расстройствам того или иного органа (сердце, желудочно-кишечный тракт, кожные реакции и т.д.).

Все это дает нам возможность говорить о наличии особого "психосоматического диатеза", "психосоматического предрасположения", которое создает высокий риск проявления различных психосоматических заболеваний, либо соматоформных расстройств, что требует специального комплексного их изучения и терапии.

39

КОЖНАЯ ПАТОЛОГИЯ И ПОГРАНИЧНЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

Дерматологам уже давно известна роль эмоционального стресса в развитии многих кожных заболеваний. Поскольку нервная система и кожа развиваются из одного зародышевого листка, становится понятной взаимосвязь двух подобных патологических процессов, объединенных признаком "симпатии" (сочувствие частей по К. Галену). Здесь очень важно и то, что велика роль вегетативной нервной системы, которая становится как бы "расширенным плацдармом" для ее влияния на патологию системы кожи. Все большее внимание в связи с этим уделяется вопросам диагностики "маскированных" депрессий с симптоматикой нарушения функций кожи.

Л. Кирн (1878) одним из первых обратил внимание на появление зуда и крапивницы у многих больных циркулярными расстройствами настроения и высказал весьма прогрессивную мысль о том, что кожные симптомы, как и психические, служат проявлением одного и того же захватывающего весь организм психосоматического страдания.

Разнообразные кожные реакции выступают в таких случаях как своеобразное зеркальное отражение внутреннего и прежде всего эмоционального состояния человека. К числу наиболее часто проявляющихся признаков изменения аффекта относятся, как известно, резкая бледность, либо гиперемия лица, локальный гипергидроз и пиломотор-ный рефлекс ("гусиная кожа"), разлитая или пятнистая эмотивная эритема (краска стыда или смущения). Может также обнаруживаться универсальный или локальный зуд, рецидивирующая крапивница, псориаз и красный плоский лишай, нейродермит и экзема. Тяжелый эмоциональный стресс лежит в основе хронической крапивницы примерно у 60-70% таких больных и чуть ли не у каждого второго больного с красным плоским лишаем (Б.Д. Тополянский). Несомненная депрессия с аутоагрессией диагностируется у 66% из 200 больных нейродермитом. В прошлом экзему рассматривали как одно из проявлений истерии.

Именно депрессия способствует формированию и обострению хронической экземы, отмечаемой при депрессивных психозах довольно часто. Бесспорные аффективные расстройства констатируют у подавляющего большинства больных экземой. Классическим отражением стойких депрессивных состояний становятся явные трофические расстройства и прежде всего "старение кожных покровов". Кожа становится при этом суше, темнее, морщинистее, утрачивает эластичность, слой эпидермиса утолщается, лицо кажется более старым, чем должно быть

по возрасту (что само по себе обусловливает подчас тяжелые переживания и сверхценную фиксацию больных). При заметном снижении аппетита и похудании больных на сухой, обезжиренной, все более грубой и шелушащейся коже очень легко образуются трещины (особенно в углах рта и в области мелких суставов) под воздействием охлаждения, частого мытья рук или стирки. Затянувшаяся соматизированная депрессия, как это отмечают В.Д. Тополянский и М.В. Струковская, с анорек-сией или синдромом раздражения толстой кишки и прогрессирующим истощением больного сопровождается типичными для алиментарной дистрофии изменениями кожных покровов: сухая, висящая'складками кожа с просвечивающими под ней венами приобретает грязно-серый или серовато-желтый оттенок с участками депигментации, или, наоборот, гиперпигментации.

При ипохондрической депрессии со страхом или бредом болезни возможна иногда желтая кожа или даже иногда оранжевая ее окраска щек, крыльев носа и лба в связи с излишне строгой диетой и чрезмерным потреблением шпината, моркови, апельсинов. При тяжелой реактивной депрессии отмечается диффузное потемнение кожи, тогда говорят, что человек буквально "чернеет с горя".

Трофические изменения кожных покровов сочетаются обычно с изменением фактуры и цвета волос. При аффективных расстройствах невротического круга волосы утрачивают блеск, становятся тусклыми и хрупкими, напоминающими старый парик. Тяжелым душевным переживаниям сопутствует, как правило, постепенное, а иногда и довольно быстрое обесцвечивание (поседение) волос. Раннее (до 40 лет) поседение, отмечаемое примерно у трети больных с гипоталамическим синдромом при органическом поражении центральной нервной системы, возможно и при функциональных гапоталамических расстройствах в клинике патологии аффектов (депрессий). Здесь можно отметить, как это делают В.Д. Тополянский и М. В. Струковская, фиксированные реакции, протекающие по типу клише на высоте реактивной или эндогенной депрессии: так, описаны три приступа обесцвечивания волос (с последующим восстановлением их прежней окраски) у одного и того же больного в связи с тремя тяжелыми эмоциональными потрясениями, сопровождавшимися депрессией.

Чрезмерные или длительные аффективные перегрузки с нарастающей астенизацией организма могут стать причиной диффузного, очагового или тотального облысения, развивающегося постепенно или очень быстро. Например, описано полное выпадение волос у циркового артиста, искусанного дрессированным медведем (Арутюнов В.Я., 1971). От-

дельную группу больных составляют лица, страдающие невротической алопецией (при отсутствии какой-либо фокальной инфекции или соматического заболевания, признаков органического поражения центральной нервной системы и эндокринной патологии), которую до сих пор включают нередко в нозологически неоднородное понятие "гнездной плешивости".

К достаточно часто встречающимся соматическим проявлениям затяжных астенодепрессивных состояний принадлежат и трофические изменения ногтевых пластинок. Мутные, тусклые, неравномерные по окраске, порой пятнистые ногтевые пластинки могут заметно истонь-чаться, стать мягче, чем в норме, или более хрупкими. Иногда встречается и гипертрофия ногтевых пластинок: шероховатые, иногда даже бугристые, исчерченные продольными или, чаще, поперечными полосками, они отличаются повышенной ломкостью в продольном направлении. По ходу возможно расщепление, расслоение или отпадение кусочков ногтя. В пользу центрального механизма поражения свидетельствует в таких случаях быстрота развития патологического процесса, захватывающего одновременно все или многие ногти, одна и та же степень развития дистрофических нарушений, а также отсутствие воспалительных изменений в области ногтевых валиков, кистей и стоп.

Самой обычной реакцие )рганизма на однократный эмоциональный разряд или патологическое аффективное состояние является локальный или диффузный гипергидроз. Не связанный ни с инфекционными, ни с какими-либо соматическими заболеваниями идиопатический гипергидроз возникает под влиянием эмоционального стресса как своеобразное отражение определенных душевных переживаний (страх, тревога, беспокойство, волнение, огорчение). Кажется, что страх, заставляющий человека мгновенно взмокнуть, гнездится "не в душе, а именно в теле, глубоко под кожей", — так пишет Дж. Стейндеб ("Зима тревоги нашей"). Внезапно проступающий на высоте аффекта холодный пот сочетается, как правило, с резкой бледностью кожных покровов (вследствие сужения, спазма поверхностных сосудов) и нередко присоединяется к синкопальным эпизодам: расширение поверхностных сосудов при более слабых эмоциональных воздействиях сопровождается обычно горячей испариной.

Постоянный или пароксизмальный гипергидроз (при наплывах мыслей тревожно-депрессивного содержания) постоянно включается в общий комплекс вегетативно-сосудистых расстройств в клинике аффективной патологии и четко коррелирует с выраженностью общей психической гиперестезии, резко усиливаясь (особенно в области ладо

ней и стоп) при так называемой "мокрой депрессии"). О наличии психической гиперестезии свидетельствует также чрезмерное, необычное для данного индивида увеличение потливости при незначительной физической нагрузке, после горячей еды и питья и при повышении температуры окружающей среды (что вызывает у многих подобных больных заметно выраженные ипохондрические опасения). Патологическую перспирацию можно рассматривать, таким образом, как один из объективных показателей уровня аффективных расстройств и общей психической гиперестезии (мокрые ладони пациента или его вдруг вспотевший лоб при каком-то вопросе врача — прямое подтверждение эмоциональной напряженности больного и особой субъективной значимости для него обсуждаемой темы).

Регулярное раздражение влажной и очень чувствительной кожи при чрезмерном потоотделении обусловливает региональное ощущение жара, зуда, жжения, а порой и появления неприятного запаха. Этот довольно распространенный психовегетативный феномен часто обыгрывается и в художественной литературе ("Дракон перед боем с Ланселотом источал запах рыбы, что с ним случалось всегда, когда он озабочен и нервничает"). Возникновение резкого, отталкивающего запаха связано, очевидно, с оживлением филогенетически более древних, по существу атавистических механизмов (продуцирование особых пахучих выделений для собственной защиты и отпугивания врага) и повышением функциональной активности сальных желез у охваченного тревогой и страхом субъекта.

Можно отметить, что апокринные железы в подмышечной и лобковой области практически почти не участвуют в терморегуляции, а начинают функционировать с наступлением половой зрелости, выделяя особые пахучие вещества — феромоны. Выделение этих веществ — специфических сигналов пола — представляет собой по существу очень древний филогенетический механизм, во многом определяющий сексуальное поведение. Выраженные сексуальные нарушения в клинике депрессивных состояний закономерно сопровождаются в ряде случаев изменением секреции апокриновых желез с появлением своеобразного, весьма неприятного иногда запаха,, позволяющего предполагать уже на расстоянии наличие у больного психосоматического расстройства.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.