WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |

Практически одновременно с биологизаторскимнаправлением в криминологии начинает формироваться социологизаторский подход кобъяснению причин преступности. Исследования социологов конца XIX — начала XX века Ж. Кетле, Э.Дюркгейма, Д. Дьюи, П. Дюпати, М. Вебера, Л. Леви-Брюля, Г. Тарда и другихвыявили связь отклоняющегося поведения с социальными условиями существованиялюдей. Солидный статистический анализ различных аномальных проявлений(преступности, самоубийств, проституции), проведенный, в частности, ЖаномКегле, Эмилем Дюркгеймом за определенный исторический отрезок времени, показал,что число аномалии в поведении людей всякий раз неизбежно возрастало в периодывойн, экономических кризисов, социальных потрясений, что опровергало теорию"врожденного" преступника, указывая на социальные корни этого явления[162].

Вместе с тем, социологи того времени, выявивсвязь между социально-экономическими условиями существования общества исоциальными отклонениями, не смогли до конца дифференцировать и объяснитьприроду этих отклонений.

Дюркгейм, в частности, считал, что некийоптимальный уровень преступности неизбежно присущ человеческому обществу, кактемпература человеческому телу, И необходимо заботиться не столько об ееискоренении, сколько о поддержании этого некоего оптимального уровня,предупреждая лишь "всплески", рост преступности [162].

Несколько позднее, примерно с серединытекущего столетия, наметился новый подход в развитии криминологического знанияо природе и механизмах преступного поведения, разрабатываемый социальнымипсихологами.

Социально-психологические теории пытаютсяобъяснить механизмы формирования делинквентной морали и поведения, анализируяособенности взаимодействия личности и се ближайшего окружения. При этом рядавторов — Р. Мертон,Д. Мате, Т. Сайке, Э. Сатерленд — упор делают на рассмотрение избирательного отношения личности ксвоему окружению, его моральным нормам и ценностям. Другие авторы, напротив,сосредоточивают свое внимание на характеристике ближайшего окружения, егонормах, ценностях, морали и механизмах воздействия на личность (А. Коэн, Р.Клоуард, Л. Оулин, С. Беккер, У. Томас, Ф. Танненбаум, М. и Э.Глюк).

Так, теория "социальной аномии" Р. Мертонавыстроена на гипотезе об отмирании норм морали при делинквентном поведении, чтовызывается рассогласованием цели и средств ее достижения у делинквентов [172,311]. Д. Мате и Т. Сайке разработали теорию "нейтрализации", согласно которойпреступник не отметает для себя общепринятые нормы морали и в целом разделяетих, но свое преступное поведение оправдывает с помощью целого набора защитныхмеханизмов (обвинений жертвы, обстоятельств, ссылок на окружающих: "Все такделают", обвинений в адрес судей: "Судьи кто" и т.д.) [317].

Э. Сатерленд выдвинул теорию"дифференцированной связи", объясняющую формирование делинквентной субкультурыза счет избирательного отношения к нормам и ценностям своего окружения[162].

В зарубежных социально-психологическихтеориях преступности значительное место отводится рассмотрению роли"делинквентной субкультуры, в формировании девиантного поведения. Внимание кпроблеме субкультуры, то есть "культуры внутри культуры", было привлеченопубликацией в 1955 году работы А. Коэна "Делинквентные дети: культура шайки"."Делинквентная субкультура", по мнению А. Коэна, сводится к выворачиваниюнаизнанку системы ценностей среднего класса, т.е. предполагает явное и полноеотрицание стандартов среднего класса и принятие их крайней антитезы [197].Концепция "делинквентной субкультуры" получила развитие в работах Р. Клоуарда иЛ. Оулина, которые выделили криминальную субкультуру (рэкет), "конфликтную"субкультуру (активные шайки) и субкультуру "ухода в себя" (наркотики).Криминализирующие функции субкультуры заключаются в сохранении и передачетрадиций определенной социально-культурной делинквентной среды, котораяспособна противостоять социальным институтам, занимающимся воспитанием детей,и, прежде всего, семье и школе [172, с. 159].

К способам усвоения делинквентногоповедения ряд американских социальных психологов (С. Беккер, У. Томас, Ф.Танненбаум) склонны относить стигматизацию, социальное клеймение, когда "клеймопреступника", налагаемое официальными контрольными органами (полиция, суды)выступает "самореализующимся предсказанием", усвоенным индивидом статусом. Ктакого рода явлениям приводит чрезмерное правовое регламентирование, а такжепреждевременное отождествление подростков с "нарушителями порядка" [172, с.165- 170].

Рассмотренные концепции делинквентности,несомненно, представляют определенный интерес в раскрытии частныхсоциально-психологических закономерностей усвоения делинквентной морали ивозникновения асоциальных проявлений несовершеннолетних. Как частныесоциально-психологические механизмы, рассмотренные феномены могут проявляться ииграть определенную негативную криминализирующую роль. Однако дать объясненияпреступности в целом, как социального явления, такого родасоциально-психологические концепции не в состоянии, поскольку не рассматриваютосновных социальных детерминант, влияющих как на поведение отдельного индивида,так и на состояние человеческих сообществ.

В этом отношении, на первый взгляд,оказывается более состоятельной широко распространенная на Западе теориямножественных факторов (М. и Э. Глюк), которая в качестве причин преступностирассматривает до 200 различных факторов, таких как социальное и расовоенеравенство, урбанизация, миграция, последствия НТР, территориальные,национальные, климатические условия и т.д. Хотя в данном случае в поле зренияисследователей наряду с другими причинами и попадают причинысоциально-экономического характера, однако однорядное, однопорядковоеперечисление столь многочисленных факторов не даст ясной картины истиннойпричины преступности в классовом обществе [207].

Критикуя такой многофакторный подход кобъяснению преступности, В. Н. Кудрявцев пишет: "Понятие "фактор" означает лишьто, что соответствующее явление имеет определенное значение для хода илирезультата какого-то процесса, но каково это значение, в чем влияние фактора,данное понятие разъяснить не может. В научном исследовании это понятие можетиспользоваться лишь для первоначальной, общей ориентировки в круге явлений ипроцессов, взаимодействующих между собой" [88, с. 19].

Проводимые на Западе частныесоциально-психологические и психологические исследования механизмов преступногоповедения нашли свой практический выход в различных рекомендациях и программахпо предупреждению делинквентного поведения, носящих в основномпсихоконсультационный, психотерапевтический и медицинский характер. Они, вчастности, включают службы "Гайденс" в школе, оказывающие помощь в трудныхслучаях педагогической практики, психолого-педагогические консультации дляродителей, попытки создать программы успешной социальной адаптации молодежи засчет групповой и индивидуальной психотерапии, различные мерыпсихотерапевтической коррекции отклоняющегося поведения, а также применениеэлектрошокотерапии и нейрохирургии в борьбе с преступностью. Важное место впревентивной практике современных цивилизованных стран занимает разветвленнаясеть социальных служб и социальных работников, оказывающих поддержку населению,семье, детям, молодежи в различных кризисных ситуациях. Помощью социальныхработников пользуются больные, инвалиды, престарелые, безработные, эмигранты,преступники и лица, вернувшиеся из мест лишения свободы; социальные работникипомогают детям, оставшимся без родителей и испытывающим жестокое обращение всемье, одиноким матерям и конфликтным семьям и т.д.

Западный опыт социальной икоррекционно-реабилитационной работы, несомненно, представляет для нас большойинтерес, но вместе с тем, по достаточно единодушному мнению отечественных изарубежных специалистов, вряд ли может быть в "чистом виде, перенесен в нашиусловия. Необходимо серьезное изучение специфики социально-экономической исоциокультурной ситуации, индивидуальной и общественной психологии, этическихнорм, традиций общественного и семейного воспитания, с учетом которых должнастроиться отечественная социальная политика и превентивнаяпрактика.

Следует отметить, что у нас имеются своитрадиции превентивной теории и практики. Так, в 30-е годы особенно успешноразвивалось социально-педагогическое направление социальной икоррекционно-реабилитационной работы, представленное такими талантливымипедагогами, как А. С. Макаренко и С. Т. Шацкий. В своей блестящейопытно-экспериментальной работе они, по сути дела, заложили и развили основныепринципы, методы и содержание социальной педагогики, социальной работы с детьмии подростками, в том числе и трудновоспитуемыми, где важнейшим факторомвоспитательной и коррекционно-реабилитационной работы выступает созданная иорганизованная педагогом воспитывающая среда. При этом С. Т. Шацкий создавалтакую среду в открытом социуме по месту жительства, а А. С. Макаренко— в детскойколонии.

В это же время в трудах выдающихсяотечественных психологов Л. С. Выготского и П. П. Блонского и их последователейзаложены основы возрастной психологии, позволяющей понять особенностипсихического развития детей на разных возрастных этапах, включая кризисныепериоды развития. Особую ценность эти работы представляли своей практическойнаправленностью, отчетливо выраженной ориентацией на потребности и запросышколы, семьи, родителей, воспитателей, учителей.

Это же время отмечается становлением иразвитием системы социально-правовой охраны материнства и детства, немалыйвклад в создание которой внесли П. И. Люблинский, В. Ф. Куфаев идругие.

Следует отметить, что различные направлениятеории и практики социальной и превентивной работы, имевшие место в 20— 30-е годы,опирались на традиции русской дореволюционной науки, которая в самых различныхотраслях знания: медицине, юриспруденции, психологии, педагогике — носила глубоко гуманистический исоциально-ориентированный характер. Стремление помочь человеку и обществуизбавиться от своих пороков, найти путь к совершенствованию исамосовершенствованию отличает работы величайшего ученого и практикующеговрача-психоневролога В. М. Бехтерева, психиатров П. Б. Ганушкина и С. С.Корсакова, психолога А. Ф. Лазурского, педагогов П. Ф. Лесгафта и К. Д.Ушинского, энциклопедически изучившего нравы и традиции тюремной жизникриминолога М. И. Гернета и многих, многих других российских ученых, работавшихв различных направлениях социального оздоровления общества.

С середины 30-х годов начинается "глухоетридцатилетие", которое, наряду с массовым террором, характеризуется разгромомряда наук и научных школ, в том числе генетики и педологии, что не могло незатормозить развитие превентивной науки и практики, С начала 60-х голов ипозднее, как результат политической оттепели, получают развитие достаточномногочисленные, интенсивные и вместе с тем разрозненные исследования попроблемам отклоняющегося поведения детей и подростков. Проблемы педагогическойзапущенности учащихся в Академии педагогических наук исследовались специальнойлабораторией, возглавляемой М. А. Алемаскиным; несколько позднее начинаетуспешно действовать лаборатория коррекционной педагогики под руководством Г. Ф.Кумариной; над этой проблемой активно работают отдельные вузовские кафедрыпедагогики и психологии: в Свердловске под руководством А. С Белкина, в Минске— А. И. Кочетова, вКоломне — И. П.Башкатова, в Перми —А. С. Новоселовой, в Воронеже — И. Ф. Мягкова Работы психиатров и психотерапевтов А. Е. Личко, М.И. Буянова, А. И, Захарова посвящены обобщению большого эмпирическогоматериала, связанного с исследованием и реабилитацией детей снервно-психическими заболеваниями и пограничными состояниями.

***

Однако работы этого периода характеризуютсясерьезными ограничениями, накладываемыми общей методологической исоциально-политической парадигмой того времени, называемого теперь застойнымпериодом. Эти ограничения выражались, прежде всего, в том, что было весьмазатруднено и практически невозможно системное исследование природы социальныхотклонений. С одной стороны, как отголоски скандально известной сессии ВАСХНИЛ1949 года, когда была разгромлена отечественная генетика, надолго и прочноукоренился страх перед исследованием психобиологических предпосылокотклоняющегося поведения. Такие исследования однозначно трактовались какбиологизаторство, что считалось несовместимым с марксистско-ленинскойметодологией, Достаточно вспомнить, какому жестокому и длительному остракизмуподверглись работы В. П. Эфроимсона "Родословная альтруизма" (1971) и И. С. Ноя"Методологические проблемы советской криминологии" (1975), в которых быласделана попытка обратить внимание на некоторые биологические детерминантыотклоняющегося поведения.

С другой стороны, были невозможны, по сутидела, и исследования социальных причин преступности, вольно или невольноставившие под сомнение непогрешимость существующего социального строя,приводящие к выводу о серьезных дефектах социального управления, находящейсявне критики коммунистической партии. Потому у нас, в частности, так и незародилась такая наука, как криминальная социология, в то время как довольноинтенсивно развивалась криминальная психологи я.

Не имея возможности объективно и системноизучать природу отклоняющегося поведения и, исходя из этого, разрабатывать мерыпревентивной политики, психолого-педагогическая, да и криминологическая наукисосредоточились на личности делинквента, преступника, на его самосознании,мотивах, направленности, как основном корне зла и первопричине всех социальныхбед. Отсюда и меры профилактики преступности, в том числе и правонарушенийнесовершеннолетних, рекомендуемые криминологами, сводились, прежде всего, ксоциальному контролю и дифференциации общественных и административно-уголовныхнаказаний. Педагогические исследования тоже в значительной степени посвящалисьпроблемам поощрения и наказания, формирования сознания и самосознания.Прагматизм и дегуманизация весьма широко распространились и в психологии.Достаточно проанализировать проблематику защищаемых в этот период диссертаций ипроводимых исследований по психологии, и станет очевидно, что подавляющая ихчасть была сугубо прагматически ориентирована на процесс обучения и посвящена,прежде всего, вербальному интеллекту и психическим познавательным процессам. Вто же время проблемы социального развития, эмоционально-волевой сферы,бессознательного и неосознаваемого в личности оказались на перифериипсихологической науки, что, безусловно, далеко от потребностей превентивной икоррекционно-реабилитационной практики.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.