WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 41 |

Начиная с XVIII столетия в общественномсознании возникает заметный перелом в сторону решительного осуждения публичныхфизических наказаний и казней. Особенно горячее осуждение подобные методыборьбы с преступностью нашли у французских просветителей XVIII века Вольтера,Руссо, Дидро. Широкую известность в Европе получила активная, обличительнаядеятельность Вольтера, разоблачавшего жестокость и несправедливость феодальногоправосудия. Вольтер со свойственной ему горячностью и обостренным чувствомсправедливости берет на себя обязанность общественного защитника по делуКаласа. И публично, через печать, показывает поспешность и несправедливостьсовершившейся казни, посмертно реабилитирует публично четвертованного Каласа,обвиняемого якобы в убийстве своего сына.

В XIX веке в странах Европы повсеместнопроисходит заметное смягчение карательных мер, полный отказ от публичных казнейи экзекуций. Однако попытки прибегать к подобным мерам наказаний отмечаются вотдельных случаях вплоть до начала XX века. Так, русский психиатр И. А.Сикорский в 1905 году публикует гневную статью "Чувства, испытываемые зрителемпри виде смертной казни", в которой описывает смертную казнь через повешение.Он пишет, что как бы ни тяжелы были прегрешения преступника, но вид казни,последних минут приговоренного, его прощанья с жизнью не может не вызвать унормального человека ничего, кроме сострадания и сильнейшего душевногопотрясения. Прогрессивно настроенные представители науки, общественные деятелиуже в это время приходят к выводу о совершенно очевидной, абсолютнойнедопустимости подобных кровавых зрелищ для цивилизованногообщества.

В конце XIX века практически закончилсяпервоначальный этап борьбы с преступностью, когда основные меры сводились ктому, чтобы удержать человека от преступления под страхом жесточайшегонаказания, смертной казни, публичной физической экзекуции.

Одновременно с этим возникает новаятенденция в борьбе с таким социальным злом, как преступность. Развитие наук, втом числе наук о природе социальных, общественных явлений, порождает стремлениеразобраться в причинах преступности, дать научное обоснование деятельностисоциальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Таким образом, уже вXIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, основнойсутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и наих основе составить программу практической деятельности по борьбе спреступлениями и преступностью.

Одна из первых научных попыток объяснитьприроду преступного поведения с позиции биологизаторского подхода принадлежититальянскому тюремному врачу Ч. Ломброзо, разработавшему "антропологическую"теорию преступности. Проводя антропологические замеры среди преступников,содержащихся в тюрьме, Ч. Ломброзо пришел к выводу, что существуют четыре типапреступников: а) врожденные преступники; б) преступники по страсти; в)случайные преступники; г) душевнобольные преступники. При этом "врожденные"преступники характеризуются определенными соматическими особенностями,строением черепа, чертами лица, благодаря которым их можно своевременнораспознавать и пожизненно изолировать от общества, либо уничтожать [104]. Такимобразом, если следовать логике Ч. Ломброзо, то борьба с преступностью такжедолжна опираться на насилие, казнь, тюремную изоляцию людей, классифицируемыхкак "врожденные" преступники.

Сторонниками "антропологической" теориипреступности в США были Х. Шелдон, Э. Кречмер, А. Хутон, в России — А. Дриль. Современныебиологизаторские криминологические теории, безусловно, далеко отошли от наивныхпредставлений о "врожденном" преступнике, которые характеризовали"антропологическую" теорию преступности Ч. Ломброзо. В этих теорияхиспользованы достижения современных наук: генетики, психологии, психоанализа,нейрохирургии, психофармакологии. Так, в частности, одной из сенсаций 70-хгодов было открытие так называемого синдрома Клайнфельтера, согласно которому,хромосомные нарушения типа 47XYY, при нормальном наборе хромосом у мужчин 46XY,среди преступников встречаются в 36 раз чаще. А, стало быть, отсюда на повесткудня среди мер по борьбе с преступностью активно выдвигалась "геннаяинженерия".

Гипотеза о хромосомных аномалиях какпричинах преступного поведения была тщательно проверена как у нас в стране, таки за рубежом. Так, в исследовании, проведенном в СССР, из 4-х тысячобследованных преступников обнаружено было всего 8 человек с лишнейY-хромосомой, среди которых, за единичным исключением, все признаныневменяемыми лицами. Была проведена также проверка гипотезы, согласно которойхромосомные аномалии чаще встречаются не вообще у всех преступников, а, преждевсего, среди лиц высокого роста. Американский национальный центр психическогоздоровья в 1470 году опубликовал доклад, включающий обзор 45 исследованийотносительно предполагаемой связи хромосомных аномалий с преступностью. Всегобыло исследовано 5342 преступника, при этом специально была подобрана группалиц высокого роста, что, якобы, чаще связано с агрессивным поведением прихромосомных нарушениях. Среди этих лиц лишь у 2% были обнаружены хромосомныенарушения, среди преступников любого роста 0,7%, среди контрольной группызаконопослушных граждан, которая составляла 9700 человек — 0,15% [61]. По существу, этоисследование установило некоторую минимальную связь хромосомных аномалий нестолько с преступностью, сколько с душевными заболеваниями.

Окончательная оценка теории хромосомныханомалий была сделана на Международной конференции во Франции в 1972 году, где,по единодушному мнению исследователей разных стран, не было подтвержденостатистически значимой зависимости между генными нарушениями ипреступностью.

Таким образом, теория хромосомных аномалий,как и когда-то антропологическая теория преступности, при более тщательномизучении не нашла своего подтверждения и была подвергнута серьезно обоснованнойкритике.

В настоящее время в США широко обсуждаютсявозможности клинического подхода к борьбе с преступностью, исходящего, по сутидела" из выдвинутого еще Ломброзо постулата душевнобольного преступника. Так, ввышедшем в 1985 году сборнике "Биология, преступность и этика", в которомпомешено более тридцати статей американских авторов, разрабатывающихклинический подход, а также в коллективной монографии "Психологический подход кпреступности и ее коррекции. Теория, исследования, практика" (1984)анализируются разнообразные формы медицинской и психологической коррекциипреступного поведения. Авторы полагают, что последние технологическиедостижения в области биологии и медицины свидетельствуют о том, что становитсявозможным изменить и даже контролировать способности и поступки людей путемпрямого воздействия на физиологию и мозг. Они отмечают, что генная инженерия,электрическое стимулирование головного мозга, психокоррекция, лекарственнаятерапия — все этореальности сегодняшнего дня. Так, наиболее последовательный сторонникприменения биологического знания в борьбе с преступностью профессорГарвардского университета Э. Уилсон выдвинул идею социобиологии, котораяизучает биологическую основу всех форм социального поведения как людей, так иживотных, используя единые принципы, методы, терминологию. Уилсон разделяетмнение о роли генетического влияния на поведение человека и считает, что скороможно будет выделить и характеризовать специфические гены, ответственные заповедение человека [194, с, 745].

С. Лжеффи. профессор университета штатаФлорида, также последовательный представитель биосоциальной криминологии, дастклассификацию видов биологической терапии:

  • химическая терапия — применение лекарственных средств, воздействующих на мозг ицентральную нервную систему;
  • электрическая, или шоковая, терапия, применяемая при лечениидепрессивных состояний;
  • психохирургия, или нейрохирургия, которая" по мнению автора,должна применяться, когда неврологическое состояние не поддастся лекарственнойтерапии, аутотренингу, другим методам лечения [194, с. 216 -233].

Вместе с тем, ряд авторов, например, Дж.Оулдер, высказывают свои сомнения и опасения в связи с применениемпсихохирургии и предлагают установить специальные меры контроля над даннойоперацией. Он, в частности, предлагает, чтобы психохирургические методы неприменялись к лицам моложе 21 года, а также к политическим и социальнымдевиантам и использовались лишь по отношению к серьезно больным людям,способным на убийство и самоубийство [194, с. 277 — 280].

Наряду с биопсихологическими методамикоррекции, широкое развитие на Западе получает также психокоррекция девиантногоповедения. Выделяются, в частности, следующие методы психокоррекции: методпсихоанализа, метол косвенных рекомендаций, групповая психотерапия, гипноз,рационально-эмоциональная терапия, обучающая контролю над чувствами, обучениеделовому общению, модификация поведения [312].

Безусловно, все эти методы заслуживаютдолжного внимания как формы индивидуальной психотерапевтической и медицинскойпомощи людям, страдающим различными патологиями, нервно-психическимизаболеваниями, пограничными и навязчивыми состояниями, затруднениями в сфереобщения и т.д. Однако клинический подход имеет весьма ограниченные возможностии вне широкой социальной комплексной программы оздоровления социальных исоциально-экономических условий существования человека не может принестизаметных реальных результатов в деле борьбы с преступностью.

Особое место среди разнообразных теорий иконцепций преступности занимают исследования психоаналитической ориентации,основоположником которых является З. Фрейд. В работах его последователей (А.Адлер, Э. Фромм, К. Хорни, У. Шутц и др.) природа преступности иделинквентности рассматривается наряду с другими формами отклоняющегосяповедения, такими как неврозы, психастении, состояния навязчивости, сексуальныерасстройства, различные формы социальной дезадаптации. По мнению представителейпсихоаналитической ориентации, лиц с отклоняющимся поведением, включаянервно-психические отклонения и социальную девиацию, отличают чувствоповышенной тревожности, агрессивность, ригидность, комплекс неполноценности.Поэтому психоаналитические работы, прежде всего, посвящены исследованию природытревожности, агрессивности, стремления к разрушительным действиям. Особоевнимание уделяется природе агрессивности, которая якобы служит первопричинойнасильственных преступлений. Агрессия — это поведение, целью которогоявляется нанесение вреда некоторому объекту или человеку, возникающее, помнению представителей психоаналитической ориентации, в результате того, что поразличным причинам не получают реализации некоторые изначальные, врожденныенеосознаваемые влечения, что и вызывает к жизни агрессивную энергию разрушения.В качестве таких неосознаваемых, подавляемых влечений 3. Фрейд рассматриваллибидо, А. Адлер —стремление к власти, к самоутверждению, превосходству над другими" Э. Фромм— мазохистскиевлечения к смерти, страданию, К. Хорни — стремление к безопасности,гедонистические потребности комфорта, удовольствия, В. Шутц — потребность включения, поддержкии одобрения со стороны ближайшего окружения [12, 160].

Подавление этих влечений, жесткая блокировкаих реализации, начиная с раннего детства, порождает базисные чувстватревожности, неполноценности и агрессивности, что ведет ксоциально-дезадаптивным формам поведения.

Следует отметить, что проблемаагрессивности, тревожности привлекает внимание не только представителейпсихоаналитической ориентации. Изучению природы и проявлений этих свойствпосвящены работы А. Бандуры, А. Басса, Л. Берковца, С. Розенцвейга; этипроблемы получили отражение и в работах отечественных ученых С. Н. Ениколопова,Т. Н. Курбатовой, а также в выполненном в нашей стране исследовании польскогопсихолога Э. Квятковской-Тохович.

В этих исследованиях большая роль в природеагрессии отводится социальным, прижизненно действующим факторам. Так, А,Бандура считает, что агрессия есть результат искаженного процесса социализации,в частности, злоупотребления родителей наказаниями, жестоким отношением к детям[191, 192]. Л. Берковец указывает, что между объективной ситуацией иагрессивным поведением человека всегда выступают две опосредствующие причины:готовность к агрессии (злость) и интерпретация — толкование для себя даннойситуации [193]. По мнению Э. Квятковской-Тохович, причиной агрессивностивыступают конфликтность, нарушения эмоциональных связей в семье, таким образом,на первый план выступают условия семейного воспитания в детстве [73]. Оченьлюбопытные данные, заставляющие переосмысливать роль агрессии в характересовершаемых преступлении, получены С. Н. Ениколоповым. Исследовав степеньвыраженности агрессии у преступников (убийц, хулиганов, воров, расхитителей),он выявил, что по общему показателю агрессии, который является суммойпоказателей физической агрессии (нападения), косвенной агрессии и вербальнойагрессии, наиболее агрессивной группой являются впервые осужденные воры,последнее место занимают убийцы. По индексу враждебности первое место занялирасхитители, последнее — также убийцы. Очевидно, что полученные результаты не даютвозможности однозначной интерпретации роли агрессии в характере совершаемыхпреступлений [63].

Проведенное Т. Н. Курбатовой сравнительноеисследование группы несовершеннолетних преступников, воров и хулиганов, а такжеконтрольной группы хорошо успевающих, общественно активных школьников выявило,что, во-первых, в группе хулиганов была несколько больше выражена агрессия, вгруппе воров —тревожность. Однако эти свойства выступают в комплексе с микросредовымифакторами, характеризующими нравственно-семейные, учебно-профессиональные иприятельские отношения. Кроме того, в ходе данного исследования выявилась такжеповышенная тревожность и в группе школьников-активистов [91].

Все эти исследования ставят под сомнениевыводы представителей неофрейдистского психоаналитического направления как вотношении природы агрессии, так и в отношении характера ее проявления. Покрайней мере, они свидетельствуют о социальной и, прежде всего, микросредовойдетерминации, обусловливающей как формирование, так и проявлениеагрессии.

Однако критика биологизаторского подходапредполагает также и определение должного места, которое занимают индивидныекачества человека в генезисе, в развитии преступного поведения.

В современной отечественной криминологиинеблагоприятные индивидные особенности (отставание в умственном развитии,нервно-психические и соматические патологии, кризисные возрастные периодыразвития и т.д.) рассматриваются как психобиологические предпосылкиасоциального поведения, которые способны затруднять социальную адаптациюиндивида, отнюдь не являясь при этом предопределяющей причиной преступногоповедения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.