WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 |

Кроме причин, которые обусловливаютописанные особенности развития характера детей, перенесших те или иные болезниго­ловного мозга,существуют некоторые другие, общие причины, влияющие на характер всех учащихсявспомогательных школ.

Семейное воспитание больных детейпредставляет значитель­ные трудности. Родители не могут обычно определить мерустро­гости итребовательности по отношению к больному ребенку. Так, например, если ребенокслаб и неохотно выполняет действия по самообслуживанию, родителям нелегкорешить, следует ли пожалеть его как больного и выполнить необходимые действиявместо него либо заставить его сделать все требуемое самому. Если ребенокнасорил и не убрал, сославшись на головную боль либо на желание спать, следуетли наказать его за лень либо пожалеть как больного Правильное решение этих,казалось бы, мелких вопросов важно для формирования характера ребенка. Отстрогости и требовательности родителей, от трудовой нагрузки и организациирежима дня ребенка зависят основные черты его характера: воля, самолюбие,трудолюбие, чувство долга и т. д.

Между тем наблюдения показывают, что всемейном воспита­нииучащихся вспомогательных школ часто преобладают край­ности: родители либо чрезмерножалеют своих больных детей и, создавая для них дома тепличную, нетрудовуюобстановку, спо­собствуют формированию бесхарактерности, безответственности,безволия, либо, напротив, безжалостно третируют своих детей, унижают ихдостоинство, сердятся на них за медлительность, за­бывчивость и другие недостатки,вызванные болезнью. Случается, что детей унижают и обижают сверстники—соседи подому либо

'См П е в з н е р М. С. Дети-психопаты илечебно-педагогическая работа У с нями М, 1941.

собственные братья и сестры. Обе этикрайности—чрезмерная жалость и пренебрежение—одинаково сильно портят характерребенка. К сожалению, во многих случаях только во вспомога­тельной школе (под влияниемучителя, с одной стороны, и равно­правного положения в детском коллективе — с другой) становитсявозможной коррекция этих вредных влияний на характер умст­венно отсталогоребенка.

В классном коллективе в процессе учебных итрудовых занятий олигофренопедагоги (учителя и воспитатели интернатов)медлен­ным,кропотливым трудом исправляют и заново формируют ха­рактер доверенных им детей.Сведения о том, каким образом это делается, какова должна быть методика этоговоспитания, содержатся в курсе олигофренопедагогики.

Психология умственно отсталого ребенкаможет лишь дать описание особенностей формирования различных черт личностиумственно отсталых детей.

Несмотря на малое количество исследованийв этой области, может быть также сделана попытка подсказать один изважней­ших приемовформирования их характера. Речь пойдет о воспи­тании у умственно отсталыхдетей привычек, которые неслучайно называют второй натурой человека.

Замечательный ученый-олигофренопедагог,человек с горячим сердцем практика-воспитателя и проницательным мышлениемтео­ретика — Э. Сегенеще в начале XIX в. с большой остротой по­ставил вопрос о значении привычекдля воспитания умственно отсталых детей, или, как он выражался, «идиотов»1.

Сеген писал: «Привычка—вторая натура. Иидиотия—почти во всех своих наиболее отталкивающих симптомах—является несозданием природы, а преимущественно результатом привычек;

привычка к нервному тику, привычка кинертности, к невнима­нию, к крику, к неопрятности, к онанизму, привычка кповторе­нию одних итех же впечатлений и актов, к уклонению от нор­мальных функций — вот чтосоставляет облик идиота.

Все органы без исключения, и особенноголовной мозг, можно укрепить и развить упражнением. Оставаясь в бездействии,все органы, и опять-таки больше всех головной мозг, лишаются спо­собности реагировать, теряютжизненность, атрофируются.

Таким образом, привычка — все для идиота,все для его спасе­нияили для его окончательной гибели» 2.

В этом высказывании Сегена огромныйинтерес представляют два его положения.

Первое из них гласит, что облик идиота несоздание природы, а преимущественно результат привычек. Иными словами,много­численныенедостатки и даже уродства в характере и поведении умственно отсталых детейвозникают после болезни, но не вслед-

' Во времена Сегена словом «идиотия»обозначалась вся группа, т. е. все степени умственной отсталости

2 С е г е н Э.Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненор­мальных детей, 1905, с.25.

ствие болезни. Она есть результатнеправильного, неадекватного формирования привычек у больного ребенка. ЗдесьСеген как бы вторгается в малоизученную область психопатологии—впроб­лемузакономерностей симптомообразования.

Наблюдая среди учащихся вспомогательныхшкол детей, бес­прерывно гримасничающих, назойливо пристающих ко всем сод­ной и той жепросьбой, рвущих бумагу, монотонно развлекающих­ся всевозможными покачиваниями,ковырянием в носу, в ушах, онанирующих и т. д., мы нередко пытаемся отнести этидурные привычки к числу болезненных симптомов. Между тем детские психиатрызнают, насколько трудно отграничить некоторые уко­ренившиеся у олигофренов ипсихопатов привычки от болезнен­ных симптомов, насколько относительна сама по себе эта грань.Трудность такого разграничения становится понятной, если учесть, чтофизиологической основой привычек является динами­ческий стереотип и что привычкаявляется, следовательно, тем механизмом, благодаря которому извне формирующиесяспособы поведения становятся как бы свойством нервной системыребенка.

В ряде случаев возникает даже сомнение,насколько принци­пиально правомерно искать возможность подобногоразграниче­ния. Этосомнение обусловлено тем, что и психопатологические симптомы в основе своейявляются отнюдь не спонтанной продук­цией больного мозга, а лишь болееили менее фиксировавшейся искаженной реакцией больного мозга на внешние ивнутренние раздражители.

«Каждое непосредственно на ребенкадействующее побужде­ние имеет в раннем детстве еще очень большую власть надребен­ком. Поэтомувнутренняя мотивация еще очень неустойчива: при каждой перемене ситуацийребенок может оказаться во власти других побуждений. Неустойчивость мотивацииобусловливает известную бессистемность действий» ',— пишет С. Л.Рубинштейн.

Если эпилептический припадок, дисфория ит. п. могут рас­сматриваться как реакция пораженной нервной системы на то или иноеколебание внутренней среды организма, то проявление раз­дражительной слабости, например,можно понять лишь как иска­женную реакцию на внешние раздражители. Однако этараздра­жительнаяслабость, именуемая в быту вспыльчивостью, может исчезнуть вместе с породившейее астенией и может фиксировать­ся, стать привычным способом реагирования, т. е. чертойхарак­тераребенка.

Точно так же повышенная, иной разчрезмерная аккуратность и «хозяйственность» детей-эпилептиков, вероятнее всего,могут быть поняты как привычные формы компенсации забывчивости этих детей,возникающие в условиях трудового обучения либо во­обще правильно организованнойтрудовой жизни.

Следовательно, хорошие и дурные привычки возникают у уча­щихся вспомогательных школ врезультате определенного обра-

Рубинштеин С Л. Основы общей психологии.М., 1946, с 532.

за жизни больного ребенка, как проявление его компенсаторных личностныхтенденций.

В свете высказанных предположенийстановится более понят­ной и вторая мысль Сегена—мысль о том, что привычка—все дляидиота, все для его спасения или для его гибели.

Формирование привычек играет огромную рольи в воспита­нииздоровых детей. Не случайно великий русский педагог и пси­холог К. Д. Ушинский так страстнописал о привычках. Он го­ворил, что «привычка есть основание воспитательной силы, рычагвоспитательной деятельности»'. К. Д. Ушинский посвящает ана­лизу привычек большие разделы всвоих педагогических сочине­ниях. Один из таких разделов он начинает следующимисловами:

«Мы потому так долго останавливаемся напривычке, что счи­таемэто явление нашей природы одним из важнейших для воспи­тателя. Воспитание, оценившеевполне важность привычек и навыков и строящее на них свое здание, строит егопрочно. Толь­копривычка открывает воспитателю возможность вносить те или иные принципы в самыйхарактер воспитанника, в его нервную» систему, в его природу» 2.

Сеген подчеркивает решающую роль привычекдля судьбы ре­бенка-идиота, считает, что хорошие привычки могут его спасти, адурные—погубить.

Не следует думать, будто Сегенпреувеличивает.

В силу перенесенного поражения мозгаумственно отсталому ребенку значительно труднее, чем здоровому, приспособитьсяк условиям окружающей его среды, труднее занять среди товари­щей, сверстников, в школе и семьекакую-либо устойчивую жиз­ненную позицию. Чтобы добиться необходимой адаптации, онне­прерывно вынужденпускать в ход компенсаторные механизмы.

Вопрос о важности компенсации утраченныхлибо недоразви­тыхфункций достаточно широко поставлен рядом авторов, в ча­стности профессором А. Р. Лурия.Однако до последнего времени остается малоизученным и даже малоучитываемымвопрос об от­рицательных, спонтанно возникающих вредных путяхкомпенса­ции. Междутем в основе так называемых отрицательных, вредных привычек ребенка-олигофренанередко лежат именно эти отри­цательные средства компенсации. Так, например, чтобы привлечьвнимание окружающих, быть принятым в игру детей либо полу­чить желаемую игрушку, олигофренвынужден быть изобретатель­нее своих здоровых сверстников. Он может привлечь к себе вниманиекривляньем, паясничаньем, нелепыми выходками, он может научиться вырыватьжелаемые игрушки силой, может добиваться желаемого неустанным плачем,надоедливыми прось­бами и т. д. Редко, очень редко удается больному, неразумномумалышу самостоятельно найти путь положительной компенсации

' Ушинский К. Д. Избранные педагогическиесочинения. М., 1953, т. I, с. 535

2 Тамже.

и вызвать симпатии товарищей с помощьюдоброты, уступчиво­сти, умения играть и т. д.

Будучи моторно неловким, олигофрен можетпутем трениров­ки подруководством воспитателей приобрести хорошую осанку, хорошую походку, некоторыеспортивные умения. Но если ему не прийти вовремя на помощь, он компенсируетплохое равно­весиераскачивающейся походкой, привыкает толкаться, проходя мимо людей, находитразряд накопившейся энергии в драке.

Таким образом, неудачные пути компенсацииприводят иногда к возникновению дурных привычек. Но возникший таким образомвред усугубляется тем, что, как отмечал еще К. Д. Ушинский, одна какая-либопривычка, раз появившись, прокладывает путь другой, аналогичной. Так, например,привычка курить способст­вует возникновению отрицательной привычки воровать, так каккурение вынуждает добывать деньги на папиросы, а привычка ходить на лыжахпрокладывает путь положительной привычке изучать окрестности, любоватьсяприродой и т. д.

Таким образом, воспитание положительныхпривычек способ­ствуетобщему положительному направлению компенсации ребен-ка-олигофрена, а стихийноеформирование дурных привычек по­буждает его вступить на путь отрицательной, ложнойкомпенса­ции.

Значение воспитания привычек длянравственного развития умственно отсталых детей особенно велико еще и потому,что в связи с нарушениями в области познавательной деятельности, малойразвитостью их сознания и самосознания воспитание нрав­ственных убеждений, принципов и т.д. относительно затруднено. Наиболее действенным путем формированиянравственности, культурных потребностей и характера умственно отсталогоре­бенка являетсявоспитание привычек. Поэтому следует согласиться с мыслью Э. Сегена о том, чтопривычка — все или, во всяком случае, очень многое в судьбе такихдетей.

Становится также понятным суровоезамечание Э. Сегена в адрес тех воспитателей, которые не могут проникнуться этим убеждением: «Всеэто настолько бесспорно для меня самого, что я смело могу сказать следующее:все, чему только я учу, не бу­дет иметь никакого значения и не приведет ни к какимрезуль­татам, если извсех моих предписаний воспитатель не сумеет создать в своем воспитанникепрочных привычек на продолжи­тельное время. Кто не способен проникнуться этим взглядом,мо­жет тут же закрытьмою книгу»'.

Обычные условия воспитания, при наличиикоторых здоровый ребенок может развиваться успешно, оказываются недостачочны­ми, а порой ипросто вредными для нормального развития при­вычек ребенка, перенесшегомозговое заболевание. Так, например, для того чтобы предостеречь здоровогоребенка от ошибочного

' С е г е н Э. Воспитание, гигиена инравственное лечение умственно ненор­мальных детей, 1905, с.25.

действия, достаточно нескольких справедливыхзамечаний и разъ­яснений. Этих замечаний бывает недостаточно, когда речь идет обумственно отсталом ребенке, так как его отличает слабость замы-кательнойфункции коры, слабость словесной регуляции поведе­ния. Больше того, увеличение числазамечаний и разъяснений едва ли явится достаточно пригодным средством для того,чтобы уберечь его от ошибки и, следовательно, от начала формирования дурнойпривычки.

Появление какого-либо случайного сильнодействующего вред­ноговпечатления может оказаться безвредным для нормального, занятого учебнымпроцессом ребенка, поскольку доступное ему активное внутреннее торможениепогасит силу этого агента внеш­ней среды. Однако для ослабленной коры мозга ученикавспомо­гательной школыэто впечатление может оказаться сверхсильным;

оно может спровоцировать импульсивныйпоступок, который в даль­нейшем может зафиксироваться в виде привычного способареагиро­вания. Влияниетаких эпизодических (редких или однократных) ошибочных действий на некоторыхдетей, которым свойственна инерчность нервных процессов, довольно велико: онимогу г слу­житьосновой возникновения дурных привычек.

Таким образом, даже обычные, нормальные (дляздоровых детей) условия воспитания могут способствовать возникновению дурныхпривычек у больного ребенка. Такой ребенок нуждается, следовательно, в особомкорригирующем воспитании. Воспитание привычек и характера умственно отсталогоребенка не в меньшей, а в большей степени, чем его обучение, требует особойпрограммы и методики.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.