WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

При анализе влияния климата на миграцию Haurin в своей работе (Haurin (1980)) отмечает, что более ранние работы, включающие моделирования влияния климатических условий на миграционные потоки (см., например, Graves (1979); Graves, Linneman (1979); Izraeli (1973)) не учитывают модель системы городских районов, которая определяла бы равновесный размер таких районов. На основе моделей макро-выравнивания Haurin строит теоретическую модель, в которой предполагает, что различия в климате являются неторгуемым и непроизводимым общественным благом, при этом благоприятный климат является фактором производства жилья, и стоимость жизни в регионе увеличивается с количеством проживающего в нем населения.

Haurin рассматривает два региона, один из которых наделен лучшим климатом. Поскольку предполагается, что рабочая сила абсолютно мобильна, равновесие достигается, когда уровни полезности, получаемые населением в обоих регионах, сравниваются. Это позволяет определить равновесное количество населения обоих регионов, заработную плату и цену жилья. В результате Haurin получает, что в регионе с лучшим климатом количество населения будет больше, а зарплата меньше, чем в регионе с худшим климатом. Соотношение между равновесными ценами жилья в регионах неоднозначно и зависит от параметров модели.

Удобства, предоставляемые окружающей средой, воздействуют в направлении, противоположном урбанизации — сокращении населения мегаполисов и увеличении населения небольших городов и даже сельских местностей, которое наблюдалось в 1980-е годы в западных обществах, сигнализируя об обратном направлении потоков миграции (Berry (1976); Berry (1980); Champion (1989); Long, Nucci (1998)). Однако удобства окружающей среды представляют неполное и упрощенное объяснение этого эффекта. Frey в своей работе (см. Frey, (1989)) показал, что обратное направление миграционных потоков вызвано не только этими удобствами, но и перераспределением занятости (то есть макро-выравниванием) и реструктуризацией экономики.

Языковые, этнические и расовые различия также участвуют в создании и направлении потоков миграции. В Канаде наблюдается существенное различие в миграции франко- и англоговорящих канадцев (Beaujot (1991), Liaw and Ledent (1987), Shaw (1985)). В США многолетние наблюдения дают различную картину миграции афроамериканцев и белого населения (Long 1988; Newbold 1997; Sandefur et al. 1991). Аналогично, этнические различия и желание находиться в знакомом обществе влияют на внутреннюю миграцию тех, кто ранее мигрировал в данную страну из других стран, приводя к появлению этнических анклавов (Clark 1998; Edmonston and Passel 1994; Portes 1996; Roseman et al. 1996).

Литература, касающаяся поселений мигрантов и ассимиляции, также использует, явно или неявно, теорию внутренней миграции. В частности, обсуждается особая притягательность для иммигрантов Калифорнии и Нью-Йорка. Выдвигалась гипотеза о том, что потоки иммигрантов в эти регионы привели к выезду из них коренных американцев. Frey (1995) отмечает, что из Калифорнии, являющейся лидером по числу приезжающих в нее иммигрантов, возникли два независимых потока миграции (см. также Frey, Liaw (1998)). Первый поток состоял из высокообразованных и богатых людей, мигрировавших на большие расстояния. Второй состоял из малообразованных людей с низкими доходами, которые мигрировали в соседние штаты. Этот поток был вызван увеличением конкуренции за низкоквалифицированную работу, косвенными издержками, связанными с притоком иммигрантов и этническими и расовыми различиями. Информация о соседних штатах была относительно доступной, и безработица в них была меньше, то есть мигранты действовали в соответствии с теорией макро-выравнивания и теорией человеческого капитала (см. ниже).

Оспаривая важность индивидуального выбора в выравнивающем эффекте межрегиональной миграции, McKay и Whitelaw в своих работах (см. McKay, Whitelaw (1977); McKay, Whitelaw (1978)) исследовали роль организаций в создании миграционных потоков. В их работе миграция связана с деятельностью крупных организаций и природой развития городов. Большие корпорации с отделениями во многих регионах часто посылают начинающих работников в различные регионы для получения опыта как одного из этапов карьеры. Такие командировки также распространены в вооруженных силах и других государственных организациях. Иными словами, система навязывает выбор места жительства индивидам.

Говоря об эмпирических проверках гипотез о влиянии перечисленных выше факторов на миграционные потоки, следует упомянуть общую очень важную проблему, связанную с тем, что анализ моделей макро-выравнивания обычно основывается либо на объеме чистой миграции (число мигрирующих в регион минус число мигрирующих из региона), либо на интенсивности чистой миграции (отношение объема чистой миграции к общей численности населения в регионе). Однако использование таких показателей в качестве зависимых переменных сопряжено с некоторыми сложностями, так как чистые миграционные потоки не в полной мере отражают численность валовых потоков и, соответственно, могут плохо объясняться факторами притяжения и выталкивания мигрантов (более подробно см. Rogers (1990)).

Близкие к изложенным выше подходам идеи использовались и в отечественной демографической литературе. Можно отметить такие работы как Бородкин Ф.М., Соболева С.В. (1977), Бородкин Ф.М., Соболева С.В., Сухарев В.А. (1977)3.

2.1.3. Микроэкономические подходы к изучению факторов,
влияющих на миграционные потоки

Микроэкономические подходы к изучению миграции имеют важные отличия от макроэкономических моделей. Во-первых, они представляют альтернативную точку зрения на миграцию и процесс принятия решений, обычно заменяя экономическую рациональность поведением, при котором индивид оценивает только часть доступных ему альтернатив. Во-вторых, микроэкономические исследования изучают последствия миграции и решения индивидов на основе данных переписи населения и других данных, касающихся отдельных индивидов, в то время как макроэкономические подходы (хотя и не всегда) используют агрегированные данные. В-третьих, микроэкономическая теория обычно делает различия между решением переехать, выбором нового места жительства и взаимосвязью между сменой места жительства и другими изменениями в статусе мигранта.

Эмпирические работы, основанные на микроэкономическом подходе, имеют два достоинства перед оценками на макроэкономических данных. Во-первых, они позволяют исследовать миграцию применительно к индивидам с определенными характеристиками (например, изучать выезд из региона безработных), в отличие от работ, имеющих дело с агрегированными данными (где можно говорить, например, о выезде населения из региона с высокой безработицей). В частности, с помощью микроэкономических моделей легче обнаружить положительное влияние безработицы на отток населения из региона (см. работы DaVanzo (1976); DaVanzo (1983)), чем с помощью модели макро-выравнивания (см., например, Courchene (1970)). Во-вторых, при определении воздействия ключевого фактора (например, уровня образования), микроэкономические подходы позволяют лучше отделять его от действия других факторов (например, этнического происхождения и возраста) и поэтому обычно дают менее смещенные результаты.

Анализ миграционных потоков с точки зрения их влияния на перемещение человеческого капитала можно проводить, считая миграцию инвестициями в человеческий капитал. Затраты на эти инвестиции сравниваются с доходами, которые получит от них индивид в течение жизни (см. также Milne 1991). Если выгоды превышают издержки, индивид будет мигрировать, выбирая новое место жительства, которое принесет наибольшие доходы. Выгоды и издержки могут быть как денежными (например, стоимость переезда), так и психологическими (например, издержки, связанные с нахождением вдали от семьи и друзей).

Анализируя данные по миграции для штата Миссисипи, Sjaastad приходит к выводу, что анализ миграционных потоков следует проводить отдельно для разных категорий населения, разделяя их, по крайней мере, по возрасту и роду занятий. Кроме того, он указывает на то, что чистая миграция не всегда является адекватным показателем способности рынка труда устранять неравенство доходов, при этом не укладывающееся в традиционные гипотезы поведение валовой миграции вполне согласуется с различием в доходах, возникающим вследствие невозможности смены как места жительства, так и профессии.

Как и в моделях макро-выравнивания основное внимание Sjaastad уделяет поиску ответов на вопросы, как влияет различие в заработной плате на направление и величину миграционных потоков, и, насколько эффективно миграция способна устранять это различие.

Большинство работ, касающихся влияния заработной платы на миграционные потоки, используют показатель чистой миграции. Как правило, эти работы выявляют относительно слабую, но значимую зависимость чистой миграции от дохода, причем в ожидаемом направлении (то есть, в регионе с высокими доходами наблюдается чистый приток населения, а в регионе с низкими доходами — чистый отток).

Однако, как было отмечено выше, следует также рассматривать валовую миграцию. По-видимому, чистая миграция может наблюдаться из регионов с низкой, по сравнению с другими регионами, заработной платой. Если такая ситуация имеет место для всех, или для большинства отраслей в регионе, будет наблюдаться чистая миграция из региона, которая приведет к увеличению заработной платы. Если, однако, в некоторых отраслях региона заработная плата высока по сравнению с другими регионами, а население, покидающее отрасли с низкой заработной платой, не имеет достаточной квалификации, чтобы найти работу в этих высокооплачиваемых отраслях, может также возникнуть приток населения с высокой квалификацией в регион. Но такое разделение отраслей приводит к ослаблению ожидаемой связи между средним уровнем дохода в регионе и чистой миграцией, хотя и оставляет основания для предположения о том, что низкий средний уровень дохода ведет к чистой миграции из региона.

В целом, перечисленные выше исследования подтверждают эти предположения и находятся в соответствии с гипотезой о том, что миграция возникает в ответ на различия в доходах в регионах и является следствием поиска более высокооплачиваемой работы. Однако, хотя миграция и осуществляется в направлении более высокого дохода, оцененная реакция величины миграции на разницу доходов слишком мала, чтобы миграцию можно было считать механизмом выравнивания дохода.

Издержки от миграции можно разделить на денежные и неденежные. Денежные издержки (см. также работы Maddox (1960); Nelson (1957)) включают в себя транспортные расходы мигранта на переезд, а также увеличение расходов мигранта на проживание на новом месте по сравнению с прежним местом жительства. В число неденежных издержек входят упущенные доходы (неотработанное время, затраченное на переезд, поиск работы и стажировку на ней).

К неденежным издержкам следует также относить психологические издержки, связанные с переездом. Типичной иллюстрацией такого рода издержек является тот факт, что мигранты испытывают дискомфорт, когда покидают знакомое окружение, семью, друзей и др. Эти издержки сложно выразить количественно, но даже если бы это было возможно, их следовало бы рассматривать отдельно от всех обсуждавшихся выше издержек, которые представляли собой цены реальных ресурсов.

Хотя психологические издержки не следует включать в издержки миграции, они создают проблему при анализе доходности инвестиций в миграцию. Она будет смещена в той степени, в которой часть различия в доходах обусловлена предпочтениями индивидов, связанными с психологическими издержками при миграции. Один из способов решения этой проблемы состоит в том, чтобы рассматривать только индивидов с нулевыми психологическими издержками, то есть индивидов, которые не испытывают внутреннего дискомфорта при переезде на новое место жительства. Распределение мигрантов по расстоянию, на которое они мигрируют, должно быть относительно свободно от влияния психологических издержек по сравнению с общей долей людей, которые решили мигрировать.

Денежные выгоды (см. также Schultz (1960)) от миграции состоят из изменения потока реальных доходов, которые получит мигрант от перемещения в новое место. Это изменение происходит из-за различия в номинальных доходах, издержках занятости, а также различий в ценах на товары потребления между регионами.

Простейший подход к оценке денежных выгод заключается в исследовании различия в доходах для индивида данного возраста, пола и профессии. Однако такой подход не учитывает, что лучшей альтернативой для индивида может быть не только смена места жительства, но и смена профессии.

Для рассмотрения такой возможности Sjaastad предлагает рассматривать миграцию и обучение как инвестиции в человеческий капитал. Эти инвестиции подвержены амортизации как в физическом, так и в экономическом смысле. При падении заработной платы в отрасли, занятые там сталкиваются с потерей капитала и вынуждены выбирать между уменьшившимися доходами и дополнительными инвестициями, которые позволят им получать большие доходы на более благоприятном рынке, сменив профессию. Если заработная плата в отрасли низка только в отдельном регионе, достаточно лишь миграции. Если же такая ситуация характерна для всей страны, миграция имеет смысл лишь в том случае, если мигрант получает новые навыки.

Ключевым фактором при решении вопроса о целесообразности таких инвестиций является возраст. Молодые люди осуществляют относительно небольшие затраты на получение навыков, необходимых для конкретной профессии, основную часть их затрат составляет получение общего образования. Для людей старшего возраста, большое значение имеет полученный опыт, благодаря которому они получают большие по сравнению с молодыми доходы. Для того, чтобы перейти в другую профессию и получать такие же доходы, что и индивиды того же возраста, которые уже работают в ней, людям старшего возраста необходимо осуществить большие затраты на обучение.

Такое разделение позволяет сделать предположение о том, что большое различие в доходах между регионами, которое практически не выравнивается или выравнивается очень медленно при миграции населения, не означает неэффективности миграции как механизма выравнивания доходов.

Кроме денежных имеются также неденежные выгоды, отражающие предпочтение нового региона старому месту жительства. Предпочтение знакомого окружения незнакомому уже учтены в психологических издержках и сюда не входят. Неденежные выгоды включают в себя в том числе и такие факторы, как климат или уровень экологического загрязнения. Сюда же относятся и выгоды от чистого потребления - удовлетворенность или неудовлетворенность, которую индивид получил во время своего путешествия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.