WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

Гегель ошибочно отождествляет познание,мышление и его объект или, точнее, объект познания сводит к познанию, кмышлению. Отсюда его диалектика пере­стает быть взаимодействием познающего субъекта с познаваемымобъектом, с бы­тием.Мысль, понятие, идея как субъект порождаются из себя (полаганиеобъек­та — это исключение реальноговзаимодействия). Таким образом, диалектика у Гегеля выступает как имманентноесаморазвитие понятия, вне взаимодействия, вне соотношения субъекта собъектом.

Гегелевская критика кантовского критицизма(во введении в «Феноменоло­гию»)2развертывается как феноменология — анализ «являющегося» знания. Со­отношение «Феноменологии» и «Логики»Гегеля таково, что то, что в первой по­казано как развитие движенияявляющегося знания, представлено во второй как самодвижение предмета этогознания. Преодоление кантовской внешней рефлек­сивности и то же стремление к вещисамой по себе (ги den Sachen Selbst) проявля-' ются в гегелевской феноменологии в виде восстановленияинтуиции, созерцания вещи как данного. Интуиция применительно к феноменологии— это всегдасо­зерцание, в том числеинтеллектуальное, имеющее дело с данным. Бытие (Sein), наличное бытие (Da-Sein), действительность у Гегеля— все это существующеев форме непосредственной данности. В каждой из этих форм выступает одно и то жесущее. Они отличаются друг от друга по тому, как много опосредствованновы­явленного сущностьюсодержания выражено, включено в форму непосредствен­ной данности. В них сущее выступаетв новом качестве в зависимости от того, сколько опосредствованного сущностьюсодержания дано в том, что выступает как непосредственно данное. Гегелевская«Феноменология» является, таким об­разом, онтологией, в которой доказывается тождество мышления ибытия, осно­ванное насведении второго к первому.

В этом плане отчетливо выступаетпреемственность последующей современ­ной феноменологии, всех ее современных разновидностей с гегелевскойфеноме­нологией.Например, в логическом анализе познания у Рассела имеет место то же, что и уГегеля, —отождествление познания и бытия в качестве «опыта», выра­жающееся, в частности, в неразличенииобъекта и того, как он представлен в опыте.

' См. Гегель. Сочинения. - М., 1959. - Т. IV. -С. 47-49. 2 См.: Там же.— С. 41-50; см. такжет. V, с. 26 и далее.

С точки зрения «онтологического аргумента»определенность (Wasbestimmtheit) оказывается вне всякой онтологической характеристики (разрыв двухаспектов — сущего исуществования). Рассел признает существующей одну совокупность данных наук. Онисами по себе не имеют предметного знания бытия. Постулаты положений тожелишаются сами по себе какой бы то ни было достоверности, но стоит их принять,как положения науки приобретают предметное значение. У Рас­села, таким образом, происходитвыведение онтологической значимости одной совокупности данных из содержаниядругой (независимо от ее собственного со­держания), — собственно, скорее заменаонтологического содержания феноме­нальным*.

Проанализировав соотношение «вещи в себе» и«явления» в кантовском их понимании, мы вскрыли закономерности этоймистификации, показав путь, кото­рый ведет к расщеплению первоначально единого и в результатекоторого уже нельзя их соединить, соотнести.

На самом деле «вещь в себе» тоже находится вовзаимосвязи вещей. Суть дела, значит, как уже говорилось, состоит в том, что изэтой взаимосвязи исключается человек, которому она «является», что на его местоподставляется дух, сознание, которое витает над ним. Аргумент, которыйприводился нами уже в «Бытии и со­знании» в отношении вторичных качеств, должен быть распространен навсе ка­чества вещей и наних самих*. «Вторичные качества», признание их реальности — это в принципе уже прорывкартезианского отождествления бытия с движущейся материей, с «природой» физики,поскольку вторичные качества, грубо говоря, не входят в уравнения физики.Прорыв картезианского отождествления бытия с дви­жущейся материей осуществляетсямарксизмом посредством включения в бытие общественного бытиячеловека.

Правда, вопрос о включении в мирспецифического способа существования человека ставится в определенной мере иэкзистенциализмом. Правота экзистен­циализма по вопросу о сущности и существовании заключается в защитепервород­ного правасуществования применительно к человеку. Неудовлетворительность решения проблемычеловека заключается в разрыве сущности и существования — во-первых; в противопоставлении ихсоотношения как применительно к челове­ку, так и по отношению ко всемусущему — во-вторых; вабсолютизации сущест­вования в противопоставлении его сущности человека — в-третьих. Человек как исходноеоказывается не только началом, но и концом, в силу чего нетвозможно­сти выйти всферу бытия в целом. Мир, в котором живет человек, — это только шатер, который он самнад собой сооружает. Именно поэтому экзистенциалист М. Хайдеггер, создавонтологию человеческого бытия, не может создать второй том онтологии— онтологии бытия кактакового**.

Таким образом, краткий анализ истории ученияо бытии подводит нас к воз­можности определения бытия.

Существуют два подхода к понятию бытия.Первый — определяющийбытие как самое абстрактное, то, что общо всему сущему, без раскрытиясодержания то­го, чтооно есть, что означает***. Это есть имплицитное определение черезабст­ракцию того, чтоявляется общим для всегосуществующего. Второй подход воз-

* См.: РасселБ. Человеческое познание. - М.: Изд-во иностраннойлитературы, 1957.

можен как содержательное раскрытие понятиябытия через соотнесение понятий: быть и являться, быть и казаться, быть(пребывать) и изменяться, становиться, развиваться и исчезать, быть и толькомыслиться, представляться. В связи с необ­ходимостью расчленять понятия«сущность» и «существование» следовало бы для всего сущего, а не только для человека определить сущностькак способ суще­ствования. Неправомерно обособлять друг от друга существование исущность. Нужно для всего сущего признать приоритет аспекта бытия над аспектомсущно­сти. Исходясначала из сущности, отделенной от бытия, затем никакими ухищре­ниями (онтологическими аргументами)не прийти к доказательству бытия, суще­ствования. Из него надо исходить какиз первичного. Не бытие есть свойстве (предикат) какого-нибудь качества,качественной определенности (сущности), а та или иная качественнаяопределенность есть свойство или предикат чего-то сущего, какого-то бытия. Всевопросы познания, вся его проблематика уже отно­сятся к определенному свойствубытия, его качеству. Дальнейший вопрос — это выделение сущности, сущего вболее специальном значении*.

Вся основная проблематика взаимоотношенийчеловека с миром заключена, заложена уже в исходном соотношении, в которомутверждается бытие сущего.

Исходное утверждение бытия — это не абстрактный акт суждения«сущее есть», исходное утверждение бытия — это испытание и принятие бытиячеловеческим существом как объекта его потребностей и действий. Это— взаимоотношениече­ловека с тем, что емупротивостоит, во что он «упирается», с чем он сталкивается как с препятствием,что он находит как материал и т. д.

Бытие в возможной абстракции от «сущности»,от тех или иных качественных определений того, что оно есть, — это факт существования человека ибытия, как факт «встречи» одного сущего с другим. Эти два различных вида сущегомогут быть определены через различные «способы существования». Как основная за­дача философии (онтологии) выступаетзадача раскрытия субъектов различных форм, способовсуществования, различных форм движения. Это естьзадача рас­крытиямногоплановости бытия в зависимости от конкретной системы внутрен­них связей и отношений, в которыхоно выступает в каждом конкретном случае. Появление новых пластов бытия впроцессе развития приводит к тому, что и пре­дыдущие выступают в новом качестве.Особенно распространяется это положе­ние на человеческое бытие. Характеристика человеческого бытияпредполагает, что должна быть дана и новая характеристика всего бытия с того момента, как по­является человеческое бытие.Существует бытие, независимое от человека и су­ществующее до него, но наука о бытии невозможна без человека.Философия как наука о бытии является поэтому свидетельством и о бытии и очеловеке, его по­знающем(и об объекте и о субъекте). Специфическим способом существования человекаявляется наличие у человека сознания и действия. Поэтому отношение субъекта к«объективной реальности» — это не только идеальное познавательное отношение, но ипрактическое действие: словом, отношение сущего к сущему. Значит, не возникаетвопроса, как попасть в сферу сущего, — мы всегда в ней. Непрерывносовершается «общение», взаимодействие сущих, их взаимопроник­новение и сопротивление друг другу.В чем состоит это «общение» Общение с Другими сущими, взаимодействие с нимиосуществляется посредством действий человека и его сознания, в регуляции этихдействий посредством сознания, взаи­модействие выступает как «опережение», детерминация и т. д. Такимобразом,

в составе бытия человек, как сущее,осознающее все сущее и изменяющее его, не выносится за пределы бытия, он сам— сущее, включенное всостав сущего.

Онтологическая характеристика, относящаяся кбытию вообще, тем самым распространяется и на жизнь человека.Интеллектуализация и идеализация чело­века, субъекта, рассмотрение еготолько как субъекта сознания, мышления есть исходная предпосылка длянеонтизации, снятия, изничтожения бытия; с идеали­зацией субъекта связанадематериализация сущего. Дематериализация бытия вы­ражается в обособлении сущности отсуществования, превращении их в идеи, в образы, в представления, которые затемобращаются против бытия как бытия су­щего. Бытие сущего с обособлением от него его сущности превращаетсяв весьма проблематичное голое существование. Снятие бытия — это в самой своейглубо­кой основе уход,мысленное отрицание, снятие существования объективной ре­альности как коррелята жизни, еепотребностей, влечений, действия и в связи с этим процесс превращения«сущности» в «образы». (Это путь Будды к нирване — в глубокой форме и в поверхностной— декларационный путьШопенгауэра.)

Первым своим ходом идеализм утверждает приматсущности над существо­ванием и абстрагируется от существования, связанного с жизнью, сдействием, с потребностью, влечением, материальностью; своим вторым ходом онснимает существование и превращает сущности в образы, в идеи. Идеализм находитвыра­жение врелигиозно-этическом стремлении уйти из этого мира существования материальныхвещей — вне наснаходящихся объектов наших потребностей, на­ших влечений, из этой юдоли печали,где человек обречен на страдания, на то, чтобы быть страдающим, страдательным,страждущим существом. Мир сущест­вования рассматривается как мир человеческого страдания не только всмысле ощущения боли (это как производное), но и более широко, как мир, вкотором че­ловекявляется страдательным существом, а его влечения, вожделения и т. д.,при­вязывающие его кобъектам этих вожделений, выступают как внутренние предпо­сылки реальности для него внешнегомира*.

Вопрос о существовании в истории философии, впервую очередь, встает как вопрос о материальном существовании. А материальноесуществование выступа­еткак вопрос о внутренних взаимоотношениях двух сущих — человека и объекта. «Эквивалент»существования для человека, равный существованию материаль­ного мира, — это его «страдательный» характер(как всякого единичного конечно­го существа), страдательный в смысле «аффинированный». Этот моментстрада­тельности,зависимости, «аффицированности» абсолютизируется в первоначаль­ном материализме.

Марксизм, напротив, противопоставляетдействию материи на человека его преобразующее воздействие на материальный мири превращает эти преобразую­щие воздействия человека на мир в главную силу. Таким образом,признание су­ществованиякак материального существования не только внешнего мира, но и самого человекаозначает одновременно необходимость раскрытия его внутрен­них предпосылок в субъекте какматериальном существе, в человеке как субъекте влечения и действия.

Эти-то внутренние взаимоотношения внутрисуществующего, взаимоотноше­ния между человеком и его объектом Кант и пытался в качествеонтологического предиката превратить в «модальную», внешне рефлективнуюквалификацию сущностей как витающих в сфере ума или перед умомидей.

С этих же позициймогут быть поняты устремления буддизма раскрыть в по» нятии нирваны внутреннююдеятельность, которая направлена на преодоление, снятие внутренних предпосылоксуществования внешнего мира для человека. В буддизме имплицитно содержитсяутверждение страдательности человеческо­го существа как его зависимости отвнешнего мира. Это утверждение может быть повернуто, превращено из негативногов позитивное утверждение бытия в его действительной, а не религиозно-этическойсфере. Обращение деятельности из­нутри вовне, изменение ее направленности с самого себя (какнирваны, как снятие страдательности, как снятие, погашение страдательностивнутренней активно­стью)на внешний мир снимает сам страдательный характер деятельностичелове­ка. В концепциибуддизма активность человека направлена на преодоление, сня­тие внутренних предпосылоксуществования внешнего мира с тем, чтобы таким образом выключиться из такового,из сцепления причин и следствий, отдающих человека во власть страдания,делающих его страдательным существом. Противо­положная ей марксистская концепциярассматривает человека как изменяющего мир своей деятельностью и одновременносоздающего в ходе этой деятельности соответствующие внутренние предпосылки,внутренние установки человека, его внутреннее отношение к миру.*

Таким образом, онтологическая характеристика,относящаяся к бытию вооб­ще, тем самым распространяется и на жизнь человека; отсюда— ее человеческий смысли значение для понимания жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.