WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 ||

Введением категории «созерцание»,приравненной по своему рангу к позна­нию и деятельности, Рубинштейн фактически разрешает противоречие,выводит из тупика, в который привело стремление экзистенциализма.противопоставить познанию мира его «принятие», акцентировать не столькологические структуры познания, сколько способность личности к размышлению. Нотупик возник в свя­зи снизведением категории «принятия», «размышления» на индивидуальный уровень,уровень личности. Несомненно, что между этими категориями есть су­щественное различие, которое такжеучитывает Рубинштейн, для чего и вводит отличающуюся от познания категорию«созерцания». Характеристика этой осо­бенности сознания — его «заинтересованности» враскрытии истины, в раскры­тии реального положения дел — становится возможной только наоснове установ­лениясвязи познания и практики. Весь пафос «Бытия и сознания» направлен надоказательство активной преобразующей природы познавательной деятельности,понимание ее как воссоздания, восстановления объекта по законампознаватель­нойдеятельности, а не непосредственного постижения сущности. Но ранг«созер­цания» Рубинштейнподнимает до уровня способности субъекта философски, а не эмпирическиопределенного. Здесь созерцание приближается по своему зна­чению к дильтеевскому «пониманию»или герменевтической интерпретации. Если познание раскрывает «логику», сущностьобъекта, то созерцание выражает способность субъекта «верно отнестись к миру»,т. е. определить характер и «ло­гику» своего к нему отношения. В этом смысле познать мир еще незначит разум­ноопределить свое место в нем. Познание мира является способностью сознаниянаряду с его созерцанием. Природа последней способности была раскрыта нами (приразвитии рубинштейновских идей) как способность к интерпретациидейст­вительностисубъектом (А. Н. Славская, 1993). С. Л. Рубинштейн проводит раз­личие между практической итеоретической, идеальной деятельностью. Изменяя природу по законам своейобщественно-исторической деятельности, человек из­меняет ее не вопреки самимобъективным законам природы. Чтобы учитывать

эти законы в своей деятельности, человекдолжен их знать. Познание не создает и не изменяет сущности объекта. Но оновыявляет эту сущность в «чистом виде», поэтому оно — не пассивное отношение, а активноераскрытие сущности, оно «за­интересовано» в раскрытии этой сущности. «Заинтересованность» враскрытии подлинной сущности возникает из необходимости преобразовать природудля удовлетворения своих потребностей и одновременно согласно ее объективнымзаконам (см. об этом подробнее: Абульханова-СлавскаяК. А. Философское насле­дие С. Л. Рубинштейна // Вопросыфилософии. — 1969.— № 8. — С. 146 и др.).

С. 371*. Заслуга С. Л. Рубинштейна передпсихологией заключалась не в самом факте применения принципа детерминизма,который разрабатывался в учении И. М. Сеченова и И. П. Павлова. Она состояла втом, что, в отличие от обычно подчеркивающейся в детерминизмепричинно-следственной зависимости, он вы­двинул на передний план и разработалприменительно к проблеме психического диалектику внешнего и внутреннего.Выявление диалектики внешних и внутрен­них условий, формула о преломлениивнешнего через внутреннее, развитая С. Л. Рубинштейном, давали возможностьвскрыть специфичность внутренних условий, собственных свойств данного тела илиявления, особого способа пре­ломления им внешних воздействий. Эта формула в таком ее пониманиипозволи­ла поставитьпсихические явления в ряд со всеми другими явлениями материаль­ного мира и тем самым распространитьна них объективное материалистическое объяснение, преодолетьсубъективистическое понимание психического. Субъек­тивистическое понимание психическогокак внутреннего замыкает его в мире непосредственной данности самому субъекту,в мире непосредственного пере­живания, интроспекции. Диалектическая формула преломления внешнегочерез внутреннее позволяет понять, что психическое в этом смысле не составляетис­ключения издиалектической взаимосвязи и взаимодействия всех явлений мате­риального мира.

Вместо с тем было бы ошибочным считать, чтотем самым — включениемпси­хическогопосредством этой формулы в ряд со всеми явлениями материального мира— был закрыт путь 'кпониманию специфики психических явлений. Напро­тив, эта формула представляла собойуниверсальную формулу раскрытия спе­цификидетерминации для явлений любого уровня, и в этом заключалась ее диа­лектическая особенность. Поэтому ееприменение к психическим явлениям дало возможность распространитьматериалистический подход и диалектическое объ­яснение на специфические особенностипсихического, такие как отражательная преобразующая внешние воздействияособенность психического, психическое как отношение, психическое как регулятор деятельности. Активнаяпреобразую-' щая особенность психики была включена в детерминацию внешнимиусловиями, понята и как обусловленная и как обусловливающая деятельность,поведение че­ловека.Раскрытие психического через диалектику внешних и внутренних усло­вий дало ключ и к проблеме личностикак ее самоопределению по отношению к внешним условиям (в соответствии соспецифическими сложившимися и сохра­няющимися внутренними условиями), возможность понять ееизбирательность, активность по отношению к внешнему, преобразование еевнутренним миром, по­требностями воздействий внешнего мира.

В данном контексте С. Л. Рубинштейнподчеркивает, что связь внешних и внутренних условий как самоопределенияявляется необходимой, но не универ-

сальной связью. О самоопределении можноговорить, по его мнению, только при­менительно к человеку.

О самоопределении и определении внешним см.«Бытие и сознание» С. Л. Ру­бинштейна, а также «Принципы и пути развитияпсихологии».

С. 372*. О психологизаторстве в постановкевопроса о «свободе воли» см. «Бытие и сознание».

С. 373*. В силу трудновоспроизводимыхсегодня обстоятельств прошлого отно­шение Рубинштейна к Хайдеггеру и полемический с ним диалог в первомизда­нии удалосьотстоять, тогда как фрагменты, в которых Рубинштейн соотносится с концепциейСартра, были выброшены. В данном издании выражено отношение Рубинштейна ксартровскому понятию «проект» (с. 85), критика его определения какисключительной направленности в будущее при отрицании роли прошлого инастоящего как детерминант и предпосылок будущего, а также отношение ксарт­ровскому понятиюсвободы.

С. 375*.См. об этом подробнее С. Л.Рубинштейн. О мышлении и путях его иссле­дования.

** Наиболее существенным пунктом критики С.Л. Рубинштейном экзистен­циалистского понятия ситуации является то, что экзистенциализм невключает в нее человека. Человек, включаясь в ситуацию, изменяет ее, изменяетсясам и тем самым «выходит за ее пределы». Это изменение человека являетсяисточником новых изменений, вносимых им в ситуацию, ведет к ее дальнейшемуизменению и преобразованию.

Соотношение имплицитного и эксплицитного,заданного и непосредственно данного в проблемной ситуации — это диалектическая взаимосвязь,обусловли­вающаядвижение мышления. Это соотношение эксплицитного и имплицитного свойственнопроблемной ситуации. Именно по этой линии соотношения импли­цитного и эксплицитного С. Л.Рубинштейн проводит аналогию между проблем­ной и любой другой ситуацией. Онпоказывает, что для любой ситуации «выход за ее пределы» связан с диалектикойданного и заданного, а не с их противопо­ставлением и разрывом.

С. 376*. По мнению экзистенциалистов,марксизм ограничивается только призна­нием сущности человека, понимаемойкак общественные отношения, пренебрегая реальным существованием индивида,которое экзистенциализм и выдвигает на первый план. Против разрыва сущности исуществования, против противопостав­ления и разрыва индивидуального и общественного выступает С. Л.Рубинштейн.

С. 377*. «Сильными» функциональные свойствапредмета- называются потому, что они препятствуют, тормозят восприятие других«слабых» латентных свойств предмета. Например, сильным, функциональнымсвойством свечи является све­тить, карандаша — писать, молотка — забивать гвозди и т. д. Психологи, в част­ности представителигештальт-психологии —К. Дункер и др., установили, что восприятие практически значимых свойствпредмета, которые связаны с его упо­треблением, назначением, функцией, тормозит восприятие таких егосвойств, как окраска, вес, химический состав и пр., которые они назвалилатентными. Рубин­штейнвскрывает механизм демаскировки, который состоит в особой операции анализачерез синтез, заключающейся в мысленном включении данного предмета или явленияв такую систему связей, в которой выявлялось это латентное, скры­

тое, замаскированное качество (см. об этомС. Л. Рубинштейн. О мышлениии пу­тях егоисследования. — Гл. 4.Процесс анализа через синтез и его роль в решении задачи).

С. 379*. См.С. Л.Рубинштейн. Принципы и пути развития психологии. С.380*. О проблеме звуковых параметров см. «Бытие и сознание» С. Л. Рубин­штейна. Речь идет о выделении в процессевосприятия музыки характерных па­раметров звуковой мелодии, «корневых» интонаций, характерных дляданного композитора, типичных музыкальных «ходов». Такие же параметры могутбыть выделены и в живописном искусстве, и в литературном произведении; это жеобобщенное понятие «параметра» С. Л. Рубинштейн применяет к жизни человека. С.386'". О проблеме воспитания см. «Принципы и пути развития психологии»С. Л. Рубинштейна.

С. 395*. На первый взгляд в развитойРубинштейном концепции деятельности можно увидеть противоречие определения(суждения): в одних случаях деятель­ность квалифицируется как объективация, как творческаясамореализация субъ­екта. В других случаях, когда Рубинштейн говорит о неправомерностисведения деятельности только к удовлетворению потребности в хлебе насущном,только к хозяйственной деятельности, к производству, а мира — к фабрике и конторе, он имеет ввиду прямо противоположный прагматический, бездуховный и нетворче­ский ее характер. Снять этукажущуюся противоречивость удается посредством разведения понятий«деятельность» и «труд» (К. А. Абульханова, Л. И. Анцыфе-рова, А. В.Брушлинский), поскольку первая — всегда есть деятельность субъекта, т. е. имеет творческийхарактер, а труд —может быть принудительным и нетвор­ческим. Но такое понимание труда приходит в противоречие сположением, что труд создал человека.

Однако, на наш взгляд, здесь речь идетскорее о разном философском и соци­ально-философском определении деятельности, которая, в одномслучае, связана с более высокого уровня абстракцией — субъектом деятельности, а в другом— сконкретно-историческими особенностями общества и опосредующимидеятель­ностьобщественными отношениями. В данном случае речь идет не столько ораз­личии понятий,которые нужно иметь в виду, а о несогласии Рубинштейна со свойственныммарксизму сведением всех отношений людей к социальным, про­изводственным, и с вытекающим из ихисторически определенного характера от­чуждением: Рубинштейн возражаетпротив ряда последовательных редукций — субъекта — к деятельности, деятельности— к производству, авсех остальных от­ношений человека к миру — только к деятельности. Он считает,что субъект спо­собен нетолько преобразовывать бытие, но принять его во всей его первозданности,«несфабрикованности».

Впервые публикуемый раздел «Этика иполитика» представлял собой, по замыслу Рубинштейна, одну из важнейших главкниги, которая, однако, в силу осознания им невозможности ее опубликования,осталась достаточно фрагмен­тарной. В ней выражено — существенное в историческом ключе — отношение — Рубинштейна к тоталитаризму,сталинизму, социализму, однако не раскрыто теоретически соотношение того илииного типа общества, его идеологии и соб­ственно политики с этическим какотношениями людей, отвечающими их челове-

ческой сущности. Речь идет скорее оконкретном отношении Рубинштейна к ан­тигуманной сущности советскойидеологии, политики и практики.

Однако отношение Рубинштейна к марксизму идиалектическому материа­лизму как его официальной советской философской интерпретациивыражено очень определенно (см. об этом подробнее «Психологическая наука вРоссии XX столетия: проблемы теории и истории. — М., 1997. — С. 242 и далее).

С. 401*. Принципиальное разграничение«полезности», служебной функции пред­мета и его существования в единстве с сущностью «в себе» проводитсяС. Л. Ру­бинштейном поопределенному основанию — в отношении к человеку и способу его связи с бытием: «полезное» впредмете, в том числе и его сущность, соотносит­ся с деятельностью человека,выступает как объект преобразования человеком;

другие стороны, свойства и т. д. бытия невыступают в этом качестве, они явля­ются лишь объектом созерцания — познавательного и эстетическогоотношения. ** Искусство, по мнению С. Л. Рубинштейна, концентрируется на слабых(см. комментарии к с. 377), практически не значимых свойствах — формы, цвета и т. д.

С. 402*. С. Л. Рубинштейн подчеркивает, что,в отличие от прежнего, домарксовского, понимания созерцательности какпассивности, бездеятельности по отно­шению к объекту, это отношение в марксизме выступает как в высшейстепени «заинтересованное», активное, идеально преобразующее отношение. Понятие«со­зерцание» С. Л.Рубинштейн употребляет и как общее, для выявления различия двух отношенийчеловека к бытию, к сущности — практического и идеального, и как специальное, конкретное,объединяющее и познавательное и эстетическое отношение к бытию.

Посредством употребления этого понятия онподчеркивает, что деятельное от­ношение преобразует сущность, изменяет ее по законам человеческойпрактики, в соответствии с объективными законами этой сущности; созерцательноеотноше­ние направлено навыявление, раскрытие, обнаружение сущности самого субъекта.

С. 404*. Под «полноценным» человеком с«полноценным» отношением ко всему в мире С. Л. Рубинштейн имеет в видучеловечность человека. С. Л. Рубинштейн против функционализма, прагматизма,использования человека в качестве «сред­ства». В позитивном планеполноценность, «всесторонность» раскрывается в ис­следовании качественно различныхотношений человека к бытию и другому че­ловеку.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.