WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |

Но понять ее сегодня, раскрыть еепоследствия и перерождение нельзя без рас­смотрения психологии участвовавших вней людей, без психологии масс, не в обычном классовом смысле, но в смыслесмены статики и движения, доступности, почти наглядности идеала для простогосознания, в смысле порождений психоло­гии, связанных с разрушениемпорядка, помыслить о котором возможности не было. А потом — погуляли и все вернули...Индивидуализм социальный, культур­ный недоступен оказался нашему обществу. А известно, чем большемасса, тем проще, глобальнее...

ГЛАВА 7

Эстетическая тема (мотив) в жизничеловека

Прекрасное в природе есть то, что выступаетв этом качестве по отношению к че­ловеку. Природа как стихийная сила, гроза, рокот моря, буря,природа как распус­кающиеся почки, цветение жизни, весна, нежность и тепло жизни,дети, связи родства, любовь к ребенку, женщине, к семье, к своим, близким— любовь кближ­нему в ее исходныхформах — так по-разномувыступает природа для человека. В чем же смысл и суть человеческого отношения кприроде

В красоте, в очаровании человека красотой— красотой природы,красотой че­ловека,красотой женщины —происходит обратное отражение и просвечивание в непосредственно данном,чувственном всего того важнейшего, что человек может выявить в мире и другомчеловеке, выходя мыслью за его пределы. Красота есть лишь способ подачи— чего — того, что есть в бытиичеловека.

Эстетическое отношение человека к природе— это отношение к нейне только как к сырью для производства или полуфабрикату (природа в соотношениис че­ловеком— это не толькокомпонент производительных сил). Она существует не только как объектпрактической деятельности человека (способ существования природы, которым ни вкоей мере нельзя пренебрегать, наоборот, значимость его бесспорна и очевидна),но и как объект человеческого созерцания, как нечто, что значимо для человека исамо по себе, «в себе», причем сам человек тоже часть природы в этой формесвоего существования. Поэтому человек, отчужденный от природы, от жизниВселенной, от игры ее стихийных сил, не способный соотне­сти себя с ними, не способный передлицом этих сил найти свое место и утвердить свое человеческое достоинство,— это маленькийчеловек. Прекрасное как завер­шенное в себе, совершенное явление, увековеченное в своем настоящемчувствен­ном бытии естьпервый пласт души человека.

Способность видеть эстетическое, прекрасноев природе, чувствительность к нему — вот некая предпосылка затем появляющегося этическогоотношения.

В. Сюсе дает определение красоты какадекватного выражения; в этом опре­делении при общей неверной позиции Сюсе есть ограниченная доляистины. Кра­сота естьсовпадение сущности и явления путем выявления сущности в непосред­ственно данном — иными словами, такое оформлениечувственно данного, при котором все существенно, при котором явлениенепосредственно выступает в сво­ем существенном виде. При таком подходе обнаруживается скрытоеверное зерно в общем неверной позиции Кроче1, который утверждаетнезаинтересованность

См. КрочеБ. Эстетика как наука о выражении и общаялингвистика. — М.,1920.

искусства, эстетического отношения вискусстве к своему предмету. Справедли­вость положения о«незаинтересованности» заключается в том, что в эстетиче­ском отношении предмет берется не всвоей практической функции, а как предмет, как процесс в его подлинном бытии*.«Незаинтересованность», существование «в себе» есть преодоление всякойорудийности, прагматизма.

Однако именно в определении красоты,созерцания прекрасного снимается дву­смысленность кантовской «незаинтересованности». В эстетическом,хотя и созер­цательном,отношении к миру, к бытию и другому человеку проявляется величай­шая заинтересованность человеческогосущества в сущности явления, в нем самом, а не только в его служебнойфункции.

В этом понимании эстетическое — это не субъективированное, но и неотчуж­денное отсубъекта. Если любовь выступает как отношение, утверждающее суще­ствование другого человека, тоэстетическое отношение есть утверждение суще­ствования объекта. Так же как влюбви другой человек начинает существовать для меня не только как звено в цепипричин и следствий, не просто как средство для чего-либо, как орудие, точно также в отношении вещи и явления природы аналогичное совершается при эстетическомотношении к ним.

Отсюда возникает задача искусства:демаскировать свойства предмета — его цвет, форму и т. д., заторможенные функциональными,сигнальными, практикой закрепленными, превращенными в сильные свойства,растормозить, демаскиро­вать всю полноту чувственных свойств предмета**. Но не толькодемаскировать, но и выявить эти свойства в их взаимоотношениях по всемсущественным для данного вида искусства параметрам. Так происходит выявлениезвука по всем су­щественным параметрам, по которым он определяется в музыке. В этомсостоит основная «онтологическая» задача искусства: проявить явление в егосущности, обнаружить существенное в явлении как данное на его чувственнойповерхности, в его чувственной форме. Явление вне его функции, без его «маски»,явление как таковое в его завершенности, в его совершенстве начинаетсуществовать для чело­века благодаря искусству. Внутреннее содержание красоты зависит отсодержа­ния ее объекта,но здесь существенна и способность мастера сделать чувственный обликизображаемого предмета адекватным его внутреннему содержанию. Завер­шенность выступает в искусстве каксовершенство и как законченность «в себе» бытия. Это есть конечное бытие, вкотором подчеркнута и его конечность как огра­ниченность и какзаконченность.

В красоте, в эстетическом созерцании мирамаксимум завершенности: здесь и «служение» предмета как такового, человеку иодновременно наслаждение.

Искусство как творчество, как деятельность,и притом человеческая деятель­ность, —это уже нечто совсем другое, чего мы здесь не касаемся. Здесьразверты­вается всяпроблематика, общая для всякой человеческой деятельности. Но тем не менееданное определение искусства дает возможность преодоления отчужде­ния от человека всей областичеловеческой культуры. Утверждая созерцательное, непрагматическое отношениечеловека к миру, мы утверждаем вместе с тем и эс­тетическое отношение к человеку инеобходимость этого отношения как условие полноценного, радостногочеловеческого существования.

ГЛАВА 8

Познавательное отношение человека кбытию

В познании, в отношении к истине открываетсяэтический аспект отношения че­ловека к бытию. Как говорилось, софистика субъективного идеализмазаключает­ся в снятиивсякого бытия, в растворении его в кажимости, но отсюда появляется возможностьэтического переформулирования этого вопроса: все — кажимость, ничего подлинного,всамделишного, все —тлен и суета сует, жизнь не всерьез. В этом смысле существует определенноезакономерное соотношение утверждения существующего как настоящего, подлинного,аутентичного в онтологии и воспри­ятия, познания его человеком без «фальши», без подстановки, таким,каким оно есть на самом деле. Это есть связь отношения к бытию как независимомуот нас и духа «правдивости», объективности истины, которая обращена противсубъек­тивного произволаи личного своеволия.

Таким образом, так же как в эстетическомотношении к бытию, в соотношении бытия и познания его человеком намиподчеркивается момент созерцательности, но не в обычном смысле пассивностисозерцательного материализма, а в смысле объективности истины, в смысле ролифакта против произвола, в смысле заинте­ресованности человека в познаниимира таким, каков он есть на самом деле*. Здесь можно говорить и о героизме и омужестве познания (Джордано Бруно). Здесь обнаруживается активность мышления,которое соотносит явное и тайное, лежащее на поверхности и глубинное иобнаруживает скрытое сущее, истину. Здесь одновременно выступают дух факта иистины и дух исследования, творче­ства и переделки мира. Здесь вскрывается диалектика познания какдеятельности и как созерцания.

В отношении бытия и его изменения в конечномитоге выступает активность человека, включающегося в становление, разрушениестарого, бренного, нарожде­ние нового, но предпосылкой ее и в жизни человека должен быть несубъектив­ный произвол,а объективная закономерность, познаваемая человеком. Практиче­ское значение истинного познания— открытиедействительности такой, как она есть на самом деле, создающее возможность болееадекватного природе объекта действия. Отсюда возможен и этический, а не толькогносеологический смысл не­истины как лжи, как введение в заблуждение себя и других людей.Отсюда откры­ваетсяпознание истины человеком как содержание и смысл его жизни, смысл,ко­торый даетчеловеческой жизни это искание истины.

Другой смысл и значение, которое придаетчеловеческой жизни искание исти­ны, —познание законов и тайн природы, проникновение познания во Вселенную,проникновение человека в космическое пространство — это осознание,ощущение

мощи познания и потому величия человека.Такая идеальная цель выключает чело­века из борьбы своекорыстных интересов, развивает возвышенноеначало в отно­шении ксобственной жизни.

Рассмотрение этического аспекта проблемыпознания невозможно без пони­мания общественной природы познания. Неисчерпаемость бытиясоставляет осно­вубесконечности познания истины. В целом это общественный процесс познания мирачеловечеством. Но этот общественный процесс осуществляется людьми,ин­дивидами, которыеосваивают результаты предшествующего процесса познания и двигают его вперед(Ньютон, Эйнштейн, Дарвин, Маркс и др.). Поэтому индиви­дуум иногда может и определить ходобщественного познания, и иногда так долж­но быть закономерно. Это бывает,когда индивид в процессе общественного по­знания выступает как представительпередового, а общественно сложившаяся мысль представляет собой пройденный этап.В борьбе мнений между индивидом и обществом иногда бывает прав индивид. Вреальном процессе это соотношение значительно сложней: какой индивид и прикаких условиях выступает как носи­тель, или выразитель, передового, в свою очередь, зависит отобщественно подго­товленной почвы созревания передовых тенденций как закономерногопродукта предшествующего развития, выразителем которых становится индивид.Индивид включен в процесс исторического развития, внутри которого он играетактивную роль, через посредство которого, силами которого осуществляетсяобщественный процесс развития научного знания.

Утверждение силы человеческого разума должнопроявляться в жизни обще­ства, в налаживании человеческих отношений, устранении войн,перестройке об­щества, ане быть индивидуальным самочувствием ученого. Познание различно с точки зренияего значения для общества. Одно дело — познание добра и благаче­ловечества, путей егоосвобождения и совершенствования, и другое — познание того, сколько ножек утакого-то жука или сколько есть видов грибов. И в этом смысле наиболее важнымобъектом познания является человек, познание им сво­ей собственной природы. В этомотношении открывается огромный этический смысл принципа детерминизма, которыйявляется основным при объяснении природы человека. Смысл его заключается вподчеркивании роли внутреннего момента самоопределения, верности себе, неодностороннего подчинения внешнему. Только внешняя детерминация влечет за собойвнутреннюю пустоту, отсут­ствие сопротивляемости, избирательности по отношению к внешнимвоздействи­ям илипростое приспособление к ним.

Заключение

Все мировоззренческие вопросы, ответ накоторые определяет то, как человеку жить и в чем искать смысл своей жизни, привсем их неисчерпаемом разнообра­зии и богатстве сходятся в конечном счете в одной точке, в одномвопросе — о природечеловека (что есть человек) и его месте в мире. В этой книге проблемы истины,красоты и т. д. рассматривались не «в себе», а как предмет отношения к нимчеловека. В этом заключается преодоление отчуждения, очеловечивание,осуществление связи с жизнью, с практикой. Не морализированием, но ясным изанализа человека и его отношения к другим людям должно стать, как верножить.

Человек и мир выступают в этой книге каквершина философской проблема­тики. Нет верного отношения к человеку без верного отношения кмиру, нет вер­ногоотношения к миру без верного отношения к человеку. Войти в полноценноеотношение к другим людям, стать условием человеческого существования длядругого человека может только полноценный человек, а это значит человек свер­ным отношением кмиру, к природе, к жизни*.

Мир, каков он для человека, — это его объективнаяхарактеристика. Это есть продолжение и завершение мысли о том, что с появлениемнового уровня сущего в процессе его развития в отношении к нему выявляютсяновые свойства в бытии всех прежних уровней. Так перед нами предстает мир какбытие, преобразованное человеком и вбирающее в себя человека и всю совокупностьотношений, с ним связанных. Утверждение бытия против превращения всего вкажимость и «мое представление» одновременно есть утверждение полноценногочеловека с полно­ценнымотношением ко всему в мире.

В трактовке Платоном соотношения явлений иидей произошло обесценение чувственного и возвышение духовного. Так возникламоральная опасность несо­вершения реальной жизни людьми, не переделки ее, а лишь еепонимания, объяс­нения.Отсюда — союзплатонизма и позднего христианства. Призрачность бытия повлекла за собойутверждение бренности и призрачности жизни в нем; отсюда — перенесение тяжести впотусторонний мир, обесценение жизни в этом мире, отказ от борьбы за нее, за ееулучшение. Гуманизм христианства заключается в защите нищих духом, униженных иоскорбленных, слабых и убогих. Гуманизм антично­сти и Ренессанса приноситсамоутверждение жизни, возрождение радости жизни, инициативы и ответственностиличности.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.