WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 32 |

все течет, все изменяется. Каждое понятийноеопределение (одно качество) за­ключает в себе в снятом, обобщенном виде, во-первых, целую шкалучастных зна­чений этогообщего (красное), во-вторых, оно имплицитно заключает ряд скрытых параметров,каждый из которых предполагает ряд переменных, которые в каждом конкретномслучае имеют определенные значения. В существовании на самом де­ле имеет место не такая совокупностькачеств, а такой перекрест воздействий, где каждое качество выступает виндивидуальной форме, не генерализованно, как в восприятии и мышлении. Такимобразом, в существующем имеется совокупность не качеств, а воздействий,определяющих качество. Единичность существующего обнаруживается не черезсовокупность качеств, а вытекает из бесконечности воздействий, которым оноподвергается. (Краснота, то, что красное, — это качест­во, свойство как предикат единичногообъекта, чего-то существующего.)

Таким образом, субъект как таковой— это способсуществования. Его негенерализованность, единичность — «место и единица» в определеннойсистеме взаи­модействий.Субъект — это некоесущее, взаимоисчерпаемость качеств, лежащих в точке пересечения бесконечныхвзаимодействий, индивидуальный итог беско­нечного взаимодействия. Собственноеимя человека — «место»в системе общест­венныхотношений. В каждом суждении восприятия существование выступает как основа.Восприниматься, как мы говорили, — это испытывать воздействие, а в этом акте существование уже,собственно, предполагается.

В связи с этим снова встает вопрос оструктуре единичного сущего, сущест­вующего, который мы уже обсуждали. Существующее — это всегда единичное,об­ладающееиндивидуальными свойствами, но в единичном всегда представлено общее для рядаобразований. Понятие существующего предполагает включен­ность в систему действий ивоздействий, нахождение в состоянии движения, из­менения и вместе с тем известноетождество в изменении того, что изменяется. Оно предполагает, далее,единичность как бесконечность (неисчерпаемость ка­ким-то конечным конкретным числом),определенность, конкретность, индиви­дуальность. Среди того, что принимается, что выглядит как единичноесущее — субъект и егоизменения — есть такие,которые не выдерживают испытания в сво­ем «притязании» на этот «ранг» иесть другие, выдерживающие. И это не вопрос языка, а вопрос реальной структуры,реальных зависимостей сущего. Примера­ми из истории науки являютсясубстанция, сущность, субъект — личность. Лич­ность определяется то как серия «событий», то как историческаяличность, то как «имя» — человека, который сделал то-то.

Кроме того, в науке выделяется «логическаяструктура» личности и суждение о ней. Индивид выступает как неделимая единица вопределенной системе связей (отношений и взаимодействий). Индивид выступает какнеделимая единица в оп­ределенной системе связей (отношений и взаимодействий). Индивидесть член отношений и субъект изменений. Индивидуальный объект есть субъектопреде­ленной формы«движения материи». (Отсюда субъект изменений должен быть взят как исходныйсубъект высказывания, предикат как производный.)

При этом выступает специфичность, отличностьодного индивида от другого индивида в пределах той же системы, той же формыдвижения материи. Неповто­римость, качественное своеобразие каждого индивида в пределах однойи той же системы былоотмечено еще Лейбницем. Однако специфика индивида связана не только с его«местом», но и с качественной специфичностью взаимодействия в

каждом «месте», с неповторимостью ансамбля.Структура единичного сущего — это не просто совокупность, множество различных определенностей(качеств), но и единство и средоточие данного единичного существования при всеммногообра­зии егоопределений (тем самым единичное включает в себя и общее и индивиду­альное). Это есть множество«равноправных» определений — субъект, к которому все остальные свойства, качества относятся какпредикаты. Этот субъект предпо­лагает единство как интегральное единство (структуру)целого.

Неисчерпаемость этого единичного сущегопроисходит не только в силу бес­конечности (статичной) его свойств и сторон, но и в силу егоразвития (интенсив­ности). Здесь имеются в виду ряды событий в процессе становления:устойчи­вость в процессеизменения определяется как субстанция*. Субстанция — это то, из чего все состоит, изчего все становится в процессе, в результате преобразова­ний, которым вещи подвергаются. Длякаждой вещи существует свой процесс:

для вещи органической таким процессомявляется жизнь, процесс жизни чело­века существует не только как биологический, но и как историческийпроцесс. Когда этот процесс — процесс жизни — окончен, кончился и субъект этого про­цесса. То, что есть единичное,субъект преобразований и предикат в одном про­цессе, не есть субъект, индивид вдругом процессе, в другой системе отношений. Таким образом, выделяетсяспециальная система отношений, связей, процессов (изменений, преобразований) ииндивид по отношению к (или в) этой системе. Отсюда — иерархия индивидуальностей вразных сферах или планах (относи­тельность единичного).

Так выделяется основной вопрос, о которомвыше шла речь, — вопросо субъ­екте изменений определенного рода, инымисловами, о наличии специальных про­цессов (форм движения материи) и соответствующих способовсуществования, субъектов определенного способа существования. Отсюда— основнаякачествен­ная спецификаданного сущего. Отсюда — сущность как основа (основа определе­ний) единичного существующего, изкоторой в соответствии с изменяющимися условиями могут быть выведены всеизменения вещи (явления), сущность — как внутренняя основа изменений.

В связи именно с этим, среди всего того, чтопринимается, что выступает из единичного сущего как субъект и предикат, естьтакие субъекты, которые не вы­держивают испытания в своем притязании на этот ранг (субъекта), иесть другие, выдерживающие. Это не вопрос языка, формы предложения, а вопросреальной структуры, реальных зависимостей сущего.

Переход в сферу мысли, познания происходитчерез генерализацию, абстрак­цию. Выделение сущности из привходящего, случайного естьпроникновение в сущее. Генерализация качеств происходит в процессе познания, вдействительно­стисуществует их индивидуализированность в силу бесконечныхвзаимодейст­вий.«Красное» — это всегданечто (х), существующее каккрасное (со свойством красного); оно обозначает свойство субъекта, инымисловами, предполагает объ­ект, могущий обладать этим свойством.

Итак, логический анализ прерогативычувственного познания показывает, что только с ним, а не с абстрактныммышлением связано существование, точнее, что именно чувственное познаниесвязано с существованием.

Каков же дальнейший путь познания Для егодальнейшего анализа и понима­ния необходимо определение категории «действительность». Бытие,существова­

ние, действительность есть формынепосредственно данного. Бытие непосредст­венно, налично данное вчувственности есть действительность. Путь познания идет от действительности,конкретного сущего, существующего — к нему же — к действительности. Таким образом, форма непосредственной данности— данное существование,а содержательная определенности — действительности — ее сущ­ность. Путь гегелевской логики идет от чистого бытия кдействительности (от сущности к существованию). Гегелевский путь «восхождения»как процесс ста­новленияконкретной реальности через (абстрактные) понятия. На самом деле есть путьмысленного восстановления конкретной объективной реальности. Для пониманияэтого существенно аристотелевское различение двух ходов, последо­вательностей, иерархий — «в себе» и «для нас». Но «чистое»бытие на самом деле есть другая форма данности той же действительности (уГегеля чистое бытие -чистая мысль). Начало и конец пути познания смыкаются вдействительности, но не в мысли.

Однако должна быть отмечена различная формаданности действительности на начальном и конечном этапах. Вначале сущностьдействительности еще не рас­крыта мыслью, она (действительность) по преимуществу естьсуществование, су­щеекак таковое, сущность которого еще не раскрыта. Таким образом, в познаниивыступает приоритет существования перед сущностью, тогда как вонтологиче­ском планесуществует их «одновременность». У Гегеля действительность — одна из категорий сущности, насамом деле сущность —одна из категорий действи­тельности. Действительность как конечное никогда окончательно невходит в мысль, в познание; мысль, познание всегда в ней. Каждое понятие,каждая теория и т. д. —это мысль о предмете, которая не совпадает с предметом мысли. При всехопределениях, категориях, понятиях и т. д. объект (субъект этих предикатов)вы­ходит за пределы егомысленных определений, хотя эти категории, понятия, мыс­ли суть его определения.

Путь познания от действительности через всюсистему понятий к действи­тельности же представляется, как уже говорилось, Гегелю путем отидеи через действительность к идее же. Первая часть пути у Гегеля, фактическиобращенная вторая, выступает как становление действительности, будучи на самомделе ее мысленным восстановлением. В этом в конечном итоге выражается тождествобытия и мышления у Гегеля. Вместо этого тождества должна быть раскрытареаль­ная диалектика всоотношении бытия и мышления: она заключается в одновре­менном процессе вбираниядействительного бытия в познание и проникновения познания в действительность,говоря иными словами, проникновение познания в бытие должно быть понято и какпроникновение бытия в познание.

Эта онтологическая характеристика бытия в еепознавательном выражении направлена против внешних соотношений познания ибытия. Переход от внеш­них, рефлективных определений соотношения бытия и познания квнутренним становится очевидным при анализе истории философии. Сначала вклассической философии греков дано только объективное (zaovra)1, природа ((pUaiq)2, но оно не «положено» в качестветакового, поскольку не осознается и не делается предме­том рассмотрения познающего субъектаи его отношения к познаваемому объек-

Taovra — сущее. (puou; — природа.

ту. Только когда наступает рефлексияпознающего на себя, только тогда то, что фактически выступало как объективное,определяется как таковое. В этом, в част­ности, и заключался объективныйсмысл кантовского критицизма и субъективи­стическая форма его проявления уКанта.

Наша критика традиционной метафизики ионтологии, пытавшихся сделать предметам философского познания нечтопринципиально потустороннее, недос­тупное познанию, и тем самым наша реализация основного требованиякантов­ского критицизмазаключается в следующем. Процесс познания осуществляется как открытие свойств ивзаимосвязей бытия, существующего независимо от мыс­ли, от познания. Однако категории— это определениясвязей бытия (существую­щего независимо от познания), как они раскрываются в процессепознания. Бы­тиенезависимо от мышления, но категории — это определения, вскрываемыемыслью. Противоречиям отношений бытия и мысли соответствуютпротиворе­чияобъективного и субъективного в категориях. Категории выступают при этом какквалификации (определения) бытия как бытия в качестве объекта познания. Понятия(мысли) есть предикаты, выражающие свойства бытия — его познанные свойства, т. е.свойства бытия, выступающие в познании. Иными словами, «логи­ка» связи, определения предметапознания (бытия) существует как преломлен­ная через познаниепредмета*.

В связи с критикой интуитивизма ифеноменологии встает вопрос о соотноше­нии непосредственного иопосредствованного в познании. Момент непосредст­венности существует в начале и вконце познания. Однако чрезвычайно сущест­венным является то обстоятельство,что непосредственность, в начале и в конце— разная непосредственность,непосредственность в разном смысле. В начале — не­посредственная данность бытия(начало — анализявлений, не анализ понятий);

в конце — непосредственность, очевидностьистины, познания бытия. Последний смысл непосредственности и отражается всущностном созерцании в феноменоло­гии, у гештальтистов в усмотрении (Einsicht), в третьем виде познания уСпинозы. Интуиция в феноменологии — всегда созерцание, в том числе интеллектуальное, имеющее дело сданным. На самом деле содержание может быть опосредствован­но раскрыто познанием в своихвнутренних связях и отношениях, а целое может при этом выступать в форменепосредственности. Примером может служить тео­рия Маркса, которая реально содержитглубочайший анализ эмпирических дан­ных, но внешне выглядит, по словам Маркса, как априорнаяконструкция. Катего­риивыступают как ступеньки познания, проникновения познания в бытие и какопределения, выражающие связи самого бытия. На этом именована наша критикакантовского отнесения тех или иных категорий к сфере субъективного безанали­за их содержания(в этом и заключается их рефлективность и критика кантовско­го понимания модальности какдействительности). Гегелевская критика внешних рассуждений, приписывающих вещампредикаты извне (критика внешних рассу­ждений как универсального методапознания), гегелевское требование опосредствований сохраняется в положении опознании как раскрытии внутренних связей, внутренних закономерностей всоотношении с внешними. Однако истинное зер­но основной мысли феноменологиипредставляет собой не что иное, как подступ к онтологии нового типа. В системефилософии «феноменология» познания вы­ступает как путь от непосредственноналичного бытия к действительности плюс

«логика» или «онтология» категорий бытия в ихвнутренних взаимоотношениях и взаимосвязях, как они раскрываются в итогепознания.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.