WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

) «С однойстороны, надо углубить познание материи до познания (до понятия) субстанции,чтобы найти причины явлений. С другой стороны, действительное познание причиныесть углубление по­знания от внешности явлений к субстанции» (Ленин В. И. Полн. собр. соч.— Т. 29. — С. 142-143).

вовать оно при других условиях. Такимобразом, вопрос ставится либо о сущно­сти чего-то существующего, либо осуществовании какой-то сущности.

Таким образом, утверждается приоритетчувственности перед мышлением и приоритет существования перед понятийнымопределением сущности. Логиче­ский анализ состава знаний свидетельствует об этом приоритетечувственно не­посредственно данного существования перед сущностью, определяемой впоня­тии(идее).

В составе познания логический анализобнаруживает под «покровом» понятий «окна», открытые в чувственно даннуюреальность, за нагромождением понятий­ных определений — неустранимую почвунепосредственного контакта с существу­ющей действительностью. Эта отсылкак ней осуществляется в следующей форме.

1. Это(т), то(т), здесь, теперь, вот я (поотношению к апеллирующим к ним, ука­зующим на них) и т. д. Это не что иное, как встреча двух понятийноне специ­фицированныхреальностей. У Гегеля имеет место их констатация и попытка их редуцировать впроцессе понятийного мышления («Феноменология духа»)', у Рассела, напротив, ихнередуцируемость.

2. Собственные имена выступают как отсылка кединичному существованию. Собственные имена не могут быть устранены из системызнаний посредством «координат», как это делает Рассел2. За собственными именами стоит отсылкак существованию посредством слов группы: вот он — Иван Петров; это конеч­ный или исходный способ введениясобственных имен, задача которого — представить человека. Все другие способы, осуществляющиесяпосредством «описания», предполагают в исходной точке этот. О собственныхименах нельзя утверждать, т. е. выводить существование, потому чтосуществование, и при­томсуществование индивида, собственным именем уже предполагается. Дей­ствительный путь познания ведет неот собственного имени к его существова­нию, а от существования индивида кего наименованию.

3. Качество есть качественная характеристикасущего. В генерализованных — обобщенно по функциональному признаку в понятиях определенных— каче­ствах, например цветов, звуков и т.д„ также содержится неустранимая апелля­ция к чувственно данному: вот оно— красное. Инымисловами, в сущем нахо­дится отправной пункт — то, что анализируется, генерализуется, абстрагиру­ется и т. д. мышлением.

Генерализованные качества (красное) и естьотправной пункт, показ чего-то существующего, чувственно данного: «воткрасное». Отправляясь от него, строятся общие положения — «описания». «Описания» означаютналичие единичного суще­го, удовлетворяющего сформулированным в общем положении условиям,утвер­ждениесуществования, т. е. существует такой объект, который обращает данную пропозициональную функцию вистинное суждение. Превращение пропозицио­нальной функции в истинное суждениеимеет своей предпосылкой наличие или существование соответствующего объекта. УРассела дело выглядит так, как буд­то бытие, существование выступает как нечто производное от истины;на самом деле лишь существование соответствующего объекта может превратитьпропози-

' См. Гегель. Соч. - Т. IV. - С. 51-56.2 См. Рассел Б. Человеческое познание.— С. 112.

циональную функцию в истинное суждение, т.е. очевидна обусловленность исти­ны существованием.

По мере продвижения познания сферапонятийных определений и «описаний» все расширяется, все большее количествосвойств объекта получают свое выраже­ние, определение в мышлении, в понятиях, но это никак не снимаетлежащей в их основе сферы апелляции к непосредственно чувственно данному бытию(существо­ванию).Чувственно данное существование остается раз и навсегда необходимойпредпосылкой всех понятийных определений «сущности». Приоритетчувствен­ности передмышлением — это и естьприоритет существования перед сущностью.

Обычному — двусмысленному — утверждению о конкретности ибогатстве чувственного познания, имеющего дело с существованием, иабстрактности мыш­ленияГегель противопоставляет утверждение о бедности и абстрактностичувст­венного познания иконкретности мышления, понятия. В решении этой коллизии надо прежде всегоразличать объект познания и познание объекта. Как бы ни бы­ло бедно понятийными определениямичувственное познание, объект этого по­знания — бытие, существование которогонепосредственно дано в ощущении и восприятии. В чувственном познании естьбесконечная конкретность, и весь бес­конечный процесс мышления не в состоянии (или лишь в пределе всостоянии) мысленно восстановить эту конкретность объекта восприятия.

Бытие =ничто, с которого начинается гегелевская логика, есть аннулированиенепосредственного, а тем самым чувственно данного. Гегель ошибочноотождествляет познание, мыш­ление и его объект (или, точнее, объект познания сводит к познанию,к мышле­нию). Поэтому,констатировав бедность «положенных» в мысли эксплицитных определений внепосредственном чувственном познании, Гегель, во-первых, упускает конкретностьобъекта этого познания* и, во-вторых, констатируя отно­сительную «конкретность» определениймысли по отношению к скудости опреде­лений восприятия, упускает из виду абстрактность всех определениймысли по от­ношению кобъекту. Бытие, существование которого непосредственно дано в вос­приятии, в чувственном познании,процесс мысленного восстановления реально существующего объекта ошибочнопредставляется ему процессом становления объекта познания, бытия сущего в процессе самодвижения понятий.Бытие сво­дится кмышлению, онтология к логике, мысль якобы не воспроизводит, а произ­водит, «полагает» бытие,восстановление объекта в мысли заменяется его станов­лением. С этим связаны: 1)недооценка чувственного компонента знаний только как отправного пункта,исчезающего якобы вовсе из состава знания (служащего только в качествеотправной точки для его достижения, но исчезающего после его достижения), а насамом деле никогда не устранимого компонента знания; 2) пред­ставление о самом процессе мышлениякак о внешне не обусловленном, не опо­средствованном, а только как овнутреннем самодвижении мысли; 3) иллюзорное представление, будто каждоеследующее, более конкретное определение сущего порождается предшествующим,более абстрактным, порождает искусственную и часто фиктивную диалектикупереходов у Гегеля. Источник этой искусственно­сти и фиктивности — в попытке перейти от одногопонятийного объекта к следу­ющему без вовлечения объекта, без соотношения с ним. Объект понятиякак будто не участвует в движении, в переходах от одного понятийного объекта кдругому.

На самом деле чувственное познаниенепосредственно данного, наличного бы­тия имеет свою логическую структуру,заключающуюся в «открытых окнах» на

существующее в действительности, в наличии«переменных», на место которых определенные значения может подставить лишь самосуществование*, а не отвле­ченное мышление, неспособное определить эти значения, константы вих единич­ности.

Чувственное познание непосредственноналичного бытия в этой своей логиче­ской структуре — не только необходимый отправной пункт, от которогоотправ­ляется познание(мышление), как будто уходя от него, поднимаясь над ним, но и необходимыйкомпонент познания человеком мира, никаким движением мышле­ния до конца из состава познания неустранимый.

Многозначность соответствующих понятий(этот, тот, здесь, теперь и т. д.) яв­ляется лишь выражением тогофундаментального положения, что однозначную определенность мысли придает толькосуществование, сама действительность, к которой эти понятия относятся. Все определения мысли имеют форму:тот, ко­торый обладает(одним) свойством А,обладает и другим свойством В, т. е. тот, ко­торый удовлетворяет одному условию, удовлетворяет и другому. Всеэто лишь свя­зи, в силукоторых «если одно, то и другое» (законы условных суждений, сужде­ний о связях). Существуют два типанаучных дисциплин: космология, география и т. д. — науки об определениях (объектах)— и физика, химия— науки о связях,свойствах. В этой связи различаются координаты в разных науках и вопрос о«собственных именах», но неадекватное представление о логической структурепознания, о внутренней структуре самого познания, мышления есть логическоевыражение неправильного понимания соотношения онтологического игносеоло­гического,соотношения бытия и мышления.

Выявив многозначность определенийнепосредственно чувственного позна­ния действительности, их противоречивость (на деле заключающуюся,собствен­но, в том, чтоименно действительность придает этим формально тождественным определениямразное содержание, подставляет на место переменных, вводимых посредством этихпонятий, разные значения), Гегель попытался вовсе снять чув­ственное познание и вместе с ним иэту его логическую структуру из состава по­знания. Эта позиция Гегеля поотношению к чувственному познанию распростра­няется на его логическую структуру ина заключенное в ней выражение соот­ношения познания и чувственно непосредственно данного бытия. Этапозиция взаимосвязана с гегелевской позицией по вопросу о соотношении мышленияи бытия (тождество, основанное на сведении второго к первому).

Отношениемыш­ления к чувственномупознанию равно отношению мышления к бытию (сущест­вующему, наличному бытию). А этапоследняя позиция определила структуру познания, которую Гегель попыталсяреализовать: становлениебытия из мышле­ния (а невосстановление егопосредством ощущения, восприятия и мышления). Восхождение от абстрактного кконкретному для Гегеля — путь становления бы­тия. Мысль выступает как абсолют, превращается в субъекта; наука обытии пре­вращается внауку о мышлении (и наоборот!). «Логика» ставится на место «пер­вой» философии, на место «онтологии»(ср. логика как диалектика природы)*.

' В логическом анализе познания у Расселаимеет место то же отождествление познания и бытия, вы­ражающееся, в частности, внеразличении объекта и того, как он представлен в «опыте». Согласно Расселу, «яне могу встретить человека (a man) (einenMenschen)*, так как такового — неопределен­ного человека — нет в действительности. Но изэтого не следует, что он не может в восприятии вы­ступать для меня в таком качестве,и в этом смысле такое суждение возможно. (См. РасселБ. Чело­веческое познание. — С. 109-127.)

Так мы установили, что неадекватноепредставление о логической структуре познания является логическим выражениемнеправильного соотнесения онтоло­гического и гносеологического, мышления и бытия, или неправильноепонимание их соотношения находит свое выражение в представлении о внутреннейструкту­ре самогопознания, самого мышления.

Абстрактное мышление имеет в своей основеабстракцию как мысленное из­влечение из бесконечности конкретного единичного действительноговзаимодей­ствия. Отсюда— отход, абстракциямышления от бытия. Конечному определению в понятии всегда соответствуетбесконечность определений сущего. В последнем случае имеется в виду такоеопределение, которое есть не акт, а процесс, беско­нечный, продолжающийся, длящийся,пока длится вещь, явления и т. д. Поэтому необходимо различать предметчувственного познания и чувственное познание предмета*.

Предмет чувственного познания — самое богатое сущее в егоединичности, бесконечности; чувственное познание предмета — самое бедное (по определению),однако самое фундаментальное, поскольку в нем заключается познаниесущест­вующего, познаниекак реальное свидетельство существования предмета позна­ния. Иными словами, объектчувственного познания бесконечен, хотя выявляе­мые в нем восприятием определенияего очень ограниченны, но в восприятии и только в восприятии данный объект данкак существующий.

Гегель вскрывает неопределенность ипротиворечивость тех квалификаций, которые даются предметному познанию бытия.Дальнейшее движение понятия он стремился определить, об этом уже говорилось,как становление объекта, меж­ду тем оно есть его восстановление, предполагающее его независимоеот познания существование. Существование, сущее есть предпосылка всего процессамышле­ния и вбесконечности лежащая «цель» мысленных определений.

Превращение реальных качеств, свойств впредикаты или атрибуты связано с развитием логики, превращением мышления всуждения человека, в его высказы­вания. Стол красный — этот стол красный — существующий стол красный. Суще­ствует нечто (х), которое — стол и красный. Определением егоявляется то, что он —единица (индивид) в системе отношений, в которой он определен как стол.Субъектом суждения является существующий объект, обладающийопределен­ным качеством.Стол как субъект суждения — это, по существу, определение сис­темы координат, в которой этотсубъект фигурирует. Подлинным субъектом яв­ляется единичный объект. Суждениевосприятия — этосуждение существования. Субъект суждения — что представляет собой тотх, к которому относятсяпреди­каты, — не является, как полагает Рассел,совокупностью всех предикатов (расселовский «крюк», на который навешиваются всепредикаты). Причем все опреде­ления, всякое определение относится Расселом за счет предикатов,так что на долю субъекта ничего не остается. Субъект суждения «стол красный»— это и не совокупностьгенерализованных качеств, поскольку отдельное качество (красное, мягкое)— не самостоятельноесущее, не наличное существование, а субъект суж­дения — это нечто существующее. Субъект— это некое сущее,взаимодействие ка­честв,лежащих в точке пересечения бесконечных взаимодействий (иными слова­ми, индивидуальный итог бесконечныхвзаимодействий).

Единичность этой бесконечно индивидуальнойсовокупности есть единица в определенной ведущей системе взаимодействия,взаимосвязи, внутри которой

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.