WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 27 |

Сказанное по поводу перспектив использования сознательной саморегуляции наглядно может быть проиллюстрировано на поучительном опыте психотерапевта Александра Романовича Довженко из Феодосии и психотерапевта Хаса Алиева (см. статью «Помоги себе сам» в «Литературной газете» от 9.09.87), которые в своей практике интуитивно сориентировались на способность человека к саморегуляции и ее быстрый «запуск» при помощи коротких, энергичных внушений. Однако, не осмыслив этого теоретически, авторы выделяют не значимость способности человека к саморегуляции, а значимость своих «методов» (названных техническими терминами «кодирование» и «ключ»), тем самым отвлекая внимание от более глубокого понимания проблемы. Методы указанных авторов основаны на отборе лиц с повышенной способностью к саморегуляции и с последующим энергичным внушением необходимой задачи, что, учитывая особенности этих лиц, легко реализуется. На этом принципе построено экономичное, эффективное и быстрое лечение алкоголиков врачом Довженко и одномоментное внушение способности к саморегулированию врачом Алиевым. Практический успех авторов (несмотря на заблуждение в переоценке метода, а не уникальной способности человеческой психики) убеждает в большой результативности использования заложенной в человеке склонности к сознательной саморегуляции при соответствующих методах воздействия. Пересмотр соотношения между значимостью метода и скрытой склонностью человека к саморегуляции в пользу большей значимости последней дает возможность перестроить и отношение к методам, что может дать небывалый толчок психотерапии в направлении огромной экономичности, доступности и эффективности психотерапевтической помощи и привести, в свою очередь, к рождению нового, еще нигде ни в одной стране непрактикуемого метода лечения и психологического тренинга. Таким методом является воздействие внушением по телевидению, хотя, на первый взгляд, это кажется невероятным. Передача могла бы называться, например, «Глаза в глаза» и транслироваться дважды в неделю. Такое лечение является реально осуществимым, т.к. рассчитано на лечение болезней, при которых, как правило, склонность к саморегуляции выражена в особо высокой ступени (энурез, бронхиальная астма, мигрень, язвы кишечника, желудка и др.). Способы воздействия на такую категорию больных отличаются простотой и краткостью, ибо в связи с выраженной склонностью к саморегуляции эти пациенты легко доступны воздействию. Внушение по телевидению, проводимое высокопрофессиональным специалистом, сопровождаемое музыкой, сценически красочно оформленное, с крупной подачей глаз, будет лучше живого, непосредственного воздействия. Попытка организовать такую передачу, имевшую цель лечение энуреза (недержание мочи) у детей уже была предпринята в Алма-Ате в августе 1986 г., где мною проводились лекции и показ психологических опытов. Запись производилась на «скорую руку», без предварительно разработанного сценария, но и при этом находящаяся в другом помещении около телевизора контрольная группа детей быстро погрузилась в гипнотическое состояние, подчинившись «телевизионному внушению». Правда, вопрос выпуска передачи в эфир еще не решился, по-видимому, из-за слишком непривычного характера такой передачи. Но рано или поздно такие передачи станут обычным явлением и, кроме лечебного, дадут огромный экономический эффект. Расчеты произвести нетрудно, сравнив производительность труда целого медицинского учреждения с работой всего лишь одного психотерапевта, действующего по телевидению. Если, например, для лечения в масштабе всей страны одних только детей, страдающих энурезом, санаторию средней мощности потребуется 5000 лет непрерывной работы, то врачу-психотерапевту на эту же цель понадобится всего 6-8 часов телевизионного времени с результатом 70-80% излечения. Такому же успешному лечению по телевидению могут подвергнуться и другие больные — с неменьшим экономическим эффектом для государства.

В таком же разрезе можно предпринять создание программ лечения, профилактики и психологического тренинга для разных возрастных и профессиональных групп не только по телевидению, но и с помощью видеотехники, установленной как в лечебных учреждениях, так и на иных условиях пользования. Это бы существенно уменьшило вред неквалифицированного вторжения в психику всякого рода «целителей» и малокомпетентных психотерапевтов, которые иногда таковыми только называются. В этой связи уместно сказать о давно назревшей необходимости строгого регламентирования психотерапии рамками закона, категорически запрещающего лицам без высшего медицинского образования использовать методы внушения и любые другие психологические опыты в эстрадных и лечебных целях. В последнее время, благодаря бесконтрольной продаже литературы по психотерапии и отсутствию соответствующей статьи в уголовном кодексе, распространилось множество всяких «психоэкспериментаторов», «гипнологов», «суггестологов», а также «целителей», «йогов», «экстрасенсов», наносящих огромный ущерб научно-идейному, моральному воспитанию и психическому здоровью населения, серьезно подрывая при этом авторитет психотерапии и ее методов. С другой стороны, необходимо узаконить естественное право врачей-психотерапевтов на проведение публичных выступлений и лекций с показом и научным объяснением феноменов внушения, самовнушения, гипноза, доверив это высококвалифицированным и опытным специалистам, отказавшись от сомнительных «услуг» филармонийных «психоэкспериментаторов» с их жалкими потугами «научно» объяснять сложные явления человеческой психики, сводящиеся, как правило, к стремлению окружить свою личность ореолом таинственности и мистики. Возвращаясь после прерванного этим длительным отступлением к теме опосредованного воздействия на психику в лечебных и профилактических целях при помощи теле- и видеотехники, следует сказать, что она далеко не исчерпана в предложенном рассмотрении.

Профессиональный отбор и военные аспекты саморегуляции

Тестирование на предмет выявления и определения способности к саморегуляции является важнейшим и необходимым пунктом для профессионального отбора на некоторых производствах, обслуживании транспорта, в спорте, искусстве, в военных целях. О значении такого тестирования в указанных областях, а особенно на производствах с напряженным и ответственным режимом (АЭС, например) можно будет судить косвенно, ознакомившись с профессиональным отбором и тренингом в военных целях. Для таких целей необходимо создание специальной школы тренировки, регулирования и управления человеческим поведением. В этой школе лучшие из лучших курсантов, пройдя многократное «просеивание» сквозь сито жестких и требовательных тестов, а затем специальный психологический тренинг, смогли бы стать золотым фондом для космонавтики, авиации, подводного флота, погранвойск, контрразведки, войск особого назначения. В обосновании необходимости такого отбора и тренинга можно привести некоторые примеры практического воплощения этой идеи в конкретном применении. Возможность ускорения адаптации организма оператора к меняющимся условиям космического полета, дистанционное, из центра управления, регулирование сна, эмоций и воображения оператора. Возможность возбуждения его воображения до степени яркого и реального ощущения пребывания в земных условиях — в кругу семьи, на лоне природы и в других ситуациях, что значительно облегчит проблему психологического состояния человека при длительных космических полетах. Вызывание длительных отключений сознания — в тех же целях. Подготовка для авиации, подводного флота и других напряженных военных служб людей, натренированных хладнокровно и безошибочно действовать в экстремальных ситуациях и способных проявлять большую психологическую выносливость и терпение. Создание резерва специальных «дополнительных» часовых для внедрения в воинские подразделения, дислоцирующиеся в опасных районах с целью обеспечения более надежной охраны личного состава во время ночного сна. Такие часовые без ущерба для своего здоровья и отдыха смогут проявлять способность во время ночного сна не терять контакт с внешней средой и необычно чутко воспринимать сквозь сон малейшие сигналы опасности и молниеносно поднимать тревогу. Именно таких тренированных часовых недоставало в свое время нашим подразделениям в Афганистане. Для органов госбезопасности, контрразведки и специальных служб можно готовить людей, способных спать с открытыми глазами, умеющих усыплять себя в любое мгновение и в любых условиях. Пройдя тренинг, такие люди смогут в состоянии сна быть с открытыми глазами и безошибочно, длительно, без усталости управлять транспортом. Наконец, при необходимости, они легко смогут обезболить себя до нечувствительности к огню и выдержать любое испытание болью, не чувствуя её. В этой связи представляется весьма важным изучение психологической устойчивости человека, тренированного в использовании сознательной саморегуляции в условиях введения психофармакологических средств, направленных на ломку этой устойчивости. Ставка на отбор и обучение людей исключительно талантливых в плане саморегуляции является главным отличительным (и в то же время более результативным и более экономически выгодным и доступным) моментом в сравнении с аналогичными изысканиями американских военных психологов.

О материальной основе внушения и вытекающих из этого тезиса перспективах

В основе внушения лежит возбуждение сознанием биологической саморегуляции, которая функционирует за счет образования и выделения различных химических соединений. Наш организм является универсальной фармацевтической системой, способной из этих соединений создавать разнообразные лекарства. Первыми лекарствами, выделенными из организма, были защитные белки – антитела, вырабатываемые клетками иммунной системы. Второй группой лекарств, обнаруженных в организме, стали гормоны. Третьей группой явились медиаторы — нейропептиды и простагландины. «Внутренних» лекарств пока открыто очень мало, но ясно, что они функционируют в гармоничном взаимодействии, образуя своеобразный «химический оркестр» тела. Болезнь — это есть дисбаланс этого оркестра, возникающий из-за сбоя некоторых систем под воздействием внешних факторов и выражающийся в нарушении количества и качества выделяемых химических соединений. Действие внушения выравнивает этот дисбаланс, заставляет организм выделять особые вещества — внутренние лекарства. Например, при психологическом обезболивании выделяются эндогенные морфиноподобные пептиды. При введении в организм их естественного антагониста налоксона происходит блокирование этих пептидов и исчезает обезболивание. Этот пример доказывает химическую природу внушенного обезболивания. Но не у всех внушением удается вызвать обезболивание, заживление язвы, т.е. не удается воздействовать на биологическую саморегуляцию. В других случаях, наоборот, происходит сильнейшее срабатывание биологической саморегуляции. Имеются наблюдения, когда под действием внушения происходило выздоровление от таких болезней, которые считаются классическими в плане недосягаемости до них психологического воздействия. Например, излечение варикозного расширения вен, рассасывание рубцов — под действием внушения. Проблема состоит в поиске этих редких веществ, которые под действием внушения вырабатывает организм некоторых людей. Но не только в поиске, а и в расшифровке химической формулы и возможно таких веществ искусственным путём. Другой вариант состоит в использовании в качестве доноров лиц, у которых произошло излечение от действия внушения, например, от язвы. Задача лабораторных исследований состоит в том, чтобы определить, что является донорским материалом. Найдя этот материал, можно было бы лечить тех, кому не помогают ни лекарства, ни внушение. А донорами могли бы стать те, кто излечился от бронхиальной астмы, язвы, псориаза, рубцовых образований, потому что организм этих людей будет вырабатывать под действием внушения эти внутренние «пилюли». Поиск веществ, вырабатываемых организмом под действием внушения, поможет найти уникальные лекарства и избавит психотерапию, как выражался академик И. Павлов, от «проклятого вопроса»: что же такое возбуждение или торможение, гипноз или внушение в своей материальной сути

Общие выводы

Совершенствование общей методики психологического воздействия сможет увеличить количество каналов влияния на саморегуляцию. Перенос главного внимания с личности психотерапевта и арсенала его методов на личность индивидуума и его свойство к саморегулированию — создает основу для возникновения новых методов психологической коррекции личности и новых направлений не только в психотерапии, но и в других поведенческих науках (психология, педагогика, нейрофизиология, нейропсихология). Необходимы разработка и введение специальных тестов на определение способности к саморегуляции при профессиональном отборе и в целях профориентации. Рассмотрение протекающих вследствие внушения явлений как биохимических процессов — может привести к открытию уникальных «внутренних» лекарств и расширить горизонты понимания деятельности самого сложного продукта материи — человеческого мозга.

Анатолий Кашпировский

1987 г.

P.S. Эта статья нигде не публиковалась, ибо содержала секретные данные. Была написана по просьбе академика Фролова для более подробного и конфиденциального ознакомления с некоторыми моими взглядами на психологические проблемы, изложенными ему в устной беседе. В 1988 г. эта статья вместе с видеоматериалами первой в мире телевизионной операции, проведённой мною в 1988 г., была передана С.Михалковым Генеральному секретарю КПСС М. Горбачёву, который с ней так и не успел ознакомиться, о чём в 1996 г. сказал мне в личной беседе». («ЗРД» №2/83, 2001 г.).

Кашпировский, следуя постулату Парацельса (1493-1541) «Каждая часть тела содержит в себе эффективные средства самоизлечения», часто говорит, что вся аптека находится в организме человека, и не надо без надобности запускать в организм «наемную армию» в виде химических лекарств.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.