WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 27 |

«Несмертельное оружие», над которым трудятся в Лос-Аламосе, согласно российской военной классификации тесно связано с так называемым «информационным оружием», которое вроде бы воздействует только на технику. По определению бывшего гендиректора ФАПСИ Александра Старовойтова, информационное оружие — это арсенал средств несанкционированного доступа к информации и выведения из строя электронных систем управления. Однако в России по традиции считают, что такое оружие в состоянии воздействовать не только на солдат противника, а на все население страны.

В 1996 г. аналитик Центра исследований иностранных армий форта Ливенворт (Канзас) Тимоти Томас, проводя исследование российских перспектив в области информационного оружия, попытался объяснить этот феномен. По его данным, исторически Советский Союз очень плотно занимался теориями информационного управления. К примеру, один из наиболее интересных методов манипулирования информацией был описан теорией так называемого «рефлексивного контроля». Ее смысл в том, чтобы поставлять неприятелю такую информацию, которая заставит его действовать определенным образом. Эту теорию разрабатывали на рубеже 50-60 гг. в первом компьютерном центре Минобороны (также известном как «военный объект N01168»). Кроме того, по данным Томаса, в СССР разрабатывали теорию дезинформации, при применении которой население отказывается в военном конфликте поддерживать собственную армию.

По-видимому, услышав о новом виде оружия, которое разрабатывается в США, российские военные, а следом и депутаты, решили, что американцам удалось продвинуться на поприще манипулирования населением несколько дальше. Это предположение переросло в уверенность, когда стали известны суммы, которые тратит США на разработку информационного оружия. По данным ФАПСИ, расходы США за последние 15 лет на разработку и приобретение средств информационной борьбы выросли в 4 раза и занимают ныне первое место среди расходов на все военные программы.

Паника усилилась, когда в 1996 г. руководители того же ФАПСИ объявили о том, что эффект от применения информационных средств борьбы сравним с оружием массового поражения. Одновременно в ФАПСИ подготовили и опубликовали аналитическую справку под броским названием «Информационное оружие как угроза национальной безопасности России». В результате в 1997 г. Госдума, а затем Межпарламентская ассамблея СНГ обратились в ООН, ОБСЕ и Совет Европы с предложением о принятии международной конвенции о запрещении информационных войн и ограничении оборота информационного оружия. В марте 1998 г. этот вопрос был поднят на встрече с генсеком ООН Кофи Аннаном и по инициативе России включен в повестку Генеральной ассамблеи ООН.

Гендиректор Федерального агентства Александр Старовойтов заявлял, что «информационная «атака» грозит выведением из строя всех электронных систем управления страной, ее вооруженными силами, государственной инфраструктурой и т.д. Разрушатся транспортная и энергетическая системы. Армия и флот будут беспомощны в отражении агрессии. Руководители страны окажутся не в состоянии получать необходимую информацию, принимать и реализовывать какие-либо решения».

Кроме ФАПСИ информационным оружием живо заинтересовалось Минобороны, рассчитывая увеличить оборонный заказ на разработку подобных средств. В результате лоббирования со стороны силовых структур Государственная комиссия по военному строительству РФ включила средства информационной борьбы в состав трех приоритетных факторов отечественного потенциала сдерживания возможной агрессии извне (наравне со стратегическими ядерными силами и системами высокоточного оружия). Одновременно получить госзаказ по проблеме информационно-психологической безопасности захотели и гражданские структуры.

По некоторым данным, под давлением администрации США в России свёрнуты все программы по исследованию и разработке «нетрадиционных видов оружия»...

Часть вторая. Противостояние.

Глава I. Ведовство древней Руси.

Разумные слова изрек царь Нестор, о коем рассказывают, что он, спросив оракула о сроках жизни своей и услыхав, что проживет полных тысячу лет, молвил: «Стало быть не стоит обзаводиться домом». А когда друзья стали убеждать его построить не только дом, но дворец, да не один, а много, на всякую пору и погоду, он ответствовал: «Вы хотите, чтобы на каких-нибудь тысячу лет жизни я сооружал дом На такой краткий срок возводил дворец Зачем Хватит шатра или сарая, где бы я мог приютиться на время. Прочно устраиваться в такой короткий срок жизни — безумие».

Б. Грасиан. «Критикон»

В начале этой главы я кратко повторю некоторые положения из своей книги «Психология национализма» (1999), в которой рассматривал вопрос стойкости языческих «суеверий», обусловленных генетической детерминированностью мировосприятия.

Итак, стали ли христианские обряды, образы и заповеди определяющими в жизни христианизированных народов Анализ многих независимых исследователей показывает, что идет процесс угасания влияния христианской религии на жизнь человека. И тут дело даже не в технократическом пути развития современной цивилизации. Перебежавшая дорогу черная кошка часто провоцирует современного человека менять маршрут движения или оставляет неприятный осадок в душе. Въезжающие в новый дом или квартиру предпочитают по древней традиции впустить кота, чем приглашать попа на освящение жилья. Когда человек разочаровывается в медицине, он идет к бабушкам-ворожеям и колдунам как к последней надежде. К кому идет рядовой заболевший врач Он идет к врачу — кандидату наук. К кому идет заболевший кандидат наук Он идет к доктору наук. А заболевший доктор наук идет к бабушке-ворожее. Вот такова современная притча, отражающая реальность конца XX века. Ученые по-прежнему пополняют ряды мистиков, а увлечение астрологией, хиромантией и экстрасенсорикой стало массовым явлением. Студентки ВУЗов, как и деревенские девицы, занимаются гаданиями и обставляют свою жизнь всевозможными приметами. Число 13 устойчиво остается самым распространенным «предрассудком», хотя Христос со своими двенадцатью учениками должны были бы снять с этого числа «проклятие». И таких т. н. предрассудков можно найти множество в любом народе. Эти «предрассудки» украшают жизнь человека, придают ей дополнительный вкус и запах, расширяют пространство, обогащают мироощущение. На проблему стойкости суеверий обратил свое внимание русский этнограф М. Забылин:

«К чему бы отнести, что не только у нас на Руси, hо и во всей Европе существует так много суеверных искаженных понятий и убеждений Кажется, их можно бы уничтожить, но, к несчастью, их одно поколение передает другому из века в век со всеми их мелочами обрядности, приписывая часто совершенно ничтожным вещам непонятные чудеса. Как судить о тех людях, которые убеждены, что если попадется поп навстречу — жди неудачи, или о тех, кто распространяет такое глупое убеждение А между тем, есть люди, которые принадлежат к лицам развитым, даже к кругу образованных...Но отчего же люди более развитые, даже люди образованные не чужды разных предрассудков Вот задача, которую решить не легко» (Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М., 1880).

Забылин не знал, что суеверия и мифы передаются по наследству на уровне генетической памяти, т. к. они являются первоисточником формирования души расы. И борьба с ними напрямую связана с уродованием этой души, с лишением ее метафизической чистоты и болезненным вырыванием корней, уходящих к чистым родникам, из которых течёт живительная влага гармонии души и сознания.

«Мифы, напротив, имеют жизненно важное значение. Они не просто презентируют психическую жизнь примитивного племени, они есть сама эта жизнь. И если племя теряет свое мифологическое наследие, оно незамедлительно распадается и разлагается как человек, который потерял бы свою душу. Мифология племени – это его живая религия, потеря которой — всегда и везде, даже среди цивилизованных народов – является моральной катастрофой....Поэтому мы должны допустить, что они соответствуют определенным коллективным (и внеличным) структурным элементам человеческой души как таковой и, подобно морфологическим элементам человеческого тела, передаются по наследству» (Юнг К. Г. Психология архетипа младенца. Душа и миф: шесть архетипов. «Порт-Рояль-Совершенство». Киев-Москва, 1997).

Интересные исследования провел знаменитый русский археолог, собиратель песен, народных верований, преданий и обычаев Иван Петрович Сахаров (1807-1863).

«В посланиях русских архипастырей находим ясные доказательства о распространении в простом народе тайных сказаний. Приводим некоторые указания. Митрополит Фотий в послании своем к новгородскому архиепископу Иоанну в 1410 году, писал: «Учтите, чтобы басней не слушали, лихих баб не принимали, ни узлов, ни примолвления, и где таковыя лихия бабы находятся, учите их, чтобы перестали» (с/и. Вест. Евр. 1828 г.)

Новгородский архиепископ Геннадий в послании своем к Нифонту, епископу суздальскому, говорил: «Уже ныне наругаются христианству: вяжут кресты на вороны и на вороны... ворон летает, а крест на нем вязан, древян... а на вороне крест медян. Да привели ко мне попа, да диакона, а они крестьянину дали крест тельник: древо плакун, да на кресте вырезан ворон... а христианин дей с тех мест учал сохнути, да немного болел, да умер» (Карамзин М.Н. История государства Российского, т. V., прим. 252).

В грамоте Мисаила, митрополита Белгородского и Обоянского, писанной в 1673 году, к Никодиму, архимандриту Курского Знаменского монастыря, сказано: «Да в городех же и уездах мужескаго и женскаго полу бывают чародеи и волхованием своим и чародейством многих людей прельщают. Многие люди тех волхвов и чародеев в дом к себе, к малым детям и к больным младенцам призывают, а они всякое волхование чинят, и от правоверия православных христиан отлучают» (там же, т. VI, прим. 324.)». (Сахаров И.П. Русское народное чернокнижие. «Литера», С.-Пб, 1997)

Христиане жестоко карали «чернокнижников». Многие наказывались за чтение знахарских и медицинских книг, за изучение астрономии, — исключений не было даже для бояр и знати.

Надо отметить, что любая религия, включая и христианство, насыщена сплошной мистикой, но новая христианская мистика еще не одержала победу над старой. Новая мистика слишком искусственна и все еще находится на уровне внушения и воспитания, старая же мистика ближе к естеству человека; и она — в генах.

Какие же книги были запрещены христианской администрацией, возглавившей процесс духовной переделки русского народа.

В народе распространилось немало списков т.н. «отреченных» книг; это были переводы с греческого, частью с латинского. Приведем здесь характеристики некоторых из этих книг, сделанные тогдашними ревнителями благочестия, которые видели в них что-то дьявольское и увещевали публику «бегать этих книг, аки Содома и Гоморры», а если попадутся в руки, то «не медля сжигать».

К любимейшим из этих книг относились те, в которых трактовалась наука о звездах: «Зодий» (иначе «Мартолей», «Остролог»), «Рафли», «Аристотелевы врата». «Зодиев» два: «Звездочетец — 12 звезд» и «Шестидневец». Это сборники чисто астрологические, в которых повествуется о знаках Зодиака, о прохождении через них Солнца и о влиянии на судьбы людей; по этой книге составлялись всякого рода предсказания и об общественных делах и событиях – войне и мире, голоде, урожае и т.п. В «Рафлях» тоже трактуется о влиянии светил на жизнь и судьбы людей.

В «Стоглаве» упоминается о том, что люди, затевавшие судебные дела, часто обращались к ведунам, и «чародейники от бесовских научений пособие им творят, кудесы бьют и в «Аристотелевы врата» и «Рафли» смотрят по планетам гадают, и на те чарования надеются поклепца и ябедник, не мирятся и крест целуют и на поли бьются».

«Аристотелевы врата» — это просто перевод очень знаменитой древней латинской книги, по преданию, будто бы написанной Аристотелем; вратами в ней называются ее подразделения, главы или части. Она трактует о разных тайных науках, между прочим, и об астрологии, медицине, физиогномике, а также содержит разные нравственные правила и рассуждения.

В книгах «Громовник» и «Молниянник» заключаются рассуждения и предсказания о погоде, урожае, повальных болезнях, войне и мире, бурях и землетрясениях.

Были еще книги: «Мысленник» (трактат о создании мира), «Коледник» (сборник примет о погоде), «Волховник» (тоже сборник примет), «Сновидец», «Путник» (трактат о добрых и злых встречах), «Зелейник» (описание целебных трав) и разные другие.

Все эти книги духовенство объявило «еретическими писаниями» и предавало пользующихся ими проклятию. Дела о колдовстве были предоставлены ведению духовенства с самого начала, то есть с момента обращения Руси в христианство. В церковном уставе, писанном еще при Владимире, сказано, что духовный суд ведает «ветьство, зелейничество, потворы, чародеяние, волхования», и за все эти преступления, как и в Западной Европе, полагалось сожжение на костре. Но на Руси никогда не было такой ужасающей костровой расправы, как в Испании и Италии, хотя случаи сожжения были не редки. Так, в 1227 г. в Новгороде «изжгоша волхвов четыре». В Никоновской летописи даже описан случай, когда бояре заступились за волхвов.

Один из первых вопросов, который задавали инквизиторы подозреваемым в ведовстве, звучал одинаково, независимо от страны: «Посещали ли вас когда-нибудь дурные помыслы и видения» Трудно найти человека, который бы, отвечая честно, не сказал бы «Да». В 2001 г. по приглашению заслуженного артиста России Анатолия Рудакова мне повезло встретиться с отцом Иннокентием Вениаминовым, потомком святителя Иннокентия, Апостола Америки и Сибири. Отец Иннокентий — человек трудной и сложной судьбы, поэтому более искренен и честен, чем многие его коллеги. От него исходит энергия и мудрость древнего волхва. Он поведал: «Вы думаете, что нас, священников, не посещают бесы, не пытаются ввести в искушение и грех. Поверьте, куда чаще и сильнее, чем простых смертных, это уже давно подмечено и до меня. Особенно сильно их чувствуешь во время проповеди или иного ритуала в церкви, та-а-кие мысли одолевают...».

Надо отметить, что среди людей, называющих себя «волхвами» и «чародеями», было немало простых сумасшедших. Но и среди тех, кто обвинял других в колдовстве, тоже хватало психически больных и впавших в религиозный психоз. Какого же рода были «преступления» людей, обвиняемых в колдовстве. Вот два ярких примера чародейства бытового уровня.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.